НА САЙТЕ:
БИБЛИОГРАФИЯ:
> 7500 позиций.
БИБЛИОТЕКА:
> 2750 материалов.
СЛОВАРЬ:
анализ 237 понятий.
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:
критика 111 идей.

"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Антоневич А. В. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна). Автореф. дисс.

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    МАТЕРИАЛЫ
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Словарь
    Проблемное поле
    СТРАНИЦА Ю. М. ЗЕНЬКО
    Биографические сведения
    Публикации: монографии, статьи
    Программы лекционных курсов
    Всё о человеке: библиография
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    На правах рукописи

     

     

     

    Антоневич Александр Васильевич

     

     

    РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

    В. В. ЗЕНЬКОВСКОГО И КИПРИАНА (КЕРНА).

     

     

     

    Специальность: 09. 00. 13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры

     

     

     

    АВТОРЕФЕРАТ

    диссертация на соискание ученой степени

    кандидата философских наук

     

     

     

     

     

     

    Санкт-Петербург

    2009 г.

     



    Работа выполнена на кафедре философской и психологической антропологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена"

     

     

    Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Корольков Александр Аркадьевич

     

     

    Официальные оппоненты:

    доктор философских наук, доцент

    Кожурин Антон Яковлевич

    кандидат философских наук

    Липатова Татьяна Борисовна

     

    Ведущая организация:

    Санкт-Петербургская северо-западная академия государственной службы

     

    Защита состоится "11" декабря 2009 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.199.24 Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 197101, Санкт-Петербург, ул. Малая Посадская, д. 26, ауд. 317.

     

    С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, кор. 5.

     

     

    Автореферат разослан " 10 " ноября 2009 г.

     

    Ученый секретарь диссертационного совета

    кандидат философских наук, доцент А. М. Соколов

     



     

    I. Общая характеристика работы

     

    Актуальность темы исследования.

    В философской антропологии всё более осознаётся необходимость обращения к опыту религиозно-философской антропологии, представленной в её классических образцах.

    Если же, с одной стороны, оценена попытка Макса Шелера включить в проблематику философской антропологии теологический компонент, то, с другой, – обойдены вниманием работы В. В. Зеньковского об индивидуальности, о христианской антропологии и совсем не исследованы с философских позиций классические труды Киприана (Керна) – “Антропология св. Григория Паламы” и “Тема о человеке и современность”.

    Между тем, эти работы могут быть актуализированы не только в плане расширения проблематики философской антропологии, но и в связи с задачами духовно-нравственного воспитания: у В. В. Зеньковского органически включены в антропологические исследования аспекты воспитания личности, а Киприан (Керн), как будет показано в диссертации, особое внимание уделял проблемам ''внутреннего человека'', свободы, творчества.

    В условиях духовного кризиса, который ныне переживает Россия, обращение к духовной антропологии, основанной на исторической традиции русской культуры, представляется и необходимым, и своевременным.

    Антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) неотрывна от традиций русской литературы: не случайно Зеньковский глубоко исследовал творчество Гоголя и всё разнообразие истории русской философии, а Киприан (Керн) испытывал интерес к духовным исканиям Константина Леонтьева и Бориса Зайцева.

    Выявление истоков русской философско-религиозной антропологии также актуально для исследования преемственных связей философско-антропологической мысли.

    Нарастание пессимистических мотивов в современных антропологических концепциях побуждает внимательнее отнестись к учениям, которые указывали пути восхождения человека к идеалам и совершенству.

    Для современной России не утратил актуальности пафос высказывания Киприана (Керна): ''Надо верить в человека. Надо побуждать его к осуществлению своего назначения'' 1, ''человек, в его философском и богословском понимании, нуждается в наши дни в особой защите'' 2.

    Желание быть свободным, столь усиливающееся в последние годы, не избавляет человека от ответственного отношения к жизни, от сознательного самоограничения, называемого в религиозной антропологии аскезой, – эти темы могут получить современное звучание в ходе исследования творчества В. В. Зеньковского и Киприана (Керна).

     

    _______

    1 Киприан (Керн) архим. Тема о человеке и современность // Православная мысль. Вып. VI. 1948. С. 137.

    2 Там же. С. 130.

     

    – 3 –



    В данном исследовании, обращаясь к духовному наследию В. В. Зеньковского и Киприана (Керна), диссертант в первую очередь стремится раскрыть в религиозно-философском контексте их главную антропологическую идею: что путь восстановления целостности личности человека и целостности русской культуры лежит не иначе как через преемственность забытого нами опыта православной традиции, через осознание связи русской религиозно-философской и научной мысли с Православием, через воспитание такой интеллигенции, которая была бы посредницей в деле воссоединения культуры с духовной традицией.

    Сближение имён В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) в данном исследовании мотивируется тем, что в их творчестве, протекающем в русле общего духовного движения русского Зарубежья, особенно остро ставится вопрос о необходимости и возможности построения целостной религиозно-философской антропологии. В попытке приблизиться к разрешению этой задачи они взаимодополняют друг друга: если В. В. Зеньковский в большей мере выделяет и глубоко продумывает философский её аспект, то Киприан (Керн), сохраняя философский контекст, делает акцент главным образом на богословской её стороне.

     

    Цель, задачи, объект, предмет и рабочая гипотеза исследования

    Цель диссертации – на основании доступного нам наследия В. В. Зеньковского и Киприана (Керна), выявить сущность выстраиваемой ими религиозно- философской антропологии, как попытки раскрытия в свете современного знания целостного подхода к изучению человека, заложенного в восточной традиции христианства, для чего необходимо решить следующие задачи:

    1) выявить и проанализировать религиозно-философские и идейные основы концепции личности, представленной в трудах В. В. Зеньковского и Киприана (Керна);

    2) рассмотреть вопрос о влиянии духовных поисков Н. В. Гоголя на антропологию В. В. Зеньковского;

    3) выделить принципы антропологии В. В. Зеньковского;

    4) исследовать принцип индивидуальности, разработанный В. В. Зеньковским, и связь этого принципа (а также и других, им сформулированных) с софиологической тематикой и идеей синтеза религии, философии и науки в сфере антропологии;

    5) раскрыть смысл предложенного В. В. Зеньковским решения вопроса о софийности мира и значимость этого решения для антропологии;

    6) выявить философский аспект в антропологии и богословии Киприана (Керна);

    7) в работах Киприана (Керна) выделить и проанализировать темы метафизики тела, значения аскетики и мистики, а также роли интеллигенции в духовном воспитании.

    Объектом исследования является религиозно-педагогическое и философское наследие В. В. Зеньковского и Киприана (Керна).

    – 4 –



    Предмет исследования – религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) в контексте темы духовного становления человека.

