. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Владимиров Артемий прот. О молчании и удивлении (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Владимиров Артемий прот.

    О молчании и удивлении

     

    Повествуя о событиях, последовавших Воскресению Господа Иисуса Христа, евангелист Лука свидетельствует о мироносицах, удостоившихся благовестия из уст Ангелов Божиих о Восстании Спасителя. В то время как прочие ученики не поверили свидетельству мироносиц, Апостол Петр, хранивший в памяти свое отречение от Христа и отчасти уврачеванный от этого греха теплыми слезами покаяния, не промедляя, стремится ко Гробу, дабы удостовериться в истине слов мироносиц. Ему не дано видеть Ангелов в образе мужей в блистающих ризах, но он созерцает пустой Гроб и свернутые пелены, ризы, словно оставленные человеком, ушедшим неведомо куда. Апостол возвращается в Иерусалим, в себе дивяся бывшему, как сказано в Евангелии (см.: Лк. 24, 1-12).

    Остановим на этих словах наше благоговейное внимание. Что это значит: в себе дивяся бывшему, виденному? Апостол не спешил делиться с кем бы то ни было своими впечатлениями, но, подобно Деве Марии, слагал откровения Божии в сердце своем. В глубинах молчаливого духа он размышлял о том предмете, который был выше его понимания. Не находя ответа на поставленный им вопрос, Петр удивлялся, изумлялся. И чем более он молчал, тем более приходил в изумление.

    МОЛЧАНИЕ, по свидетельству многих подвижников благочестия, удивительно плодоносно: оно способствует проникновению в нас предмета веры. Молчание служит согреванию сердца молитвой. Посредством молчания человеческого Сам Бог приклоняется к беседе со Своими учениками в глубинах их сердец. Не потому ли сказано в Писании от Лица Господня: ...на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словес Моих (Ис. 66, 2).

    Сомкнув уста, Апостол Петр размышлял и приходил в недоуменное изумление, в себе дивяся бывшему. УДИВЛЕНИЕ есть состояние души, которая не может сама собою разрешить ту или иную тайну внешнего или внутреннего порядка. Известно, что в основе античной философии также лежит удивление человека перед тайной мироздания, открывавшейся изумленному взору древнего мудреца в красоте всех Божиих творений. Однако языческие философы осуетились в умствованиях своих, приписав славу Божества тленному созданию, они не почтили Бога подобающим поклонением, но почтили тварь поклонением неподобающим и тяжко согрешили.

    Мы, христиане, имеющие основу мировоззрения в Богооткровенной истине, запечатленной в Священном Писании, призваны также дивиться, удивляться и изумляться той красоте, премудрости, целесообразности, порядку и величию, которыми Господь Бог запечатлел все видимое творение. Святые отцы согласно говорят, что от внимательного рассматривания видимых творений, от благоговейного изучения законов внешнего бытия в душе наблюдателя и созерцателя рождается чувство радостного недоумения, изумления, преклонения пред творческой премудростью Создателя. Душа делает шаг от созерцания внешнего к вере в Невидимого Бога. И впоследствии, когда христианин уже утвердится в вере и молитве, по мере очищения сердца от страстей, еще более внимательным взором осматривая видимый мир, он будет, не без тайной помощи благодати Божией, удивляться великой красоте мира, созданного Господом. Не потому ли пророки и апостолы, священные писатели, рукою которых водил Дух Святой, созерцая величие Творца во всем видимом творении, прославляли имя Божие, поминутно восклицая в изумлении: Дивна дела Твоя, Господи! (Откр. 15, 3)? Подобное удивление, подобная радость, рождающиеся от созерцания, весьма помогают христианину поддерживать в своей душе должные благоговейные чувствования в отношении Создателя.

    Изумление перед тайной мира способствует заквашиванию молитвенного духа, ведет человека стезей богопознания, согревает душу таинственной теплотою, чрез которую Сам Господь Бог воздействует на наше сердце, притягивая его к Себе, привлекая его ненасильственным действием благодати Божией. Но это не единственный источник удивления, радостного изумления, которыми мы должны питать свою душу.

    Особенно плодоносна в этом отношении Священная история, запечатленная в Ветхом и Новом Завете. Поучение в Священном Писании для всякого серьезного христианина является столь же необходимым делом, как и совершение молитвенного правила. Чрез внимательное изучение Писания и благоговейное размышление о прочитанном душа входит в познание любви Божией к человеку, всемогущества и премудрости Творца, свершившего спасение рода человеческого. Блажен человек, который, полюбив Священное Писание, никогда не расстается с ним, при каждом удобном случае подпитывая и освящая свою душу Богооткровенными сведениями, которые, будучи усвоены сердцем, оставляют в душе теплый свет, побуждают человека благодарить своего Создателя, чему не мешает ни суета, ни множество окружающих нас людей, ни обилие обязанностей, бремя которых мы несем в нашей земной жизни.

    Другой предмет нашего удивления и изумления есть человеческая судьба, линия жизни, которую мы не постигаем в отношении будущего, но которую мы можем уразумевать в отношении прошедшего. Внимающий себе христианин, воспоминая прожитые годы, присматриваясь к своей душе, обязательно увидит перст Божий, ведущий его ко спасению. И если человек старается каяться в грехах своих и вольно не согрешать, то его душа, ищущая Господа, с каждым годом обретает все больше и больше внутренней свободы. Христианин замечает, что какая-то страсть совершенно изнемогла и оставила его после сердечного покаяния, а действие иной страсти значительно ослабело, зато появилась некая новая страсть, прежде неведомая, борьба с которой глубоко смиряет душу. Размышляя о главных вехах нашей жизни, тайных и явных милостях Божиих, о различных опасных и несчастных случаях, из которых вывел нас Господь целыми и невредимыми, по слову Писания: Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117, 18), взвешивая молитвенным чувством все события прожитой жизни, догадываясь о чем-то из жизни настоящей, прозревая что-то из событий грядущих, - христианин чувствует на себе руку Господню, познает премудрость милующего Небесного Отца, уразумевает отдельные черты Промысла Божия и через то приходит в чувство благоговения, удивления и радостного изумления, которое, надолго оставаясь в душе, наполняет ее миром и даже блаженством.

    Наконец, последний предмет для возбуждения чувства благоговейного удивления сокрыт в действии самой благодати Божией. Не сразу и не вдруг открывается она человеку, но по мере очищения его ума и сердца. Однако, несмотря на нашу немощь и греховность многих переживаний и состояний, мы все-таки помним такие минуты, быть может, часы, когда мы были совершенно утешены вышеестественным действием благодати Божией. Кого-то посетила благодать после сердечного исповедания грехов, кто-то был упоен и видимо освящен благодатию по причащении Святых Таин Христовых. И даже если кому-то долгое время пришлось скорбеть и переживать маловыносимые неприятности, но при этом не ропща и не теряя надежды на Господа, то такой человек затем обязательно бывает приобщен к той радости, нося в себе которую примиряется со всеми тяжкими сторонами своей жизни. Проникнув в нравственный смысл скорбей, христианин благодарит Создателя, созерцая Его, Невидимого, и искренне удивляется и недоумевает: за что же меня, грешного, не принесшего Господу никаких трудов, не перенесшего, по слову евангельской притчи о работниках, ни дневного зноя, ни утомления (см.: Мф. 20), - за что же милует меня Господь, являя мне полноту Своего благодатного общения, присутствия и освящения?

    Должно думать, что Апостола Петра коснулась благодать Воскресения, ибо этой благодатью был пронизан самый Гроб, эта благодать источалась от льняных пелен, освященных Телом Воскресшего Господа. Залог этой радости Воскресения он и унес в своем сердце, в себе дивясь бывшему, уча нас, братья и сестры, быть внимательными к путям Божиим, к путям собственной жизни, уча нас созерцать Премудрость Божию в видимом творении, прозревать Промысл Божий в событиях нашей прошедшей и настоящей жизни, удивляясь силе Божией, запечатленной свидетельствами Священного Писания, и, наконец, искать благодати Господней в смиренном и покаянном делании. Благодать же, пришедши, совершенно человека возвеселяет о Духе Святом, содержа сердце в непрестанном удивлении, радости, благоговейном славословии Господа. Аминь.

     

     

    Издание:

    Владимиров Артемий прот. О молчании и удивлении // Журнал Московской Патриархии. 2001, № 6.

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.03.2016.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .