ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург


"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Глаголев В. С. Христианские и секулярные аспекты социально-психологической категории "терпение"

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Участники проектов
    Направления деятельности
    Публикации, доклады
    МАТЕРИАЛЫ
    Библиография
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Библиотека по авторам
    Библиотека по темам
    Словарь
    Проблемное поле
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Глаголев В. С.

    Христианские и секулярные аспекты социально-психологической категории "терпение"

     

    Понятие «терпение» скрывает многоплановое и многозначное общественное содержание. Оно проявляется в формах пассивного социального поведения, обусловленных равнодушием к судьбам общества, группы, близких людей и к итогам собственной жизни. Исторически сложилась и многообразно дает о себе знать готовность к повседневным жертвам ради достижения вполне конкретной и реальной цели. Для традиционных обществ и наследников их психологии типичны позиции «отсроченного» вознаграждения; их диапазон — от согласия «затянуть пояса» на десятилетия до ожидания загробной компенсации ценой беспрерывных земных мук и страданий. Нередко встречается осознание безысходности положении обездоленных. Затишья перед разрушительными социальными взрывами — знаки пределов бесчисленных компромиссов долготерпеливых народов…

    Анализ этих состояний социальной психологии имеет не только историко-академический, но и живой практический интерес. Обращаясь к таким оценочным понятиям как «пассивность», «привычка», «готовность довольствоваться малым», «смирение» исследователи достаточно обстоятельно описывает состояния, но лишены оснований предложить обоснованные прогнозы среднесрочного и долгосрочного характера; да и краткосрочные прогнозы часто не схватывают грани «перелома» в появлении качественно новых состояний общества. В поведении буддиста, индуиста, иудея, христианина, мусульманина терпеливое отношение к жизненным испытаниям всегда оценивалось религиозными

    – 15 –



    авторитетами как, по крайней мере, ипостась религиозной добродетели, если не вся ее полнота. Отсюда многоуровневая критика готовности верующих терпеть и страдать, звучавшая веками из уст сторонников общественных преобразований. Последние забывали, однако, в своей полемической запальчивости, что фундаментальные общественные преобразования столетиями и тысячелетиями совершались усилиями людей, разделявших религиозные убеждения и, тем не менее, проявлявших завидное упорство в осуществлении перемен. Между тем секуляризация как способ мотивации необходимости внерелигиозной активности общественных групп и отдельных людей ставит под подозрение любые формы терпения, связывая их с уходящей (как казалось, навсегда) религиозной традицией. Секуляризация подготовила  — в качестве своего крайнего проявления — психологию радикального революционализма и вынуждена разделить историческую ответственность за его способ мыслить и действовать.

    В российском «радикалитете» еще до революции встречалось стремление прославиться любой ценой. Даже славою Герострата. Отсюда — исторический феномен «нетерпения», обозначенный покойным писателем Ю. Трифоновым. Авантюризм и нетерпимость отличали практику советской власти с первых дней ее существования. Проекты немедленной победы социалистической революции в мировом масштабе, ускоренное строительство социализма (превратившееся в беспрецедентное насилие над жизнями десятков миллионов людей), хрущевское «Мы вас закопаем», брежневские авантюры в Чехословакии, Афганистане и во многих других точках планеты, форсированный курс утверждения рыночной экономики и немедленной конверсии военной промышленности, повлекший массовую безработицу и т.д.

    В дипломатии терпение, как известно, одна из профессиональных добродетелей. Но тогда высшее руководство ориентировано на ускорение в реализации тех или иных амбициозных проектов, дипломаты склонны имитировать «ускорение» результатов своей деятельности. Отсюда — одна из причин политико-дипломатической фальсификации объективных тенденций международной жизни. Наследие авантюризма сказывается в современной России по многим направлениям: Чечня и ваучеризация, финансовые «пирамиды» и обещания сделать XXI век «веком России»… Его психология подпитывается легковерием, страстным желанием изменений к лучшему на фоне продолжающегося кризиса, снижением общей (прежде всего, гуманитарной) культуры и появлением целого слоя профессиональных Остапов Бендеров практически во всех слоях и социальных нишах постсоветской России.

    Импульс «нетерпения» несовместим с глубинными основами социумной организации, не соответствует ее объективным характеристикам. Альтернатива этому импульсу — дихотомическая позиция «терпения». Как известно,

    – 16 –



    классическая и современная христианская литература уделила терпению большое внимание. При этом различалось «терпение» и «долготерпение». Аллегория последнего — женщина, горюющая над убитым младенцем. «Долготерпение» включало разнообразные формы принятия страданий… «Время приспения славно страдать»; «благими страданиями подобает идти в Царствие Небесное». Разграничение терпения и страдания, устранение момента мазохистского наслаждения страданием — одно из важных достижений европейских секуляризационных процессов.

    На практике страдание и терпение нередко образуют относительно целостный комплекс.

    Уменьшения страдания (с секулярной точки зрения) — вот смысл развития терпения как в данный момент, так и на длительную историческую перспективу.

    Смирение или сопротивление страданию? Такая альтернатива имеет место в религиозном сознании. В том числе и в православном. Задача терпения в секуляризированной форме — вынужденно подчиняясь страданию в данный момент, — не повторить его в будущем. Преодолеть, победить в его установленных, выявленных проявлениях (когда известны его условия и причины). Тем самым деятельность в ближайшей перспективе призвана обеспечить создание надежных условий сокращения «сектора» страдания в предвидимом будущего. Отсюда активный, направленный характер категории терпения в обосновании духовно-действенных принципов политики.

    Хотя «терпение» и «терпеливость» — однокоренные понятия, между ними есть существенное различие. Терпеливость ближе к пассивности, соглашательству и, в определенных случаях, — к конформности. Она связана теснее со стремлением вынести любые мыслимые испытания и выжить в них. Терпение же предполагает готовность к последовательной реализации заранее составленных программ, способность к маневренности в перегруппировке сил и средств, в «выстраивании» гибких цепочек соотношения интересов, потребностей и возможностей. Оно включает предварение и сопровождение деятельности глубокой интеллектуально-психологический работой личности, направленной на оптимальное осознание возможностей как социума в целом, так и его составных частей, степени «затратности» (по всем азимутам) тех или иных вариантов существующих структурных отношений целого и их трансформации. Одним словом, анализ всего многообразия в постановке и достижениях целей и нравственную готовность к маневрированию средствами ради крупномасштабных и аксиологически-значимых задач.

    Терпение в общественной деятельности суть сознание повседневной ответственности и готовность к преодолению возникающих трудностей, к максимальному напряжению воли, сил, к духовному подъему в условиях тяжелых ситуаций. Терпение предполагает, во-первых, сосредоточение всех ресурсов для решения долгосрочных и многоэтапных задач, требующих

    – 17 –



    правильного распределения внимания и усилий в соответствии с тем или иным этапом деятельности. Во-вторых, оно подразумевает длительную подготовительную и организационную работу. Создание политических и иных структур, способных обеспечить на решающих направлениях адекватные усилия для достижения поставленной конечной цели. В-третьих, — своевременную оценку просчетов в реализации конкретного этапа планов и ее обоснованную корректировку. Наконец, терпение ведет к осознанию того, что сложность решаемых задач часто не означает немедленных материальных дивидендов и других форм компенсации затраченных усилий. «Плоды должны созреть». При терпении вознаграждение -при обеспечении элементарных условий деятельности — сводится к тому, что люди честно, с полной отдачей сил выполняют свой долг и не надеются на немедленную реализацию всех возможных последствий затрачиваемых ими усилий. Эффект «отсроченного вознаграждения» взаимодействует с психологией терпения. Важно, вместе с тем, разделять их. «Перенесение» вознаграждения в неопределенное будущее влечет за собой истощение нравственно-психологического потенциала. Поэтому оно опасно. Тем более, что в кризисной ситуации России есть охотники вновь обмануть ожидания народа.

    В современных сложных условиях многополюсного социума (как российского, так и международного) терпение по необходимости сочетается с терпимостью (толерантностью) ко многим проявлениям инакомыслия (и инакодействия). Понятно, что пределы последнего определяют историко-культурные традиции и обычаи (включая религиозные), взаимодействие законов (в том числе и международного права) с правосознанием населения тех или иных государств, готовность политиков идти на компромиссы либо на конфронтацию. Вместе с тем и здесь установка на терпение способствует эффективности противовесов попыткам искусственного социумного «ускорения» во всех, практически, сферах: от взаимоотношений с природой до воспитания подрастающего поколения.

    В условиях длительного, эволюционно развертывающегося общественного развития, когда в стране обнаружилась дефицитность современных информационных, организационных и психологических ресурсов, а также собственных технологий, соответствующих требованиям XXI столетия, систематическое и современное поощрение созидающих терпеливых становится влиятельным инструментом государственной политики и идеологии. Просматривается диапазон его взаимодействия с религиозными конфессиями, исторически связанными с судьбами страны. Однако эффективность этого инструмента прямо определяется тем, насколько последовательно будут закрепляться и получать перспективу повседневные достижения десятков миллионов терпеливых россиян.

    – 18 –



     

     

    Текст приводится по изданию:

    Глаголев В. С. Христианские и секулярные аспекты социально-психологической категории "терпение" // Христианская культура на пороге третьего тысячелетия. Материалы научной конференции. 12-14 июня 2000 г. Серия "Symposium", выпуск 5. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000, с. 15-18.

     

    Номера страниц идут после текста.

     

    Первоначальный файл с сайта: web-кафедра философской антропологии.

    Текст в данном оформлении: Библиотека сайта Христианская психология и антропология.

     

     

    Последнее обновление файла: 20.12.2011.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659