    Рабочей гипотезой данного исследования является утверждение, что антропологическое наследие В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) для современной антропологии является значимым, т. к. оно заполняет ту лакуну, которая образовалась в результате отхода культуры от её религиозных основ. Наряду с работами В. Н. Лосского, и И. Мейендорфа, раскрытие ими восточно-христианской антропологической мысли в свете современного знания, в её философско-богословском звучании, даёт нам основание для дальнейшей выработки целостного подхода к проблеме человека.

     

    Методологическая база

    Диссертация построена на основе комплексной философско-антропологической методологии, т. к. это обусловлено междисциплинарным характером исследования. В работе использованы: метод историко-философского исследования, сравнительный анализ и синтез, феноменологический метод (со спецификой христианского символизма), диалектический метод, метод систематизации и аналогии, системная методология, а также современная версия ката-апофатического метода, применявшегося христианскими мистиками.

    Историко-философский метод позволяет проследить развитие идеи православной культуры и формирование концепции личности; сравнительный анализ и синтез даёт возможность определить различие и специфику западного и восточного способов философствования о человеке, исследовать взаимоотношение принципов христианской антропологии и прояснить пути к целостной антропологии, которые намечены в работах Зеньковского и Киприана (Керна). Диалектический и ката-апофатический методы дают некоторые возможности для выражения "структуры" понятий "личность", "индивидуальность", "индивидуум", "ипостась", а также их взаимоотношения и динамики.

    Что же касается практического применения, то мистика исихастских аскетов – это реальный метод богопознания через самопознание.

    Метод систематизации и аналогии облегчает нам понимание и выделение общих принципов христианской антропологии, которые, в то же время, являются и методологическими принципами. Например, принцип иерархии является универсальным методологическим принципом христианской антропологии, применение которого может быть оправдано как с научно-познавательной, так и с практической точки зрения, т. к. нарушение этого принципа ведёт к изменению всей структуры человека, переворачиванию её с ног на голову и даже к её разрушению.

    Метод аналогии позволяет нам мыслить иные сферы сознания по аналогии с привычной для нас и освоенной. Например, процессы, происходящие в подсознании, аналогичны процессам, идущим в сознании.

     

    – 5 –



    Степень научной разработанности проблемы

    Заявленная нами проблема, к сожалению, мало исследована. В работах русского Зарубежья: С. И. Гессена, Н. О. Лосского, К. А Ельчанинова, К. Я. Андронникова, Л. А. Зандера, С. С. Верховского, Б. В Яковенко и др. рассматривалась главным образом религиозно-богословская антропология В. В. Зеньковского, но философский её аспект почти не раскрывался.

    Трудность исследования данной темы в том, что нет обобщающих работ о В. В. Зеньковском в отечественной современной литературе. В работах М. А. Маслина, А. Л. Андреева, В. Н. Жукова, В. Н. Емельянова, Е. Н. Горбач рассматривается его творчество в историко-философском аспекте; В. И. Додонов, Е. Г. и О. Е. Осовские, М. В. Богуславский, Т. А. Гололобова, В. М. Мальцева, Е. Шестун, В. В. Лазарев выделяют проблему духовно-нравственного развития личности.

    Б. М. Бим-Бад, А. А. и П. А. Гаевы, В. М. Кларин, В. М. Перов, Е. В. Кирдяшова, Т. Н. Любан обращаются к творчеству В. В. Зеньковского при изучении истории педагогики; В. А. Владыкина, И. Н. Сиземская, Л. И. Новикова, В. А. Сухачёва – педагогического наследия русского Зарубежья; В. А. Сластенин, Г. И. Чижакова – педагогической аксиологии; Б. Г. Ананьев, А. А. Гагаев, Б. С. Герушинский, В. Б. Куликов, А. П. Огурцов, В. Г. Пряникова, Л. К. Рахлевская – педагогической антропологии; Б. С. Братусь, В. М. Летцев – христианской психологии.

    Исследование Е. В. Петровой "Проблема человека в философско-педагогической антропологии В. В. Зеньковского", хотя и объёмно, не рассматривает религиозный аспект.

    Некоторый материал для осмысления наследия В. В. Зеньковского даётся во вступительной статье О. Т. Ермишина ("Путь к идейному синтезу и единству") к 2-х томному собранию его сочинений, но статья в целом обзорная, и если здесь и есть какие-то обобщения, то очень осторожные и "нейтральные". Автор отказывается от выделения того или иного аспекта, пытаясь лишь представить всю "идейную мозаику" Зеньковского. Именно поэтому религиозно-философская доминанта, да и сама антропологическая проблематика в творчестве Зеньковского почти не выделена.

    Творчество Киприана (Керна) в ещё меньшей степени исследовано, а философский контекст его антропологии до сих пор не раскрыт. Вступительная статья С. И. Сидорова к русскому изданию его докторской диссертации “Антропология Св. Григория Паламы” в целом даёт высокую оценку работы, но с позиций только богословских. То же самое можно сказать и о материалах о Киприане (Керне), которые мы находим в работах Илариона (Алфеева).

    Заметки, статьи и рецензии представителей русского Зарубежья также не дают непосредственного материала по религиозной философско-антропологической проблематике у Киприана (Керна), говоря о нём в основном как о богослове, патрологе, литургисте.

    Ряд современных статей и публикаций обращается к наследию Киприана (Керна) в связи с рассмотрением вопросов пастырского служения или

     

    – 6 –



    христианской психологии, а тема религиозно-философской антропологии остаётся не освещённой.

    Заслуживают также внимания исследования современных российских авторов по проблеме философско-антропологического основания традиции просвещения: А. Я. Кожурина, И. Б. Романенко, а также работы А. А. Ермичева, А. Ф. Замалеева, К. Г. Исупова, В. В. Сербиенко, В. А. Щученко.

    В связи с обсуждением более широкого круга вопросов духовной философии, в работах А. А. Королькова мы находим попытку оценить философско- антропологическое наследие Киприана (Керна) наряду с ценнейшими выписками из его архивных документов, нигде ещё не опубликованных в России ("Бытовое исповедничество"), но этих материалов явно недостаточно.

    Таким образом, недостаток исследований, а в отношении Киприана (Керна), можно сказать, – почти отсутствие таковых по выделенной нами тематике, внесло некоторые трудности в работу и потребовалось тщательное изучение как можно большего количества доступных первоисточников, т. е. сбор многочисленного, но разрозненного материала по русскому Зарубежью, а также оценка общего контекста задач и проблем, стоящих перед религиозно философской мыслью русского Зарубежья первой половины ХХ в.

    Остаётся пока только сожалеть, что большая часть архивных материалов по русскому Зарубежью до сих пор не дошла до русских исследователей и ждёт своего востребования.

     

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Принцип индивидуальности даёт возможность избежать крайностей индивидуализма и универсализма и является основополагающим в учении В. В. Зеньковского о личности, а также главным принципом его педагогики, основной целью которой является не интеллектуальное развитие, а нравственное совершенствование, воспитание к свободе.

    2. В. В. Зеньковский утверждает возможность синтеза религиозного, философского и научного знания в сфере антропологии, основанной на христианской метафизике, которая исходит из онтологического дуализма мира и Абсолюта.

    3. Софиологическая тематика в антропологии В. В. Зеньковского занимает некое промежуточное место, связывая важнейшие вопросы христианской метафизики с философией. В работе «Преодоление платонизма и вопрос о софийности мира» (1930) он делает попытку в терминах христианской философии дать вариант решения проблемы идеальной основы мира главным образом для того, чтобы прояснить вопрос о начале личности в человеке.

    4. Хотя Киприан (Керн) прежде всего богослов, – его богословие философично. Своё философское ''кредо'' он выражает так: философия может черпать своё содержание не из одних только ''Платонов и Аристотелей'', но и из самого бытия, из мистической интуиции жизни. Философия есть не наука, а дело жизни, жизненная задача.

    5. Тема духовного становления через творческую аскезу, ведущую к преображению всего человека, в антропологии Киприана (Керна) связывается с

    – 7 –



    задачей раскрытия для современности учения о человеке христианских мыслите-лей как метода самопознания, в котором метафизике и символике тела придаётся первостепенное значение.

    6. В. В. Зеньковский раскрыл антропологический смысл идеи православной культуры, выдвинутой Н. В. Гоголем и славянофилами, углубил и разработал теоретически и был инициатором практического её осуществления, веря, что одухотворение культуры возможно, но не внешними государственными мерами, не насильственным насаждением церковной теократии, а через внутреннее её преображение, путём духовного совершенствования каждой отдельной личности.

    7. В современной антропологии мы можем видеть два полюса: с одной стороны, научное и философское мировоззрение, не приемлющее религии, с другой – отрыв религиозного сознания от светской образованности. Религиозно-философская антропология Киприана (Керна) и В. В. Зеньковского, о чём говорит и само её название, направлена на преодоление именно этой разделён-ности, причём философский аспект их творчества оказывается связующим зве-ном между религиозными и научными исканиями в сфере антропологии.

    Научная новизна диссертации состоит в следующем:

    – в работе проанализированы идейные истоки концепции личности в антропологии В. В. Зеньковского и Киприана (Керна);

    – дана оценка трудов В. В. Зеньковского о духовном пути Н. В. Гоголя и раскрыто решающее влияние духовных поисков Гоголя на его антропологию;

    – выделены некоторые принципы антропологии и педагогики Зеньковского, в частности: принцип индивидуальности, принцип иерархии и принцип рецепции, выполнен их сравнительный анализ и показано их значение в выработке им целостной концепции личности;

    –рассмотрен опыт применения В. В. Зеньковским своих педагогических идей, разработанных на основе христианской антропологии, к деятельности движения РСХД в Европе и Америке и доказана ценность этого опыта для современной русской педагогики;

    – исследована возможность применения “принципа индивидуальности”, разработанного Зеньковским, в прикладной психологии и педагогике, в том числе в развитии концепции личности;

    – выявлен принципиально новый подход В. Зеньковского к решению вопроса о софийности мира и его значение для антропологии в целом;

    – в антропологии Киприана (Керна) выделен аскетический аспект в духовном становлении личности, т.е. подчёркнута важность и даже необходимость аскезы для её целостного развития;

    – осуществлена попытка раскрытия “философских мотивов” в антропологии и богословии Киприана (Керна);

    – исследован вопрос метафизики тела в антропологии В. В. Зеньковского и Киприана Керна.

     

    – 8 –



     

    Теоретическая значимость исследования

    Исследование способствует более глубокому пониманию того, что разработки религиозно-философской мысли русского Зарубежья первой половины ХХ в. предельно актуальны для современной русской антропологии и педагогики и должны быть востребованы.

    Сегодня, когда русская гуманитарная мысль ищет пути духовного возрождения России, когда русская интеллигенция начинает сознавать необходимость возрождения религиозных основ культуры, обращение к идее православной культуры, к идее построения целостного мировоззрения и целостного учения о человеке на основе христианской антропологии, разработанные В. В. Зеньковским и Киприаном (Керном) в сложных условиях эмиграции, может быть очень плодотворным.

    Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в возможности использования материалов исследования для дальнейшей разработки педагогических парадигм; в общеобразовательном процессе для чтения курсов по религиозно-философской антропологии. В прикладном значении материалы диссертационного исследования могут быть использованы для выработки стратегии современного культурного строительства на основе православной духовной традиции.

     

    Апробация работы

    Основные положения диссертации были представлены и обсуждались на XV Международной конференции “Ребёнок в современном мире. Искусство и дети” (СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2008); на Международной конференции “Социализация личности в глобальном мире” (СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009); на теоретическом семинаре аспирантов факультета философии человека и Межвузовской конференции кафедры философской и психологической антропологии.

    Структура диссертационной работы.

    Диссертация состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы, заключения и списка литературы из 293 наименований, в том числе 8 – на иностранном языке. Общий объём диссертации составляет 152 страницы.

     

     

    II. Основное содержание работы

    Во введении обоснована актуальность выбранной темы, обозначены объект, предмет, цель и задачи исследования, рассмотрена научная разработанность проблемы, сформулирована рабочая гипотеза, научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, определены положения, выносимые на защиту.

    В первой главе “Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и проблемы духовного совершенствования человека” осуществлён анализ концепции человека В. В. Зеньковского и темы воспитания в контексте христианской антропологии.

    В первом параграфе “Формирование антропологических взглядов и религиозно-философского мировоззрения В. В. Зеньковского. Значение Н. В.

    – 9 –



    Гоголя и славянофилов”рассмотрены идейные истоки (первичные религиозные интуиции) и их влияние на формирование религиозно-философского мировоззрения В. В. Зеньковского, лёгшего в основу его антропологии. Однажды приняв понятие “первородного греха”, читая восточных отцов Церкви о необходимости восстановления утраченного единства человеческого духа через Церковь, он пришёл к пересмотру всех философских построений в свете христианства. Свои взгляды он называл “опытом христианской философии”.

    Он глубоко владел естественнонаучным антропологическим материалом своего времени и стремился выразить свои религиозные интуиции современным научным и философским языком.

    Особое внимание уделяется влиянию творчества Н. В. Гоголя, его духовных исканий на антропологию В. В. Зеньковского. Эмиграция оказалась мощным стимулом для глубокого переосмысления им влияния западных концепций на русские умы и русскую культуру в целом, темы, над которой он думал уже в гимназические годы. Размышления о личности Н. В. Гоголя были источником его творческого вдохновения, Н. В. Гоголь определил в нём глубинные духовно-философские и психологические установки в размышлениях о религиозном смысле пошлости, которая стала нормой в секулярной культуре. Именно религиозная слепота людей пробудила в Гоголе желание религиозного преобразования общества.

    В параграфе также отмечается, что идея православной культуры, выдвинутая Н. В. Гоголем, а затем развиваемая славянофилами в лице А. С. Хомякова и И. В. Киреевского, в работах В. В. Зеньковского приобретает глубокий антропологический смысл. Переосмысливая их наследие, он усматривает в их подходе к проблеме недостаток религиозного реализма и склонность к гносеологическому утопизму.

    Во втором параграфе “Проблемы духовного воспитания в условиях эмиграции” рассматривается развитие В. В. Зеньковским унаследованную от Н. В. Гоголя и славянофилов идею православной культуры и попытки практического её применения в условиях эмиграции. Религиозное воспитание в условиях зарубежья приобретает особый смысл. Основные антропологические идеи В. В. Зеньковского, его педагогическая концепция духовного развития личности легли в основу программы деятельности РСХД. Выработанная им идея “островков” православной культуры стала ничем иным как реальной программой духовного возрождения культуры “изнутри”. Подчёркивается далее, что смысл движения РСХД В. В. Зеньковский видел в воспитании такой интеллигенции, которая была бы способна воспринять и переработать всё содержание современности в духе Православия.

    В конце второго параграфа подытоживается мысль, что русская эмиграция – эпохальное явление, повлиявшее на западное сознание и вклад В. В. Зеньковского в сохранение и утверждение русской культуры, духовного наследия Православия на Западе значителен. Разработанные им принципы христианской антропологии находят здесь своё теоретическое и практическое применение и развитие.

     

    – 10 –



    В третьем параграфе “Принципы антропологии В. В. Зеньковского” выделены три принципа: принцип индивидуальности, принцип иерархии и принцип рецепции. По мнению диссертанта, эти принципы являются значимыми в его антропологии и из них вытекают общие принципы его педагогики.

    Из рассматриваемых принципов антропологии В. В. Зеньковского, в первую очередь выделяется разработанная им ещё в ранних работах своя интерпретация принципа индивидуальности, применяемого в современной ему психологии и педагогике. Именно этот принцип оставался коренным не только в педагогических, но и во всех более поздних его исследованиях проблемы личности.

    Вопрос, выдвигаемый здесь В. В. Зеньковским, – всем ли присуща индивидуальность, индивидуальность дана или задана? – обостряется проявлением индивидуализма в новейшей истории. Он утверждает, что современная психология носит преимущественно эмпирический характер, не осознавая своё происхождение из метафизической психологии. Дильтеевский принцип типизма и риккертовский метод историзма оказались неспособными решить проблему раскрытия индивидуальности. Для современной психологии душа – это лишь сумма психических фактов, ''характерологических единиц'', не имеющих метафизической основы. Но именно в метафизике индивидуальности индивидуальные различия имеют реальную свою основу. Рассматриваемый принцип В. В.Зеньковского направлен именно на раскрытие метафизической индивидуальности, которая, хотя и может зависеть от внешних условий, но основные начала для её определения даёт внутреннее ядро души.

    Далее подчёркивается, что следуя христианской метафизике, строго отделяющей метафизическое ядро индивидуальности от внешних её проявлений, В. В. Зеньковский полагает соотношение в человеке, в его метафизической основе неизменного, т. е. вечных ценностей, и изменчивых, случайных их проявлений, что даёт возможность нравственного совершенствования, которое и должно быть истинной задачей педагогики. Современная же психология, по указанным выше причинам, не может дать нам правильных целостных начал для педагогики.

    Крайности универсализма и индивидуализма в современной педагогике, прослеживается далее мысль В. В. Зеньковского, оказались неспособными раскрыть важный вопрос: как сплетаются своеобразное и общее в индивидуальности? В. В. Зеньковский решает вопрос так: раскрытие индивидуальности может осуществляться лишь приобщением к общечеловеческой культуре. Задачей же педагога является ''индивидуальная апперцепция'' общечеловеческих ценностей. Но т. к. человеческой жизни обычно не хватает на выполнение этой задачи в земных условиях, то только в положительной религии – и только христианской – находит своё завершение педагогическая мысль. Проблема раскрытия индивидуальности в сущности есть религиозная проблема, которая всегда исходит из того, что связывает конечную личность с бесконечным Абсолютом.

    В конце первого пункта третьего параграфа подводится итог: индивидуальность, метафизическая личность в христианстве может развиваться и за пределами причинного мира, поэтому самое ценное в педагогическом воздействии

     

    – 11 –



    носит мистический характер, т. е. не поддаётся дискурсу. Но это не говорит о том, что индивидуальность не имеет реальности. Индивидуальность неразрывно связана с личностью в человеке: раскрывая индивидуальность, ''выпрямляя'' её, мы восстанавливаем целостность личности, приближаемся к образу Божиему, заключённому в ней.

    Таким образом, рассматривая разработанный В. В. Зеньковским принцип индивидуальности, мы открываем тот забытый современной педагогикой потенциал, который заложен в христианской метафизике личности. Именно поэтому В. В. Зеньковский основывал действие этого принципа не на интеллектуальном видении, а на религиозном вдохновении педагога.

    Работы В. В. Зеньковского “Проблема психической причинности” (1914), “Об иерархическом строе души” (1929) лёгли в основу принципа иерархии, применяемого им в антропологии. Подчёркивается, что принцип иерархии исходит из христианской метафизики, а это значит, что он основывается на положении о кардинальном разделении Бога и мира, т. е. на онтологическом дуализме. Используя иерархическую систему Псевдо-Дионисия, В. В. Зеньковский, однако, придаёт понятию '' иерархия'' новый смысл, вводя понятие ''скачков'', т. е. прерывности между сферами бытия, что исключает детерминацию и вводит необходимость абсолютного единящего начала.

    Всё это увязывается в исследовании с тем, что В. В. Зеньковский считал ошибочным убеждение о ''гармоническом '' воспитании всех сил в человеке, ибо человек построен вообще не гармонически, а иерархически: в развитии человека постоянно имеет место аритмия, несоответствие одних сторон другим.

    Затем исследуется положение В. В. Зеньковского о том, что доминанта духовного в человеке устремляет его к поиску Бесконечного, задаёт динамику движения от заданности – к раскрытию индивидуальности, от осуществления индивидуальности – к восполнению личности. В отличие от иерархии в природе, в человеческой душе иерархия обретает новое качество, открывает нам особое положение человека в мире, ибо только в человеке Абсолютное бытие могло соединиться с природным бытием

    Утверждение В. В. Зеньковского, что современная психология склонна применять неорганические методологии к исследованию души, выражает принципиальную черту его подхода: он понимает личность как изначальное единство, подобное единству организма, поэтому принцип иерархии применим к душе только в случае понимания её как целостного единства. Таким образом, целостность человека опосредуется его иерархической конституцией, т. е. примат духа над всеми сферами души ''обеспечивает'' её целостность. Человек во всём духовен: духовность, пронизывая весь его состав сверху вниз, проявляется на всех уровнях: душевном, чувственном, эмоциональном, телесном. Хотя духовная жизнь стоит вне психических связей и чувств, она находится в мистической связи с ними. В. В. Зеньковский даёт ''пневматологическое'' обоснование психической жизни: личность проявляет своё отношение с миром через эмпирию, т. е. примат чувств в душевной сфере говорит нам о примате духовной жизни в человеке: если человек во всём духовен, то даже чувственное не

     

    – 12 –



    исключает духовного, но означает его чувственную форму, когда доминирует чувственная сфера духовного.

    Таким образом, духовное начало в человеке, метафизическое ядро его является источником самосознания, которое, в свою очередь, порождает сознание и его функции; сознание же, само по себе, не способно охватить духовное начало. Анализ принципа иерархии имеет исключительное значение в прояснении идеи В. В. Зеньковского о восстановлении целостности человеческой личности.

    Принцип иерархии, разработанный Зеньковским в психологии, задаёт правильное направление применению этого принципа в антропологии и педагогике и обосновывает принцип рецепции. В понятие '' рецепция'', взятого из психологии же, он вкладывает новый смысл, который означает восприятие внецерковного материала и, не нарушая свободы мысли, освящение его в духе Предания. Для человека, находящегося в состоянии ''обновлённого ума'' (μετανοια) это переосмысление просто необходимо. В исследовании отмечается ''всеприсутствие'' этого принципа в антропологии В. В. Зеньковского. Например, даже принцип индивидуальности основан на рецепции понятия “индивидуальность” из психологии. Этот принцип он сформулировал, используя опыт христианской антропологии, и описал в своей “Апологетике” и “Основах христианской философии”.

    Принцип рецепции, выработанный В. В. Зеньковским, способствует не только углублению и развитию, но и сближению христианской антропологии с современной мыслью.

    В исследовании подчёркивается его утверждение, что современная научная и философская мысль не может до сих пор подняться до высоты христианского понимания человека потому, что ей остаются чуждыми основные принципы христианской антропологии. Поэтому в интересах науки и философии – приблизить христианское учение о человеке к современной мысли.

    Даётся краткий анализ положений В. В. Зеньковского о различных путях развития антропологии в восточном и западном христианстве, на основании чего выделяются особенности православной педагогики, её ''светлый космизм '' в отличие, например, от протестантизма, где учение об образе Божием затмилось учением о грехопадении человека.

    В. В. Зеньковский уделял большое внимание вопросу религиозного воспитания в школе, подчёркивая, что нельзя игнорировать религиозную сферу ребёнка, иначе воспитание будет не полным, не целостным. Именно поэтому вклад педагогов в осуществление задачи духовного развития может быть значительным. В параграфе также рассматривается его критика рационализма школьного воспитания: в школьном возрасте действие ''просвещенства '' губительно.

    В конце данного параграфа 21 пункт общих принципов педагогики, выводимых В. В. Зеньковским в работе “Проблемы воспитания в свете христианской антропологии”, обобщается в 6 пунктах:

    1. Не чуждаться западного мира, но принимать все ценное в его педагогической практике, органически синтезируя на основе христианской антропологии.

     

    – 13 –



    2. Осознавать необходимость преодоления современного педагогического натурализма.

    3. Задача педагогики – ''выпрямление'' ''тёмной духовности''.

    4. Иерархичность намечает задачу воспитания: все в человеке личностно, личность живет всем; нельзя отрывать личность от физической, психической, социальной жизни.

    5. Моральное воспитание – не в организации добрых дел, а в раскрытии индивидуальности через свободное усвоение и утверждение высших моральных ценностей при опоре на религиозный опыт народной культуры.

    6. Человек не только дан, но и задан. Если не развивать в человеке творческих сил, то обучение сведется к "дрессировке", сообщению неких готовых навыков знаний.

    В четвёртом параграфе “В. В. Зеньковский о метафизике личности и целостности человека” рассматривается философски глубоко продуманная В. В. Зеньковским трактовка учения об образе Божием в человеке как источника его целостности. Ему удаётся, хотя и парадоксальным образом, выразить истину православного учения о положении падшего человека в мире: грех потому не уничтожает образа Божиего в нём, что сам грех возможен лишь тогда, когда в нас есть образ Божий, ибо грех есть явление духовное и по своей онтологии является попыткой человека стать Бесконечностью помимо Бога. Но т. к. онтологически это неосуществимо, то человек попадает в ловушку ''вечных мук'', из которой можно найти выход лишь путём возвращения к Богу. Целостность духа человека хотя и нарушена, ущербна, но начало личности в нём не повреждено; человек остаётся человеком и держится в последней своей глубине образом Божиим. Значит, образ Божий нужно искать в личности, а не в духовной сфере человека. Именно образ Божий скрепляет человека воедино даже в его расколотом, ''болезненном'' состоянии греховности и даёт возможность спасения, ''выпрямления '' его духа через нравственное воспитание.

    Таким образом, В. В. Зеньковский показывает, основываясь на положениях христианской метафизики, что при грехопадении человек не утерял образа Божиего, но он в нём затемнился, как затемнилась и померкла в нём личность, приобретя индивидуалистические черты (автономность). Вводя понятия ''тёмной'' и ''светлой'' духовности, он показывает тем самым, что человек во всём духовен, даже во грехе, но проявляется эта духовность по-разному. Раскрытие индивидуальности – это и есть обращение к светлой духовности, ведущей к восстановлению личности, к раскрытию образа и подобия Божиего в ней. При индивидуальном обращении к Абсолюту общечеловеческая разумность нас питает, а образ Божий через наше непосредственное усилие обоживает нас. Но неверно видеть в разумности образ Божий, ибо разум есть производная от духовной жизни.

    Подводя итог анализу учения В. В. Зеньковского об образе Божием, в исследовании заключается: образ Божий не есть духовность, он также не есть и разумность, но, будучи неразрывно связан с ними, является независимым их источником, а также единящим началом всех других сфер личности. Данное

    – 14 –



    учение органически сочетается с главными принципами педагогики В. В. Зеньковского.

    В пятом параграфе “Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и вопрос о софийности мира” ставится задача показать, что В. В. Зеньковский обращается к этой теме для того, чтобы прояснить истинный смысл софиологической проблематики в терминах христианской философии, на основе христианской метафизики, т. к. от решения этого вопроса зависит и решение главного вопроса христианской антропологии: об образе Божием в человеке. Суть вопроса заключается в том, в какую сферу входит идеальная основа мира: в сферу Абсолюта, или в сферу тварного мира. Эта тема впервые была лишь намечена Платоном и содержала оттенок двусмысленности. Последующее её решение Аристотелем, а затем Фомой Аквинским, привело к натурализму в философии и науке и акосмизму в церковном сознании. Необходимо, по мнению В. В. Зеньковского, пересмотреть этот вопрос. Он, по сути, ставит перед собой серьёзнейшую задачу исследования непрояснённого вопроса христианской метафизики, оказавшегося на стыке богословия и философии.

    В статье “Преодоление платонизма и вопрос о софийности мира” В. В. Зеньковский утверждает, что наша задача – построить такое учение о софийности мира, где бы начала мира были тварные, а не выходили бы за пределы мира. Он предлагает следующее положение: идеальное и реальное – оба тварны. Идеальность мира проявляется в духовном бытии человека как высшая точка мира, обнаруживая свою идеальность и тварность. Именно поэтому учение о человеке требует софийного учения о мире, правильное решение которого не только впервые объясняет человека, но и раскрывает иерархичность в нём и в мире: реальное в мире и в человеке периферично и производно, оно живёт и живится духовной своей стороной. В. В. Зеньковский называет это учение конкретным идеализмом, натурализм же, внося моменты абсолютности в мир, тем самым обожествляет его; или переходит в свою противоположность – акосмизм, когда отвергаются подлинный смысл и ценность мира.

    Дальнейший анализ учения В. В. Зеньковского о софийности мира показывает, что в соответствии с принципом онтологического дуализма Бога и мира, он приходит к утверждению софилогического дуализма: тварная София отлична от Софии Божественной и является её образом. Такое решение позволяет ему избежать ''софиологического детерминизма”, которому были привержены представители ''метафизики всеединства'', начиная от В. С Соловьёва и кончая С. Н. Булгаковым и его последователями. Киприан Керн в своей диссертации “Антропология св. Григория Паламы” разделяет его позицию, признавая двойной лик Софии.

    Согласно В. В. Зеньковскому, тварная София – это общее в личности, как некое априорное начало, не данное ей в эмпирическом опыте. Это общее есть носитель живого всеединства природы и человечества. Таким образом, человек является не просто микрокосмосом, но и реальным средоточием всей природы.

    Внутри же тварной Софии В. В. Зеньковский делает ещё одно разделение, о котором мы уже упоминали: на светлую и тёмную стороны Софии, т. е. на светлый и тёмный полюса нашей духовности. Все эти положения Зеньковского

    – 15 –



    позволяют диссертанту заключить, что применение в педагогике принципа индивидуальности помогает раскрытию образа Божиего в человеке, а значит и просветляет нашу духовность, восстанавливая её целостность. Если через человека зло вошло в мир, то через него же оно должно и искупиться. Так как человек есть ''сердце мира'', то учение о человеке есть ключ к учению о мире.

    Зеньковский видит возможность построения софийной антропологии только на основе учения о подобосущии человека и Абсолюта, метафизика же всеединства, подобно всем ''естественным религиям'', ищет единосущия, – и в этом её трагическая ошибка, отмечает он.

    В конце параграфа подводится итог: правильное решение вопроса о софийности мира даёт перспективу для осуществления целостной антропологии. Синтез религии, философии и науки возможен, но не в линиях метафизики всеединства. Зеньковский, вероятно, был первым русским религиозным философом, который связывал тему софиологии не с мариологией и метафизикой всеединства, а с учением восточных отцов Церкви. Софиологическая тематика в антропологии В. В. Зеньковского занимает некое промежуточное место, связывая важнейшие вопросы христианской метафизики с философией.

    В шестом параграфе “Единство религии, философии и науки как условие для воспитания целостной личности в антропологии Зеньковского” делается попытка раскрытия идеи христианской философии В. В. Зеньковского как идеи формировании такого целостного мировоззрения, которое послужило бы основой для построения целостной антропологии. Необходимым условием развития целостности личности должно быть воссоединение веры и знания; религии, философии и науки в сфере антропологии. Именно религиозное воспитание в духе православия, по мнению В. В. Зеньковского, способно решить эту задачу.

    В. В. Зеньковский утверждает, что западный рационализм, начиная от Фомы Аквинского, оторвал Церковь от науки и философии, что привело его последователей (Сертиянж, Жильсон) к отвержению самой возможности христианской философии. Но вера апостолов не разделяла веры и знания. Уже при ап. Павле христианство вступило на путь рецепции из греческой философии некоторых принципов платонизма и терминологии, показав тем самым, что единство веры и знания нам не дано, но задано и необходимы усилия для его восстановления. В параграфе подчёркивается, что В. В. Зеньковский, развивая идею христианской философии, ядром которой является учение о человеке, ничего не выдумывает, а лишь продолжает православную философскую и педагогическую традицию, а также переосмысливает наследие славянофилов.

    В исследовании отмечается, что у В. В. Зеньковского, также как и у А. С. Хомякова, антропология является посредницей между богословием и философией. Именно эта тенденция способствовала тому, что в начале ХХ в. возникла религиозно-философская антропология.

    В конце параграфа заключается, что антропологические идеи В. В. Зеньковского, при внимательном их прочтении, подвигают нас к пониманию, что именно религиозная вера может и должна стать той свободной основой,

    – 16 –



    которая способна создать условия для единения науки и философии в сфере антропологии, служить источником целостного мировоззрения.

    Во второй главе “Синтез философии и богословия в антропологии Киприана (Керна)” делается попытка выявления философского контекста антропологии и богословия Киприана (Керна), их воспитательно-педагогического смысла.

    Путём сравнительного анализа антропологических концепций В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) определяется их близость и взаимодополняемость в стремлении воссоздать и сделать более доступным для современной антропологии, современной философии и науки тот целостный подход к изучению человека, который несёт в себе православная традиция.

    В исследовании выявляется, что эти два религиозных мыслителя практически решают одну и ту же задачу построения целостной антропологии, но смотрят на неё с разных сторон: В. В. Зеньковский видит в числе главных задач религиозно-философской антропологии – возвращение светского мировоззрения к религиозным своим основам через воспитание, главным образом, интеллигенции в миру; Киприан (Керн) подчёркивает необходимость взращивания прослойки учёного монашества и священства для связи Церкви с миром, иначе необразованность, ограниченность, узость и невежество пастырей могут оттолкнуть интеллигенцию от Церкви.

    В первом параграфе второй главы “Философские мотивы в антропологии Киприана (Керна). Философия и богословие” исследуются теоретические и практические источники антропологии Киприана (Керна), особенности взаимоотношения в ней философии и богословия, подчёркивается, что несмотря на то, что его антропология внешне не выходит за рамки богословия, по своему содержанию она философична и научна. В современной же антропологии мы можем видеть два полюса: с одной стороны, научное и философское мировоззрение, не приемлющее религии, с другой – отрыв религиозного сознания от светской образованности. Религиозно-философская антропология Киприана (Керна) и В. В. Зеньковского, о чём говорит и само её название, направлена на преодоление именно этой разделённости посредством повышения уровня образования священников и монахов, с одной стороны, и религиозного воспитания в миру – с другой, причём роль философии в этом процессе оказывается исключительно важной и незаменимой, т. к. философское знание исторически оказалось связующим звеном между религией и наукой.

    В антропологии Киприана (Керна) мистическая интуиция является той сферой постижения, в которой сходятся философский и религиозный опыт. Силу философии он видит не в форме изложения, не в методах и понятиях, не в систематических разработках, хотя и это важно, а в том, что она может и должна стать делом жизни, её интуицией. Философия, по его мнению, есть не наука, а жизненная задача. Такое понимание философии не расходится с тем значением, которое придавали ей отцы и писатели церковные, но оно также близко и к современной экзистенциальной философии. При этом, Киприан (Керн), как исследователь Византии, предупреждает, что религиозно-философская мысль должна оставаться свободной, а не подчиняться цензуре церковного авторитета.

    – 17 –



    В главе подчёркивается, что Киприан (Керн) фактически призывает приблизить духовенство к исканиям и интересам интеллигенции, ибо иначе люди, ''взыскующие истины'', обращаются за советом к сектантам и другим лжепастырям восточного оккультизма, что в терминологии В. В. Зеньковского звучит как обращение к ''тёмной духовности'', например, к антропософии Рудольфа Штейнера.

    Во втором параграфе “Метафизика тела в антропологии Киприана (Керна)” рассматривается взаимоотношение души и тела. Эту тему Киприан (Керн) связывает прославлением человека в Православии, с мировоззрением ''светлого космизма'', имеющего свои истоки в традиции исихазма и особенно развиваемого в учении св. Григория Паламы. Тема метафизики тела в антропологии Киприана (Керна) развивается в противовес монофизитству, т. е. крайностям спиритуализма в антропологии. В параграфе даётся подробный анализ его статьи “Олицетворение Михаила Акомината” для выявления сути этой проблемы в контексте вопросов воспитания и аскетики.

    Далее выделяются положения Киприана (Керна), указывающие причины появления пренебрежительного отношения к телу у Плотина и его последователей (ересь манихейства) и пути преодоления этого заблуждения. В своих исследованиях мистической традиции ''паламизма, в частности, в статье “Духовные предки св. Григория Паламы”, а также в докторской диссертации “Антропология св. Григория Паламы”, Киприан (Керн) придаёт особое значение теме воспитания и преображения тела, пишет о светлом отношении к нему как к другу и сотруднику духа, а не как к помехе в духовной жизни; подчёркивает, что обуздание и воспитание тела не есть умерщвление его, а только приспособление для служения душе и уму.

    В традиции исихазма, к которой обращается Киприан (Керн), значение тела приобретает особый смысл, ибо оно является хранилищем ума в духовном делании и именно из тела ум должен направляться к Богу. Хотя Плотин и является основоположником мистицизма, но его ошибка заключается в том, что он искал Бога, Единое помимо тела. Учению Плотина не хватает целостности: он не приемлет, увы, идеи действия Единого Бога через тело человека, оставаясь в рамках языческой философии. Вероятно, именно поэтому Ареопагитики сильно недооценивали значение тела в деле спасения и не имели должного отношения к Боговоплощению. Киприан (Керн) показал, что до Паламы не просто грешный человек, но человек вообще был взят на подозрение, что влияние монофизитства, докетизма было очень сильным, что именно учение о человеке св. Григория Паламы оказало сильное влияние на эпоху Возрождения, изменило представление многих современников о Православии как традиции некоего ангелизма, докетизма по отношению к человеку.

    Диссертантом делается обширный обзор высказываний христианских писателей и отцов Церкви о теле, которые подтверждают положение Киприана (Керна) о том, что, чем выше и строже аскетическое учение того или иного писателя, тем почтительнее и возвышеннее учит он о человеке.

    Физические формы в христианстве сами по себе ничего не значат, не являются самоцелью, но они важны как показатель того, что скрывается за ними.

     

    – 18 –



    Так как метафизика тела заключает в себе невидимую её составляющую, в исследовании не обходится молчанием и тема символизма. Киприан (Керн), достаточно много уделивший внимания христианскому символизму, утверждал, что современная позитивистская психология и антропология видит в теле лишь психофизиологический процесс и глубже идти не в состоянии со своими научными средствами (примерно такую же оценку В. В. Зеньковского мы приводили выше, излагая его ''принцип индивидуальности''). Современному научному сознанию Киприан (Керн) отказывает в символическом видении мира и человека, утверждая, что природа есть таинственный иероглиф, отображение иного мира.

    В конце параграфа показывается, что проделанные Киприаном (Керном) исследования по вопросу метафизики тела в христианской антропологии, раскрывают перед нами реальную перспективу духовного воспитания, но при этом также делают очевидным факт, что процесс духовного роста, обеспечивающий восстановление духовной целостности человека, невозможен без аскезы и внутреннего трезвения, которые воспитывают не только ум, но и все естественные способности тела.

    В третьем параграфе “Необходимость аскезы в духовном воспитании личности” раскрывается смысл апологии Киприаном (Керном) истинной православной аскетической традиции в связи с неправильным её пониманием и интерпретацией большинством русской интеллигенции, оказывающей огромное влияние на сознание народа, доказывается её актуальность для современного сознания, формирующегося в условиях '' общества потребления''.

    Искажённому пониманию аскетики и монашества как чего-то мрачного и человеконенавистнического послужило, по мнению Киприана (Керна), то, что в аскетическую хрестоматию “Добротолюбие” составителями, подвергшимися ''психологическому монофизитству'', намеренно были подобраны произведения только одного направления, в которых почти не улавливалась тема величия человека, т. к. им больше импонировало равноангельское начало в человеке.

    В исследовании делается предположение, что подобный спиритуализм в богословии есть реакция на платоновский дуализм и на нападки ''ваарламитов'' и их последователей на мистиков-исихастов за их будто бы излишний натурализм в духовном делании.

    В неотомизме же, отмечает Киприан (Керн), наряду с полным отрицанием аскетизма в Евангелие (А. Гарнак), сложилось юридическое его понимание, т. е. как средства для искупления грехов и оправдания человека. Но Православие, помимо очищения и искупления, утверждает веру в обожение всего человека, которое есть награда не только за аскетические усилия, но, главным образом, за веру.

    Систематизируя аскетическое учение св. Григория Паламы, Киприан (Керн), отмечается в исследовании, помогает нам понять, что православная аскетика сочетает в себе два важнейших момента: осознание человеком своей греховности, несовершенства и, одновременно, веру в обожение. Именно это сочетание есть источник творческой силы духовного подвижничества, его динамизма.

    – 19 –



    Восточная аскетика смотрит на грех главным образом как на болезнь души. В отличие от юридического подхода католиков и протестантов, Православие обращает внимание не на то, как наказать человека, а как излечить его душу. Такой терапевтический подход к воспитанию души, по словам Киприана (Керна), способен успешно исправить её и привести к изначальной божественной красоте. А т. к. жизнь тела есть единение его с душой, то оживотворение души оживляет и тело, освобождая его от болезней и тленности.

    В диссертации утверждается, что христианское понятие греховности, если перевести его на современный научный язык, ставит вопрос нормы: важно чтобы человек осознал аномальность теперешнего своего состояния; тогда он будет стремиться не к комфортному бездействию, а к поиску той нормы совершенства, которая ему задана.

    В параграфе также показывается: большинство исследователей христианской аскетики утверждают, что аскетизм составляет необходимое требование человеческой природы и отвержение этого требования приводит к крайнему пессимизму. Аскетические тексты могут представлять неизмеримую ценность для современной педагогики и антропологии, но им, к сожалению, не уделяется должного внимания, а в ряде случаев относятся к ним с большой долей учёного высокомерия, считая их ''наивными'', некой ''низовой литературой''.

    Отмечается также символичность аскетических текстов: аскеза делает человека духовно чутким, способным читать символические знаки, ибо вся природа, по выражению Киприана (Керна), есть таинственный иероглиф.

    В конце параграфа подводится итог: духовное вырождение человека, превращение культуры в цивилизацию связано с отрывом от аскетической традиции и стремлением к комфорту и удовольствиям. Именно ''цивилизованные'' носители ''просвещенческих'' идеалов не всегда отдают себе отчёт в сущности подлинной культуры, которая вся порождена творческой аскезой.

    Таким образом, тема аскезы есть тезис для духовного воспитания личности.

    В Заключении подводятся итоги диссертационной работы, которые кратко можно выразить в следующих положениях: обоснована необходимость изучения религиозно-философской антропологии В. В. Зеньковского и Киприана (Керна), проанализирован смысл их концепции личности, как темы восстановления целостности человека на основе выработки целостного мировоззрения через синтез религиозного, философского и научного знания в свете принципов христианской антропологии. К этому можно добавить также следующие обобщения:

    – во всех работах В. В. Зеньковского главным и связующим звеном всех его научных интересов было понятие ''личность'', а разработанный им принцип индивидуальности лег в основу его антропологии и педагогики;

    – индивидуальность не поддаётся дискурсу, но постигается мистически: самое ценное в педагогическом воздействии носит мистический характер;

    – задача педагога – раскрытие индивидуальности ребёнка через ''индивидуальную апперцепцию'' общечеловеческих ценностей;

    – 20 –



    – принцип иерархии является принципом, опосредующим целостность человеческой души;

    – тема воспитания в антропологии В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) органически связана с идеей построения православной культуры как необходимого условия для духовного возрождения России.

    – осуществление этой идеи во многом зависит от воспитания православной интеллигенции, которая, обратившись к духовному опыту православной традиции, переработала бы знания, накопленные современностью во всех сферах культуры в свете христианского откровения;

    – идея восстановления цельности человека через возвращение к религиозным основам принадлежит именно Гоголю и славянофилам, но, начиная с В. С. Соловьёва, почти вся русская религиозно-философская мысль отклонилась от истины Православия и искала ''чаемого синтеза'' на путях ''метафизики всеединства'';

    – вопрос о софийности мира В. В. Зеньковский разрешает на основе онтологического дуализма, который является также и мистическим дуализмом, т. к. мистическая его основа – Абсолют – разрешает его двусоставность, а в человеке объединяет реальную и идеальную сферы;

    – дальнозоркость и глубина антропологических прозрений В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) заключается в том, что они увидели в идее Гоголя и славянофилов реальную возможность преображения и одухотворения культуры через восстановление утраченной полноты человеческой личности, но не путём отвлечённого религиозно-фиолософского умозрения, а через непосредственный религиозный опыт, черпающий свои силы из живой мистической традиции исихазма, которая до сих пор остаётся ядром Православия;

    – в антропологии В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) мистическая интуиция объединяет философский и религиозный опыт;

    – по сути мы имеем дело с духовно-телесной антропологией, в которой преодолены крайности спиритуализма и эмпиризма.

    Список литературы включает статьи и тезисы выступлений на конференциях.

    Основные положения диссертации представлены в следующих публикациях общим объёмом 1, 2 п. л.:

    1. Антоневич А. В. Принцип индивидуальности в педагогике В. В. Зеньковского. Проблема индивидуальности и личности // Философия человека: Образовательные и гуманитарные технологии: Сборник. – СПб.: Изд-во РХГА, 2008. С. 461-472. – 0, 4 п. л.
    2. Антоневич А. В. Принцип индивидуальности в ранних работах В. В. Зеньковского // Искусство и дети: Материалы ΧV Международной конференции “Ребенок в современном мире. Искусство и дети”. (Санкт-Петербург, 16-18 апреля 2008 г.) – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2008. С. 45-47. – 0, 1 п. л.
    3. Антоневич А. В. Метафизика тела в антропологии Киприана (Керна) и её значение для воспитания // Глобальная динамика социальных

      – 21 –



      процессов современности: материалы Международной конференции “Социализация личности в глобальном мире”. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009. С. 269-271. – 0, 1 п. л.
    4. Антоневич А. В. Религиозно-философская антропология В. Зеньковского и вопрос о софийности мира // Философская и педагогическая антропология: Сб. научных трудов / Под ред. А. А. Королькова. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2009. С. 178-187. – 0, 3 п. л.
    5. Антоневич А. В. Значение аскетики в антропологии Киприана Керна // Вестник Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. Серия “Философия”. 2009. № 3. Т. 2. Октябрь. С. 171-177. – 0, 3 п. л. (из списка ВАК).

    – 22 –



     

     

    © А. В. Антоневич

     

    Издание:

    Антоневич А. В. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна). Автореф. дисс. канд. филос. наук. – СПб.: РГПУ им. А. И. Герцена, 2009.

     

    Электронный текст из Библиотеки сайта Христианская психология и антропология (с персонального разрешения автора).

     

     

    Последнее обновление файла: 05.02.2012.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659