ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург


"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • СЛОВАРЬ по христианской антропологии и психологии
  • ХРИСТИАНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ - Антропологизм

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Участники проектов
    Направления деятельности
    Публикации, доклады
    МАТЕРИАЛЫ
    Библиография
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Библиотека по авторам
    Библиотека по темам
    Словарь
    Проблемное поле
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    АНТРОПОЛОГИЗМ

     

    Не антрополатрия (поклонение человеку), не антропоцентризм (человек, как "мера всех вещей"), а христианский антропологизм, считающий человека образом Божиим, но и видящий в нем все грехи, сможет помочь выжить всему человечеству.

    Даже для западных исследователей не секрет, что развитие человека идет устрашающим путем: "Он развил свой разум до того, что справляется с загадками природы, и уже освободился от слепой власти природных сил. Но в момент его величайшего триумфа на пороге нового мира он подпал под власть созданных им же самим вещей и организаций" (пс.: Фромм. 1992, с.372). Более того, за шумом вокруг экологического, экономического и других кризисов, был пропущен кризис самый важный и касающейся самого человека: "Самая страшная из грозящих нам катастроф – это не столько атомная, тепловая и тому подобные варианты физического уничтожения человека (а, может быть, и всего живого) на Земле, сколько антропологическая – уничтожение человеческого в человеке" (доп.: Шрейдер. 1990, с.7-8). Это глубинная духовная проблема и решить ее невозможно без использования всего накопленного христианского опыта.

    Важнейшей же частью этого опыта, притом напрямую относящейся к человеку, является христианская антропология. Поэтому, не случайно замечен такой исторический факт: "Во все переходные моменты истории, тема о человеке ставилась с особою остротой..." (Киприан (Керн). 1996, с.42). И византийские исихасты и гуманисты спорили не о заумно абстрактных философско-схоластических положениях, но о природе человека (христ.: Мейендорф. 1974, с.305). Это и понятно, ибо во все, наиболее сложные периоды человеческой истории, наиболее важным знанием для человека должно являться знание о нем самом. И в настоящее время необходимо делать выводы из уроков прошлого и не проходить мимо антропологического знания. Именно христианская антропология поможет противостоять современному глобальному обезличиванию человека. Последнее является не только антропологической, но важнейшей духовно-религиозной проблемой: "Чтобы человек любил Бога, нужен не только Бог, но и человек" (христ.: Честертон. 1991, с.455).

    Христианская антропология, безусловно, могла бы быть весьма полезной и для академической психологии: "Основные положения древне-церковной антропологии могут служить не только стимулом к развитию научной психологии... но могут дать и онтическую и метафизическую основу, которой в ней не хватает" (Позов. Т. 1. 1965, с.12).

    С другой стороны, христианская антропология занимает особое место и внутри христианского богословия: "религиозная антропология или учение о человеке, как субъекте религиозного развития, является, с логической точки зрения, дисциплиной, предваряющей все иные дисциплины в системе наук о религии" (Ч. 2: Зеньковский. 1917, с.26). Автор выражается даже несколько категорично: "без учения о человеке, как субъекте религиозной истории, догматическое богословие, философское учение о Божестве висит в воздухе" (там же, с.26).

    Антропологическо-сотериологическое учение об очищении и преображении человека на его пути к Богу лежит в основе любого богословствования: "Если ты скажешь: "покажи мне твоего Бога", то я отвечу тебе: покажи мне твоего человека, и я покажу тебе моего Бога. Ибо как телесные глаза у зрячих людей видят предметы этой земной жизни и усматривают различие, например, между светом и тьмою, между белым и черным, между безобразным и красивым, между правильным, соразмерным и неправильным, несоразмерным, между чрезмерным и недостаточным, или как уши различают звуки, подлежащие слуху – резкие, тяжелые или приятные: так точно есть уши сердца о очи души, чтобы видеть Бога. И Бог бывает видим для тех, кто способны видеть Его, у кого именно открыты очи душевные" (христ.: Феофил Антиохийский, 1999, с.128-129). Бога невозможно видеть тем, у кого душевные очи "помрачены грехами и злыми делами" (там же).

    Таким образом антропологическое знание, в силу его особого отношения и к богословию, и к светским наукам, могло бы быть тем мостиком, по которому в светские науки проникали бы христианские идеи. С другой стороны, антропологическое знание, в силу его особой актуальности и практической важности могло бы быть тем оселком, на котором оттачивались и конкретизировались бы общие богословские концепции.

     

     

    Последнее обновление файла: 20.04.2011.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659