. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Козлов Максим прот. Как сознательно посещать богослужение? (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Козлов Максим прот.

    КАК СОЗНАТЕЛЬНО ПОСЕЩАТЬ БОГОСЛУЖЕНИЕ?

     

    Беседа с протоиереем Максимом Козловым на радио "Радонеж" о некоторых ошибках, которые сопровождают наше церковное бытие.

     

    Сегодняшний час прямого эфира мы посвятим некоторым ошибкам, которые сопровождают наше церковное бытие. Безусловно, для многих воцерковленных людей, имеющих многолетний опыт пребывания в Церкви, все это известно. Но ведь мы исходим из того, что радиопаства «Радонежа» все время пополняется, поэтому для кого-то из людей новоначальных или подходящих к ограде Церкви, думается, эта беседа будет небесполезной.

    Начну ее с упоминания о словах Блаженного Августина, который в одном из своих творений очень верно сформулировал следующую мысль: «Что такое обычай без истины? — Застарелый предрассудок!»

    Действительно, если мы исповедуем, что наша Церковь стоит на скале Предания, если еще много веков назад святой Викентий Иллиринский определил это Предание как «то, во что веруют все, всегда и повсюду»; если это Предание имеет для нас такую же вероучительную значимость, как и Священное Писание (являясь частью Божественного Откровения), то, конечно же, мы не будем соединять с этим Преданием, с Традицией Церкви, определенного рода навыки и привычки или какие-то специфические точки зрения, которые, бывает, сопровождают нас в каждодневной церковной жизни, но которые к этому Преданию мы никак приравнять не должны.

    Итак, начнем с посещения храма. С того, какие бывают у новоначальных (или даже не у новоначальных) типические ошибки или даже отсутствие некоторых навыков, знаний, которые это посещение могут делать менее плодотворным для них самих и для их пути ко спасению.

    Итак, мы знаем, что православный человек должен стремиться бывать в храме Божием каждый воскресный день, каждый праздничный день (при отсутствии каких-то непреодолимых препятствий) и при этом участвовать в богослужении сознательно, слушая слова Божественной литургии или того или иного вечернего или утреннего богослужения. Но как часто бывает, что люди, приходящие в храм, как им кажется, к началу богослужения, ибо как-то у большинства откладывается эта мысль, что нехорошо в церковь опаздывать… Правильная мысль, потому что ведь мы опаздываем не к священнику для встречи или тем более не к своим друзьям-приятелям или даже не на место работы или учебы, — а мы опаздываем на богослужение, мы опаздываем к Самому Спасителю! К Богу, Творцу и Промыслителю мира! Поэтому нормой является приход для взрослого человека к началу богослужения, если мы говорим о Литургии, то хорошо, если бы это было никак не позднее начала чтения Часов. Мы знаем, что Божественная Литургия предваряется чтением 3-го и 6-го Часа, но очень часто вырабатывается сознание, что Часы — это какая-то не очень обязательная часть Литургии. Собственно, это сознание, как правило, определяется даже в наших церковных объявлениях, в расписаниях богослужений. Например, в храме написано: «начало Литургии в 8 часов», или: «начало Литургии в 10 часов». Под этим началом имеется в виду возглас, произносимый священником: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь». А предваряющие богослужение Часы, 3-й и 6-й, которые читаются перед Литургией, как бы подразумевается, что они займут 15-20 минут для прочтения (при очень медленном чтении — чуть побольше). И если мы сравним количество людей, практически в любом храме, стоящих за 20 минут до возгласа священника и подходящих к самому началу, — то мы увидим очень большую разницу. А ведь это по сути дела неправильно! Ибо 3-й и 6-й Часы соединяются с Литургией в единое богослужебное последование и, как таковые, священнодействия Литургии начинаются уже в это время. Ибо проскомидия — тогда, когда начинается самая главная часть — поминовение о здравии и упокоении — и иные необходимые предварительные священнодействия перед служением самой Божественной Литургии, — совершаются, как правило, во время чтения Часов. Отсюда каждый из нас может сделать, по крайней мере, два вывода. Первый: если мы имеем намерение помолиться о своих близких, помянуть их о здравии и упокоении, то естественно эту молитву нам будет сотворять, в том числе, и во время чтения Часов. Когда о том же — о тех же людях — священнослужители совершают поминовение во время проскомидии в алтаре.

    Во-вторых, человек, пришедший не позднее начала Часов, как правило, успеет к началу Божественной Литургии сделать необходимые благочестивые действия: приобрести свечи и поставить их к иконе, перед которой (или перед которыми) он хотел бы помолиться в этот, сегодняшний день, написать записочку и подать ее именно к тому времени, когда собственно поминовение по уставу церковному должно совершаться, приложиться к честным иконам и встать на свое место в храме с тем, чтобы уже никаких попечений специальных (связанных с переходом с места на место, с отвлечением от богослужения) потом не производить. Ибо какой же смысл успеть даже к 10-ти (или к 8-ми), просто к началу Литургии, если, войдя в храм, осенив себя благоговейно крестным знамением и успокоившись, что он пришел вовремя, человек затем устремляется к свечному ящику, где в иных храмах стоит очередь… Если очереди даже нет — все равно: нужно достать деньги, расплатиться за свечи, написать записки и их подать заблаговременно, — все это, бывает, отнимает 1-й антифон, 2-й антифон, а если человеке еще немножко задержался, то так почти и до Апостола можно заниматься своим личным. Вроде бы присутствуя на богослужении, но с другой стороны, реально имея попечение только к нему подводящее, а не связанное со смыслом богослужения.

    Итак, это первая, достаточно часто встречающаяся в нашей церковной жизни типическая ошибка, которую благоговейный молитвенник постарается избежать!

    Далее, само присутствие на Литургии, по опыту бесед с новоначальными, не всегда оказывается для людей понятным: как они должны молиться на Литургии? Удивительно часто люди, недавно пришедшие в Церковь, делятся своими впечатлениями о том, как хорошо им сегодня было на Литургии: хор пел молитвенно (здесь под молитвенностью чаще всего понимается эстетическая красота пения, уж неважно какая — партесная красота или строго аскетическая красота пения знаменного, предположим), какое настроение у человека возникло из-за такого пения, или как он отвлекся от житейских забот и попечений… Подходит такой человек к священнику и говорит: «Вот, батюшка, как я хорошо сегодня о своем помолился, кого-то помянул, или помолился о каких-то своих нуждах или о нуждах других людей…» В то время как наше присутствие на Литургии (вообще на общественном богослужении — но на Литургии сугубо, по преимуществу) подразумевает то, что мы стремимся соединить свою внутреннюю молитву с молитвой общецерковной. Молимся теми же словами (и главное — внутренне) о том, о чем сейчас молится вся Церковь во время Божественной Литургии. Именно таковое единство — духовенства, клироса (лика) и народа и подразумевается под нашем участии в Литургии, которое в переводе с греческого означает «общее дело». Лишь в средние века в эпоху Возрождения в католической церкви возник обычай чтения мирянами некоторых иных молитв во время мессы. Миряне плохо понимали тогда католическое латинское богослужение и скучали на нем, и для того, чтобы им как-то заполнить этот духовный вакуум (а с другой стороны, не соединить их с духовенством — у католиков в те века было представление как бы о двух частях Церкви: Церкви учащей (клириках) и Церкви учащейся (народе Божием), так вот, чтобы избежать попадания народа на ту же ступень, составлялись католические молитвословы, в которых предлагалось — во время такой-то части мессы о том-то молиться, во время следующей — о другом… У нас же такого нет! У нас есть тайные (не вслух читаемые священником) молитвы, которые в те или иные моменты богослужения должны быть ими прочитываемы, а миряне стремиться прежде всего следить за течением служения богослужения и вслушиваться молитвенно (желательно их знать, конечно) в слова, которые во время богослужения звучат. И, конечно же, нужно стремится к тому, чтобы как можно раньше внутренний смысл Божественной Литургии (и других служб), структуру их, представлять — что за чем будет следовать. Что такое, скажем, на Литургии первый антифон, второй антифон, третий антифон… Когда начинается Евхаристический канон, какое песнопение является главным во время Божественной Литургии, когда совершается Чудо преложения Святых Даров: принесенные хлеб и вино становятся Истинным Телом и Истинной Кровью Христа Спасителя… И такого рода сознательное богослужение, безусловно, подразумевается православному пониманием. Именно такое участие завещали нам святые просветители славян Кирилл и Мефодий, создав письменный славянский язык (старославянский, впоследствии, через много веков, получивший наименование церковнославянского). Не так сложно каждому присутствующему (на Литургии, по крайней мере) добиться, используя книги, в которых текст Литургии публикуется с переводом, другие пособия, — добиться того, чтобы все, совершаемое на Литургии, было нам понятно и по букве, и по духовному смыслу. Чтобы мы знали, что Малый вход символически означает выход Христа Спасителя на проповедь, а Великий вход — шествие на страдания. Между прочим, чтобы знали, что во время Великого входа переносится еще не Тело и Кровь Христа Спасителя, а лишь предложенные к освящению и предварительно освященные уже молитвами, но не испытавшие пока чуда преложения, хлеб и вино. Кстати, поэтому не полагается по уставу церковному во время Великого входа на Литургии стоять коленопреклоненно или полагать земные поклоны, в отличие, скажем, от великопостной Литургии Преждеосвященных Даров: когда там бывает Великий вход, там мы, напротив, кланяемся земно, потому что там во время Великого входа переносятся уже освященные Дары — уже Тело и Кровь Христа Спасителя. Так что такого рода понимание, конечно же, нужно стремиться иметь, и поведение, сообразное этому пониманию!

    Каждый из нас должен знать, что завершающие, главные, вершинные слова Евхаристического канона произносятся священником в алтаре во время пения песнопения «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молимтися, Боже наш…» И как раз во время пения этого песнопения в будничный день (не в воскресный и не в день двунадесятого праздника) и полагается самое глубокое поклонение и коленопреклонение, которое может (если только храм не переполнен) сотворить каждый молящийся. И это будет по разуму и по благоговению к святыне Тела и Крови Христа Спасителя.

    Но ведь бывает так, что, увы, мы годы ходим на службу, а почему-то не знаем даже самых основных частей православного богослужения!

    Еще одна, достаточно типическая ошибка, которую мы, бывает, допускаем с вами, дорогие братия и сестры, это недостаточное внимание к тем частям Священного Писания, которые на богослужении будут читаться: к Евангельскому зачалу и к зачалу Апостольскому.

    Ну, с Евангельским зачалом несколько лучше обстоит ситуация, потому что очень часто и проповеди священников произносятся именно на тему Евангельского зачала (в особенности в воскресные дни и в дни многих из праздников), хотя и здесь не грех себя проверить. Еще раз могу предложить такое испытание сидящим сейчас у радиоприемников: вспомните последнюю Божественную литургию, на которой вы присутствовали — сегодня или вчера — и ответьте себе на вопрос, о чем читалось Евангелие на этом богослужении? Думаю, слушатели «Радонежа» отличаются от всех остальных и благоразумно вспомнили — еще лучше, если бы помнили это еще до того и как бы внутренне возвращались к этому Евангелию, когда мы бываем на следующей службе и вновь нам будет предложено слышание Слова Божия. Но, безусловно, хуже с восприятием Апостола. Тут я почти уверен, что 95 из 100 слушающих нас не смогут рассказать, о чем читался сегодняшний, вчерашний или воскресный Апостол! И здесь дело не только в нашем невнимании (хотя и в нем тоже), а в том, что объективно Апостол по-славянски уразумевается со слуха достаточно непросто. И для того, чтобы понять структуру фразу святого Апостола Павла, переведенную часто в параллель с греческим синтаксическим оборотом, нужно достаточно большое, помимо духовного, и интеллектуальное усилие. Вы скажете: неужели, батюшка, вы считаете правильным, что люди плохо понимают и плохо запоминают Апостол? Да нет, конечно! Просто мы ведь с вами знаем, что Апостол понять на богослужении непросто. Но мы и знаем, что это — Слово Божие, которое разумом церковным было выбрано, наряду с Евангелием, как нечто, что всей Церкви (например, в это воскресенье или в этот праздник) очень важно услышать. И если так, то, наверное, мы должны с вами предварительно подготовиться к тому, чтобы апостольское чтение мимо нам не прошло. Просто с вечера, накануне или утром открыть церковный календарь, где будет указано это зачало, открыть Священное Писание Нового Завета, прочитать (хотите — по-славянски, хотите — по-русски, хотите — с параллельным текстом, сопоставляя славянский и русский тексты) Апостольское чтение, и тогда потом, на Богослужении, вы слышите его по-другому. И иное восприятие Слова Божия, которое откроется нам на богослужении, станет нам доступно. Думается, стоит над этим каждому из нас задуматься и прилагать к нашему участию в богослужении сознательность!

    Недавно я встречался с новопоступавшими семинаристами, у которых была поездка по московским храмам, задавал им эти вопросы, — среди них тоже не нашлось никого, кто бы вспомнил об Апостольском чтении, им как-то неловко стало, когда мы беседовали. Ведь стояли они благоговейно при этом, головы склоняли долу, по сторонам не глядели, — и если на всех нас посмотреть во время апостольских чтений, по крайней мере, вид мы имеем вполне благочестивый, даже благоговейный и вроде бы вслушиваемся в то, что читается. Но результат иной раз бывает не тот. Это — из тех традиционных неправильностей, которые преодолеваются только усилием. Ибо легко поплыть по течению и сказать: «Ну, что делать, как-то так повелось, что я этого не могу поменять: чтец плохо читает, батюшка на темы Апостола проповеди не произносит…» Но ведь каждый из нас может не такое большое сознательное усилие сделать, чтобы не лишать себя смысла слышания Апостольского чтения!

     

     

    Первоначальный файл с сайта st-tatiana.ru.

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 10.03.2012.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
      Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3580 2511 702

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .