. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Валиуллина М. Е. О важности правильного толкования религиозных понятий светскими психологами и психотерапевтами (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Валиуллина М. Е.

    О важности правильного толкования религиозных понятий светскими психологами и психотерапевтами

     

    В статье обсуждается и подчеркивается назревшая в обществе необходимость дополнительного духовного образования для многих психологов и психотерапевтов. Элементарная собственная безграмотность в области толкования религиозных понятий, неспособность донести до далеких от религии людей истинный смысл многих религиозных терминов и цитат из Писаний адекватным "мирским" языком, во многом обесценивает работу психологов и психотерапевтов.

     

    Ключевые слова: православно-ориентированнная психология, толкование православных понятий, молодежь, пациенты, вечные ценности, психологическая помощь.

     

    M.E. Valiullina

     

    About the importance of the correct interpretation of Orthodox Christians religious concepts by secular psychologists and psychotherapists.

    Due to the fact that the Orthodox Psychotherapy is becoming increasingly popular in Russia, today one of the most urgent issues is the ability to interpret religious Christian concepts by the faithful secular psychologists and therapists. This paper is a confirmation of this necessity.

     

    Ket words: orthodox-oriented psychology, orthodox interpretation of concepts, young people, patients, eternal values, psychological help

     

     

    "В начале было Слово …". Богословы и многие другие специалисты, чья профессия непосредственно связана с речью и её особенностями, те, кто по призванию решил работать в сфере слов и понятий, знают, или, по крайней мере, догадываются об истинности этого утверждения. Каждое слово и сочетание слов может нести очень важную и глубокую смысловую нагрузку, определенно влияющую на сознание любого человека. Для кого-то словесное воздействие вполне очевидно, для кого-то, казалось бы, не имеет особого значения, но это только на первый взгляд. Люди часто не замечают, как отзываются в них те или иные слова и фразы, а ведь от этого может зависеть вся направленность их жизни, развитие их личности.

    Ни для кого не секрет, что в последние годы православная церковь поддерживает такое направление в психологии, как православно-ориентированная психология и психотерапия. Просто воспользовавшись Интернетом, можно убедиться, что существует достаточно большой список известных в научных, медицинских и религиозных кругах людей, которые являются на данный момент признанными представителями и лидерами данного подхода. В то же время, этот список кажется ничтожно малым, когда начинаешь задумываться о необъятных просторах России.

    Будучи по профессии психологом, преподавателем вуза, и одновременно считая себя не чуждой православия, я убеждена, что без истинной веры в Бога психолог может осуществить только временную помощь, которая часто оказывается вообще лишь иллюзией помощи. В моем понимании, которое особо не отличается от мнений многих представителей православно-ориентированного психологического подхода, это происходит от того, что в арсенале нерелигиозного психолога, в его сознании и миропонимании нет тех вечных, незыблемых ценностей и тех понятий такого масштаба и уровня, на которые опирается религиозный, верующий человек. Не имея в сознании вечных ценностей, невозможно передать их нуждающимся в помощи, и в первую очередь в поддержке и успокоении пациентам. Но только опора на веру в вечные ценности может дать стабильное состояние покоя и уверенности, состояние при котором человек может чувствовать себя всегда любимым. В целом, практически все психологические проблемы людей можно свести к нехватке любви и энергии, которую несет в себе это чувство.

    Ребенка часто воспитывают в мысли, что в жизни нет ничего постоянного, что мир таит в себе множество опасностей и угроз. Родители задают маленькому человеку именно такую систему жизненных координат, и он, порой, проходит через всю жизнь, не веря, что в мире есть что-то, что никогда не исчезнет, что всегда может быть источником сил и радости. Родители учат ребенка тому, чему когда-то научили их неверующие или мало верующие их собственные родители. Но даже простая логика подсказывает, что выбор универсальной и целостной системы взглядов на жизнь, в которой содержатся неразрушимые духовные ценности в основании, делает человека более стабильным и стойким в сложных жизненных ситуациях. Ведь если наука пока не может доказать наличие Единого Источника Энергии, Жизни, Любви – Творца, то она также и не может доказать, что Его нет. Зато выбор версии, что Он есть, гарантирует человеку более спокойное и радостное проживание в вере и надежде на лучшее, какими бы обстоятельствами он не был окружен.

    Мы знаем – Бог един, т.е. Он один, неразделимый. Об этом нам сообщают различные монотеистические писания. Согласившись с этим, приняв эту установку, как аксиому, человек выстраивает свою личность вокруг нее. Бог –это единственное понятие, к которому невозможно подобрать антоним, так как, что бы мы ни взяли, – все создано Им, Богом. Единое и всеобъемлющее слово "Бог", или его синонимы – "Господь", "Всевышний" и т.д. является тем незыблемым центром, той единственной и непоколебимой точкой отсчета, от которой можно выстроить весь образ Мира, описываемый словами и можно сформировать личность человека, центром формирования которой будет абсолютное, вечное понятие. Слово "Бог" становится центром системы жизненных координат и в то же время создает поле, на котором выстроен "город человеческой личности". Постоянное связывание различных жизненных событий, мыслей, переживаний с этим словом, с понятием Бога как центра всего мироздания порождает ситуацию, когда именно в этом слове соединяется множество информационных нитей, ассоциативных связей, обеспечивающих человеку ощущение неразрывности его жизни и его сознания. Личность неверующего в Бога человека, т.е. того, для кого понятие "Бог" не стоит в центре его Образа Мира, всегда уязвима. Даже самый высокообразованный психолог, владеющий богатым арсеналом психотехник, психокоррекционных методик, но не имеющий настоящей веры в Бога, т.е. сомневающийся в том, что Он есть единый Источник Творения, оказывается часто в ситуации, когда приходится рассуждать об относительности того или иного события, о невозможности однозначно оптимально решить ту или иную жизненную проблему, в том числе и проблему пациента.

    В этом отношении в религии и, в частности, в православии – всё просто. Совет об искреннем обращении за помощью к Богу оказывается единственным верным решением, которое может дать священник. К сожалению то, что из уст священника воспринимается как само собой разумеющееся, ведь люди от него иного и не ждут, и только хотят, чтобы их научили, как правильнее и доходчивее к Господу обращаться, из уст светского психолога или психотерапевта часто расценивается как некомпетентность, непрофессионализм.

    Если психолог верит в Бога как в единого Творца, тогда и он, и благодаря ему его пациент оказываются частями общей системы, в которой обязательное и главное звено – Бог. Верующий психолог, обращаясь внутри себя или от своего имени за помощью в своем служении к Господу, особенно использующий для этого специально отобранные веками молитвы как наиболее действенные, способные достичь этого Центра, значительно увеличивает вероятность получения более правильного понимания сути проблемы пациента.

    Неверующий психолог принимает решения по поводу тактики работы с пациентом от себя лично. Он в этом случае не имеет полного контроля за ситуацией, и вероятность ошибки существенно возрастает. У совестливого, но неверующего психолога или психотерапевта на плечах лежит огромный, порой непосильный груз ответственности за те решения, которые он принимает относительно пациента, доверившегося ему. У психолога, не очень "обремененного" совестью, тяжесть ответственности не меньше, но он этот груз не осознает.

    То, как в данной статье изложены мысли автора нельзя назвать строго научной лексикой с точки зрения научной светской психологии. Строго научный подход требовал бы еще более сложных высказываний, с более специфической и сложной терминологией. В то же время о тех же вещах православный священник, не стремящийся хоть как-то пользоваться научным психологическим языком, мог бы сказать гораздо проще. Он бы мог просто утверждать, что без Бога невозможно решить ни один вопрос, ибо сказано: "Ни один волос не упадет с головы человека …" и на этом закончить разговор. Очень часто люди, говоря об одном и том же явлении, объясняют его разными способами и не понимают друг друга. В научных светских кругах гораздо более сложные и запутанные формы описания того, что в религии объясняется очень просто. Опора на простое доверие, на личный религиозный опыт позволяет священнику не пользоваться логикой, поиском причинно-следственных связей, чтобы объяснять любое событие так: "все по воле Божией". Верующим людям не требуется никаких дополнений, поскольку у них есть то, чего нет у многих представителей психологии и психотерапии –твердая убежденность в наличии Бога, не ожидающая каких-либо научных доказательств.

    Сегодня за пределами Церкви живет огромное количество людей, которые могли бы обратиться к религии, в частности к православию. Они почти готовы обратить свой взор к Богу. Они не отрицают, что "может быть, Бог все-таки есть", но эти люди искренне не понимают необходимость того, что в православии называют "спасением души". Им непонятно зачем нужно соблюдение определенных внешних правил поведения, предписанных религией, зачем нужно посещать храм, участвовать в христианских таинствах, зачем каждый день надо молиться и помнить о Господе. Весьма распространено мнение о том, что если Бог есть и всегда рядом, то Он и так все знает, видит, что человек не совершает зла, поэтому нет необходимости посещать церковь, читать специальные молитвы. Если же человек сделал что-то плохое, он считает, что достаточно мысленно попросить у Бога прощения и все.

    Если психолог сам истинно верующий человек, и, значит, принимающий и разделяющий систему ценностей той религии, с которой он себя ассоциирует, то он не может не сожалеть о людях, не понимающих важность правильной духовной жизни (жизни по духовным правилам), зная, как много они теряют. В православии идея спасения очень сильна. Образ Иисуса Христа, Спасителя всего человечества, наряду с понятием Бога относится к центральному звену выстроенного мировоззрения православного человека. Иисус, Его целительный Образ живет в каждом православном христианине, поэтому стремление спасти заблудшие души, помочь им обрести те самые незыблемые христианские ценности у человека православного, который выбрал профессию психотерапевта или психолога, очень сильно выражено. Психолог-христианин не может не переживать, когда видит людей, оказавшихся в сложном жизненном положении только из-за отсутствия у них правильного, с точки зрения христианина, понимания своего места в этом мире.

    Необходимо также помнить, что если психолог или психотерапевт является истинно верующим и, значит, имеющим личный религиозный опыт, это не означает, что к нему за помощью будут обращаться только верующие люди. Скорее, наоборот. Действительно верующий человек к мирскому психологу ходит редко. Он настроен, как правило, больше на поиск ответов на свои вопросы в лоне Церкви.

    Процесс общения с пациентом "мирской", но верующий психолог в любом случае должен проводить с учетом способности пациента воспринимать ту информацию, которую специалист может до него донести. Простая ссылка на волю Божию, скорее отпугнет не настроенного на религиозное восприятие жизни пациента, чем привлечет. Неумелое и навязчивое упоминание Бога в беседе с неготовым к этому пациентом может привести к отторжению, часто к подозрениям в попытке "завербовать" в какую-нибудь секту и т.п.

    Сейчас очень модно обсуждать возможности воздействия на сознание человека различными сектами, говорить о манипуляциях с сознанием. Часто можно услышать в разговорах на эту тему слова "зомбирование", "одурманивание", "программирование" и т.п. Никто не отрицает, что действительно существует возможность манипуляций сознанием людей со стороны мошенников, фанатиков и просто психически больных личностей. Проблема в том, что запуганный таким образом человек отторгает и действительно полезную для него религиозную информацию, начинает видеть опасность там, где ее нет.

    Человек испытывает интерес к религии, он может даже осознавать, что истинная вера в Бога помогла бы ему справиться со многими бедами, но, в то же время, он боится, что она его "захватит", "поглотит", "оторвет" от привычной жизни и близких людей. Этот страх, порой, пересиливает естественное для человека стремление к познанию, к духовному развитию.

    Одна моя знакомая сравнила свое принятие решения креститься и встать на православный путь с решением прыгнуть с парашютом в первый раз. Она совершила когда-то такой прыжок и была очень счастлива потом. Но, как же ей было страшно сделать шаг за пределы самолета там – на высоте! Надо учитывать, что моя знакомая приняла крещение совершенно сознательно, будучи уже взрослым человеком. Что же говорить о тех, кто чувствует естественное, природное стремление к Богу, но до конца не может осознать этот факт, кто опутан целой сетью ложных слухов, мнений, суждений о религиозной жизни.

    В этой ситуации грамотные и чуткие верующие психологи и психотерапевты часто оказываются более действенными, адаптированными к запросу пациента, чем священнослужители, склонные оперировать только религиозной лексикой. Преподавая психологию религии в вузе у студентов-психологов, беседуя с ними в рамках своего предмета об их отношении к религии, я нередко обнаруживаю, при наличии у многих религиозной безграмотности, их искреннее желание понять, что же такое есть в религии, что привлекает к ней довольно большое количество людей. Группы студентов психологического факультета, у которых читается этот курс, достаточно большие (40-50 человек) и разнородные по отношению к религии. Среди учащихся встречаются явно негативно, скептически настроенные к религии юноши и девушки, но таких мало. В основном это студенты, которые не видят разницы между сектантством и настоящей религией, которые получили негативный опыт общения с представителями той или иной религиозной конфессии или те, кто очень боится манипуляций с их сознанием, начитавшись или наслушавшись соответствующих информационных источников. Такие студенты активно вступают в полемику на религиозные темы, стараясь доказать свою правоту, "цепляясь" к каждому слову. Но это категория неравнодушных к религии людей, которые иногда спорят так, как будто очень хотят, чтобы их наконец-то переубедили.

    Есть студенты, которым просто неинтересно всё, что связано с религией, и они достаточно пассивны на занятиях. До них "достучаться", как-то заинтересовать сложнее всего.

    Больше всего студентов, относящих себя к той или иной религиозной конфессии (чаще всего к Христианству или Исламу), но при этом практически не соблюдающих правила той или иной религии. Большинство из них считают, что достаточно внутренней веры и не обязательно соблюдать внешние религиозные правила. Эта категория чуть более активна на занятиях, чем те, которым все безразлично. Ну, и как исключение из правил, есть те, кто уверяет, что они действительно верующие в полном смысле этого слова.

    Трудность преподавания в такой разнообразной группе учащихся, в первую очередь состоит в том, что необходимо учитывать различное мировоззрение людей и соблюдать хотя бы внешний нейтралитет, даже если Вы считаете себя православным христианином. Надо проводить занятия в соответствии с утвержденной программой так, чтобы, по возможности, не задеть чувства атеистически настроенных студентов, а также тех, кто ассоциирует себя с разными видами религии, ибо они тоже имеют право на свое мнение, и это мнение совпадает с содержанием некоторых учебников по психологии религии. В то же время желательно не отвратить от положительных аспектов религии, а с точки зрения православного психолога – именно от православия, тех, кто неуверенно, но все- таки делает шаги в сторону веры в Бога. При этом необходимо рассматривать и опасные стороны сектантства. Важно также познакомиться с различными религиозными традициями, изучить особенности формирования сознания и религиозных переживаний в рамках каждой из них, не высказывая особого явного предпочтения к какой-то из них. Еще надо описывать и психоаналитические подходы к религии, которые весьма отличаются у разных известных психоаналитиков. И еще очень много всего, порой не вписывающегося в православные рамки, необходимо преподавать по программе.

    И если Вы православный христианин, то с одной стороны Вы понимаете, что рассказывая не только об отрицательных сторонах нехристианских учений, но и о положительных, с точки зрения научной психологии, Вы рискуете привлечь к этим учениям тех, кто был изначально более склонен к христианству. С другой стороны, подчеркивая положительные стороны христианства и не указывая на имеющиеся психологические проблемы внутри христианских общин, которые все же существуют, как и в любых социальных группах, Вы можете прослыть некомпетентным в области психологии религии специалистом, однобоко рассматривающим различные религиозные и психологические аспекты, навязывающим свою веру тем, кому это совершенно не нужно.

    Наконец, в силу особенностей субъективного восприятия людьми только того, что они настроены услышать, зачастую из всего объема лекции один студент запоминает только негативную информацию о религии, другой – только позитивную, третьему кажется, что преподаватель делал особый акцент именно на определенной религии, даже если это не соответствует действительности. В прошлом году, имея возможность опросить более 200 человек – студентов экономического факультета, я попросила написать их продолжение предложения, которое начиналось так: "Бог это …". Опрос был анонимный. Ответы примерно 10% студентов сводились к утверждению, что Бог – это выдумка человека, чтобы объяснять то, что наука пока не может объяснить. Около 10% студентов достаточно четко дали понять, что они себя чувствуют христианами (при этом не уточнялось – православными, католиками, протестантами и т.п.). Кто-то цитировал Библию, кто-то писал об Иисусе Христе. Около 12 % студентов проявили довольно определенную осведомленность в рамках Ислама. Единицы причислили себя, судя по ответам, кто – к буддизму, кто – к кришнаитам, кто – к приверженцам дохристианских верований, существовавших на Руси. Основная же масса опрашиваемых, оставшиеся 65%, писали примерно следующее: "Бог – это что-то большое, неопределенное, но присутствующее везде", "Бог – это судьба, от Него все зависит …", "Бог – это энергия" и т.п. Безусловно, такие ответы лучше, чем ничего, но они очень неопределенные и отражают такое неопределенное отношение к Господу у большинства светских студентов.

    Вся эта большая масса молодежи (65%) – потенциальные прихожане православной церкви, потому что они еще не выбрали для себя какой-то конкретный духовный путь, но объяснять им – в чем преимущество православия, в чем его правота – не есть задача светских психологов и психотерапевтов, которые в силу своей профессии не призваны проповедовать, а могут только делиться с желающими (чаще в процессе индивидуального общения) своим личным религиозным опытом и пониманием. Сравнительно недавно одна из юных "противниц религии", студентка психологического факультета, говорила на занятии, что христианство не учит добру. "Это ненормально, когда в писаниях предлагают убить сына во имя абстрактной идеи Бога и человек слушает какойо-то "шизофренический" голос, приказывающий убить, а потом не убивает только потому, что голос ему разрешил не убивать! Нельзя прислушиваться к учению, в котором постоянно призывают человека к самоуничижению, к поиску в себе грехов, к страху, к сваливанию всех проблем на каких-то выдуманных врагов – бесов!", – эмоционально говорила она. Аргументы девушка приводила весьма убедительные для многих сидящих в аудитории студентов. Подобная ситуация наводит на мысль, что преподавание психологии религии, равно как и истории религий, мирским студентам должны осуществлять специалисты, правильно понимающие суть религиозных понятий, достаточно хорошо знакомые с содержанием Писаний, лично знакомые с особенностями духовной жизни и, желательно, имеющие свой собственный религиозный опыт. В противном случае, у преподавателя может просто не хватить аргументов в "защиту Бога" от нападок атеистически настроенных, активных людей. Трудно, например, объяснить студентам, которые выросли на представлении, что страх может порождать только страх и никак не любовь, как страх Божий и любовь к Богу сосуществуют вместе, каков истинный смысл этих понятий.

    В христианских молитвах часто упоминается необходимость иметь страх Божий как важное качество личности православного человека. Но по опыту общения с большим количеством студентов и с немалым количеством людей старшего возраста я знаю, что зачастую их отвращает от попыток обратиться к православию и к христианству в целом именно то, что там, как говорят люди, "постоянно угрожают наказанием и призывают бояться, страшиться и унижаться". В мирской практической психологии и психотерапии разработано множество приемов, позволяющих, как уверяют специалисты, избавиться от страхов. Общепризнанным считается, что иметь страхи – признак психического нездоровья (чувство здоровой осторожности в ситуациях, угрожающих безопасности личности, – не в счет). Еще труднее объяснить студентам, и, тем более, нуждающимся в психологической поддержке пациентам, что такое состояние "блаженства в Духе", что это за чувство – "священность", что положительного в переживании покаяния и стыда перед Богом, почему хорошо быть, на определенном этапе жизни, "нищим духом". Трудно передать правильное представление о том, как и зачем надо научиться воспринимать любые, в том числе и негативные, стороны жизни как дар Божий, как испытание и урок, а не как большую беду и повод к депрессии и т.п. Образ Бога выступает для многих мирских людей как очень противоречивое явление. Не полное принятие Его Личности, непонимание вообще того, что Бог может быть Личностью, связано с внутренней противоречивостью самих людей. В них нет целостности, того, что называют ЦЕЛОмудрием, или целостным умом. Но особенности субъективного восприятия таковы, что человек может увидеть, почувствовать, услышать лишь на столько, на сколько он сам внутри целостен и совершенен. Одно из правил системного подхода говорит о том, что любая сложная целостная система в состоянии познать только систему своего же уровня, но не более сложную.

    В людях нет полной целостности, поэтому им трудно понять и принять, как возможно, что с одной стороны вроде бы говорят о том, что Бог есть Любовь, Он – Добро, а с другой – Его надо бояться, Он наказывает. Необходимо дополнительно, и то только тем, кто настроен это услышать, объяснять истинный смысл страха Божия, происхождение и глубинное значение слова "наказание" и т.п.

    В результате поверхностного восприятия целого ряда религиозных понятий многие из тех, кто мог бы пополнить ряды христиан, особенно в среде молодежи, не идут в церковь. Даже в среде так называемых православных "пасомых", воцерковленных, словосочетание "страх Божий" часто упоминается только в его прямом, поверхностном смысле – Бог может быть страшный, может наслать беду, поэтому Его надо бояться. И мало кто понимает, что страх может быть и других видов и оттенков. Люди редко вспоминают, что, любя своих самых близких и дорогих родственников или друзей, можно, например, бояться причинить им неудобство, огорчить их своим неправильным действием. И такой страх уже признак любви, и уже в этом случае страх и любовь соединяются в одно.

    В то время как светские гуманитарные науки толкуют о том, что необходимо воспитывать у человека уверенность в своих силах, способность принимать самостоятельные решения и отвечать за них, в религии все свершается по воле Божией, а человек – раб. Для многих людей сами понятия "раб Божий", "слуга Бога" звучат унизительно. Трудно объяснить неверующему человеку, чем отличается в своих правах Бог от грешного человека, если сами понятия Бога и греха для него не имеют смысла, ничего не значат. Можно приводить еще много подобных примеров.

    Именно поэтому неверующие психологи и психотерапевты, чье представление о психически здоровой личности строится на их собственном, лишенном духовности, знании, опыте, восприятии жизни, не понимают и не могут помочь людям, оказавшимся на грани соприкосновения с духовным миром или вставшим на непростой путь духовного развития. Неверующие психологи и психотерапевты само понятие "духовный мир" не воспринимают, как понятие, за которым стоит определенная реальность, определенное бытие.

    Справедливости ради, надо сказать, что, по моим наблюдениям, в среде психологов и психотерапевтов много людей, которые, как и большинство студентов, считают, что они верят в Бога. При этом Бог для них, как и для большинства учащихся, "вроде бы все знает, везде присутствует, и поэтому незачем ходить в храм, совершать какие-то внешние предписанные религией действия". Такая категория специалистов тоже не в состоянии правильно объяснить элементарные религиозные понятия и смыслы, и грамотно пользоваться ими в процессе общения с пациентами и другими людьми в целом.

    Многим людям, еще не определившимся в своем отношении к Богу, но начавшим интересоваться Им, могут показаться привлекательными те учения, которые в православии принято называть язычеством, идолопоклонством, ересью, или просто религиозные традиции, не свойственные данному региону. Причиной такого увлечения часто служит то обстоятельство, что в таких духовных традициях гораздо реже говорят о страхе Божием, о самоуничижении, о наказании за грехи, но чаще говорят о свободе, блаженстве, очищении без особых усилий, связанных с пересмотром содержания своего мировоззрения и образа себя, своей Я-концепции. Некоторых привлекает экзотическая сторона ряда духовных традиций, возможность быть не такими, как обычные верующие в данном регионе. Это касается, например, ряда последователей буддизма, кришнаизма и т.п. В этой религиозной среде довольно часто встречаются те, кого привлекает яркость и необычность традиций, чужая культура как способ убежать от "серых" будней. Кого-то, особенно молодежь, в православии отпугивает необходимость "стоять почти без движения несколько часов" и "слушать непонятные, наполовину неразборчивые слова молитв". Современного молодого человека трудно убедить в том, что православная жизнь не менее интересна, радостна и привлекательна, чем, например, жизнь протестантов или даже кришнаитов, если он видит, что там пляшут и поют, в то время как у православных христиан в храмах принято себя вести тихо, скромно, терпеливо и степенно.

    Безусловно, грамотные истинно верующие психологи, психотерапевты, учителя и другие представители общественных профессий, которые могут, по крайней мере, объяснять несведущим людям, для чего нужна религия, не отпугнув их от правильного выбора, необходимы обществу. Верующие психологи и психотерапевты должны знать, как отвечать на вопросы, касающиеся религиозных понятий, если эти вопросы задают люди, не обладающие знанием религиозной лексики. Они должны быть своеобразными переводчиками религиозного языка на "мирской" и при этом должны правильно толковать религиозные понятия, а также высказывания из Писаний.

    Одной из задач православно-ориентированного подхода в психологии, на мой взгляд, является разработка учебных пособий для студентов – психологов, медиков, религиоведов, философов, всех тех, кто впоследствии может нести эти знания в массы, в которых доступным мирскому человеку, более или менее научным языком объяснялся бы положительный смысл тех самых, так пугающих его понятий, традиций, библейских историй и т.п. Желательно излагать материал в сопоставлении с теми же аспектами в других религиях.

    Подобные учебники не должны специально подчеркивать преимущество православия, их цель должна быть иная. До сведения светских людей просто надо донести современным языком по возможности те глубинные, сакральные смыслы, которые вкладывались в определенные религиозные понятия, историческое и семиотическое происхождение слов, дабы люди, к которым впоследствии попадет такой учебник, имели возможность понять к чему призывает истинная религия, почему правильно обращаться к Богу – хорошо, а не плохо или глупо, и что значит "правильно обращаться к Богу". Соответственно, те, кто действительно окажется заинтересованным в знаниях, полученных из подобного учебника или пособия, смогут качественнее общаться в рамках своей профессии с другими людьми. Нынешняя молодежь – это люди, рожденные в 90-е годы. В то время возобновилась "мода" на крещение и многие родители крестили своих чад, но не дали им соответствующего воспитания, так как сами не были воспитаны нужным образом. Многие молодые люди знают о том, что когда-то их крестили родители и, при прочих равных условиях, они выберут православие, если уж настроятся на религиозную волну. Большому количеству крещеных, но не воцерковленных людей, достаточно только правильно растолковать (на доступном им языке) насколько велик духовный смысл православного христианского учения, что означает слово "грех" и как несчастен человек во грехе, чтобы они хотя бы начали думать о возможности воцерковления. И еще важно объяснять, что крещение в детстве, даже если оно было без учета желания или понимания ребенка, не освобождает его потом от ответственности перед Богом и от связи с Ним в образе Иисуса Христа посредством всех законов, утвержденных Им.

    Таким образом, эта статья еще раз подчеркивает, насколько необходимо развивать систему дополнительного духовного образования для представителей гуманитарных и медицинских профессий, как важно повышать духовную культуру в первую очередь тех, кто по роду своей профессиональной деятельности может впоследствии доносить знания до большого количества людей, так нуждающихся в истинных смыслах и ценностях жизни, в покое, надежде на лучшее будущее, в настоящем чувстве любви, но еще не понимающих в каком направлении двигаться, чтобы обрести желаемое состояние души.

     

     

    Издание:

    Валиуллина М. Е. О важности правильного толкования религиозных понятий светскими психологами и психотерапевтами // Православный собеседник (Казань). 2012, № 2 (22).

     

    Первоначальный файл с сайта kds.eparhia.ru.

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.02.2014.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .