. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Снетков В. М. Человековедение как единство светской и христианской психологии (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Снетков В. М.

    ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЕ КАК ЕДИНСТВО СВЕТСКОЙ И ХРИСТИАНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

    (От симфонии наук к симфонии властей)

     

    Человековедение мы определяем как прикладную отрасль человекознания, как науку о целенаправленном воспитании, развитии и обучении человека. В соответствии с этим определением оно должно развиваться на основе междисциплинарных связей и учета достижений различных отраслей человекознания – общей, возрастной, дифференциальной, социальной психологии, антропологии, педагогики, акмеологии, медицины, синергетики.

    Методологические и методические основы современного академического человекознания достаточно подробно разработаны Б. Г. Ананьевым [1]. Так, он писал, что в ближайшее десятилетие теоретическое и практическое человекознание будет определять главное направление научного развития. Об этом говорят три взаимосвязанные особенности современной науки: 1) проблема человека превращается в общую проблему всей науки в целом; 2) все более возрастает дифференциация научного изучения человека; 3) все более укрепляется тенденция к объединению различных наук, аспектов и методов исследования человека в разного рода комплексные системы, а также тенденция к конструированию синтетических характеристик процесса развития человека [1]. Необходимость перехода от теоретического человекознания к практическому человековедению, связана с тем, что для социального прогнозирования необходимы научные знания о резервах и ресурсах самого человеческого развития, об истинных потенциалах этого развития, еще недостаточно использующихся обществом.

    Двадцатый век со всей очевидностью показал ошибочность секуляризации образования, в рамках которого первичным является общее и профессиональное обучение, а духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения – вторичным. Актуальность и необходимость объединения сил и достижений светской и христианской психологии, обращения к тысячелетнему практическому опыту православного воспитания человека, сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений. Главные вопросы, на которые ни одна из современных наук не отвечает сегодня, это: зачем мы живем; в каком направлении мы развиваемся, т.е. куда мы идем? Позитивная светская наука не способна ответить на вопросы о том, что было до появления Вселенной и что будет после ее окончания, что происходит с человеком после его смерти.

    Отсутствие осознания стратегической цели развития человека и человечества превращает современную науку в средство удовлетворения его витальных, плотских и социальных потребностей. Позитивная светская наука взяла для своего изучения самое простое – тело и изучает поведение человека в режиме "здесь и теперь", а будущее человека, его сознание, душу и духовность она оставляет религии, литературе и искусству. Сегодня, когда несколько десятков политиков, сотни тысяч ученых, военных специалистов и неизвестное количество террористов держат в своих руках жизнь и судьбу всего человечества, на передний план выступает проблема духовно-нравственного состояния людей.

    В своем исследовании мы исходим из концепции исторического возрастания смысла и значения роли человека и его деятельности в существовании всей цивилизации на Земле, а также из концепции о необходимости опережения духовного и нравственного воспитания современного человека по отношению к его интеллектуальному, психическому развитию и к профессиональному обучению.

    В процессе общественно-исторического развития человека и общества возросло значение таких качеств личности, как порядочность, совестливость, патриотичность, сила воли и веры, увеличилась цена последствий безнравственных поступков и действий. Именно духовность и нравственность человека, моральная надежность гражданина, политика, ученого и специалиста являются единственными и самыми надежными гарантами качества его труда, сохранения жизни государства и всего человечества в целом (Г.С. Никифоров). Сначала надо воспитать духовно-нравственного и ответственного человека, а уже потом формировать из него субъекта труда и узкого специалиста, т. е. давать ему в руки власть, деньги и оружие.

    Как это ни парадоксально, но сегодня, на пороге третьего тысячелетия в академической светской психологии и педагогике отсутствует, по существу, самая главная из наук – наука о развитии и воспитании человека, точнее говоря, теория и методология осознанного и целенаправленного духовно-нравственного воспитания. Границу между воспитанием и развитием трудно провести, так как это две стороны одного и того же процесса. В настоящее время в рамках академической науки обучение – это процесс передачи ребенку определенной совокупности знаний, умений и навыков жизни и деятельности. Конечной целью светского обучения является подготовка человека к трудовой деятельности в обществе в качестве субъекта труда, т.е к замещению им вакантных профессиональных рабочих мест и должностей. Воспитание – это процесс формирования нравственной системы отношений, ценностей и потребностей человека. Конечной целью светского воспитания является формирование законопослушного, управляемого члена общества, личности как объекта общественных отношений. В педагогической энциклопедии развитие рассматривается как изменение, представляющее собой переход от простого ко все более сложному, от низшего к высшему; как процесс, в котором постепенное накопление количественных изменений приводит к наступлению качественных изменений. В социально-психологическом аспекте развитие – это стимулирование субъектами психолого-педагогического и образовательного воздействия и окружающим социально-психологическим, экономическим и политическим пространством проявления одних свойств, способностей, задатков человека и ограничение развития других свойств, сил и способностей человека.

    По отношению к обучению можно говорить о наличии теории обучения и соответствующей методологии, которые позволяют достоверно прогнозировать формирование заранее заданного результата, например, общей или профессиональной грамотности человека при соблюдении определенной методологии, технологии и принципов обучения ребенка. В отношении же воспитания и формирования заранее заданных нравственных и духовных свойств и потребностей пока говорить не приходится.

    Понятно, что процесс воспитания и развития человека как члена общества, как гражданина все-таки происходит, независимо от того, осознается ли он кем-то или нет, существует ли научно признанная теория воспитания или нет. Поэтому теория воспитания нужна не сама по себе, а для того, чтобы избежать стихийности в развитии и воспитании современного человека; чтобы ответить на вопрос, к каким результатам оно приведет. Необходимо также понять, какие механизмы лежат в его основе, и, наконец, оценить и использовать все имеющиеся ресурсы человека, в том числе и духовно-нравственные, а не только физическую силу и интеллект.

    Наука, как ее определяет философская энциклопедия, – это вид человеческой деятельности, направленный на систематическое получение достоверных знаний о законах и принципах существования и развития природы Вселенной, включая и человека, с целью предвидения и практического воздействия на нее. Таким образом, основой и результатом научного познания человека должна быть теория целостного человека. В современной науке под теорией понимают форму достоверного научного знания о некоторой совокупности объектов, представляющую собой систему взаимосвязанных утверждений и доказательств, содержащую методы объяснения и предсказания явлений данной предметной области. В самом общем виде теория истинна, если она обладает предсказательной силой и не может быть экспериментально фальсифицирована. Следовательно, научная теория человека должна отвечать следующим требованиям: выявлять ранее не наблюдавшиеся эмпирические отношения; обладать конструктивной полезностью (верифицируемостью, предсказательностью) и широтой предсказаний новых эмпирических фактов; объединять и объяснять известные ранее, разрозненные эмпирические факты и прежние теории; быть достаточно простой, т.е. обладать небольшим количеством исходных категорий, положений и понятий; позволять исследователю выявлять существенные признаки в предмете исследования и уходить от многообразных побочных или частных явлений и их следствий.

    Понятно, что в светских дисциплинах – педагогике, антропологии и психологии пока еще не существует ни теории человека, ни теории воспитания, отвечающих перечисленным выше требованиям. Во-первых, это связано с тем, что современные науки о человеке продолжают развиваться в рамках позитивно-аналитического, все более узкодифференцированного изучения своих предметных областей. Человек изучается неравномерно и фрагментарно, отстутствует целостное представление о нем. В одних науках человек рассматривается как физическое явление, в других – как растительное или биологическое, в третьих – как социально-психологический и общественно-исторический феномены, в четвертых – как интеллектуальный и т.д. Приходится признать факт разобщения всех наук о человеке, отсутствия реального научно-практического междисциплинарного синтеза результатов исследований, полученных в рамках каждой отдельной науки, отсутствия теории и категорий, в рамках которых возможно было бы объединение всех имеющихся парциальных теоретических знаний и практических достижений в вопросе воспитания и развития человека. Фактически, как полагал еще Б.Г. Ананьев, получение синтетического, целостного знания о человеке, одинаково понимаемого всеми специалистами, невозможно, что препятствует организации целенаправленного воспитания и развития подрастающего поколения [1].

    Кроме того, причиной, по которой до сих пор отсутствует научная теория воспитания и развития человека, на наш взгляд, является нарушение естественной гармонии в реализации государством своих основных функций.

    Любое современное государство выступает как минимум в двух своих сущностных позициях: как национальный суверен и как собственник. Как национальный суверен государство должно направлять свои усилия на защиту, сохранение и развитие своей национальной самобытности и культуры, в первую очередь, на сохранение и развитие своих граждан, ибо человек является тем смыслообразующим фактором, без которого существование любого государства не имеет никакого смысла. Государство не больше человека; болен человек – нездорово и государство; патриотичен человек – непобедимо и государство.

    С другой стороны, как собственник государство заинтересовано получать экономическую прибыль за счет эксплуатации и продажи своих природных ресурсов и недр. Выступая в качестве собственников, многие современные государства заинтересованы, в первую очередь, в освоении своих внутренних природных ресурсов и новых промышленных технологий, рынков сбыта продукции, в организации новых рабочих мест и, главное, в получении прибыли от своей собственности. Только во вторую очередь, они заинтересованы в развитии человека как субъекта труда, соответствующего требованиям производства, профессии, рабочего места или должности, способного создавать экономическую прибыль для государства. Поэтому государство в качестве собственника рассматривает финансирование развития и обучения детей не ради них самих, а как долговременный вклад в свой экономический рост и осуществляет финансирование системы общего и профессионального образования с позиции планируемой в будущем экономической прибыли и не более.

    Причиной отсутствия научно-практической теории воспитания и развития является также тот факт, что основной целью научной светской психологии является познание, диагностика и объяснение особенностей и свойств человека. Проблема духовно-нравственного воспитания и развития человека отданы семье, детсаду, школе и улице, светская психология и педагогика игнорируют практический опыт православного "человековедения", т.е. воспитания и развития человека в православных традициях.

    В результате: когда нет государственного заказа и соответствующего финансирования развития духовно-нравственной и волевой сферы человека, происходит сведение духовности личности к овладению общепринятыми социальными навыками поведения, массовой культурой, теми или иными знаниями, осуществляется сведение всех духовных возможностей человека только к социальному и гигиеническому аспекту его жизни. В таких условиях образованный, но бездуховный (и безнравственный) человек легко превращается в угрозу для жизни других людей.

    Для выяснения особенностей светской и православной психологии как наук обратимся к теории научного познания. К. Поппер, основоположник эволюционной эпистемологии, утверждает, что науки, которые в своей основе исходят из теории, т.е. из ряда логических допущений, а не из реально доказанных фактов, относятся к разряду "метафизических исследовательских программ" [3]. Как известно, такие естественные науки как биология, психология и антропология, изучающие происхождение и развитие жизни и человека на Земле, не имеют фактологических или экспериментально полученных доказательств особенностей возникновения жизни как во Вселенной, так и на Земле. Теория эволюции Дарвина, которая, по мнению К. Поппера, всего лишь "успешная гипотеза", самый показательный пример подобной "метафизической программы" применительно к проблеме возникновения и развития жизни. С позиции современной эпистемологии, – пишет И. Лакатос [2], – научной считается любая теория, которую нельзя фальсифицировать, т.е. опровергнуть экспериментально. Он вполне резонно ставит вопрос о том, почему мы должны отбрасывать ту или иную научную теорию. Потому ли, что ее никто не смог опровергнуть, или потому, что существует противоположная научная теория, также не фальсифицируемая.

    Следовательно, исходя из вышесказанного, к разряду "метафизических исследовательских программ" можно с полным правом отнести все существующие науки о человеке, в том числе как светскую, так и христианскую психологию. В этом – их первое фундаментальное эпистемологическое сходство. Второе методологическое сходство всех наук о человеке заключается в том, что все они исходят из реально существующей природы современного человека и эмпирически доказывают правоту своих теоретических предсказаний по результатам программ развития, обучения и воспитания. И, наконец, третьим объединящим аспектом является признание способности человека к развитию в процессе своей жизни.

    Светская психология отличается от христианской психологии прежде всего своими целями. Если основной целью светской академической психологии является познание и объяснение природы психики и поведения человека, то основной целью христианской психологии является способствование спасению души человека для вечной жизни через воспитание и развитие.

    Вторым отличием светской психологии от христианской является масштаб объекта исследования. Светская психология рассматривает человека лишь в узком промежутке между рождением и смертью, т.е. только в процессе онтогенеза. Академическая психология не ставит и, соответственно, не решает вопрос о происхождении человека, не объясняет смысл его жизни и смерти. Для христианской психологии божественное происхождение человека, первородный грех и падение Адама, воцерковление и обожение человека, спасение его души есть основополагающие вопросы, которые определяют цель, принципы и методы исследования.

    Третье различие данных наук заключается в способе получения знаний. Светская психология исходит из намерения раскрыть при помощи интеллекта человека и научно-технических средств существующие законы природы или, по крайней мере, выявить несколько самых общих. Для этого она расщепляет, измеряет и анализирует объект исследования – человека. Христианская психология черпает свои знания о человеке из священного Писания и священного Предания, святоотеческих трудов, православного богословия и практического, тысячелетнего опыта Православной Церкви.

    Таким образом, современное практическое человековедение, как синтетическая и прикладная наука, на наш взгляд, может реализоваться на основе принципа конструктивной комплементарности (дополнительности) лучших достижений всех наук о человеке. Человек как объект исследования и целенаправленного воспитания, должен расматриваться во всей временной, пространственной и эсхатологической перспективе, в контексте имеющихся естественнонаучных знаний об онтогенезе и филогенезе человека.

    Мы полагаем, что практическое человековедение может с большой пользой совместить в себе как опыт православного духовно-нравственного воспитания человека, так и научно-практический светский опыт его профессионального обучения и развития. Таким образом, человековедение как прикладная отрасль человекознания может быть определено как самостоятельное, междисциплинарное научно-практическое направление, отвечающее запросам общественной и индивидуальной практики воспитания и обучения.

    В заключение необходимо отметить, что сегодня, в начале третьего тысячелетия в России рождается симфония интересов государства и Церкви, светского и духовного образования, науки и религии, светской и православной психологии и педагогики. При этом каждая из сторон может внести свой вклад в решение проблемы спасения человеческой души и человечества в виде положительного теоретического и практического опыта и знаний. Таким образом, представляется, что человек как Божие творение и главная ценность на Земле является тем мостиком, посредством которого только и возможен переход от симфонии наук к симфонии властей.

     

    Литература

    1. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977.
    2. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. М., 1995.
    3. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992.

     

     

    Издание:

    Снетков В. М. Человековедение как единство светской и христианской психологии // Диалог отечественных светской и церковной образовательных традиций. – СПб., 2004, с. 338-345.

     

    Первоначальный файл с сайта pokrov-forum.ru.

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.02.2014.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .