НА САЙТЕ:
БИБЛИОГРАФИЯ:
> 7500 позиций.
БИБЛИОТЕКА:
> 2750 материалов.
СЛОВАРЬ:
анализ 237 понятий.
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:
критика 111 идей.

"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Григорий Палама св. Беседы (омилии). Часть 1. – ОГЛАВЛЕНИЕ

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    МАТЕРИАЛЫ
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Словарь
    Проблемное поле
    СТРАНИЦА Ю. М. ЗЕНЬКО
    Биографические сведения
    Публикации: монографии, статьи
    Программы лекционных курсов
    Всё о человеке: библиография
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Григорий Палама св.

    Омилия 19 *). На Евангелие Христово о Самарянке **), и о том, что долженствует презирать земные блага жизни

     

    На протяжение всех ныне проходящих сих дней, простирающихся вплоть до Пятидесятницы, мы празднуем Воскресение из мертвых Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, самою продолжительностью празднования, делая наглядным превосходство его над остальными праздниками. Потому что если ежегодная память Восшествия Господа на небо и округляет ***) это число дней, но и оно показывает превосходство воскресшего Владыки над всеми когда-либо воскресшими рабами: потому что все когда-либо воскресшие из мертвых были воскрешены со стороны других и, затем, умерши, вновь возвратились в землю. Когда же Христос воскрес из мертвых, смерть уже потеряла над Ним обладание: ибо Он единственный Сам Себя воскресивший трехдневным, более не возвратился в землю, но восшел на небо, сотворив едино-престольным, как единый Бог со Отцем, наше смешение (естество); посему Он единый и был Началом будущего всех воскресения, и Единым Начатком усопших и Первенцем из мертвых, и Отцем будущего века. Как в Адаме все умирают: и грешники и праведники; так во Христе все оживут: и грешники и

    _______

    *) Homilia XIX. In Evangelium de Samaritide, et quia oportet praesentia contemnare. P. Gr.: t: 151 col: 248-264:

    **) Ин. 4, 5 сл.

    ***) Т. е. завершает.

    – 195 –



    праведники, но каждый в своем чине: Первенец Христос, потом – Христовы, в пришествие Его; а затем конец, когда Он упразднит всякое начальство и всякую власть и силу, и покорит всех врагов Своих под ноги Свои. Как последний враг истребится смерть – во всеобщем воскресении, при последней трубе: ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие.

    Поручителем же таковых благ для нас является Воскресение Христово, и поэтому-то единственно этот Праздник мы празднуем в течение стольких дней, как сущий бессмертный и несменяемый и вечный, предызображая этим и блаженство Святых в будущем веке, идеже отбеже болезнь, печаль и воздыхание: потому что в этом блаженстве – ликование и счастие присно-божественное и не подверженное изменениям; потому что там обитель истинно радующихся. Посему и перед наступлением этих (пасхальных) дней, благодать Духа установила как закон, чтобы мы проводили священную Четыредесятницу в посте, бдении и молитве и всяческом подвиге добродетелей; действительно, Четыредесятницею являя образ жительства тех людей, которые спасаются в этом веке. Это есть не иное что, как – покаяние и богоугодное прохождение жизни. Чрез, последующую же за ней, Пятидесятницу, которую мы сейчас проходим, представляющую покой и отдых, который подвизавшиеся ради Бога восприимут там. Посему она есть Четыредесятница и связана с памятью Спасительных Страстей Господних и после седмицы *) принимает конец посту; а Пятидесятница включает в себе и преставление с земли на небо, и Божественного Духа сошествие и раздаяние. Потому что сей век уподобляется седмице и составляется на основании 4-х **) часов и частей и стихий, и для тех, которые в течение его делают себя, чрез творение добрых дел, участниками Страстей Христовых, приносит празднество Пятидесятницы, которая начинается с осьмицы, и в осьмице ***) имеет завершение, и

    _______

    *) Т. е. после 7 недель Великого Поста.

    **) Лат. перевод: "40", что, по-видимому, не верно, потому что имеется в виду раздел дня на 4 части (утро, день, вечер и ночь), четыре времени года и 4 стихии (воздух, огонь, земля и вода); в сущности и в "40" основным числом является то же "4".

    ***) "Осьмица", "восьмица" – знамение будущего века. См. об этом подробно в омилии 17-ой.

    – 196 –



    превосходит и честную седмицу и четверицу, и чрез Воскресение Господне и, последующее за ним, Вознесение, представляет будущее воскресение человеческого рода и, последующее за сим, восхищение достойных на облацех в сретение Божие, и, наконец, во веки пребывание с Богом и упокоение.

    Но это сбудется в надлежащее время. Господь же, прежде Своей Страсти и Воскресения, проповедуя Евангелие Царствия, и являя Ученикам, что не только из Иудейского народа будет избрание достойных веры и обетованного им вечного наследия, но – и из всех народов, – как вы слышали из чтомого сегодня вашему слуху Евангельского чтения, "прииде во град Самарийский, глаголемый Сихарь, близ веси, юже даде Иаков Иосифу сыну своему. Бе же ту источник Иаковль". Источником здесь называется колодезь, потому что он имел воду от источника, как это явствует из предыдущих слов; был же он Иакова, потому что тот его выкопал. Сихем же был областью, которую Иаков дал Иосифу; ибо, умирая в Египте и завещая, он говорит ему: "Се аз умираю: вас же возвратит Бог от земли сея на землю отец ваших. Аз же даю ти Сикиму избранную свыше братии твоея, юже взях из руки аморрейских мечем моим и луком моим" (Быт.48, 21-22). Посему Сихем в последствии был населен племенем Ефрема, который был первенцем Иосифа; вокруг же этого места обитали десять племен Израилевых, над которыми главенствовал Иеровоам отступник. Часто же оскорбляя Бога, они и часто были оставляемы Им, а затем все были отведены в плен, и так случилось, что вместо них поселились различные народности, собранные ассирийским царем, которые и назывались "самаритянами", по горе Сомор. И как некогда Иаков, проходя мимо, подошел к Сихему, так ныне, проходя мимо, Христос, подошел к Самарии. Но тот, как он сам говорит, подошел с "мечем и луком", т.е. для истребления и уничтожения его прежних обитателей; Христос же – со словом и учением, и посему – для спасения. "Иисус утруждся от пути", говорит Евангелист, "седяше тако на источнице: бе же яко час шестый".

    И время и усталость побуждали к седению Того, Кто

    – 197 –



    носил тело, такое же как и наше; чтобы удостоверить это и предвидя будущую пользу, он так сидел, как говорит Евангелие, у источника, т.е. просто на земле, как бы одинокий странник, потому что Ученики Его пошли в город, чтобы купить еды. И когда таким образом Он одиноко сидел при источнике, приходит женщина из Самарии почерпсти воду. Господь же и терпя жажду, как Человек, и видя ее, приходящей, по человечеству, для утоления жажды, а как Бог, видя и сердце ее, жаждущее спасительной воды, но не знающей Могущего дать ей сию, спешит открыть Себя жаждущей душе. Потому что и Сам Он жаждет жаждущих Его, как написано. Начиная же Свою речь таким образом, чтобы легко быть понятным, Он говорит ей: "Даждь Ми воду пити". Она же, будучи рассудительной, и видя по самой одежде и облику и явному внешнему убранству, что Он – Иудей и Хранитель закона, – удивляюсь, – говорит, – как Ты просишь пить от самарянки, когда Иудеи с Самарянами, как бы с язычниками, не имеют общения? – Господь же, пользуясь подходящим случаем, начинает открывать Себя, говоря ей: "Аще бы ведала еси дар Божий, и Кто есть глаголяй ти: даждь Ми пити: ты бы просила у Него, и дал бы ти воду живу".

    Видите, что ей засвидетельствовано: что если бы она знала, то она тотчас же попросила бы, и стала бы причастницей воистину живой воды, как, действительно, узнавши, она и сделала и получила потом. В то время как синедрион иудейский, вопросив и полностью получив ответ, Господа Славы распял затем. Но что – такое "дар Божий"? – "Аще бы ведала еси", говорит, "дар Божий"; оставляя в стороне иное, приведем тот факт, что воплотившийся Бог не возгнушался теми, которых Иудеи до такой степени считали мерзкими, что даже и пить от них не желали бы принять; какой уже это – великий дар и какова великая благодать. А тот дар, что настолько их сделать любимыми, что не только приять даемое ими, но и Самому сделать их участниками Своих Божественных дарований?! Что говорю: дарований? – Когда и Самого Себя дает и делает верных сосудами, могущими вместить Его Божество, поскольку невозможно им иметь иной источник, скачущий в жизнь вечную, помимо того, который Он ранее обетовал! Какой ум это осилит? Какое слово выразит превосходство сего дара?

    – 198 –



    Но Самаритянка еще не осознавая величие живой воды, сначала недоумевает: каким образом Говорящий ей обрел бы воду, которую обещает, когда ни сосуда Он не имеет колодец – глубок; затем и сравнить Его пытается с Иаковом, которого и "Отцем" называет, почитая род на основании места, и восхваляет воду сего колодца, как которой нет лучше; но когда услышала, что Господь сказал, что "вода, юже Аз дам, будет (для приявшего ее) источником воды текущей в живот вечный", – испустила глас жаждущей и приводимой к вере души, хотя еще и не достаточно сильной, чтобы воззреть на свет. "Господи", говорит, "даждь ми сию воду, да ни жажду, ни прихожду семо почерпати". Господь же, желая открыть себя еще немного больше, повелевает ей и мужа пригласить. Она же, скрывая свое положение, и в то же время тщася получить дар, сказала: "Не имам мужа"; на это она слышит в ответ скольких мужей она имела от своей юности и что тот, кого она теперь имеет, не есть ее муж; и не сетуя на упрек, сразу же сознавая, что с ней говорит Пророк, она приступает к большим вопросам.

    Видите ли каковы вместе смирение и любовь к Истине у этой женщины? – Ибо она говорит: "Отцы наши в горе сей поклонишася: и вы глаголете, яко во Иерусалиме есть место, идеже кланятися подобает". Видите ли, что составляло заботу ее мыслей и каковое она имела познание Писания? – Много ли теперь по рождению верных и Церковью воскормленных, которые знают так Писание, как знала Самарянка, а именно: что Отцы наши, т. е. Иаков и от него происходящие Патриархи на горе сей покланялись Богу? Таковое знание и тщание в изучении Богодохновенного Писания, принимая которое как благоухание аромата, Христос с удовольствием продолжает беседовать с Самарянкой; потому что как если на угли положишь что-нибудь ароматное, ты привлечешь и удержишь приходящих, а если – нечто зловонное и неприглядное, то оттолкнешь их и отвратишь, так и относительно помыслов: если возымеешь священную заботу и тщание о них, сделаешь себя достойным Божественного посещения (Эпископис Фиас): потому что это-то и есть благоухание аромата, которое Господь обоняет; если же будешь питать дурные и грязные и земные помыслы, то будешь далек от Божественной неги, сделав себя, увы,

    – 199 –



    достойным того, чтобы Бог отвратился от тебя! "Яко не пребудут беззаконницы пред очима Твоими" (Пс. 5, 6), говорит Богу Псалмопевец. Потому что когда Закон предписывает: помнить во всем Господа Бога, сидя и ходя, и лежа и вставая (парафр. Втор. 6, 7), и Евангелие говорит: испытайте Писания, и в них обрящете живот вечный (парафр. Ин. 5, 39), и Апостол увещевает, говоря: "Непрестанно молитеся" (1 Фес. 5, 17), – то и задерживающий свой ум в земных помыслах, конечно, является преступником, а не тем ли более тот, кто погрязает в дурных и грязных? Но когда Отцы наши покланялись Богу на сей горе? – Тогда, когда Патриарх Иаков, убегая от ненавидящего его по зависти родного брата Исава, и послушествуя советам Отца своего, ушел в Месопотамию, и когда возвратился сюда с женами и детьми; потому что при возвращении он раскинул шатры около того места, где Господь говорил с Самарянкой; после же происшествия с Диной и истребления Сихемлян, Бог, как написано в книге Бытия, сказал Иакову: "Востав взыди в Вефиль, и сотвори тамо жертвенник Богу, явльшемуся тебе, егда бежал еси от лица Исава брата твоего" (Быт. 35, 1). И после этого слова, переселившись, Иаков взошел на лежащую подле гору и устроил, говорится, там жертвенник, и назвал это место "Вефиль", потому что тут явился ему Бог; посему-то Самарянка и говорит, что "Отцы наши на горе сей покланялись", опираясь на древних оных людей, потому что относительно Иерусалимского Храма законы были вынесены позднее. И поскольку это место Иаковом было названо "Домом Божиим", потому что именно "Вефиль" и обозначает это в переводе, то она спрашивает, горячо желая узнать: почему более не здесь, но в Иерусалиме, говорят, находится "Дом Божий", и в нем установлено приносить жертвы и покланяться Богу. Господь же, уже осуществляя и цель Своих слов, и предсказывая о самой женщине, что она будет из таковых, которых Бог ищет и приемлет, и отвечая на ее слова, говорит: – "Веру Ми ими, жено. Яко грядет час, егда ни в горе сей, ни во Иерусалимех поклонитеся Отцу"; и затем, немного далее: "Ибо Отец таковых ищет покланяющихся Ему".

    Видите ли, что и на нее простирается, что она будет из числа таковых, которых Бог ищет, и что она поклонится

    – 200 –



    Высочайшему Отцу не в связи с понятием места (топикос *), но по-Евангельски? Потому что это к ней относятся слова, что "ни в горе сей, ни во Иерусалиме поклонитеся Отцу", а вместе Он ясно предвозвещает и перемену закона: потому что когда вносится изменение в поклонении, необходимо следует и перемена закона. (Но пока это еще не наступило), в промежутке положено: "Вы кланяетеся егоже не весте: мы кланяемся Егоже вемы: яко спасение от Иудей есть"; это – и ответ на ее слова и вместе продолжение Его собственных мыслей; Он говорит: "Мы – Иудеи", по той причине, что Он Себя причислял к ним, как сущий от них по плоти. Итак, – Мы – говорит – не захватывающие не наше, но сознающие то, что это наше, в этом расходимся с вами, Самарянами, по вопросу места поклонения, потому что ведаем, что по той причине узаконенное поклонение должно совершаться во Иерусалиме, что от Иудеев – Спасение всего мира, то есть Христос придет. Но поскольку уже не, как грядущий – потому что это был Он Сам, – он не сказал: "Спасение от Иудеев будет", но (сказал) – "есть" – потому что видел, что она не далека от веры и от того, чтобы покланяться в духе и истине. Итак, Он говорит: "Грядет час, и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною".

    Потому что Высочайший и Поклоняемый Отец, Отец Самой Истины, то есть – Единородного Сына, и Духа Истины имеет – Духа Святаго, и поклоняющиеся Ему в Нем это именно те, которые таким образом веруют и Ими бывают движимы (энергумени – действуемы). Ибо – "Дух есть, – говорит Апостол, – чрез Кого мы кланяемся и чрез Кого молимся"; и "Никтоже приидет к Отцу, токмо Мною", – говорит Единородный Сын Божий.

    Итак, те суть истинные поклонники, кто кланяется Высочайшему Отцу в духе. Поскольку же Он отстранил и Иерусалим и Самарию, то, чтобы кто-нибудь не посчитал, что надлежит быть устроену иному месту **), Он последующими словами опять отводит речь от всякого вещественного

    _______

    *) Лат. Перев. здесь ошибочно переводит "топикос" как "типикос".

    **) Т. е. единственному определенному месту, где совершалось бы поклонение Богу.

    – 201 –



    разумения места и поклонения, говоря: "Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися", то есть для разумевающих, конечно, Бестелесного как Сущего, сверх материи; ибо таким образом они и истинно узрят Его всюду в духе и истине Его; ибо Дух, как Бог, бестелесен; а бестелесные не заключаются местом и не ограничиваются местными границами; так что говорящий, что только в пределах Иерусалима или на Самарийской Горе, или в каком-либо ином месте на земле или на небе должно покланяться Богу, не верно говорит и не истинно покланяется. Но как бестелесный, Бог – нигде, но потому что Он есть Бог, Он – везде; ибо, если была бы гора, или место, или тварь, где не было бы Бога, тогда надо было бы искать такое место, где Он определенно находился бы; но Бог – везде и во всем. Каким же образом Он – везде и во всем, и не одной какой-либо частью, но всецело пребывает в том или ином? – Да потому, что так обстояло бы дело с телесными. Итак, как все и соединяющий, и охватывающий, Он Сам есть в Самом Себе, везде и над всем, поклоняемый со стороны истинных поклонников в духе и истине Его.

    Итак, Бог по всей не только земле, но и выше земли так приемлет поклонение от таким образом верующих истинно и так, как это отвечает Богу: Отец – бесплотный и неограниченный ни временем, ни местом, во Святом и присносущном Духе и Сыне и Слове собезначальном, Который – и воипостасная Истина Отчая. Но и душа, и Ангелы, будучи бестелесными, не ограничены местом, но и они не вездесущи, ибо не содержат в себе все, но и сами также нуждаются в Содержащем. Следовательно, и они находятся в Содержащем и Объемлющем все, и в отвечающем им порядке установлены в своих пределах, хотя душа и содержит тело, с которым сотворена, и находится во всем теле, и не заключена в какое-либо место, и не как обладаемая, но является как обухватывающая и содержащая тело, имея и это качество по образу Божию.

    Самарянка же, как только услышала от Христа эти чудесные и приличествующие Богу слова, что достоит покланятися Богу воистину не иначе как исключительно лишь в духе и истине Его, уподобилась душе уневестившейся

    – 202 –



    Богу в книге Песнь Песней, которая, окрыляемая гласом Нетленного Жениха, ожидаемого и желанного и скрывающегося, хотя и близ находящегося, говорит: "Вем, яко Мессия приидет, глаголемый Христос: егда Той приидет, возвестит нам вся". Видите ли: как она была приготовлена для веры (в Мессию), как в близкого и уже ожидаемого, и как велика ее надежда! Разве и она не могла бы сказать с Давидом: "Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое: воспою и пою во славе моей" (Пс. 61, 8).

    Откуда же и это (что придет Мессия) она так твердо и уверенно могла знать и иметь от души к этому расположение, как ни по той ли причине, что с крайним вниманием она изучала пророческие книги? Отсюда и ум она имела до такой степени возвышенный, исполненный божественного вдохновения; так что мне, ныне восторженно взирающему на духовную и весьма сильную любовь Самарянки к Христу, снова желательно сказать о ней словами из Песни Песней: "Кто сия проницающая яко утро, добра яко луна, избранна яко солнце" (6, 9). Потому что возвещением, что вскоре явится духовное Солнце Правды Христос, и выказыванием в ее лице начинающуюся Церковь из язычников, как от священного источника Купели восходящей, при котором утвердилась, как наученная Спасителем, вижу ее сияющую, как прекрасную зарю. Прекрасна же она и как луна, поскольку она светит в то время, когда ночь нечестия еще держится; избранная же она, как солнце, как и названная Спасителем Фотинией (Светланой), и сама причисленная к лику имеющих в будущем воссиять, как солнце, как говорит Евангелие: потому что свою светлую жизнь она впоследствии запечатлела блаженнейшей и мученической кончиной; а теперь, вот, увидела Бога истинного Христа, и совершенным образом Его богословила; и как Он позднее сказал Ученикам относительно со-естественного и единочестного Ему Духа, что когда Он придет, Он научит всякой истине, так и она, предваряя будущее, говорит о Нем: "Егда Той приидет, возвестит нам вся". Но поскольку Небесный Жених видел ее в таковом состоянии, Он открыто говорит ей: " Аз есмь, Глаголяй с тобою". Она же тотчас, как бы воистину избранная благовестница, встала, и оставив водонос, побежала в город, следующими словами всех обращает и к вере в Виденного ею приводит: "Приидите

    – 203 –



    и видите Человека, Иже рече ми вся, елика сотворих: еда Той есть Христос?" Это же она сказала так, не потому что имела какое-либо колебание, но потому, что считала, что и прочие более удостоверятся, когда увидят и, вследствие беседы с Господом, более легко сами убедятся. Так это на деле и сбылось.

    Видя, что уже настало время для телесных потребностей, и житейские дела призывают вас, я изложил вышесказанное в главнейших чертах, и ныне прочие евангельские слова оставляю в стороне. Но вы поразмыслите о сей Самарянке: так, когда она услышала евангельские слова, которые и мы возвестили вашей любви, – она сразу же презрела и необходимые потребности телесные: потому что тут же забыла и про водонос и про дом, и побежав в город, и увлекши за собою Самарян, опять с ними пришла ко Христу; ибо сие "приидите видите" заключает в себе вот что: последуйте за мною, и я вас поведу и покажу вам ныне пришедшего с небес в мир Спасителя. Таким образом, следовательно, побудив их тогда, представила Христу; нас же, тем, что оставила и водонос и дом, научает предпочитать необходимым потребностям ту пользу, которая проистекает от учения, которую и Господь назвал "благой частью", говоря в Евангелии Марфе относительно Марии, слушающей слово. Если же необходимо презреть даже необходимые потребности, то насколько более – все иное? Что же тебя подавляет и отводит от слушания того, что приносить пользу душе? Забота ли о доме и детях и жене? или личное или близкого тебе человека горе или радость? или покупка или продажа имущества? или каким образом употребить все твое имущество, или лучше сказать – злоупотребить? Но выслушай с разумением апостольские наставления: "Время, братие, прекращено (коротко) есть прочее, да и имущии жены, якоже не имущии будут: и плачущиися, якоже не плачущии: и радующиися, якоже не радующеся: и купующии, яко не содержаще: и требующии мира сего, яко не требующе: преходит бо образ мира сего" (1 Кор. 7, 29-31). Что означает: "Время – коротко"? – Кратка – жизнь, близка – смерть, тленен – сей мир, вечно пребывающ только иной (мир). Переплавляет же нас для оного мира незыблемое презрение здешнего мира, готовность для оного будущего века, жизнь, по возможности, далекая от укладов

    – 204 –



    здешней жизни и ведомая по образу жизни оного века, и бежание, насколько есть силы, от вреда здешней жизни, по как при учащенных нападениях врагов на окрестности города, мы обладаем имением, как бы и не обладая им и большей частью времени бежим с него, и в безопасности пребываем внутри (городских стен), и если бы враг на время отступил, то на краткое время пользуемся возможностью выйти из города, но не злоупотребляем временем, зная что время для пользования дорого; так и сим миром пользоваться, но не злоупотреблять им – прекрасно увещевает Апостол: потому что он видит, что враги жестоко нападают и ожидается конец: ибо проходит, говорит он, образ мира сего; и поскольку этот мир не прочен, но как Апостол сказал, нынешнее есть не иное что, как – образ: и в действительности бывает и в то же время ничего нет, на краткое время показывается и тут же проходит; то если бы кто и желал удержать, никак не может этого сделать; это – как легкий облак, гонимый ветром в летнее время, который бросает быстро пробегающую тень. Оттуда – и самый совет, чтобы каждый из нас проявил явное душевное изволение и дал пример в осознании, данных Богом наставлений: потому что если бы кто и захотел удержать, как я сказал, однако все принадлежащее нынешнему веку не удержимо, и то по двум причинам: ибо не только век сей мимотечет, но и каждый из нас, пользующийся сим миром, бывает лишь на время и прежде чем чем-то в мире овладел, уходит из него. (И как бы шествуя каким-то путем, проходит всякий человек), и по пути этому происходит многоразличное движение, проходящее мимо него; и по необходимости происходит одно из двух: либо мимотекущее по пути ускользает от него, и то, чем он обладал, он уже не в силах удержать, либо – сам он, проходя, в конце концов уходит с сего пути жизни, и не может удержать того, что дает жизнь; потому что человек, будучи смертным, привязан к житейским делам, а и они – подвержены переменам.

    Итак, человек, связанный с теми вещами, которые изменчивы, и сам многообразно изменяется и теряет то, то удерживал: как богатство, так и блеск и радость, или же, умирая, сам себе наносит непоправимое изменение

    – 205 –



    и нагим отходит отсюда, оставляя то, что имел здесь и на что возлагал надежды. Но быть может это достанется как наследство (его детям)? – Но ему-то какая радость от этого? Он уже не примет участия в здешней жизни, а дети равным или иным образом также погибнут. Следовательно смерть всегда является бедствием для тех, которые привержены к сему миру, которые нагими в конечном итоге берутся отсюда и все, что было им любимо оставляют. Для презирающих же вещи сего мира и ищущих обрести познание о будущем мире и старающихся делать то, что идет на пользу пред лицем сего будущего века, приходящая смерть не приносит ущерба, но лучше сказать – переносит их от суетных и непостоянных вещей – в невечерний день, в бессмертную жизнь, в богатство неиждиваемое, в чистую радость, в вечную славу, в то, что истинно есть и неизменно пребывает, что да будет всем нам улучить благодатию и человеколюбием Приклонившего небеса и Сошедшего ради нас, и – не только к нам, но – и к заключенным в преисподней душам, и оттуда Восшедшего силою Воскресения и пакибытия, и нам Даровавшего чрез Самого Себя просвещение и ведение и надежду на небесные и вечные блага, в которых Он препрославлен во веки веков. Аминь.

    – 206 –



     

     

    Текст приводится по изданию (в переводе на современную орфографию):

    /Григорий Палама/. Беседы (омилии) святителя Григория Паламы. Часть 1. Перевел с греч. архим. Амвросий (Погодин). – М.: Паломник, 1993 (репр. переизд.: Монреаль: Изд. Братства преп. Иова Почаевского, 1965).

     

    Номера страниц идут после текста.

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 15.04.2013.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659