ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург


"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • СЛОВАРЬ по христианской антропологии и психологии
  • ХРИСТИАНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ - Девственность, безбрачие, монашество

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Участники проектов
    Направления деятельности
    Публикации, доклады
    МАТЕРИАЛЫ
    Библиография
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Библиотека по авторам
    Библиотека по темам
    Словарь
    Проблемное поле
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    ДЕВСТВЕННОСТЬ, БЕЗБРАЧИЕ, МОНАШЕСТВО

     

    Целомудрие и девственность – одни из самых непопулярных на Западе христианских добродетелей /христ.: Льюис. Т. 1. 1998, с.96/. Это утверждал известный западный мыслитель – Клайв Льюис (1898-1963), хорошо знавший изнутри все эти важные проблемы своего общества. Он писал: "Христианское правило гласит: "Либо женись и храни абсолютную верность супруге (супругу), либо соблюдай полное воздержание". Это настолько трудно и настолько противоречит нашим инстинктам, что напрашивается вывод: либо не право христианство, либо с нашими половыми инстинктами в их теперешнем виде что-то не в порядке. Либо то, либо другое. Конечно, будучи христианином, я считаю, что неладно с нашими половыми инстинктами" /христ.: Льюис. Т. 1. 1998, с.96/. И далее: "Последние двадцать лет нас день за днем кормили отборной ложью о сексе. Нам повторяли до тошноты, что половое желание так же правомерно, как и любое другое; нас убеждали, что откажись мы от глупой викторианской идеи это желание подавлять, все в нашем человеческом саду станет хорошо. Это – неправда. Как только вы, отвернувшись от пропаганды, переведете взгляд на факты, вы увидите, что это ложь" /там же, с.98/.

    Наше время показывает, что западная "свободная любовь" несет в себе множество проблем: это не только проблема СПИДа и других болезней, передающихся половым путем, это разрушенные семьи, обделенные дети, преднамеренные убийства нерожденных детей – аборты и т. д. Все это вместе приводит к неизгладимым психологическим, моральным и духовным травмам, калечащим души и тела миллионов людей. Поэтому даже на Западе все больше слышны голоса ученых и некоторых политиков, призывающих к укреплению нравственности, семьи и брака, т. е., к поддержанию традиционных ценностей. Похожим образом обстоят дела и у нас, хотя, к сожалению, дальше слов ничего не продвинулось и до сих пор нет нормальной государственной поддержки в этих важнейших вопросах.

    Христианство никогда не отрицало ни семью, ни брак, но при этом не забывало и об особой роли девственности: "Кто тщательно изучит область свойственного человеку по природе, тот убедится, что не следует гнушаться деторождением, но должно хвалить и предпочитать девство" /христ.: Мефодий Патарский. 1996, с.43/. В словах Мефодия Патарского звучит настоящий гимн девственности и целомудрию: "Шествуйте, юные дщери новых веков! Шествуйте, наполняйте ваши сосуды правдою! Шествуйте, смело проходя мимо забав и прелестей житейских, смущающих и очаровывающих душу" /христ.: Мефодий Патарский. 1996, с.78/.

    В подобном ключе писали многие св. отцы в разных своих работах. Из специальных посвященных этому святоотеческих работ можно упомянуть следующие: Амвросия Медиоланского "О сохранении девственности", Григория Богослова "На целомудрие", Григория Нисского "О девстве. Письмо, содержащее увещание к добродетельной жизни", Ефрема Сирина "О девстве", Иеронима Блаженного "О сохранении девственности", Иоанна Постника "Послание к деве преданной Богу о покаянии, воздержании и девстве", Киприана Карфагенского "Об одежде девственниц" и др.

    Отношение к девству, как к чему-то особенно важному, имеется и в Библии. Как писал ап Павел: "Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть Ему верным. По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так" (1 Кор. 7, 25-26). Именно девственники в "Откровении" Иоанна Богослова "следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел"; "они искуплены из людей, как первенцу Богу и Агнцу" (Откр. 14, 4). Отношение к девству в Новом Завете имеет более духовно-нравственный характер, в отличие от Ветхого Завета, с его юридическо-правовым подходом. Девственность оценивалась в древнееврейской религии очень высоко, за потерю девства у отроковицы до брака по ветхозаветным законам полагалось жестокое наказание: "отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города ее побьют ее камнями до смерти, ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего; и так истреби зло из среды себя" (Втор. 22, 21). И наоборот, за напрасный навет против девственницы, муж должен быть строго наказан: "старейшины того города пусть возьмут мужа и накажут его, и наложат на него сто сиклей серебра пени и отдадут отцу отроковицы за то, что он пустил худую молву о девице Израильской; она же пусть останется его женою, и он не может развестись с нею во всю жизнь свою" (Втор. 22, 18-19).

    С христианской точки зрения, и безбрачие, и брак являются путями евангельской жизни, предвкушением Царства, которое уже было явлено во Христе и проявится в своей силе в последний день. Вот почему мы можем признать идеалом только брак во Христе, скрепленный Евхаристией, и безбрачие во имя Христа, несущее в себе эсхатологический смысл, – а не тот брак, что заключен случайно, как некий контракт или результат плотского наслаждения; и не то безбрачие, которое принято по инерции, или, что еще хуже, из эгоизма и самозащиты. Церковь благословляет монахов, аскетов, благословляет и христианские браки, но не имеет необходимости благословлять старых холостяков и старых дев /Мейендорф. 1995, с.257/.

    Брак и безбрачие являются нравственно-духовными проблемами, и решать их надо именно с этой точки зрения. И здесь должно быть место человеческой свободе и личной ответственности, что, однако, не соблюдено в католической традиции безбрачия священников (целибата). Кризис вокруг вопроса о целибате в католической церкви вызван его принудительным характером, который лишает это служение одухотворенности и превращает его из естественной потребности в нечто искусственное и излишнее /Мейендорф. 1995, с.258/.

    По поводу католического целибата Шестой Вселенский собор постановил: "Между тем как в римской церкви, как мы узнали, предано в виде правила, чтобы имеющие удостоиться хиротонии в диакона, или пресвитера исповедывали, что они уже не сообщаются с своими супругами, мы, последуя древнему правилу апостольского благоустройства и порядка, желаем, чтобы законные сожития священных лиц и отныне оставались ненарушимы, отнюдь не разрушая их союза с женами..." /христ.: Деяния Вселенских Соборов. Т. 4. 1996, с.278/.

    В православной традиции безбрачие, как особая, стремящаяся к небу форма жизни, прилагается к монашеству, к рассмотрению которого мы сейчас и переходим.

    Христианское монашество часто, и совершенно несправедливо, обвиняют в том, что оно якобы гнушается телом и телесным, браком и семьей. Но это совершенно не так.

    По отношению к телу и телесному справедливо, как раз прямо противоположное: "Ангелоподобные пустынножители афонских дебрей, состарившиеся в своем делании внутреннего трезвения, отнюдь, однако, не звали к уничтожению тела и не гнушались им, как источником зла в человеке. Именно этого-то псевдо-духовного, монофизитского, а потому и сектантски нездорового начала не было в подлинном опыте восточного аскетизма" /Киприан (Керн). 1996, с.51/.

    Да, конечно, монашество есть безбрачная форма жития, но из этого никак не вытекает отрицательное отношение монашества к самому браку. Более того, именно положительная позиция монаха в этом вопросе считается показателем его правильного духовного роста, и, наоборот, самопревозношение его над состоящими в браке – показателем его духовной гордыни и нахождения в состоянии прелести. Такова позиция Православной церкви и в настоящее время. Так, например, в Указе Священного Синода от 28 декабря 1998 года постановляется: "Напомнить монашествующим о недопустимости, согласно правилу 21-му Гангрского Собора, "принимать подвижничество в повод гордости", "превозноситься над живущими просто" (т.е. состоящими в браке) и "вопреки Писаниям и церковным правилам вводить новости". Правило 10-е того же собора гласит: "Аше кто из девствующих ради Господа будет превозноситися над бракосочетавшимися, да будет под клятвою"" /цитировано по материалам официального сайта Московской Патриархии: www.orthodox.org.ru/. А в предыдущем пункте Указа постановлялось: "Подчеркнуть недопустимость негативного или высокомерного отношения к браку, напомнив всем священнослужителям правило 1-е Гангрского Собора: "Аще кто порицает брак и женою верною и благочестивою, с мужем своим совокупляющеюся, гнушается, или порицает оную, яко не могущую внити в Царствие, да будет под клятвою". Особо подчеркнуть, что принятие монашества является делом личного выбора христианина и не может совершиться "по послушанию" тому или иному духовнику" /там же/.

    Что же касается отказа монаха от семьи и деторождения, то, несмотря, на свою кажущуюся простоту, здесь есть неучитываемые обычно моменты. Через сближение семьи и Церкви, о чем мы говорили выше, отказ монаха от земной семьи выступает совсем в другом свете. С евангельской точки зрения отказ от семейной жизни во имя Бога, есть лишь переход к большой семье-Церкви /Троицкий. 1995, с.94/. В Церкви все становятся братьями и сестрами, как именуют друг друга монашествующие, как именовали "возлюбленными братьями" друг друга и апостолы: "Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом" (1 Кор. 15, 58); "Итак, братия мои возлюбленные и вожделенные, радость и венец мой, стойте так в Господе, возлюбленные" Флп. 4, 1); "Не обманывайтесь, братия мои возлюбленные. Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены" (Иак. 1, 16); "Итак, братия мои возлюбленные, всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев" (Иак. 1, 19).

    Таким же образом обстоят дела и с отказом монахов от физического деторождения, ибо отныне они должны родиться в новую жизнь сами и помогать это делать другим. В этом случае они именуются духовными отцами, как и издревле русские православные священники называются прихожанами батюшками. Как писал ап. Павел своим духовным чадам в Коринфе: "Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием" (1 Кор. 4, 15). И сам Христос обращается к апостолам: "Дети! недолго уже быть Мне с вами. Будете искать Меня, и, как сказал Я Иудеям, что, куда Я иду, вы не можете придти, так и вам говорю теперь" (Ин. 13, 33); "Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? Они отвечали Ему: нет" (Ин. 21, 5).

    Господь Бог печется обо всех, как о своих детях, а для вступивших на путь монашества подает особую благодать. Совершается это в специальном церковном обряде пострижения в монашество, после которого человек получает новое имя, т. е. становится другим человеком и начинает новую жизнь. Монашество есть уподобление чину ангельскому, житию будущего века, когда ни женятся, ни выходят замуж (Мф. 22, 30; Лк. 20, 35), но при этом являются духовными чадами и духовными отцами и матерьми. Но что же такое феномен пола, связанный и с первым, и со вторым, откуда он происходит и в чем проявляется? Это мы рассматриваем в отдельной статье "Проблемы пола: многообразие аспектов".

     

     

    Последнее обновление файла: 15.05.2011.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659