. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Владимиров Артемий прот. Евангельское милосердие в жизни пастыря. 2-е изд (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Владимиров Артемий прот.

    Евангельское милосердие в жизни пастыря.
    2-е изд.

     

    Выступление в Московской Духовной Академии на Чтениях,
    приуроченных к 1200-летию со дня кончины св. праведного Филарета Милостивого
    и к 125-летию со дня кончины Митрополита Московского Филарета (Дроздова),
    3 декабря 1992 года

     

     

     

    Предисловие ко 2-му изданию
    10 лет спустя

    Говорят, что время никого не красит... На все оно накладывает свою мертвящую печать: цветущая молодость превращается в дряхлую старость, телесная крепость вырождается в немощь и болезнь, даже ум, относясь к явлениям нематериального порядка, часто обволакивается забывчивостью и теряет со временем присущие ему проницательность и быстродвижность.

    Но есть на земле призвание, которое с течением лет лишь набирает силу... Как хорошее вино, выдержанное в погребах, узнается по богатству вкусовых ощущений, так и благодать священства: проходят годы, а усердный и богобоязненный пастырь чувствует ежедневные благие изменения в своей душе. Седины для священника – украшение, а старческий посох – свидетельство зрелости духовной...

    Не имея ни седин, ни посоха, имею лишь одно сердечное желание – следовать стезей тех пастырей, которые явили собственной жизнью идеал священства, воспоминание о деяниях которых вдохновляет на подвиг любви к Богу и ближним.

     

    Вступление

    Сегодня, в день праведной кончины святого Филарета Милостивого, 1200 лет спустя его отшествия ко Господу, разрешите предложить духовному собранию беседу о евангельском милосердии и о том, какое место занимает оно в священническом служении.

    Мы вступаем в нелегкие времена, когда каждый христианин оказывается пред лицом испытаний. Со дня на день умножаются беззакония и оскудевает, иссякает любовь в человеческих сердцах. Томительные чувства беззащитности, страха, тревоги овладевают теми, кто еще вчера жил, казалось, беспечально. Все мы ощущаем, как равнодушие, ожесточение, злоба, проникая в сердца людей, отчуждают их друг от друга, извращают и уродуют человеческое общение. “Ужасный век, ужасные сердца!”

    Но именно сегодня хочется напомнить себе и вам, что высочайшее из всех земных призваний, ответственнейшее из всех родов служений – священство – есть по преимуществу служение любви. Так мыслил и говорил об этом, в полном согласии с Евангелием. Божий избранник, святой пастырь – праведный Иоанн Кронштадтский. Священнику, первому из всех учеников Христовых, надлежит облечься в любовь, которая есть, по слову Апостола, совокупность совершенства (см. Кол. 3, 14). Внешним же обнаружением этой царственной добродетели слово Божие называет, во-первых, милосердие, во-вторых, благость, в-третьих, смиренномудрие, а затем – кротость, долготерпение и снисхождение к немощам близких.

    Итак, любовь к Богу, усвоенная чрез подвиг благочестия, являет себя в плодах милосердия, деятельной любви пастыря к ближним, она должна заквашивать каждую мысль, каждое слово и деяние православного священника.

    Как же Христова любовь назидает иерея в делах пастырских, чему учит его в искусстве душепопечения? Посвятим этому наше малое слово в день памяти праведного Филарета Милостивого.

     

    Сердце пастыря

    Присматриваясь к современному духовенству, а более всего исследуя самого себя, подмечаешь, как разнятся между собою делатели нивы Христовой. Один священник величествен и неприступен, как кедр ливанский, высящийся над своими прихожанами, другой обнаруживает внешние общительность и заинтересованность, но при ближайшем рассмотрении не таков: душа его не вполне открыта алчущим духовного просвещения и исцеления. Лишь немногие имеют сердце отверстым, наподобие прободенного копием ребра Христова, из которого истекли живоносная Кровь и вода во спасение миру. Лишь тогда мы, пастыри, сможем жить, действовать и учить в соответствии с благодатной природой нашего служения, когда стяжем, повинуясь любви Христовой, милующее сердце, вполне обращенное к скорбям и страданиям ближних. Всех жалеющее, о всех воздыхающее сердце облекается в простоту, непосредственность, детскость и искренность, столь необходимые иереям Божиим. Именно такое сердце становится способным к пастырскому применению, умению быть всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых.

     

    Пастырь и его семья

    У англичан есть замечательная поговорка: "Charity begins at home" – милосердие начинается дома, то есть со своей собственной семьи. Семья для священника является школой воспитания чувств, взращивания и душе драгоценного растения – милосердия. Все ли мы помним повеление Апостола: мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы (Кол. 3, 19); обращайтесь [с ними] благоразумно... как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни (1 Пет, 3, 7)? Лишь вступившие на стезю супружества знают, как нелегко осуществить на деле завет святителя Феофана Затворника, который свидетельствует: "Вся тайна супружества состоит в том, чтобы десять лет спустя свадьбы относиться к жене столь же нежно, как и в день венчания". Труднее всего оказывается сохранить страх Божий, то есть благоговение и скромность в общении со сродниками. Как часто дух раздражительности, крайней неучтивости, если не грубости вселяется в супругов, совершенно скрадывая действие благодати венчания! Чувства мужа и жены иногда скудеют до такой степени, что само общение выражается в кратких, обрывистых фразах, междометиях, словах, произносимых небрежно и нечленораздельно. Правое устроение души священника побуждает его быть пастырем прежде всего для собственной супруги. Сколь редкое, но сколь великое приобретение для него – раз навсегда усвоенный тихий и размеренный, спокойный и учтивый тон общения с матушкой. Истинный духовный авторитет мужа зиждется не на внешнем господстве над спутницей жизни, но выявляется в молитвенности сердца, даре рассудительности, умении снисходить к жене в ее немощах, уступать тогда, когда это не вредит делу спасения души.

    Воспомянем праведного Филарета: он кротким словом назидания мог успокоить свою супругу Феозву, вовсе не всегда вдохновлявшуюся примерами его жертвенного милосердия, которое, казалось, не было сообразовано с потребностями и нуждами семьи.

    Уместно ли современным пастырям сегодняшнего дня буквально пользоваться советами Домостроя относительно вразумления супруги, когда и жены не смиренны, и мужья не имеют ни благородства, ни величия?

     

    Священник и его приход

    Все у вас да будет с любовью (1 Кор. 16, 14) – вот завет апостольский, который прежде всего должно отнести к устроению священником жизни своего прихода. Каждый храм, будучи местом особого Божественного присутствия, свят. Но приход от прихода рознится, с уверенностью скажет подлинно церковный человек. Особенная теплота, некая возрождающая душу притягательная сила чувствуется там, где мирным, милостивый дух настоятеля, подчиняя любви Христовой труждающихся и поющих в храме, накладывает печать и на тех, кто молится в нем. Напротив, холодность, официозность, равнодушие к духовным запросам людей нередко встречают вас в церкви, если сердце пастыря заковано в стальные латы корысти, самолюбия и житейских попечений. "Каков поп, таков и приход", – просто, но емко возвещает русская поговорка. Овеществленное милосердие пастыря свидетельствует о себе на каждом шагу, едва лишь только мы ступили на церковную землю. Если богат выбор духовных изданий, умеренны цены на свечи и книги, приготовлена для жаждущих святая вода с кружками; а главное – храм открыт для посещения и дневное время, когда отошла служба, но дозволено затеплить свечи пред иконами или за кануном, – тогда сердца людские невольно прославляют Небесного Отца, видя наши добрые дела, свершаемые во славу Его имени. ...Свят храм Твой, дивен в правде (Пс. 64, 5–6). Что сказать о милостивом, благорасположительном отношении к вам служащих храма, ощущающих себя немного пастырями для вошедших в него впервые? Пожалуй, более всего исполняется радостью и светом богопознания та душа, навстречу которой выйдет в священнических одеждах служитель алтаря и преподаст вместе с благословением благой совет и духовное назидание. Не назовем ли такого иерея страннолюбивым, ибо он упокоевает души пришедших, как некогда праведный Филарет странников в гостеприимном своем доме? Впрочем, подробнее об этом скажем в разделе, посвященном душепопечению.

     

    Священник и купель крещения

    Таинство крещения вводит новокрещеного в живое общение с Богом. Плод крещения – возрождение в жизнь вечную человеческой души. Если такова сила таинства, то каковы должны быть благоговение и усердие пастыря, чрез руки которого подается Божественная благодать? Добрый пастырь призван вложить все свои силы в правильное и неспешное совершение всего заповеданного Святыми Отцами при исследовании крещения. Кажется, именно к этому таинству более всего приложимы слова Пророка: Проклят, кто дело Господне делает небрежно... (Иер. 4Х, 10.) Святое милосердие прежде всего побуждает священника все молитвы читать внимательно и отчетливо. Только тогда крещаемые смогут подлинно участвовать в таинстве, если каждое слово будет входить в их уши и сердца. Естественное волнение, напряженность чувств, подчас и страх уступают место радостному и трепетному вниманию – души крещаемых полностью раскрываются для принятия благодати Божией. Опытный домостроитель Тайн Божиих так читает слова крещальных молитв, что каждое из них находит отзвук в чающей просвещения душе.

    Но этого еще недостаточно бывает милующему сердцу пастыря. Молитвы последования столь значительны, изменения, свершающиеся с крещаемыми, так велики, что священники часто предваряют чтение по Требнику краткими, но содержательными изъяснениями. Когда приступишь к молитве восьмого дня, скажи несколько слов о тайне человеческого имени, вбирающего в себя свойства богозданной личности. "По имени вашему и житие ваше да будет", – уместно отеческое благопожелание новоизбранным воинам Христа. Начнешь ли читать молитвы заклинательные, обязательно предупреди приходящих к купели о злобе и коварстве духов тьмы, о необходимости беречь себя от их соблазнов после возрождения в "бане пакибытия". В час исповедания Символа веры осеняй себя крестным знамением при наименовании Лиц Божественной Троицы, дабы в сознании крещаемых запечатлелся самый предмет веры: Отец, Сын и Святый Дух, Троица Единосущная и Нераздельная. Знай, пастырь, что всякая поспешность, раздражительность, вялость нетерпимы там, где совершается таинство Божественной любви и Христос омывает Своею Кровью падшее человеческое естество, возрождая его в жизнь вечную! Любовь подсказывает, насколько значительны будут для новокрещеных малые подарки доброго батюшки: святые иконки, церковные календари, небольшие душеполезные книжицы – словом, все, что ни припасет загодя душепопечительный пастырь. Опыт свидетельствует, что крещение, ставшее пасхальным праздником для людей, быть может, и не вполне подготовленных, неудержимо влечет их в церковь в надежде услышать от иерея Божия слова: "Радость Христову даю вам, которой никто у вас не отнимет" (см. Ин. 16, 22).

     

    Священник и богослужение

    Предстояние престолу Божию – самое заветное в служении священника. Как легко в час церковной молитвы исполнить пастырю заповедь апостольскую: ...что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте (Флп. 4, 8). Ибо Дух Святый, вселясь в сердце иерея, подымает душу горе, окрыляет, изменяет ее дивным изменением. Литургия поистине имеет власть отрешать нас от житейских попечений! Тогда-то пастырь, будучи устами Церкви и священнодействуя от имени всех, особенно располагается к прошению, благодарению, заступлению, ходатайству за словесное свое стадо. Именуемый Милостью мира Христос Спаситель преисполняет сердце служителя Своего милосердием, что имеет и определенное внешнее обнаружение. Священник, объятый Божественной любовью, не только мыслит, глаголет, но и движется по-особому. Он ходит пред Богом, предстоит престолу славы Его, поклоняется Создателю Своему. В действиях иерея нет и не может быть ничего низкого, суетного, несообразного с величием его служения. Он весь струна, подобен свече, горящей на подсвечнике; движется неслышно и легко, словно ангел Господень, проповедуя славу Божию самим внешним своим видом. Если пастырь подлинно милостив, не может он выпустить из внимания своего и внешнюю сторону богослужения! Ибо каждое помавание кадилом, преподаяние мира, осенение крестом молящегося народа есть слово в действии, зримая проповедь, видимое свидетельство веры! Благо для паствы, когда получают нетленную пищу и слух, и зрение, и сердце. Православие являет нам образ совершенной красоты, запечатленной в земных символах и действиях, а зеркалом этой красоты, отражателем Божественного Света призван быть предстоятель Церкви Христовой, служитель алтаря Господня. Нельзя обойти молчанием и священнические возгласы. Если пастырь любит церковный народ, как тщательно, отчетливо, чисто, молитвенно подобает ему произносить их! Не согрешает ли против Божественной любви тот служитель, который не заботится о преодолении гнусавости, недостатков произношения, путает ударения в церковно-славянских словах, запинается в корнях и окончаниях? Каждому ведомо, как преображается служба, когда голос священника чист, мелодичен, звонок, когда возглашения подаются в тон со звучанием хора, когда (что всего важнее) они проникнуты сердечностью, молитвенностью. Тогда сами возгласы становятся проповедью, свидетельством веры в Живого Бога и покоряют сердце послушанию Истине. Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их (Пс. 18, 5).

     

    Священник и исповедь

    Страшно учителю потерять любовь к детям, врачу – сострадание к больным, но еще ужаснее пастырю лишиться сердечного милования приходящих к нему на исповедь. Блюди, иерее Божий, душу свою, облекись в ризы смирения и любви, дабы не взыскал Господь на Страшном Суде крови чад твоих!

    Потребен нам Дух Святый, тайное от него вспомоществование, чтобы правильно, умиленно, правдиво прочитать уже первые общие покаянные молитвы. Совершая последование исповеди, помни, священник, что к тебе пришли чада Христовы и с доверием раскрывают ныне свои сердца, дабы ты уврачевал их силой Божией. Никогда не бывает человек так уязвим, так беспомощен, так беззащитен, как во время исповеди. Он ныне казнит сам себя, пригвождает к позорному столбу, обличает тайные и постыдные дела свои, сокрытые от всего мира. Делает он это по вере в Распятого Господа, простирающего с Крестного Древа Свои милующие руки. Значит, ты, пастырь, должен в час исповеди быть самой милостью, воплощенной любовью, нежной кормилицей скорбящих чад своих. У креста и Евангелия ты для них больше, чем мать, ибо являешь собою образ Спасителя всех человеков. Берегись, пастырь, принести с собою на исповедь высокомерный взор, напыщенный слог, презрительную мину, осудительный тон, резкость движений, фарисейскую отчужденность, законническую холодность и буквоедство. Забудь, пастырь, о своей усталости, немощи; о том, что ты голоден и недоспал; о самих скорбях своих забудь, причинены ли они тебе болезнью, грехами сродников, коварством недоброжелателей, диавольскими искушениями. Забудь совершенно, отвергнись, откажись от себя, возлюбив ближних своих так, как возлюбил их невидимо стоящий рядом с тобою Христос. Превратись, пастырь, весь в слух и слышание, соболезнование и сострадание, милость и истину, правду и мир. Тебе ныне заповедует Апостол радоваться с радующимися и плакать с плачущими (см. Рим. 12, 15). Помни, что не в вихре, раздирающем горы и сокрушающем скалы, не в землетрясении и не в огне, а в веянии тихого ветра (см. 3 Цар. 19, 12) увещевательного и утешающего слова, в дыхании милости обретается Господь. Соболезнующий сердцем духовник никогда не скажет: "Ты согрешил", но всегда: "Мы согрешили и с тобою ныне вместе и каемся". Опытный пастырь единой улыбкой ободрит смущенного и пристыженного и, желая разбить бастион гордыни и себялюбия, мягко пошутит там, где иной разгневался бы и отстранил от себя не подготовленного как должно к исповеди, не имеющего внутреннего зрения грехов своих. Зная всю силу канонических правил, отлучающих грешника за беззакония от Святыни, сообразуйся в применении этих правил с немощами кающегося, дабы не отсечь тебе вовсе от тела больной член; ты поставлен на привитие, вживление и врачевание, а не на отторжение и умерщвление. От пришедшего в первый раз не требуй полного перечня согрешений, но сам назови то, что подскажет тебе любовь Христова, и покайся вместе с обретенной тобою овцой словесной во всех ее беззакониях.

    Если душа назовет себя безгрешной и потому не имеющей нужды в покаянии, не гневись, но вопроси ее, имеет ли она непрестанную молитву, призывает ли на всякий день и час имя Господа, воздыхает ли со слезами о немощах близких, умеет ли всегда радоваться, за все ли благодарит Бога. И когда человек, пожимая плечами, скажет, что не стяжал в полноте ничего из перечисленного, научи его покаяться в этом. Не отгоняй, о пастырь, от Святой Чаши тех, кто с трепетом и кротостью тянется к Искупителю, исповедуя свои уязвленность и недостоинство. Смотри, как бы тебе за жестокосердие не подвергнуться наказанию: Бог собирает чад Своих, а ты их расточаешь. Ничто так не научает нас милосердию и состраданию к "тепле кающимся", как терпеливое выслушивание исповедальных признаний прихожан, приносимых ими у креста и Евангелия.

     

    Священник и проповедь

    Говорят, что родители, не радевшие о духовном воспитании своих детей, на Страшном Суде Божием будут судимы как убийцы и истязуемы за умерщвление их душ. Не потому ли возгласил апостол Павел: ...горе мне, если не благовествую! (1 Кор. 9, 16.) Ибо священники призваны "кормить и питать сосцами", то есть насыщать свою паству молоком слова Божия. Разве может истинная Христова любовь, желание ближнему не приятного, а полезного, оставаться безгласной и немой, когда Сам Господь заповедал ученикам Своим: Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам! (Мф. 28, 19–20.) В награду за проповедь, за умение настаивать вовремя и не во время, обличать, запрещать, увещевать со всяким долготерпением и назиданием (см. 2 Тим. 4, 2) Бог обещает Апостолам Свое сопребывание и защиту: ...и се Аз с вами семь во вся дни до скончания века. Аминь (Мф. 28, 20). Из сказанного следует, что священник может наслаждаться подлинным богообщением здесь, на земле, и надеяться на полноту единения с Искупителем за гробом лишь в том случае, если уста его будут всегда отверсты в проповедании слова Божия. Воспомянем праведного Филарета Милостивого, который к вещественным благодеяниям всегда присовокуплял и благое слово назидания. Итак, если исполненная любви к своему чаду мать никогда не откажет ребенку в питающей груди, то и священник за каждым богослужением, утренним или вечерним, будет обращать слово к пастве с церковного амвона.

    Не должно смущаться пастырям, страдающим так называемыми косноязычием и гугнивостью, ибо давно все сказали за нас святители Иоанн Златоуст и Василий Великий: на каждый день предлагаются проповедникам пособия из Пролога, житий святых, истолкований Евангелия и прочих назидательных книг. Потрудись лишь изъять из этой сокровищницы несколько бисерин и жемчужин, дабы вложить их в уши церковного народа, – и заслужишь от него наименование пастыря доброго и благодатного: добродетели Святых Отцов Бог вменит тебе за то, что ты не сокрыл вверенный тебе талант, но умножил его чрез преподаяние алчущим и жаждущим манны небесной – слов церковной истины и премудрости. Каждый преемник апостольской благодати получает в таинстве священства особый дар проповедания – от сердца к сердцу, от уст к устам. Возгрейте, пастыри, в себе этот дар, стяжите искусство благовествования и познайте, что предпочтительнее и превосходнее всех родов милования ближних – словесное им служение! Словеса Господня, словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею (Пс. 11, 7); сего ради возлюбих заповеди Твоя паче злата и топазия (Пс. 118, 127); коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устом моим (Пс. 118, 103). Слово иерея должно быть как скальпель в руках искусного врачевателя; это слово имеет свойство огня, прижигающего рану, и бальзама, прохладительной перевязи, остужающей жар. Слово иерея разрешает кающуюся душу от грехов, исцеляет больную совесть, примиряет ее с небом и возвращает грешнику благоволение Небесного Отца. Сказанного достаточно, чтобы не пренебрегать проповедническим служением. Когда ты, пастырь, говоришь слово с амвона, будь мирен духом и покоен сердцем, дабы сам мог прислушиваться, что вещает чрез тебя благодать Божия ради пользы братий твоих. Говори неспешно и размеренно, громко и отчетливо, с любовью к слову и к слушателям, и твоя речь надолго останется у них в памяти. Прежде произнесения проповеди обдумай, чем начнешь и чем закончишь, какова будет основная мысль и какими средствами ты раскроешь ее. Если подымешь на себя сей малый труд, Бог поможет тебе сказать проповедь во славу Свою и в подлинное назидание ближним. Не будь слишком краток, однако, бойся утомить слушателя; подражай Самому Христу, Который облекал Свою речь в притчи и образы, а иногда открыто возвещал ученикам Своим истины, которые слышал и принял от Небесного Отца. В утешение себе приими слова Апостола: ...всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Рим. К), 13). Но как призывать Того, о Ком не слыхал? Как услышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы апостолы, по слову Священного Писания: ...как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое! (Рим. 10, 15). Помни, добрый пастырь, что проповедь твоя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы (1 Кор. 2, 4), возвещай не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго (1 Кор. 2, 13), дабы не упразднить тебе Креста Христова.

     

    Священник и душепопечение

    Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6. 2), – эти слова определяют существо пастырского служения. Духовничество есть крест, добровольно подъятый нами единовременно со священнической хиротонией. Нелегко дается милостивому пастырю душепопечение, ибо любовь Христова всегда жертвенна, всегда сопряжена с лишениями в пользу ближних. Много скорбей принесут нам наши духовные чада: своим непослушанием и неблагодарностью, медленностью на исправление и печальной склонностью ко грехам. Иные предадут тогда, когда ты доверишься им, а другие забудут тебя, когда более всего станешь уповать на их помощь. Но и награду, душепопечительный пастырь, ты обретешь уже здесь, на земле, не сравнимую ни с какими перенесенными скорбями, ибо нет никого, кто оставил бы дом, пли родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Ножи я. и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной (Лк. 18, 29. 30). А кому, как не пастырям, приходится оставлять все ради чад духовных, дарованных им Богом?

    Проявляя пастырскую ревность о спасении душ, не угождай человекам, не делайся их рабом, ибо Бог разсыпа кости человекоугодников (Пс. 52. 6). Обличай кротко и укоряй милостиво, всегда и во всем ища славы Божией. Пастырю подобает помнить, что имения церковные суть сокровища нищих. Деятельное милосердие более всего приличествует священнику Божию. Иерей должен изведать нужды своих прихожан и благотворить им от церковных щедрот и тайно, и явно. Питая словесно, да питает их и телесно, если Господь дает, по благости Своей. Хорошо священнику приводить на трапезу, пусть скромную и небогатую, униженных и оскорбленных, малых мира сего, не могущих ничем воздать ему. Ибо, как сказал премудрый Соломон, лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть (Притч. 13, 17). Праведный Филарет приглашал нежданно явившихся гостей на трапезу даже тогда, когда в доме не оставалось и куска хлеба. Бог же никогда не посрамлял его упования и посылал рабу Своему от плодов земных паче всякого чаяния. В наши дни почти что всякий храм имеет возможность благотворить нуждающимся и пищей, и одеждой, что предполагает особенное бескорыстие церковных служителей, которые становятся повинными пред Господом, если отступают от правды Божией и пренебрегают неимущими в ежедневном раздаянии потребного. Милостыня деньгами требует от пастыря рассудительности и умудренности. Много нуждающихся, но не всякому денежная помощь бывает на пользу. Не должно давать просящему, если церковные деньги тот употребит во зло, удовлетворяя своим порочным страстям. Иной, получив вспомоществование единожды, тотчас ищет вторичной поддержки, решив, что ему уж не надобно трудиться, коль Церковь проявляет о нем заботу. Бывает, что проситель не довольствуется малым, претендуя на большее, мечтает о том, чего нет у него, не благодаря Творца за имеющееся.

    Подавая милостыню, будем, подобно праведному Филарету, благодарить благодетельствуемого нами, ибо не он, а Христос Владыка протягивает к нам десницу, просит вещественного, дабы обогатить нас духовно. Вручив милостыню, тотчас забудем о содеянном, прославляя Бога: шуйца не должна знать, что творит десница, то есть тщеславие да не окрадывает, не оскверняет наши добрые дела. Не нам, Господи, не нам, но имени Твоем даждь славу... (Пс. 113, 9.)

    Священник и дети

    Не препятствуйте, пастыри, детям приходить ко Мне, ибо им принадлежит Царствие Божие (см. Мф. 19, 14). Эти слова Владыки Христа побуждают священников сугубое покровительство, внимание и труды посвящать детям, самые невинность и незлобие которых делают их столь близкими и приятными Богу. Дети тотчас узнают милостивого пастыря, который, обняв их, возложит руки на них и благословит их (см. Мк. 10, 16). В духовном союзе священника и детей – вся красота, сила и слава Матери Церкви! "Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал... сохрани, чтобы никто из них не погиб; да будут они все едино" (см. Ин. 17, 12), – такими словами уместно молиться доброму пастырю за своих маленьких прихожан. Считают, что лишь с семилетнего возраста дитяти надлежит исповедоваться. Но не лучше ли привести ребенка к священнику, едва лишь чадо начало различать добро и зло, дабы научиться выбирать хорошее и отвергать злое? Насколько благополучнее в нравственном отношении будет дитя, обретшее в священнике милостивого друга, советчика и поручителя пред Богом, нежели те его сверстники, которые вступят в отрочество с неразвитыми духовными понятиями, не приученные родителями к искреннему покаянию пред Богом! Глубоко в сердце детей войдет урок Закона Божия, преподанный благостным пастырем во всей духовной красоте иерейского служения. Наши дети – это маленькие взрослые с глубокой психологией, подлинными переживаниями и той наивностью, в которой гораздо больше правды и чести, нежели в наших искушенных грехом и исполненных лукавством сердцах. Поэтому и обращаться с детьми должно в простоте и естественности, без притворства и сюсюканья, учась у них подлинной радости бытия и умению вникать в суть вещей. Спокойный тон повествования, мерная, задушевная речь законоучителя скоро раскрепостит сердца детей, избавит их от ложной робости и смущения. Вместе с тем милостивому батюшке должно всячески следить за порядком и добиваться благоговейного послушания от воспитанников. Ничто так не вредит делу педагогики, как своеволие, дерзость и безнаказанность маленьких грешников, часто платящих черной неблагодарностью тем, кто изливает на них свою восторженную любовь. Если мы хотим, чтобы нравственное влияние наших уроков было заметным, то должно избегать многих, к сожалению, весьма распространенных ошибок преподавания.

    Во-первых, должно бояться наскучить детям однообразным ведением занятий, монотонностью речи: они существа телесные и более душевные, чем духовные, их природа подвижна и ищет перемен. Значит, уроки для самых маленьких обязательно предполагают элемент игры и импровизации.

    Во-вторых, погрешают те, кто излишне строжничают, будучи поборниками сухой морали и внешней дидактики. Божественные совершенства не могут быть расписаны по параграфам; за незнание параграфов не должно ставить плохие отметки, коль скоро мы решились невместимого Бога, не описуемого вполне никаким понятием, уместить на страницах школьного учебника, изучать Неделимого по разделам и темам. Нет, лучший жанр духовного общения с детьми жанр рассказа или беседы; притом что рассказчик должен владеть образной, художественной речью так, чтобы ученики забывали обо всем на свете, слушая своего наставника.

    В-третьих, преподавание Закона Божия не должно навязывать мыслящим свободным существам готовых решений; хорошо вовлекать детей в объяснение нового материала, задавая им вопросы и наводя их сердца, умеющие столь верно мыслить, на правильный ответ. Пусть ученики сами обо всем догадаются, сами сокрушат ложь, сами торжественно и радостно провозвестят истину, и все это с вашей незримой и им незаметной помощью. Так приступая к детским душам, вверяя их всецело водительству Божию и покрову Пречистой Девы, мы окажем им великую и ничем не оценимую милость, а точнее сказать, Сам Христос чрез нас, Единый истинный Учитель, Наставник и Отец, неусыпно пекущийся о малых Своих чадах.

     

    Священник и болящие

    Болезнь часто именуют посещением Божиим, ибо у одра больного склоняется Небесный Врач, Христос, взявший на Себя наши немощи и болезни. Требование пастырской совести – быть рядом со страждущими и умирающими – ясно подтверждается словами Господа: не здоровые имеют нужду во враче, по больные (Мф. 9, 12); Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 13). Пастырь, получивший чрез рукоположение дар духовного врачевания, знает, что болезни очищают человеческое сердце и располагают его к покаянию и вере. "Чем глубже скорбь, тем ближе Бог". Эта истина особенно утешительна для прикованных к одру болезни; примирить с нею недужного, дабы тот увидел нравственный, очистительный смысл своих страданий, уразумел их кратковременность и малость, сравнительно с воздаянием будущего века, – обязанность священника. Научи, пастырь, своего болящего питомца терпеть и благодарить, приими его полную исповедь и снабди его Божественным Врачевством – Пречистым Телом и Кровию Христа... и, как знать, не сбудутся ли над тобою слова снятого апостола Иакова: Братия! ведайте, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (см. Иак. 5, 19 – 20). Сколь явственна милость Божий, чрез руки священника преподаваемая болящему в таинстве елеосвящения, когда пастыри седмикратно помазуют недужного елеем, смешанным с вином, во оставление забвенных согрешений и во исцеление души и тела!

    Но есть еще одно служение милосердия, составляющее духовным долг священника, отказавшись от которого тяжко согрешит тот пред Господом. Речь идет о необходимости открыть умирающему правду о надвигающейся кончине. Кто, как не пастырь добрый, призван возвестить страдальцу о приблизившемся смертном часе! Лишите этого ведения любимого вами человека – и вы сделаетесь врагом его в очах Божиих. Нет ничего печальней кончины внезапной, непредугаданной, заставшей свою жертву врасплох. Христианин должен быть извещен о ней, дабы, приуготовившись верою и покаянием, одержать над ней победу. ...Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь (Ин. 5, 24). Ты, пастырь, и призван быть ангелом для неисцельно болящего, дабы, очнувшись от греховной смерти, воспринял он, чрез твое слово веры и любви, жизнь вечную.

     

    Священник и тюрьма

    "От сумы и от тюрьмы не зарекайся", – вещает мудрая народная пословица. Особенно очевидна эта истина пастырю, знающему, что все мы без исключения преступники пред правдою Божиею, достойные вечного осуждения, но призванные к свободе чрез искупительные страдания Сына Божия. Нет существенного отличия между теми, кто, по судьбам Божиим, был лишен земной свободы за грехи свои, и теми, кто наслаждается ею, хотя и находится в темнице неведения Божия, попирая ежедневно вечные заповеди Господа Вседержителя, находясь в томительном ожидании грядущего Суда. Взору священника всегда представляется Голгофа с тремя крестами: в средине – Христос, распятая человеками Истина, и два разбойника: один – ошуюю, другой – одесную; первый – богохульник, ропщущий на Провидение, меняющий временные муки на вечные, второй – разбойник благоразумный, кающийся, смиренно признавший себя достойным всяческих мук и избавленный от них Искупителем. Итак, не гнушайся тюрьмою, иерей Божий, спеши посетить ее, дабы на Страшном Суде Христос отнес это посещение к Себе Самому и оправдал тебя за истинное милосердие, столь угодное нашему человеколюбивому Владыке.

    Сними тяжесть грехов с плеч кающегося заключенного, дабы, помилованный Богом, тот с терпением и благодушием нес осуждение людское. Примири его душу с вечностью, ибо "у кого на сердце мир, тому и на каторге рай". Узри, пастырь Божий, брата в том, кто для других еще вчера был зверем, и любовь спасет его от зла. Там особенно ценится милость, где царствует жестокость; там пусть преизобилует благодать, где умножился грех. Великим служением поделился с тобою Тот, Кто некогда засвидетельствовал: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня... проповедывать пленным освобождение... отпустить измученных на свободу, проповедывать лето Господне благоприятное (Лк. 4, 18, 19).

    Завершим наше малое слово глаголом Евангельским: будьте милосерды, как Отец ваш Небесный милосерд есть (см. Лк. 6, 36), призывает нас Господь. Может быть, потому мы и именуем пастырей Церкви Христовой отцами, чтобы тем засвидетельствовать почивающую на них Божию, Отеческую благодать, благодать любви и милости, которая делает священническое служение не сравнимым ни с каким иным служением и призванием человеческим.

     

     

    Издание:

    Владимиров Артемий прот. Евангельское милосердие в жизни пастыря. 2-е изд. – М.: Изд-во Православного Братства Святителя Филарета Московского, 2002.

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.03.2016.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .