. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Коржевский Вадим иерей. Неожиданность (текст)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

    Коржевский Вадим иерей

    НЕОЖИДАННОСТЬ

     

    «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петр. 3;15)

     

    Некий инок, путешествуя, проезжал по родным местам, навещая присных своих по плоти, которых он не видел уже много лет. На все с детства ему знакомое он смотрел сейчас другими глазами и видел то, что только может открыться чувствам обученным долгим подвигом к различению доброго и лукавого.

    Везде замечал он следы тленности и разрушения. Дом, где провел он безмятежное детство, обветшал, забор покосился, двор опустел, некогда цветущий сад зарос сорною травой. Люди, проживавшие здесь, уже были не в состоянии созидать что-либо новое из-за обременявших их старческих немощей. Они сами, сообразно окружавшей их тленности, были подобны обветшавшему дому, покосившемуся забору, опустевшему двору и, что ужаснее всего – заросшему сорной травой саду. Невeдение Бога и не ведeние духовной жизни привело душу их к обнищанию добродетелями и рабству страстям. Омраченный грехами ум их – этот кормчий сердца, так до сих пор и не видел какое великое запустение царит в его сердечном дворе и какими терниями зарос, вверенный ему мысленный сад.

    С того времени как пал Адам опустели души человеческие от благодати Святаго Духа и стали ветшать, будучи по естеству существами несамобытными, смертными. Как тело без души не может долго сохранять прежний свой состав и вид, так и душа человеческая без Духа Божия теряет способность сохранять в прежнем виде и составе свои помыслы и чувства. В такой душе во всей силе осуществляется действие слов Господних, сказанных после грехопадения человеку: Терния и волчцы возрастит тебе земля естества твоего, страсти и помыслы греховные будут непрестанно возрастать на почве испорченного сердца твоего и в поте лица твоего будешь добывать хлеб добродетелей своих (Быт. 3; 18-19).

    Но труд по искоренению беспрестанно произрастающих плевел греха и взращиванию нежных произрастений добродетелей горек и тяжел. И далеко не всякий берется за рало, а если и берется, то постоянно оглядывается назад, обольщаемый прелестями мира сего. К тому же мысленное око души, отвернувшись от Бога – источника света и познания, лишилось свойственного ей разумения и не познает бедственности положения своего. Мало того, оно с гневом отвергает указывающего ему на это Слова Божия, сомневаясь, не только в истинности Слова, но даже в бытии Произнесшего это Слово.

    Грустно было иноку наблюдать такое настроение у родственных ему по плоти людей и при этом ясно видеть действие в них пагубных страстей. Он сразу замечал эти до боли знакомые ему страсти, ибо уже долгое время вел борьбу с ними в себе. Ему было неприятно видеть на лицах близких своих печати от тех страстей, и он с ужасом осознавал, что и в нем еще действуют эти страсти, печатлея свои черты на его взоре, речах, движениях.

    – А вот зачем, скажи мне, – прервал течение невеселых мыслей инока один из его родственников, – зачем мне каяться в грехах своих, если я знаю точно, что повторю их снова?

    Этот вопрос человек духовного звания слышит всегда от обывателя века сего, далекого от мысли о духовной жизни, но чувствующего беспокойство в сердце при каком-либо напоминании ему о существовании этой жизни, жизни не похожей на жизнь мира сего, жизни не от мира сего. Даже у совершено далекого от такой жизни человека имеется, хотя и смутное, представление о грехах и чувство вины за совершение их. Впрочем, все эти грехи, как представляется ему, и не грехи вовсе, а жизненная необходимость, ибо как можно избежать наказания, не обманувши, или заполучить благоволение, не польстивши, или выжить в условиях современности, не укравши? Какой смысл каяться в этом каждый день, если без этого невозможно прожить и дня?

    Инок был удивлен таким вопросом при очевидности ответа. Неужели, подумал он, это вообще является вопросом. Для него, уже много лет живущего мыслями о вечности и смотрящего на все с точки зрения вечности, такой вопрос давно уже был решен и он, не задумываясь, ответил:

    – Во грехах своих должно каяться с намерением больше не грешить и каяться тотчас, ибо будущее не в нашей власти. Час смерти неизвестен никому, и нужно быть всегда готовым к переходу в мир иной. Пребывать в беспечности, надеясь на нескорый конец, неразумно. Случаи примирения с Богом на закате дней, есть случаи исключительные, и обращать их в правило – верх неразумия.

    Не ожидавший такого ответа совопросник, не нашелся, что сказать в возражение сказанному. Он признал всю логичность такого хода мыслей, но чтобы скрыть свое поражение стал иронизировать по поводу того ожидаемого, ради которого вся жизнь посвящается благочестию, отнимающему немалую долю «радостей». Все слышавшие этот диалог отреагировали по-разному: кто усмехнулся в поддержание иронии говорящего и любопытно посмотрел на инока, а кто и задумался о действительно неожиданном приходе загадочной смерти, делающей безгласной всех кого она забрала к себе, неизвестно куда и неизвестно зачем.

    Горько посмотрел инок на слепоту человеческую, и молча отошел в сторону, молясь про себя о просвещении сих слепых очей светом Божественной благодати, ясно показывающей всю «ценность» земного бытия. Бог, внимающий мольбам смиренных рабов своих, в скором времени исполнил просьбу молившегося инока.

    Случилось в соседнем селе внезапно умереть одному из родственников спорщика. Никто не мог поверить в случившееся, так как ничего не предвещало такой беды. В недоумении и горе собрались близкие и знакомые умершего и отъехали в соседнее село. С ними поехал и инок…

    Благополучно добравшись до села, они, наконец, оказались возле добротного вида дома. Инок, войдя во двор, обратил внимание на его ухоженность. Вся площадь, достаточного большого двора, была покрыта ярко зеленной мелкой травкой . Вдоль всего забора стояли, слегка покачиваясь на ветру высокие тополя; у входа в дом, по ту и другую сторону крыльца, цвели хризантемы. В глубине двора, слева от дома, был сад, который производил приятное впечатление многочисленностью и разнообразием насаждений. Во второй половине двора, на так называемом «заднем» дворе, с важным видом бродили гуси, не обращая внимания на крикливых кур, суетящихся вокруг красивого вида петуха, нашедшего что-то съедобное и созывавшего к себе своих подруг. В измызганном грязью корыте плескались утки, разбрызгивая во все стороны прохладную водицу. В тени, под навесом лежал, высунув язык, добродушный пес, незадолго до этого облаявший для порядка, появившихся во дворе, непрошеных «гостей».

    Вошедшие в дом «гости», оказались в довольно пространной светлой комнате, обстановка которой отличалась деревенской простотой. Посреди комнаты находился обшитый черной материей небольшой гроб, возле которого плакали навзрыд несколько женщин. Чуть поодаль, опершись на край стола, сгорбившись, стоял враз постаревший тщедушного вида мужчина, лет сорока. На его носу, еле касаясь кончика, висели маленькие, круглые очки, из под которых катились одна за другой слезы. С правой стороны от него стоял опрятный молодой человек, вероятно, сын умершего, срочно приехавший сюда из города. Он старался мужественно переносить случившееся несчастье и гладил по головке свою дочурку, не до конца понимавшую суть происходящего. В уголку скромно переживала горе маленькая худенькая старушечка, стараясь остаться незамеченной для окружающих. Словом, не было никого из присутствующих, кто бы оставался равнодушным при созерцании произошедшего таинства смерти.

    Жена умершего, обливаясь слезами, причитала, беспрестанно повторяя обычные в таких случаях фразы:

    – Зачем же ты ушел так рано от меня! На кого ты меня оставил! И как же я буду жить без тебя!

    Слушая ее, инок подумал о том, как сильно повреждено сердце человеческое эгоизмом, если даже в такие решающие для умершего дни, ближние его думают только о себе и о собственном своем благополучии.

    – Как мне было хорошо с тобой! – продолжала причитать его жена, – что теперь будет со мной?…

    – А каково ему сейчас? – невольно вырвались вслух, возникшие в сердце инока ответные вопрошания, – где он сейчас и что с ним будет?!…

    Все обратили к иноку свои скорбные лица и только недавний спорщик тупо уставил свой растерянный взгляд в пол. Жена, увидев инока, еще больше залилась слезами и сквозь слезы обратилась к нему, прося его о том, чтобы он сделал то, что полагается в таких случаях делать церковному человеку.

    – Мы можем помочь ему сейчас только своей горячей молитвой о упокоении его души, – сказал инок и, достав свою карманную псалтирь, принялся читать, с молчаливого позволения присутствующих, боговдохновенные псалмы Давидовы, поминая после каждой славы новопреставленного Николая.

    Никто не помогал иноку молиться; никто не знал как нужно молиться, кому молиться, а главное – зачем. Все видели лежащее перед ними бездыханное тело, потерявшее уже прежний свой вид и былую красоту. Смердящий запах, распространяющийся по всему дому, свидетельствовал о начавшемся необратимом процессе разложения, который разрушит до основания телесный состав. Чтобы избежать созерцания более ужасного зрелища – появления червей и обнажения костей – придется поспешно скрыть гниющий труп глубоко под землей, исполнив тем самым, хотя и неведомое им, но действующее с неумолимым постоянством, появившееся вследствие падения человека, установление Творца его: в землю отидеши (Быт. 3;19). Незнание того, что послужило причиной такого установления, равно как и незнание Того, кто дал его и когда, не лишает его действенности, а следовательно не отменяет и много другое, хотя и неизвестное для многих, но существующее.

    Если ведома была для собравшихся возле гроба участь тела умершего, то совершенно неведома была участь исшедшей из тела души его. Инок, заметив отсутствие всякого желания и умения молиться у окружавших гроб покойника, прервал на время свою молитву и обратился к ним с вопросом:

    – А знаете ли вы, почему мы должны молиться за умершего?

    В ответ последовало недоуменное молчание, хотя в глазах многих появился интерес и желание послушать неизвестное. Видя это, инок продолжил свой вопрос следующей весьма пространной речью:

    – Что совершается с душой, покинувшей тело, всегда остается неизвестным для нас, облеченных в грубую телесную оболочку и неспособных по причине этого видеть предметы невидимого мира, к каковым относится и наша душа. Мы не знаем, что именно совершается с той или иной душой, когда переходит она из вещественного мира, в мир невещественный, но знаем точно, что она не прекращает своего существования, как не прекращает своего существования тело. Ибо если тело, несмотря на то, что разрушается и обращается в землю, из которой взято, продолжает существовать в самом тлении своем, принимая лишь иные жизненные формы, то и душа, конечно же, продолжает существовать при переходе в мир ей однородный, изменяя только форму жизни своей. Не наши домыслы, но Откровение Божие говорит нам, что душа человеческая, способная по естеству своему жить в мире невещественном, создана изначала для жизни с телом и в теле. Тело – законное ее жилище, из которого она исходит в наказание за преслушание Богу, являясь в новый мир с теми качествами, которые усвоила в жизни сей. Соответственно усвоенным ею в земной жизни добрым или злым качествам, она поселяется или в страну светлых Ангелов наслаждаясь вместе с ними общение с Высшим Благом, или в страну ангелов тьмы, испытывая как и они, лютую муку, рождаемую от неспособности приобщения блаженству. Прежде поселения своего в ту или иною страну духов, всякая душа сначала проходит по слоям поднебесной, испытываемая со стороны ангелов как святых, так и злобных в тех делах, которые сотворила за краткое, но важное свое земное существование. Душа праведная свободно проходит все отделения воздушных судилищ , ублажаемая святыми Ангелами и возносимая ими до самых врат райских. Напротив того, грешная душа не допускается в область превысшую воздуха, но истязается бесовскими стражами, усердно стерегущим вход от земли на небо, с наглостью и бесстыдством вырывая несчастную душу из рук ангельских, чтобы умножить ею количество адских узников своих. Если душа, за время пребывания своего в теле, не расторгла до конца пагубный свой союз с грехом и не восприяла залога Духа Святаго, то при шествии ее через воздушное пространство нужны ей наши усердные молитвы и милостивое заступление небесных сил, хотя и эта помощь будет действенной лишь в том случае, если душа умершего приготовила себя верой, покаянием и добрыми делами к благополучному переходу своему в мир иной. Если же душа окажется неприготовленной к неизбежному переходу своему, то она тотчас низводится в самую бездну ада под дикий хохот и улюлюканье злобных бесов. Поэтому и нужно заблаговременно приготовиться к переходу в вечность, во время этой земной жизни, которая собственно и не жизнь, но непрестанная борьба между жизнью и смертью. Если посмотреть объективно на то краткое мгновение, которое отведено нам на земле, в сравнение его с величественной вечностью, то станет очевидным та истина, что жизнь земную целесообразнее всего проводить в приготовлении к вечности. Так завещает нам Господь наш Иисус Христос, говоря: Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой. Будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий. Называя земную жизнь ночью, Господь намекает на то, что неизвестно, в какой период жизни придет смерть: в детском ли возрасте, в юношеском или в глубокой старости, и благоразумен тот, кто проводит свое жительство так, чтобы всегда быть готовым к смерти. Как не по собственной воли является всякий человек на поприще земного странствования, так и уводится он почти всегда внезапно из земной жизни своей без всякого его согласия на то, без всякого внимания к его земным делам и нуждам окружающих его. Господь угрожает неожиданной смертью именно тому, кто, считая ее далекой и даже нереальной, злоупотребляет временем данным ему для должного приготовления к жизни вечной.

    – Ах, – вскрикнула жена умершего, – а ведь смерть увела от меня мужа моего внезапно и неожиданно!

    Сказав это, она залилась горючими слезами и, плача, стала рассказывать о происшедшим:

    – День его смерти был обычным днем. Ничто не предвещало такой беды. Он как обычно встал рано утром, накормил скотинку и ушел на рыбалку. К обеду вернулся несколько уставший, но довольный. За обедом говорил мне, как по дороге к озеру он вспоминал некоторые эпизоды из жизни своей, связанные с тем или иным проходимым им местом. А ему было что вспомнить, ведь он прожил здесь всю свою жизнь. Ему дорого было каждое деревце, здесь растущее, каждый кусочек земли. Тем более, что он очень любил окружавшую его природу. То, что было в этот день, было как обычно, необычным было лишь его желание вымыть голову после обеда, прямо на улице, возле крыльца. На улице было тепло и солнечно. Когда он вытер голову полотенцем, то его густые, волнистые волосы с проседью, заискрились на солнце каким-то необычным светом. Они приняли на какой-то момент золотистую окраску. В этот миг он мне показался таким красивым, что я вновь как в молодые годы свои, испытала чувство похожее на чувство влюбленности. Особенно сильным было это чувство из-за того, что он в последние свои годы с какой-то особой нежностью и внимательной заботливостью обращался со мной. Хотя, впрочем, я всегда была с ним счастлива… Немного погуляв по двору, он зашел в дом и прилег для послеобеденного отдыха. Я, стараясь его не беспокоить, в комнату к нему не заходила. Вдруг, он вышел из комнаты смертельно бледный и сказал, что ему нехорошо, что он задыхается и чувствует в области сердца какое-то странное жжение. Я побежала за врачом. За то время, когда я искала врача, ему стало еще хуже, хотя он это старался скрыть. Врач сказала, что его нужно срочно вести в городскую больницу. На подъезде к городу он скончался прямо у меня на руках, как потом сказали от инфаркта миокарда. Это было настолько неожиданным, что я долго не могла поверить, что его уже нет.

    Тут она зарыдала так сильно, что уже не могла далее что-либо говорить. Все подавлено молчали. После минутного молчания опять заговорил инок:

    – Каждому известно, что когда-нибудь придет его смерть. В этом нет и не может быть ни малейшего сомнения, но мы не верим и живем, как будто с нами не случится того, что случается со всеми. И вообще мы бы никогда не поверили, что возможно нам умереть, если бы не видели, что все люди вокруг нас умирают и что смерть есть неизбежный удел каждого человека. Неверие это рождается оттого, что душа наша чувствует свое бессмертие и забывает о смертности телесного своего союзника. Но в то же время душа наша не помнит и о предстоящей вечности, ибо всецело погрузилась в область земную, заботясь единственно об удовлетворении телесных потребностей, так что даже не ощущает в себе потребности в удовлетворении нужд духовных и не ведает о своем небесном отечестве. Земные попечения постоянно гнетут мысль ее к земному, привязывают к временному и похищают памятование о вечном. Свойства вечности душа переносит на временное и по причине этого упускает из внимания своего наличие во временном качеств смертного. Требуется поэтому постоянно напоминать душе нашей о реальности как вечного, так и смертного. Частое напоминание о вечном отвлекает ум наш от земли и переселяет его на небо. Вслед за ним постепенно переселяется и сердце, за благополучным переселением которого воспоследует естественное переселение души по окончании срока ее земного странствования. Одним из превосходнейших способов приготовления к смерти служит напоминание и размышление о смерти. Поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши (Сирах. 7:39), – говорит Писание. Святые иноки, на своем блаженном опыте убедившиеся в величайшей пользе этого умственного подвига, заповедуют проходить его без лености, посвящая для этого некоторую часть дня. Неужели мне одр сей гроб будет? – вопрошает каждый вечер христианин, напоминая себе, во время вечерней молитвы, о исходе своем, потому что не знает: постигнет ли или не постигнет его в предстоящую ночь, вместо временного сна, сон вечный. Смерть приходит большей частью внезапно! И никто не может ей сказать: Подожди! Уйди! Я еще не хочу умирать! Я еще не готов умирать! Посмотрим вокруг себя: Какое множество родственников, друзей, знакомых забрала к себе смерть. Из них славные оставили свою славу, богатые не взяли с собой ни одной копейки, ни одной самой ничтожной вещицы, из накопленного ими имущества. Многолетние труды человека ради тления смерть уничтожает в одно мгновение. И никто не может помешать ей.

    – Какая это осязательнейшая истина! – прошептал тщедушного вида мужчина, – но, к сожалению, мы действительно бегаем от одной только мысли об этом. Мы стараемся ее прогнать, подавить, заглушить, во что бы то ни стало, иначе неизбежно возникает другой вопрос: а зачем я вообще живу?… Есть ли в этом смысл?… И если есть, то какой?…

    Позже инок узнал, что жизнь его спорщика после этого случая изменилась коренным образом. Он стал с усердием посещать храм и окончил поприще своего земного странничества в мире и покаянии с надеждой на будущую вечную, блаженную жизнь.

     

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 10.03.2012.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3301 2309 723

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .