НА САЙТЕ:
БИБЛИОГРАФИЯ:
> 7500 позиций.
БИБЛИОТЕКА:
> 2750 материалов.
СЛОВАРЬ:
анализ 237 понятий.
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:
критика 111 идей.

"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Игнатий (Брянчанинов) свт. Полное собрание творений. Т. 6 (содержание)

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    МАТЕРИАЛЫ
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Словарь
    Проблемное поле
    СТРАНИЦА Ю. М. ЗЕНЬКО
    Биографические сведения
    Публикации: монографии, статьи
    Программы лекционных курсов
    Всё о человеке: библиография
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

     

    Игнатий (Брянчанинов) святитель

    Полное собрание творений

    Т. 6

     

    Ольга Шафранова
    Преосвященный Леонид (Краснопевков)

    Это общение молитв необходимо для душ, которые больше или меньше симпатизируют между собою.

     

    Архимандрит Пимен Угрешский писал 3 октября 1877 г. Преосвященному Савве (Тихомирову):

    "Преосвященнейший Владыко,

    Милостивейший Архипастырь и Отец

    Зная Ваше всегдашнее расположение к покойному Преосвященному Архиепископу Ярославскому Леониду, спешу поделиться с вами только что напечатанною книжкою Его писем ко мне. Поэтому я и замедлил.

    Вам желательно было иметь "Исторический очерк Николо-Угрешского монастыря". Препровождая к Вам и сию книгу, пользуюсь случаем просить Вас принять от меня еще книжицу "Мои воспоминания". При сем же прилагаю и фотографические виды монастыря.

    Мне никогда бы не пришло и на мысль писать свои воспоминания, ежели бы не требовал от меня сего весьма настоятельно покойный Преосвященный Леонид.

    Будьте снисходительны к писателю-самоучке.

    Прошу Ваших Святительских молитв и Архипастырского благословения.

    Вашего Преосвященства нижайший послушник

    Угрешский архимандрит Пимен" 1.

    __________

    1 РГБ OP. Ф. 262. К. 38. № 68.

     

    – 693 –




    Преосвященный Леонид (в миру Лев Васильевич Краснопевков, 16 февраля 1817 – 15 декабря 1876) – сын товарища Герольдмейстера; образование получил сначала в английском, потом во французском пансионе; в 1829 г. был помещен в Горный кадетский корпус, но не окончил его и определился в феврале 1834 г. юнкером в Балтийский флот, в 1836 г. произведен в мичманы.

    К 1834 г. относится его знакомство со святителем Игнатием Брянчаниновым. Произошло оно совершенно естественным путем. Так, он рассказывает о своей матушке, Анне Ивановне (урожденной Ломовой): "На утре жизни ея воспламенилась в душе ее вера в молитвенную силу Преподобного Сергия" 1. Ее родные места у Яхромы в 40 верстах от Троице-Сергиевой Лавры, которую она имела возможность часто посещать, способствовали укреплению и сохранению "до гроба пламенной веры в силу его молитв. <…> Как драгоценность соблюдала она в сердце святые впечатления первых лет своей жизни, проведенных в окрестностях Лавры… Мы, дети, слушали неистощимые рассказы о том, как она, бывало, хаживала пешком по обету к Преподобному Сергию, какие чудеса творил и творит Преподобный благодатию Божиею, как велики богатства Лаврской ризницы, как многолюдны и торжественны праздники, как в Посаде жители занимаются деланием затейливых игрушек и это рукоделие, по преданию, в те дни сохранившемуся в окрестном народе, ведет начало свое от времен Преподобного, который, любя малых детей, дарил им разные деревянные вещицы своего рукоделия (что довольно вероятно, если вспомнить, что Преподобный был и древоделом)".

    Выйдя замуж, Анна Ивановна переехала с мужем в Санкт-Петербург, но всегда уверительно говорила: "Не умру без того, чтобы не побывать в Сергиевой Лавре". Избранным местом ее паломничества в Петербурге стала Троице-Сергиева пустынь: "Было мне года полтора от рождения, когда подвергся я какой-то опасной болезни. Матушка отправилась со мною, больным ребенком, к Преподобному Сергию в Пустынь, куда и прежде и после того ежегодно ездила на богомолье. Я выздоровел и с тех пор не знаю, был ли хоть один год, чтобы я не посетил Сергиеву Пустынь, пока жил в Петербурге. Эти богомольные странствия были для меня приятнее всех удовольствий, и я чтил Преподобного как особенного своего покровителя".

    __________

    1 Здесь и далее: Дневник и Воспоминания Преосвященного Леонида. – РГБ ОР. Ф. 149. К. 1–9.

     

    – 694 –




    Таким образом, когда в 1834 г. в Сергиеву пустынь настоятелем был назначен архимандрит Игнатий Брянчанинов, Лев Васильевич Краснопевков оказался одним из первых его духовных сыновей. Беседы с архимандритом Игнатием, о которых он вспоминал до самой своей кончины, производили на него глубокое впечатление, они и привлекли его к монашеской жизни.

    В 1838 г. Лев Васильевич Краснопевков, с благословения Высокопреосвященнейшего Митрополита Московского Филарета, оставляет службу во флоте и поступает в Санкт-Петербургскую Духовную академию. О своем знакомстве с Митрополитом Филаретом он оставил весьма прочувствованные воспоминания: "Помню, что в первый раз приехал я сюда [в Александро-Невскую Лавру, где Митрополит Филарет жил во время своего пребывания в Петербурге] расфранченным флотским офицером, в узеньких саночках своих на шведской лошадке, в новенькой шинели с щегольским бобровым воротником, в треуголке циммермановского дела. Это было в генваре 1837-го. Тогда я не был еще известен Владыке. Счастье быть ему представленным ожидало меня к Великому посту того же года. То был ясный мартовский день, с освежающим к вечеру морозцем. Владыка узнал обо мне от Киевского Митрополита Филарета и пожелал меня видеть, встретил с ясным взором, с ласковым словом. "Вы так молоды (мне было ровно 19 лет) и уже пользуетесь таким доверием начальства", – заметил он с тонко одобрительною улыбкою, когда на его вопрос, чем я занимаюсь, я отвечал: временным командованием лагерем в Петергофе. Указывая движением головы на мою подвязанную щеку, сказал: "Не надобно хворать военному человеку" – и перешел к разговору серьезному. Высказал свою примечательную для нашего времени мысль о классических языках, он лучший наш гебраист и отличнейший знаток языков греческого и латинского: "Надобно изучать эти языки настолько, чтобы они были для вас орудием при богословских занятиях, чтобы могли читать Отцов в подлиннике". <…> На прощаньи я просил позволения бывать у него хотя изредка в толпе. "Только не в толпе, среди которой ничего нельзя сказать", – ответил милостиво Архипастырь, провожая до дверей своей гостиной".

    Благоволение строгого пастыря Митрополита Филарета Лев Васильевич Краснопевков (будущий Преосвященный Леонид)

     

    – 695 –




    сохранил на всю жизнь. По совету Митрополита он в 1840 г., после смерти отца, перешел в Московскую Духовную академию. Митрополит писал тогда наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Антонию: "В Академию поступает чиновник из дворян Краснопевков. Это не то, что некоторые бывшие пред сим. Примите его со вниманием и дайте ему право узнать обитель и монашество". Тема академической диссертации Льва Васильевича "Жизнь Филиппа, Митрополита Московского и всея Руси" (опубликована в 1861 г.) определила на ближайшее время его служебную карьеру. По окончании Академии он был назначен преподавателем гражданской истории, катехизического учения и греческого языка в Вифанскую семинарию.

    23 сентября 1845 г. Лев Васильевич был пострижен в монашество с именем Леонид, а 1 октября Митрополит Филарет произвел его в иеромонаха в Покровском (Василия Блаженного) соборе в Москве.

    Преподавателем в Вифанской семинарии и застал иеромонаха Леонида архимандрит Игнатий Брянчанинов в 1847 г., во время посещения Москвы и Троице-Сергиевой Лавры по пути в Николо-Бабаевский монастырь. "Нашел в Вифанской Семинарии, – писал он своему наместнику 7 сентября 1847 г., – Иеромонаха Леонида, Профессора и Магистра из флотских офицеров, который в Петербурге бывал у меня. В посаде живет его матушка-старушка, которую он содержит своим жалованием. Иду из Академии к саду – встречает меня незнакомая старица, останавливает: "Ах, Батюшка, говорит, как я вам благодарна за сына моего: направление, которое вы дали в Петербурге, его руководствует в пути, им избранном, так благополучно; я мать Леонида". Он приходил ко мне вечером и как пред Духовником проверил всю жизнь свою со всею простотою и откровенностию" 1.

    Отец Леонид об этой встрече записал в своем дневнике следующее: "Я пришел в церковь уже перед концом обедни и занял уголок у южных дверей алтаря. Передо мною стоял, спиною ко мне, архимандрит, стройный, высокого роста, с прекрасно расположенною линией плеч. "Это отец Игнатий", – подумал я. Это тот самый человек, имя которого так часто, в

    __________

    1 Святитель Игнатий Брянчанинов. Сочинения. Т. 7. Письма. М., 1993. С. 237.

     

    – 696 –




    продолжение пятнадцати лет было у меня на устах, человек, жизнь которого была для меня образцом жизни монашеской, но на которого я смотрел как на существо для меня недоступное, хотя мне и удалось побывать у него в Пустыни раза два или три после того, как зародилось во мне желание монашества.

    Обедня кончилась; начали раздавать образа священникам для крестного хода. Архимандрит обратился ко мне, поздоровался и, заметив на мне магистерский крестик, сказал:

    – Вы, вероятно, профессор здешней семинарии?

    – И притом, – отвечал я с поклоном, – человек, некогда имевший счастие быть Вам известен, но которого Вы, вероятно, никак не припомните. Это было в Петербурге, десять лет назад, и притом я был в другом, именно в военном платье.

    – Во флотском мундире, – прервал меня о. Игнатий, – очень польщен и чрезвычайно рад увидеть Вас и снова познакомиться с Вами.

    Пока крестный ход продолжался, мы сидели в гостиной Митрополита. Отец Игнатий расспросил меня о ходе моей жизни после того, как расстался я с ним, и сказывал, что время от времени он вспоминал обо мне, и изъявил удовольствие, что я помню его. Когда отец Игнатий услышал, что я никогда ни на один день не переставал помнить его, всегда благодарный за те наставления, которые нашел для себя благодетельными и жизненными, он отвечал мне: "У меня, отец Леонид, будет просьба к Вам: не забывайте меня в своих молитвах. Это общение молитв необходимо для душ, которые больше или меньше симпатизируют между собою".

    Я слышал, что архимандриту Игнатию со стороны духовных дали знать, чтоб он просился на покой. Это дошло до Великой Княгини Марии Николаевны, она стала просить Государя. Император предложил Императрице: "Ты давно не была в Сергиевской пустыни, съезди и скажи Игнатию, что я на покой его не пущу, а если хочет, пусть для поправки здоровья просится в полугодовой отпуск". Так и сделали, и отец Игнатий едет на Бабайки.

    Я решился изъявить сожаление отцу Игнатию, что он оставляет обитель, которая без него должна будет возвратиться в свое прежнее состояние, и надежду, что его не отпустит Государь. Архимандрит ответил: "Я должен со своей стороны сделать все, что требует от меня мой взгляд на самого себя.

     

    – 697 –




    Управление нашей обителью чрезвычайно трудно. Это монастырь полуштатный, полуобщежительный и состоит совершенно в особенных отношениях. Например, обитель наша держится, главным образом, клиросом: иногда надобно было выискивать человека из мирян и держать его для хора, где он необходим. Впрочем, благодаря Бога, у нас есть внутри монастыря своя особенная духовная отрада: общение некоторых, с которыми мы более близки.

    Монашество в настоящее время находится в тех условиях, в каких была Церковь Христова в века язычества. Это не корабль, а множество людей, рассеянных по треволнению житейскому, которые должны общением молитв, письменных и иногда личных сношений путеводствовать друг друга. Вы не найдете в нынешнее время ни одной обители в собственном смысле слова, ибо правила святых Отцов поражены, разъединены светскими указами; остались по местам монахи, они-то должны своим общением, святым и непорочным, восстановить монашество, для которого, когда угодно будет Богу, найдутся и обители".

    Сквозь стеклянную дверь я увидел входящего нашего отца ректора 1 и сказал отцу Игнатию с замечанием: "Вот израильтянин, в нем же лести несть". Он отвечал, что уже наслышан о нем, и пошел рекомендоваться.

    [На другой день]. Узнав от моей матушки, что я ищу случая увидеться с ним и живу для этого в Академии, архимандрит Игнатий обещал, как скоро найдет свободную минуту прислать за мною.

    После обеда я гулял с отцом Сергием в Пафнутьевском саду. С ударом колокола к вечерне мы отправились домой, а против кельи отца Игнатия встретили меня два посланных за мною. Отец Игнатий стоял у окна: благородный овал его свежего румяного лица, в легкой тени уже не прежних кудрей, очень памятен. Мы выпили по чашке чаю, после чего разговор

    __________

    1 Отец ректор Алексий (в миру Руфин Иванович Ржаницын, 1813–1877). Окончил Вологодскую семинарию и Московскую Духовную академию. В 1837 г. пострижен в монашество Митрополитом Филаретом. В 1843 г. назначен ректором семинарии и настоятелем Заиконоспасского монастыря в сане архимандрита; в 1847–1853 гг. – ректор ΜДА; с 1853-го был Епископом в разных епархиях; с 1867 по 1876 – Архиепископ Рязанский; в 1876–1877 – Архиепископ Тверской. Отличался прямодушием и редким энергичным характером. Много сделал для улучшения состояния сирот духовенства.

     

    – 698 –




    едва завязывается, – он только успел узнать ход моего дела о монашестве и о совершенном слишком быстром расстройстве моих семейных дел, – как явились к нему с приглашением идти в ризницу, он стал было отказываться усталостью, просил обождать до завтра, но просили настоятельно. "Нечего делать – подай мне крест".

    Он пригласил меня в спутники. У входа в ризницу стояли ризничий, казначей и о. наместник. Отец Игнатий был изумлен и, вероятно, очень рад, что не дал отказа. Отец Антоний повел его через коридор на лестницу. Архимандрит Игнатий редко позволял себе замечания и вопросы, смотрел внимательно, но молча, без знаков удивления и восклицательных. На мою заметку, что по древним пеленам с изображением Преподобного Сергия другие думают обличить благословляющую руку раскольничью, отец Игнатий заметил: "Но большой палец большею частью не виден, и спор неразрешим. Изображали в те времена и так и этак, потому что не обращали на крестосложение, как на мелочь, никакого внимания, доколе не возникли споры".

    Из ризницы повели нас в амбары хлебные, в пекарню, в хлебную, в странную, в больницу, в училище…

    Отец Игнатий молчал. Наместник был решительно искренним пред своим гостем. При всей моей предрасположенности к отцу Игнатию я почти был не за него".

    Отец наместник Троице-Сергиевой Лавры Антоний (в миру Андрей Гаврилович Медведев, 1792–1877), о котором упоминает отец Леонид, был личностью незаурядной. Происходил он из крестьян, самоучка. Служа помощником аптекаря, обучился у него и в 1812 г. получил формальное разрешение на занятия врачебной практикой. В 1822 г. постригся в Высокогорской Вознесенской пустыни. В 1824 г. совершил паломническое путешествие в Киев. 10 марта 1831 г. был избран Митрополитом Московским Филаретом в наместники Троице-Сергиевой Лавры и 15 марта возведен в архимандриты Вифанского монастыря. Он вполне оправдал выбор Митрополита, сделавшись его духовным отцом, другом и деятельным сотрудником. Несмотря на то, что любил уединение и не раз просился на покой, пробыл наместником Лавры 46 лет и привел ее в состояние, достойное ее исторического значения. В течение 35 лет

     

    – 699 –




    находился в переписке с Митрополитом Филаретом, 1681 письмо которого к нему изданы в 4-х весьма объемистых томах.

    29 июля 1847 г. Митрополит Филарет написал отцу Антонию: "Будет у вас Сергиевой пустыни архимандрит Игнатий. Примите его братолюбно.

    Заговорите с ним о афонском иеромонахе Иосифе, которого он видит не так, как вы мне показывали прежде" 1.

    Однако что-то неблагоприятное произошло у отца наместника Антония с архимандритом Игнатием при их первой встрече. "С Лаврским наместником Антонием я очень не сошелся, а поладил с Академическим Ректором Алексеем", – писал архимандрит Игнатий своему наместнику 7 сентября 1847 г. А в другом письме: "…понял и знаменитого Антония, который вполне наружный человек, имеющий о монашестве самое поверхностное понятие". Мнение архимандрита Игнатия об отце наместнике не изменилось и впоследствии. Тем не менее имя его самого дважды еще и через большие промежутки времени появлялось в письмах Митрополита Филарета к отцу Антонию, причем в рассуждениях по вопросам, которые сам автор писем считал весьма спорными. Так, 28 апреля 1852 г. Митрополит Филарет писал: "Вот еще письмо, которое, по милости Святославского, дошло до меня через год, и конечно, оставило писавшего в неудовольствии на мое молчание.

    Видите, что о. архимандрит Сергиевой пустыни Игнатий написал книгу против книги Фомы Кемпийского и желает, чтобы я ее видел и побудил его к изданию ее в свет. Не надеюсь, чтобы, если прочитаю книгу, мог я написать о ней то, что понравилось бы ему. Мне странною кажется мысль писать назидательную книгу именно против Фомы Кемпийского. Мне кажется, всего удобнее продолжить молчание, в котором я до сих пор оставался невольно. Но сим дается ему причина к неудовольствию. Не читав книгу, если скажу, что не надеюсь быть с нею согласен, это будет жестко, а может, еще менее могу сказать мягко, когда прочитаю книгу" 2.

    Здесь следует отметить, что святитель Игнатий очень отрицательно относился к книге Фомы Кемпийского "Подражание Христу": "Книга "Подражание", – писал он, – есть не что

    __________

    1 Письма Митрополита Московского Филарета к наместнику Троице-Сергиевой Лавры Антонию. Ч. II. М., 1878. С. 326. || 2 Письма Митрополита Московского Филарета к наместнику Троице-Сергиевой Лавры Антонию. Ч. III. Μ., 1883. С. 144.

     

    – 700 –




    иное, как роман, подыгрывающийся под тон Евангелия и ставимый наряду с Евангелием умами темными и не отличившими утонченного сладострастия от Божественной благодати" 1.

    И второе письмо Митрополита Филарета от 23 января 1857 г.: "Давно не отвечаю вам, отец наместник, о слове Святителя Димитрия о Божией Матери: поклоняюся Твоему безгрешному зачатию от святых родителей. И теперь не надеюсь отвечать достаточно.

    …Слова святителя Димитрия можно понимать о зачатии чистом от произвольного греха, ибо сие было после долгой честной жизни в старости, не по желанию плоти, но в послушании предречению Ангела. Но не невероятно и то, что он понимал оные так, как о сем мудрствуют ныне на западе.

    …При сем вспоминаю разговор мой с пустынским архимандритом Игнатием. Книгу о подражании Христу он так не одобрял, что запрещал читать. Я возразил ему, что святитель Димитрий приводит слова сей книги, оговариваясь, что Фома Кемпийский хотя иностранный купец, но приносит добрый товар. Архимандрит отвечал мне: мы не знаем, когда святитель Димитрий введен был в благодатное достоинство святого отца, и, может быть, указанное мною написал еще тогда, когда был просто благочестивым писателем или проповедником.

    И св. Варсонофий Великий говорил, что святые Отцы под охранением благодати Божией писали чистую истину; однако между тем иногда, не оградив себя молитвою, писали мнения, слышанные от наставников, не строго испытанные, которые читающий без оскорбления святых Отцов может и должен отложить в сторону, не обязываясь принять оные.

    Рассуждения о зачатии Божией Матери писать нужно ли, и полезно ли, сомневаюсь. Кажется, у нас довольно спокойно смотрят на вопрос о сем. Не возбудить бы распрей, которых разрешение трудно предвидеть" 2.

    Но возвращаемся к записям отца Леонида (Краснопевкова) о продолжающемся его свидании с архимандритом Игнатием в августе 1847 г.: "На следующий день после обедни о. архимандрит позвал меня. Подали чаю и аккуратно нарезанный благословенный хлеб. Разговор завязался, и больше часа говорил он: я слушал в сладость. Вот содержание нашего разговора:

    __________

    1 Полное жизнеописание святителя Игнатия Кавказского. М., 2002. С. 187. || 2 Письма Митрополита Московского Филарета к наместнику Троице-Сергиевой Лавры Антонию. Ч. IV. М., 1884. С. 15.

     

    – 701 –




    "Все в нашей деятельности, – говорил я, – должно быть направлено к истине и добру, и это двойственное стремление должно иметь выражение прекрасное…"

    В следующем монологе заключается некоторый очерк ответов отца Игнатия на этот свод моих недоумений:

    "Очень рад, что вижу Вас в чине монашеском и в сане священства. Это дает свободу и значение нашему собеседованию. В деле учения, отец Леонид, памятуйте слова Христовы: всяк книжник, наученный Царствию Божию, подобен человеку домовиту, износящему из сокровища своего новое и ветхое (Мф. 13. 52). Не оставляйте науки светской, сколько она служит к округлению духовных наук: приложение к духовной, чтобы дать вопрошающему отчет в Вашем уповании. Идите своею дорогою, но помня о светской науке, что она должна быть для Вас только орудием, а о своих богословских системах – что одна система есть скелет правильный, твердый, но сухой и безжизненный. Благодарите школу, что она дала Вам его, и большего от нее не требуйте: она сообщила Вам все, что могла.

    Если мы будем говорить так образно – в том экземпляре скелета, который достался на Вашу долю, есть неполноты: спешите наполнить их. Думаю же, что все это немного займет у Вас времени. Потом Ваше дело – навести красу, дать плоть костяку и оживить новое тело духом. Для этого нужно постоянное упражнение в чтении Слова Божия, молитва и жизнь по заповедям Божиим. Молитва оплодотворяет упражнение в Слове Божием, и плод будет состоять в познании заповедей Божиих. Прочитайте св. Матфея и старайтесь жить по заповедям, изложенным в пятой, шестой и седьмой главах. Это жизнь простенькая. Апостол Павел велит узнавать, что есть воля Божия, благая и совершенная, и этим отсылает нас к начальным страницам Нового Завета, к св. Матфею, которого книга недаром занимает в нашем новозаветном каноне первое место.

    Исполняйте заповеди деятельней и незаметно перейдете к видению по Иоанну. Нечувствительно перейти на небо, если научитесь ходить по земле. Укрепляйте себя в жизни по заповедям посредством чтения семнадцатой кафизмы. Душа Ваша озарится, и Вы воскликните: "Закон Твой – светильник ногам моим и свет стезям моим!" (Пс. 118. 105) – заповеди Божии станут, как пестуны, повсюду ходить за Вами. Таким только путем Вы

     

    – 702 –




    созиждите на камне свою духовную обитель, в которую снидет Животворящая Троица, в которой будете Вы безопасны от знойного дыхания страстей и от потопа всяких бедствий. Недостаток такого внутреннего делания [является] причиною того, что многие из наших ученейших священноначальников слабы духом, всегда боязливы и скоро впадают в уныние.

    Изучайте Писание согласно с учением святых Отцов. Для этой цели полезно заниматься греческим языком: у нас так мало хороших переводов учительских Отеческих творений. Вы ознакомитесь с теоретическою стороною Отцов; в Деяниях Соборов узнаете их жизнь, что особенно поучительно. Исследуйте также ереси: еретики становятся лукавы и жестоки сердцем и телом; поэтому сколько в историческом, столько и в психологическом отношении важно исследовать борьбу Церкви с этими домашними врагами.

    Вообще, работайте Господеви, не спешите с этим самообразованием – скороспелки не имеют вкуса; труды не пропадут: Бог видит их и принимает. Люди бывают непомерно требовательны, Бог – никогда: Он знает наши силы и по мере сил наших налагает на нас требования, приемлет и сердце и чудесно восполняет недостатки. Делайте всё ради Бога. Сколько правило это важно в учении, столько же и в жизни…

    Вы находитесь в положении сына, обязанного заботиться о семье своих родителей. Обязанность прекрасная; Вы захотели согласить с ней жизнь монашескую и избрали дорогу училищной службы. Святой Кассиан рассказывает с похвалою об авве Α., который был вызван из своего уединения обязанностию сына и не потерял на небе мзды монаха. Будьте постоянны, спокойны. Формируйтесь в жизни общественной, и она совершит Вас; только помогаете ли родным, обращаетесь ли в обществе – все делайте для Господа, а не для плоти. Не смущайтесь от преткновений, но ведите жизнь сокрушенную и научитесь смиренномудрию: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50. 19).

    Затворничество опаснее может быть для Вас, нежели общество. Келья воздвигнет на Вас такую брань, какой Вы не вынесете, ибо душа Ваша еще находится под влиянием вещества, она еще не созрела. Идите своим путем, на время уединяйтесь, чтоб не дойти до рассеянности; потом выходите, да не одолеет Вас гордость и уныние. Выходите к обществу, как в свою школу. Будьте осторожны, но благоразумную осторожность отличайте

     

    – 703 –




    от мнительности и мелочности. Возвратившись в келью, поставьте себя перед Богом в сокрушении и в простой сердечной молитве исчислите свои согрешения и смело и спокойно продолжайте свое внутреннее делание. Постоянное, но спокойное наблюдение за собою даст Вам способ приготовиться к верному отчету пред Богом, к исповеди плодотворной.

    Скажу Вам, что мнение Отцов о самоиспытании и исповеди таково: мы получаем от духовника отпущение грехов содеянных, а не тех, которые находятся в нас в возможности наклонности к греху. Поэтому духовнику должно знать, в чем Вы и как прегрешили. Покажите ему, в каких грехах, как фактах, выразилось греховное направление Вашей воли, откройте слабые стороны Вашей души чрез указание, какие грехи чаще поражали Вас, ничего не утаивайте, ничего не прикрывайте, не переиначивайте, но избавьте исповедника от перечисления пред ним всех мельчайших обстоятельств, всех подробностей, за которыми и сами Вы никогда не уследите. Духовник не поймет Вас, а себя Вы затрудните: оцеживая комара, проглотите верблюда. Заметив за собою грех, не забывайте его и со временем упомяните о нем на исповеди, представив в чертах существенных и полных, а в подробностях нехарактеристических, удобно ускользающих из памяти, принесете сердечное раскаяние пред Богом, повергнитесь пред Ним с сознанием своей мерзости и, оставляя задняя, простирайтесь вперед (Флп. 3. 13). Изгоняйте грех, не будет и подробностей грехопадения.

    Не будьте мелочны в образе жизни. Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего (Рим. 12. 2) – это первое. Ищите всюду духа, а не буквы. Ныне напрасно стали бы Вы искать обителей. Их нет, потому что уставы святых Отцов поражены, правила их рассеяны светскими указами. Но Вы всегда найдете монахов и в монастырях, и в общежитиях, и в пустынях, и, наконец, в светских домах и светских одеждах городских – это явление особенно свойственно нашему веку, ныне не должно удивляться, встречая монаха во фраке. Поэтому не должно привязываться к старым формам: борьба за формы бесплодна, смешна; вместо того, чтобы побеждать и назидать, она раздражает противников или вызывает их презрение. Форма, как внешность, есть случайность, а случайность проходит, одна Истина пребывает во веки. Истина свободит вы (Ин. 8. 32), а Истина есть Христос: облекитесь во Христа, и Вы явитесь в самой лучшей, в самой

     

    – 704 –




    древней и, вместе с тем, в самой современной одежде. Христос вчера и днесь той же и во веки (Евр. 13. 8)".

    Так говорил мне отец Игнатий, и мне особенно приятно было то, что в его словах было много нового, но было и довольно таких мыслей, которые, не будучи долею общественного мнения, давно были собственными моими. Я был рад увидеть их в таком человеке, как в верном зеркале. Я благодарил отца архимандрита за беседу, которая в Лавре святого Сергия была как бы продолжением той, которая ровно за десять лет до того была начата в пустыни святого Сергия.

    Хотелось быть еще и еще с ним, но я знал, что он ожидает только приезда в Лавру графини Шереметевой, по ее просьбе, и сам спешит в дальний путь; к тому же и день почтовый. Он с приветом своего любезного слова и очаровательной улыбки и с благожеланием простился со мною. Я отдал ему от полноты души глубокий поклон; он поклонился, вижу, еще ниже, и кончилось тем, что мы пали друг другу в ноги. Он поручил мне отправить одну духовную книгу в Бородинский монастырь.

    После приятно было слышать от А. В. Горского 1, что когда отец Игнатий в сопровождении его и отца ректора Академии ходил по академической библиотеке, то произвел самое приятное впечатление на Горского прежде всего, своею необыкновенною кротостью, которая не ускользнула и от внимания других: кротость ваша разумна да будет пред всеми людьми (Флп. 4. 5). Он говорил мало, и, когда уже было совершенно очевидно, что все преимущество в знании на его стороне, и тогда он умел, чтобы не оскорблять чужого самолюбия, дать заметить, что это знание очень обыкновенное для стоявшего в его положении, так как он высказывал свои мнения большей частью о литературе аскетической. "Здесь, – говорил Александр Васильевич, – видно было, что он имеет не просто обширную начитанность, но глубокое понимание и основательную ученость: ибо он выражал свои мнения о некоторых переводах, где тотчас показал, что занимается предметом, как знаток дела и знакомый с древними языками".

    Отец Игнатий выписывает новое парижское издание греческих и латинских отцов Церкви.

    __________

    1 Горский Александр Васильевич (1812–1875) – в 1832 – профессор Московской семинарии; в 1833 – бакалавр Московской Духовной академии; в 1837 – профессор ΜДА; в 1860 – рукоположен во священника; в 1862 – ректор МДА: в 1864 – доктор богословия.

     

    – 705 –




    – Вот какие есть у вас в монастырях архимандриты, – заметил я Амфитеатрову. Но ведь это единственный!

    Отец ректор Академии приказал молодым монахам быть на обеде в Вифании, именно потому, что там будет человек, от которого можно научиться, как обращаться и держать себя в обществе человеку духовному. И тут отец Игнатий взял всем: ученостью, аккуратностью, обращением".

    В приведенном выше монологе святитель Игнатий упоминает об обязанности отца Леонида "заботиться о семье своих родителей". Отец Леонид "был примерно почтительный сын и любящий брат". Ко времени его встречи со святителем Игнатием (1847) на его попечении находились его матушка – вдова Анна Ивановна и две младшие, болезненные сестры Олимпиада и Татьяна Васильевны. Кроме того, он всячески старался поддержать свою старшую, горячо любимую и рано овдовевшую (в 1849 г.) сестру Екатерину Васильевну Ушакову, а также младшего брата Александра Васильевича – в период его учебы и до тех пор, пока он окончательно не укрепился на выбранной им службе. Оба они, и Екатерина и Александр, – впоследствии были верными сподвижниками своего брата. Екатерина Васильевна, "высокообразованная особа, свободно владевшая английским, французским и немецким языками", поступила на службу классной дамой в Николаевский сиротский институт, в 1867 г. получила грамоту о награждении Мариинским знаком отличия беспорочной службы. В 1873 г. у нее случилось нервное расстройство, и отец Леонид привез ее в Московский Алексеевский монастырь к знаменитой игумений Антонии (Троилиной). По выздоровлении она стала деятельной помощницей игумении. Ее перу принадлежит "Краткий исторический очерк Московского Алексеевского монастыря" (Москва, 1877). В 1880 г. она постриглась с именем Леониды. Александр Васильевич по окончании в 1850 г. Московского университета по юридическому факультету поступил на службу в Московское общество сельского хозяйства. Заканчивал он службу в качестве директора народных училищ Московской губернии с чином действительного статского советника. Но до того времени, когда сестра и брат смогли сами себя обеспечивать и даже помогать младшим сестрам, содержание семьи было очень непростой обязанностью отца Леонида. Забегая вперед, следует сказать, что даже после того,

     

    – 706 –




    как он стал ректором сначала семинарии, затем Духовной академии, его жалованья хватало лишь на самую скромную жизнь. Именно потому, как считает его биограф, начальство, зная его обстоятельства и желая ему помочь, предоставляло ему вне очереди настоятельства в монастырях.

    Примерно через полгода после отъезда архимандрита Игнатия в Николо-Бабаевский монастырь в дневнике отца Леонида появляется еще одна относящаяся к нему запись: "Сейчас рассказывал мне Александр Васильевич [Горский], что он получил некоторые сведения об отце Игнатии от монаха из того места, в котором проживал отец Игнатий во время своего отпуска. Этот монах и прежде бывал у отца Игнатия в Сергиевой пустыни, а потому имел доступ свободный к нему на Бабайках. В уединении Игнатий любил разделить свою грусть с добрыми старцами обители. Он прямо говорит, что причиною его удаления было то, что викарий Нафанаил во время своего всемогущества при Антонии обнаруживал в делах свое желание, чтобы монастырь Сергиевский перешел к нему. Это продолжалось, нечего было делать, как отступиться от монастыря, и он подал просьбу Митрополиту об увольнении от управления обителью и в то же время написал письмо Государю, в котором говорил, что так как управление монастырем принял он по особенной Высочайшей воле и начальствовал им, доколе был в силах, но теперь здоровье его не позволяет ему продолжать служение, то он решился просить увольнения, о чем подана просьба и духовному начальству. Чрез некоторое время Обер-прокурор докладывает Государю, что Синод предполагает уволить архимандрита Игнатия от управления монастырем, Государь не дал ответа. Синод велел Игнатию определеннее высказать свою просьбу, и сказано, чтобы просить на год. На этой просьбе Государь подписал: на полгода, по прошествии которого возвратиться к управлению монастырем. На Бабайках отец Игнатий получил очень любезное письмо от Наследника, в котором Великий князь говорит, что братия грустит по нем и все ждут его".

    При покровительстве Митрополита Филарета служебная карьера отца Леонида совершалась весьма благополучно. В 1848 г. он был назначен бакалавром патристики в Московской Духовной академии; в 1849 г. – ректором Вифанской семинарии и настоятелем Московского Златоустова монастыря; в 1853 г. – ректором Московской семинарии, а затем ректором

     

    – 707 –




    Московской Духовной академии; в 1854 г. отец архимандрит Леонид назначен настоятелем Заиконоспасского монастыря. Все годы он оставался доверенным лицом Митрополита Филарета, выполняя особенные его поручения.

    Следующая его встреча с архимандритом Игнатием состоялась в 1856 г., когда архимандрит предпринял поездку в Оптину Пустынь, "чтобы соглядать собственными очами… лучший монастырь в России", в который мечтал переселиться, "чтоб хотя конец жизни провести на правах человека и для человечества в духовном и обширном смысле этого слова".

    В мае 1856 г. он прибыл в Москву. "Перед тем как ехать, – записывает отец Леонид (Краснопевков) в своем дневнике, – подкатила карета к крыльцу. Кто же? Отец архимандрит Сергиевской пустыни. Слышал я, что накануне он обедал у Владыки, и думал, как бы увидеть его, а он – как тут. Говорит, что он даже и Преосвященному митрополиту Новгородскому в числе лиц, которых намерен был посетить в Москве, именовал и меня. "Замечаю у вас седины уже", – сказал он мне; я взглянул на его волосы: они уже совсем убелены, короче и жиже прежнего.

    – Я думал, что встречусь с вами на коронации.

    – Зачем? Здесь и без меня много отцов архимандритов.

    – Может быть, Государь пожелает.

    – Он сам не вспомнит обо мне.

    Когда отец Игнатий говорит о Церкви, вид его печален, как будто видит в ее будущности одно мрачное. Он приписывает часть зла Петербургскому духовенству, которое учит какому-то всеобщему христианству, помимо Церкви, а этому злу вина, по его мысли, в беспечности Митрополита Серафима. Отец Игнатий в тот же день уехал в Оптину Пустынь на шесть недель. Его ум, опытность, образованность, знание монашеской жизни высоко ставят его в монашестве. Отец Игнатий и отец Антоний – два корифея, разнохарактерные, но равно достойные.

    Жаль, что между ними нет общения".

    После этого их свидания между ними возникла переписка, из которой 17 писем святителя Игнатия были опубликованы в седьмом томе собрания его сочинений, а еще шесть обнаружены недавно в архиве Преосвященного Леонида. Свои письма Преосвященный Леонид скрупулезно вписывал в специальные альбомы, увы, с водопроникающей бумагой, из-за которой все записи расплылись и стали нечитаемыми. Из вновь обнаруженных писем святителя Игнатия первое написано в Оптиной

     

    – 708 –




    Пустыни 17 июня 1856 г.: "Всемилосердый Господь, ущедряющий тварей своих тленными и нетленными благами, даровал мне, грешнику, нетленное сокровище – Любовь Вашу, да утешаюсь и укрепляюсь этим духовным даром во время многоскорбного земного странствования моего. Вы принесли это сокровище ко мне в Сергиеву пустыню. В 1847-м году я свидетельствовал сокровище мое в Сергиевой Лавре и нашел его не только сохранившимся, но и усугубившимся. Ныне, при подобном освидетельствовании, узрил сокровище паки и паки возрастшим". Видно, большим обаянием обладал отец Леонид, что любили его столь разные люди: любил его проницательный, изучивший досконально человеческую природу Митрополит Филарет; любил его очень "простец" архимандрит Угрешский Пимен; полюбил его архимандрит Игнатий. Близкий и хорошо знавший отца Леонида человек 1 писал о нем: "Поэтическое настроение овладело душою [Преосвященного Леонида] в раннем возрасте и близкие к нему могут засвидетельствовать, что это возвышенное настроение возрастало вместе с годами его, и соединяясь с глубокою, пламенною верою и любовию к Богу, сделало душу его до того нежною и впечатлительною, что разговор о предметах возвышенных всегда вызывал у него неудержимые слезы. Всего более любил он говорить о красотах природы, о дивном Промысле Божием и о жизни вечной. При таких беседах сердце его таяло, как воск, возбуждая и в других сердечное умиление. О мире невидимом говорил блаженный архипастырь: "Я скорее буду отвергать существование мира вещественного, видимого, нежели того мира, который вижу очами души" 2.

    Кстати, в числе добрых знакомых отца Леонида были многие из людей, близких архимандриту Игнатию. Так, он дружил с семействами Николая Николаевича и Михаила Николаевича Муравьевых, был в дружеских отношениях с Андреем Николаевичем Муравьевым, дружил с А. С. Норовым, с Шереметевыми. Вообще оставался человеком светским, вращался в сливках общества. "Плавал в самых густых сливках", записал он в дневнике после одного из своих приемов. Записи в его дневнике пестрят именами представителей самых аристократических фамилий, включая членов Царской семьи. Всех их притягивали к нему его личные, не часто встречающиеся

    __________

    1 Екатерина Васильевна Ушакова, в монашестве Леонида – сестра Преосвященного Леонида. || 2 РГБ ОР. Ф. 149. К. 1. № 2.

     

    – 709 –




    в монашеской среде качества: "Умная, – говорит его биограф, – и всегда благочестивая беседа, свободная и оживленная речь, отчетливая и выразительная дикция, приветливость и благородные манеры в обращении – всё это с первого раза привлекало любого собеседника к отцу Леониду и располагало в его пользу. Число почитателей его росло с каждой неделей, с каждым праздничным днем" 1.

    В беседах со святителем Игнатием отец Леонид высказывал сомнения по поводу своего светского окружения. Святитель, прекрасно зная, в какой среде рос и воспитывался отец Леонид, зная также его искреннюю и глубокую приверженность монашеской жизни, отнюдь не осуждал его потребности бывать в обществе: "Затворничество опаснее может быть для Вас, нежели общество. Келья воздвигнет на Вас такую брань, какой Вы не вынесете. <…> Идите своим путем, на время уединяйтесь, чтоб не дойти до рассеянности; потом выходите, да не одолеет Вас гордость и уныние…"

    Не осуждал отца Леонида за его великосветские связи и Митрополит Филарет. И хотя, как это видно будет позже, не все с одобрением относились к неумению отца Леонида отказаться от слишком светского образа жизни, но до самой кончины Митрополита Филарета он продолжал в этом смысле пользоваться полной свободой, совмещая ее с выполнением служебных обязанностей.

    Впрочем, свои служебные обязанности отец Леонид ставил превыше всего. Записи в дневнике свидетельствуют, как тщательно он готовился к занятиям в Академии, как ночами готовил проповеди. "Он не знал меры своим трудам и подвигам", – говорит его биограф. Об этом свидетельствует и письмо Митрополита Филарета Обер-прокурору Святейшего Синода графу А. П. Толстому от 7 апреля 1861 г.: "…По мере уменьшения сил моих, при возрастающем множестве дел, увеличивается для меня потребность в сотрудничестве помощника моего по службе Епископа Викария. Преосвященный Леонид удовлетворяет сей потребности по делам епархиальным с таким усердием, благорассудительностию и деятельностию, каких можно было желать. Обозрение епархии производится большею частию чрез него; и он исполняет сие с особенною внимательностию. Он руководствовал комитетом о пособии церквам

    __________

    1 Савва, епископ Харьковский. Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде. Харьков, 1877. С. 45.

     

    – 710 –




    Могилевской епархии, которого успешное действование удостоено Высочайшего благоволения: и несколько лиц, участвовавших в сем деле, удостоены Всемилостивейших наград.

    По сему признаю Преосвященного Леонида достойным Всемилостивейшего внимания Его Императорского Величества.

    К ордену Св. Анны во 2-й ст. сопричислен он в 1856 г. По прежнему обычаю, он ныне может быть представлен к первой степени того же ордена…" 1.

    Преосвященный Леонид отличался и другим качеством: "необыкновенною наклонностию жертвовать собою для других". Он не умел отказывать в просьбах и даже "из своего обширного знакомства с лицами высшего круга старался извлекать помощь для других". Чрезмерная загрузка стала причиной его болезненности: "Он чаще и чаще начал страдать от разных недугов: от боли в ногах, от расстройства нервов и от сильных приливов крови к голове".

    Летом 1857 г. отец Леонид перенес тяжелую болезнь. Затем тяжелым ударом стала для него кончина (23 сентября) его матушки. На этом фоне произошла новая встреча его со святителем Игнатием.

    27 октября 1857 г. архимандрит Игнатий Брянчанинов был хиротонисан во Епископа Кавказского и Черноморского, 25 ноября он выехал к месту своей новой службы. По пути он несколько дней пробыл в Москве. Отец Леонид предложил ему остановиться у него. 22 ноября 1857 г. он записывает в своем дневнике: "Преосвященный Игнатий благодарит за приглашение, но говорит, что остановиться у меня в монастыре не может, ибо – продолжаю его словами: "не умею беречь денег и потому постоянно нуждался и нуждаюсь в пособии ближних. Промысл Божий постоянно давал мне благодетелей, так, что я находился постоянно в нужде и постоянно в изобилии. Такое положение сопровождало меня и при посвящении моем в Епископа. Выехал я из Обители с 50-ю рублями, и то заемными, а добрые люди всем снабдили. Один из них взял на себя отправку моей библиотеки в Ставрополь, равно как и всего имущества моего, также взял на себя отправление меня собственно из Петербурга до Москвы; этот человек желает, чтоб я остановился в Москве в его доме". В конце письма: "Надеюсь в Москве часто видеться с Вами. Мне хотелось бы

    __________

    1 Святитель Филарет. Мнения, отзывы и письма. М., 1998. С. 240.

     

    – 711 –




    провести там 1-е декабря. Не знаю, что ожидает меня на Кавказе, но из Петербурга уезжаю с радостию"".

    Следующая запись 28 ноября 1857 г.: "Преосвященный Игнатий был у Владыки 2 раза, вчера обедал у него и вечером навестил меня как больного. Он очень поседел, голова совсем белая, и с дороги или от изменения впечатления он показался мне не тем, кем я привык его видеть; вид его усталый, и разговор не вяжется. "Католики производят фанатиков папы, протестанты производят фанатиков протестантизма, русские производят священников, которые смотрят на свое дело как на промысл. Этой хладности вина в рационализме воспитания. Пора успокоить Церковь на ее извечном основании, на Предании: пусть Деяния Соборов во всей силе, деяния и писания святых, история Церкви самая подробная будут изучены основательно; пусть мысль осветится и просветится изучением слова Божия, так чтобы всякий знал у нас наизусть Евангелие и Псалтырь, чтобы великие истины этих божественных книг ходили за нами, пред нами, над нами, одесную, ошую, озаряли мысль, согревали сердца. Пусть великие деяния Церкви возвеличивают дух, великие образы делателей винограда Божия восстанут пред нами во всей их жизненной силе, красоте и величии. Пусть сердцем почувствуют дети, к чему они готовятся, пусть воспитатели расположат к свободному избранию духовного звания. Пусть как первенцы Божии будут они отделены Богу в раннем возрасте, чистые и непорочные, пусть блюдут их от света мира за щитом своих стен и добрых правил, пусть отличаются от него самой наружностию и порядком жизни. И в полукафтанье можно побегать, когда дети знают, что они для здоровья резвятся". – Преосвященный очень легко оставил и Обитель и Питер. Царь, обе царицы, Константин Николаевич с супругою принимали его. Александра Феодоровна подарила ему панагию золотую (с изображением Спасителя), обложенную синими камнями. Он был у меня в ней. Она очень плакала, и Государь прощался со слезами".

    Митрополит Филарет о первом посещении его Преосвященным Игнатием писал 27 ноября 1857 г. отцу наместнику Антонию: "Сегодня был у меня новый Преосвященный Кавказский. Благодушествует и с решимостью принимается за дело. Уже избрал себе нового ректора семинарии и инспектора и секретаря для Консистории. Радуется о благоволении к нему владыки Новгородского. Но есть и скорбные вести, которые

     

    – 712 –




    он подтверждает. О оптинских монахах, взятых в Иерусалимскую миссию, он думает, что их лучше бы удержать под опытным руководством старца Макария, чтобы употребить их для поддержания и распространения доброго монашества в России. Может быть, это и правда. Для Иерусалима могли бы найтись другие" 1.

    3 декабря 1857 г. из Москвы отправились обратно в Сергиеву пустынь провожавшие епископа Игнатия друзья, а он перед отъездом в Ставрополь навестил еще раз отца Леонида. "В понедельник посетил меня Преосвященный Игнатий, и я представил ему отца Савву. Много любопытного слышал; много добрых уроков он преподал. Он рад, что расстался с Петербургом. В монастыре приезд высоких особ духовных и светских всегда производил на него мрачное впечатление. "Четверть века ездят в монастырь и не научатся спросить ничего кроме: когда этот корпус отстроится, над кем этот памятник поставлен". Разговор Духовный мог быть поддержан с Α., с М. А. – можно было передавать неизвестное ей. <…> В монастырях самых лучших делание телесных добродетелей, а духовная жизнь неведома до того, что молитвы Иисусовой боятся.

    Как быть? – спрашиваю я: я после болезни раздражителен и боюсь оскорбить, всякое объяснение приводит в трепетание сердце и в сильное волнение духа. Говорить ли?

    Непременно. Если нас стесняет наше недостоинство и опасение сделать хуже, то это только от врага. Что мы грешны, это дело известное; но диавол хочет, чтобы к другим грехам приложили мы грехи нерадения в своей службе, потачку. Боимся раздражения; мы должны знать: мы не бесстрастны; боимся худых последствий от исправления, – лучше худые последствия от исправления зла, нежели худые последствия от небрежности, от попущения зла. При этом нужно приносить покаяние в том, что было страстного привнесено в дело, и положиться на Бога. Нужно и предварять дело молитвою, чтобы не из себя говорить, а из Бога: тогда трудное становится легким и говорится и принимается легко. Кийждо в неже звание призван, в том да пребывает (1 Кор. 7. 20) – продолжал он, как бы отвечая на мой вопрос: Бог поставил, посему на этом, а не на другом поприще должен я действовать. Произвольное

    __________

    1 Письма Митрополита Московского Филарета к наместнику Троице-Сергиевой Лавры Антонию. Ч. IV. М., 1884. С. 66.

     

    – 713 –




    (самочинное) смиренномудрие не спасает, а губит, а без смиренномудрия нет спасения. Как древнему Израилю заповедано было приносить жертвы только в Иерусалиме, так и духовный Израиль может правильную Богоугодную жертву принести только в сердце смиренном. Мы стеснены; но успокоимся мыслию, что мы в неволе египетской занимаемся "плинфоделанием, пока не послан будет к нам Моисей".

    Но не должен ли я, спросил я, представить на вид начальству то, что я изменился со времени своего назначения, чтобы не было оно в неизвестности на мой счет: тогда оно ставило меня таким, а теперь я другой? Если хотите, сделайте это, но помолясь хорошенько, и если не будет препятствий, скажите; если же сказать не надо, то Бог воспрепятствует.

    Советует сильно иметь настольную книгу аввы Варсонофия, который для начальника то же, что авва Дорофей для новоначального.

    Преосвященный едет во вторник. Правило Преосвященного Игнатия с Божиею помощию прилагаю к делу, и удачно. Помолясь, начинал говорить, и принимаемо было с благодарностию".

    Представленный Преосвященному Игнатию при этой встрече отец Савва – это в будущем известный доктор церковной истории, публикатор материалов, связанных с деятельностью Митрополита Филарета, автор "Воспоминаний о Преосвященном Леониде".

    Отец Савва (в миру Иван Михайлович Тихомиров, 1819 – 13 октября 1896) – сын причетника Владимирской епархии. В 1850 г. он окончил Московскую Духовную академию; в 1848-м – пострижен; в 1850-м – синодальный ризничий, в 1851-м – магистр, в 1855-м – архимандрит, в 1859-м – ректор Московской семинарии, в 1861-м – ректор Московской Духовной академии и настоятель Высокопетровского монастыря, в 1862-м – епископ Можайский, в 1866-м – Полоцкий, в 1874-м – Харьковский, в 1876-м – Тверской, в 1880-м – архиепископ, в 1894-м – доктор церковной истории.

    Он тоже описал свою встречу с Преосвященным Игнатием: "В ноябре рукоположен был во епископа Кавказского знаменитый архимандрит Сергиевой пустыни Игнатий Брянчанинов – главный виновник монашества отца Леонида. Мимоездом чрез Москву он посетил своего духовного адепта, а последний не преминул познакомить меня со своим почтенным

     

    – 714 –




    аввою. Я провел несколько часов в духовной беседе с новорукоположенным епископом и был очень доволен своим знакомством с такою замечательною личностию. Не очень, впрочем, долго Преосвященный Игнатий оставался на епископской кафедре: в августе 1861 года он уволен был согласно прошению, по расстроенному здоровью, на покой и поселился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии, где занялся приведением в порядок и изданием в свет своих многочисленных сочинений содержания преимущественно аскетического. Летом 1865 года, когда я был викарием в Москве, Его Преосвященство препроводил ко мне с своим братом, который в одно время с ним был в Ставрополе губернатором, экземпляр своего произведения под заглавием "Аскетические Опыты". При этом он поручил своему брату попросить меня сделать для него списки с житий святых Нифонта и Андрея, заключающихся в Макарьевских Четьи-Минеях. С своей стороны, я поставил долгом выразить Преосвященнейшему автору письменную благодарность за присланный мне дар и обещал исполнить его просьбу относительно списков с житий святых. На мое письмо Преосвященный Игнатий отвечал 1 июля того же 1865 года следующим посланием:

    "Ваше Преосвященство, милостивейший Архипастырь и Отец!

    Приношу Вам искреннейшую признательность за благосклонное принятие труда моего, книги "Аскетические Опыты".

    Примите и покорную мою просьбу: не откажитесь предложить известным Вашему Преосвященству монашествующим и вообще аскетам эту книгу, предостерегающую от неправильного упражнения молитвою и от последствий такого упражнения".

    Обещанные мною списки житий святых Нифонта и Андрея не могли быть мною доставлены Преосвященному Игнатию раньше марта следующего 1866 года, так как жития эти очень обширны. По получении от меня списков Его Преосвященство писал мне от 3-го марта:

    "Примите мою искреннейшую признательность за распоряжение Ваше о снятии для меня списков с подробных жизнеописаний святого Нифонта и святого Андрея. Эти жизнеописания очень важны в отношении к учению о духах; но не знаю, смогу ли воспользоваться Вашею милостию, как должно: силы мои истощились до невероятности, и не только не могу заниматься письменным трудом, но даже и чтением. Знакомым

     

    – 715 –




    моим в Москве я поручил выразить мою благодарность занимавшимся перепискою жизнеописаний.

    Приношу Вашему Преосвященству усерднейшее поздравление с наступившим Праздником Праздников, при желании Вам всех истинных благ".

    Чрез год и один месяц после сего письма великий труженик и подвижник почил от своих трудов и подвигов: он скончался 30 апреля 1867 года" 1.

    И в эту описанную выше встречу святитель Игнатий снова ощутил в отце Леониде родственную душу. Уже 5 марта 1858 г., едва успев устроиться в Ставрополе, он пишет ему: "Искреннейше благодарю Вас за ту братскую любовь, которую Вы оказали в бытность мою в Москве. Господь да сохранит сей союз между нами во все время нашего земного странствования, и да будет он залогом любви в вечности, той любви, которая уже не страшится перемены".

    В дневнике отца Леонида упоминание о святителе Игнатии, за время его служения на Кавказе, встречается только раз: "4 февраля 1859 года – отец архимандрит Пимен принес мне благословение от Преосвященного Игнатия".

    Вскоре после этой записи архимандрит Леонид Краснопевков был избран Святейшим Синодом и Высочайше утвержден во епископа Димитровского. "Да сохранит меня Бог от тщеславия", – записал он в дневнике. А святитель Игнатий писал ему 4 мая 1859 г.: "Приношу Вам искреннейшую благодарность за письмо Ваше от 25 апреля. – Вы не ошиблись, почтив меня уведомлением о предоставлении Вам Епископского сана! Я искренно порадовался этой вести и уповаю на милость Божию, что Вы будете проходить великое служение, на Вас возлагаемое, во славу Божию, для существенной пользы святой Церкви".

    В Жизнеописании Святителя говорится, что ему и на новом месте (как это было в 1834 г. в Сергиевой пустыне) пришлось много трудиться над возрождением находящегося в упадке епархиального хозяйства. Из переписки с Преосвященным Леонидом видно, что тот, как доверенное лицо Митрополита Филарета, был в курсе тех неблагоприятных отношений, которые встретили епископа Игнатия на Кавказе.

    __________

    1 Савва, епископ Харьковский. Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде. Харьков, 1877. С. 62.

     

    – 716 –




    Чрезвычайное утомление, усилившееся болезненное состояние заставили его 24 июля 1861 г. подать прошение об увольнении, и 5 августа Государь его подписал.

    Как водится, это событие породило разные домыслы. Вот, например, выдержки из нескольких писем профессора Московской Духовной академии П. С. Казанского 1 архиепископу Костромскому Платону 2:

    От 16 мая 1860 г.: "Брат Урусова писал к Авелю (иеромонах Лавры), что Ставропольский Владыка просится на покой, но что он убеждает его послужить. Не дивлюсь желанию Ставропольского, ибо он успел уже испытать, что более проиграл, чем выиграл принятием на себя сана архиерейского".

    От 28 сентября 1861 г.: "Под управлением Игнатия Бабаевский монастырь бесспорно процветет. Но мы не слыхали, чтобы он вез с собою 12 иеромонахов. О. Наместник как-то поручал мне передать Вам его совет – сохранить добрые отношения к Игнатию. Я не писал этого, потому что и без совета Вы будете так поступать".

    От 12 октября 1861 г.: "Преосвященный Игнатий объясняет свой отказ от епархии так: вот у меня голова в золотухе; не могу заниматься делами; дел десять просмотрю, а прочие лежат. …Мне надоело быть в обществе, хочется и в уединении отдохнуть. <…> Но Игнатий в Москве еще; не вздумал бы просить себе Симонова" 3.

    При отъезде из Ставрополя, как и при отъезде из Петербурга, у святителя Игнатия не было собственных средств, и ему снова пришлось прибегнуть к вспомоществованию. В Москве на этот раз он воспользовался гостеприимством Преосвященного Леонида. Но в Лавру он не поехал: "Преосвященный в Лавру не заглядывал. О. наместник сказал здесь Митрополиту, что проехала свита Преосвященного Игнатия. "Какая?" – спрашивает он. "Черный пес да иеромонах". Вероятно, Митрополит не удержался, чтобы не высказать этого Игнатию, и потому он мимошел Лавру".

    У Митрополита Филарета сложилось свое мнение об уходе Преосвященного Игнатия на покой. После свидания с ним он

    __________

    1 Казанский Петр Симонович (ум. 1878) – богослов и историк; окончил курс Московской Духовной академии, в которой занимал потом кафедру всеобщей истории. || 2 Платон (в миру Навел Симонович Фивейский, 1809–1877) – в конце жизни Архиепископ Костромской и Галичский. || 3 Богословский вестник. М., 1904, № 3, с. 577; № 5, с. 461, 463.

     

    – 717 –




    писал Архиепископу Тверскому Алексию: "Преосвященный Игнатий неожиданно исторгнул себя из службы. Иные говорят, что это на время, до открытия высшей кафедры. А мне кажется, щастлив, кто мог законно устраниться от трудностей времени, дабы внимать Богу и своей душе. Преосвященный говорит, что он уступил своей всегдашней любви к созерцательной жизни и что состояние здоровья помогло решиться. Вид его показывает менее здоровья, нежели прежде. И он в Москве должен был употребить некоторое краткое лечение" 1.

    Это была последняя встреча "на земли" святителя Игнатия с Митрополитом Филаретом и с Преосвященным Леонидом. Переписка продолжалась. В 1865 г. святитель Игнатий прислал Преосвященному Леониду первые тома "Аскетических опытов". Реакция Преосвященного Леонида видна из нижеследующего единственного его письма, которое удалось обнаружить в черновиках:

    "Преосвященнейший Владыко, Милостивейший Архипастырь и Отец!

    В Преподобном Сергии имею я молитвенника, заступника, руководителя, учителя. В Сергиевой Пустыне двухлетний младенец, получил я исцеление от смертной болезни и тогда же был ему поручен родительницею! Эта обитель была для меня стеклом, сквозь которое впервые смотрел я на жизнь монастырскую. Лица – ангелы. Вы – лица, в самом начале благосклонно внявшие моим желаниям монашеской жизни, оказавшие мне милость сочувствием, руководством, покровительством – все или из Настоятелей Сергиевой Обители, или из питомцев Сергиевых.

    В Лавре я учился и учил богословию, там и пострижен, и теперь принадлежу той обители, в которой ежедневно воспеваем имя Сергиево. И вот наконец является предо мною книга, способная поучить меня житию с монашеством, и рождено это произведение Вашей мысли и пера в Сергиевой Пустыни!

    Молю Бога, да породит она во мне дух спасения и Вам да воздаст Господь за труды и за дар воспоминания о том, кто поставлен Вами в особенное утешение быть навсегда Вашего Преосвященства покорнейшим послушником" 2.

    __________

    1 Письма Московского Митрополита Филарета Архиепископу Тверскому Алексию. М., 1883. С. 238. || 2 РГБ ОР. Ф. 149. К. 6. № 2.

     

    – 718 –




    Последнее письмо святителя Игнатия Преосвященному Леониду было написано 4 марта 1867 г. Ответ отца Леонида не застал его в живых.

    Брат Святителя, Петр Александрович Брянчанинов, писал Преосвященному Леониду 26 мая 1867 г.:

    "Преосвященнейший Владыко,

    Милостивейший Архипастырь и Отец!

    Узнав от племянницы моей А. В. Жандр о том живом участии, которое Ваше Преосвященство выразили и словом и делом молитвенным к кончине брата моего по плоти, по духу – Отца – Преосвященного Игнатия, я счел долгом представить Вам как выражение моей душевной, глубокой благодарности описание обстоятельств кончины покойного Святителя.

    Описание это, неудовлетворительное в литературном отношении, составлено не для печати, а исключительно для близких учеников покойного. – Достоинство его в том, что оно – собрание сведений, изложенных лицами, окружавшими покойного, под страхом ответа пред Богом за возможную для человеков точность поведания.

    Выводы и заключения, принадлежащие мне, высказаны мною по той причине, что они – убеждения, общие всем нам, ученикам покойного Старца Епископа. – Мы веруем, что человек, до последней минуты жизни вещавший святое, благодатное разумение Отцов о глаголах живота вечного, по смерти своей не мог стать чуждым тем святым человекам, которые по глаголам этим – признали и исповедали Христа – Сына Божия.

    Не смея беспокоить Высокопреосвященнейшего Филарета представлением священнейшей Особе Его экземпляра этого поведания и утомлять Его чтением довольно продолжительным и недовольно гладким, я просил бы, если Ваше Преосвященство изволите найти это возможным и уместным, – доложить на словах Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Митрополиту важнейшие, по Вашему усмотрению, факты из числа изложенных.

    Испрашивая Ваших святых молитв и Архипастырского благословения, с чувством глубокого уважения и совершенной преданности, имею честь быть Вашего Преосвященства Милостивейшего Архипастыря и Отца

    покорнейший слуга Петр Брянчанинов" 1.

    __________

    1 РГБ ОР. Ф. 149 К. 11. № 61.

     

    – 719 –




    К письму приложен текст: "Обстоятельства кончины Епископа Игнатия (Брянчанинова), жившего на покое в Николаевском Бабаевском монастыре Костромской епархии", вошедший позже в Жизнеописание Святителя.

    Преосвященный Леонид отвечал 12 августа 1867 г.: "Надобно было почтить Вашу печаль молчанием или кратким только словом ограничиться, пока свежа была рана, внезапно нанесенная Вашему сердцу кончиною Вашего брата по плоти, отца по духу. Рана так глубока, что и теперь прикосновение к ней не может не произвести болезненного ощущения; но теперь в молитве и смирении Вы, конечно, уже нашли врачевство и оно начинает производить свое действие. Поэтому решаюсь писать, не стараясь сдерживать сколь можно более слово. Потеря, Вами понесенная, должна бы признана быть потерею всецерковною. Вам виднее, как событие смерти Преосвященного Игнатия принято в православном русском обществе. Если и недовольно сочувственно, не должно сетовать. Смирение истинно православных епископов таково, что они ищут себе безвестности так же усердно, как дети мира ищут знаменитости. Поэтому неудивительно, что о них не широко ходит молва и не скоро оцениваются их заслуги. Зато их слава хотя медленно, но прочно утверждается и безопасно для их смирения, ибо, большею частию, по смерти (исключения бывают редки, хотя и бывают, как мы видели в день 5-го августа). И слава эта не есть предмет бесплодного праздного любования толпы, а источник назидания избранных душ. Я уповаю, что православные русские люди, мало-помалу, усвоят себе покойного Святителя. В его жизни и писаниях они постараются найти и найдут, что может быть общедушеспасительно.

    Думается, что со временем могли бы Вы для пользы иночества извлечь из его писаний то, что особенно общедоступно, понятно и назидательно для тех иноков, кои человеческою мудростию не богаты, но духом в Бога богатеют, а также и то, что полезно для простых читателей мирян".

    Всю первую половину этого, 1867 г. Преосвященный Леонид был занят подготовкой празднования 50-летия Святительского служения Митрополита Филарета, которое состоялось в августе, а 19 ноября этого же года великий Святитель ушел из жизни.

    "Преосвященнейший Владыко, – писал Андрей Николаевич Муравьев Преосвященному Савве (Тихомирову) 3 декабря

     

    – 720 –




    1867 года, – Вы были на юбилее Жизни, а я на юбилее смерти нашего Благодетеля, и один не уступил другому своею торжественностию, которую опишу, хотя и с сжатым сердцем. Оставшаяся по нем пустота есть неисследимая бездна, которую испытуем только постепенно в ниспадении, ибо все перевернется. Сперва думали, что Преосвященный Леонид, по желанию покойного, будет заведовать Епархиею, но он не угодил в Москве великому Лагофету…" 1.

    Преосвященный Леонид управлял Епархией с 20 ноября 1867 г. по 25 мая 1868 г. – до прибытия нового Митрополита, которым в январе 1868 г. был назначен выдающийся церковный деятель Иннокентий Камчатский 2.

    Из письма А. Н. Муравьева от 14 января 1868 г.: "Назначение Митрополитом Иннокентия есть истинное благословение Божие и при том прямое исполнение воли усопшего Владыки, ибо он мне говорил еще в октябре, когда речь зашла о Иннокентии, "что был бы весьма доволен, если бы занял по нем его кафедру, так как он его особенно любит и уважает". Действительно, один лишь Иннокентий из всех наших Архиереев от первого до последнего может по достоинству своего твердого и Апостольского характера заменить гений усопшего и быть истинным оплотом Церкви. Знаю, что некоторые ученые в Академиях желали бы ученого оратора и молчальника на деле, каких у нас много, но не так судил о нем Промысл Божий и человека, по-видимому, простого, но подвижника и создавшего, подобно Кириллу и Мефодию, язык Алеутский и Якутский для слова Божия, поставил на кафедру гениального Филарета, как истинное духовное его чадо, им рожденное на пользу Церкви. Москва очень этим утешена и Преосвященный Леонид также, который при нем остается" 3.

    Андрей Николаевич Муравьев с первого знакомства и до этих дней был очень дружен с Преосвященным Леонидом, но теперь начал выражать неудовольствие им: "Жаль, что тревожат память усопшего печатанием его писем и документов в

    __________

    1 РГБ ОР. Ф. 262. К. 36. № 108. || 2 Митрополит Московский Иннокентий (в миру Иван Евсеевич Попов-Анненский-Вениаминов, 1797–1879) – сын священника Иркутской епархии; с 1821-го – священник; с 1824-го – миссионер в Америке, на острове Аналашка; с 1834-го – переведен в Новоархангельский порт; в 1840-м – принял монашество; 30 ноября возведен в сан архимандрита; с 1 декабря 1840-го – Епископ Камчатский; с 21 апреля 1850-го – Архиепископ; с 5 января 1868-го – Митрополит Московский. || 3 РГБ ОР. Ф. 262. К. 36. № 108.

     

    – 721 –




    светских журналах и газетах, а тут и премудрый Сушков удручил изданием нелепых своих записок… И все это происходит пред глазами Преосвященного Леонида, это не делает чести его прозорливости, и я написал ему по сему случаю весьма сильное письмо". В других письмах он выражал неудовольствие отказом Преосвященного Леонида от предлагаемых ему епархий, "чтобы только не расстаться с Московским кружком, что я нахожу весьма неприличным" 1 и т. д.

    Но 20 мая 1875 г. Преосвященный Леонид принял назначение его Архиепископом Ярославским и Ростовским и покинул Москву. В августе следующего, 1876 г. он сильно простудился в Толгском монастыре, так что опасались за его жизнь. В ноябре он побывал в Москве для совещания в Комитете по построению Храма Христа Спасителя, а по возвращении в Ярославль в декабре отправился обозревать Епархию. "Всех удивляет, – писал его биограф, – что в лютый мороз в открытых санях он ездит по епархии".

    13 декабря он по приглашению архимандрита Иустина прибыл в Николо-Бабаевский монастырь. "Архимандрит с братиею встретили его в церкви Святителя Николая, где после краткой ектении он приложился к святым мощам и чудотворным иконам и, на общий поклон всей предстоящей братии, ответил им земным поклоном, затем неспешно преподал благословение свое осенением каждого отдельно. Потом перешел в больничную церковь Преподобного Сергия Радонежского, где слушал соборную панихиду по Преосвященном Игнатии; по окончании оной подошел к самой могиле, у которой земным поклоном приветствовал почившего" 2. Затем, обратившись к братии, сказал: "Преосвященный Игнатий первый познакомил меня с монашеством, первый преподал мне начала и правила иноческой жизни, руководил меня к ней и утвердил в решимости оставить служение миру и вступить в монашество. Может быть, не все его советы исполнил я в точности и потому пришел сюда, чтобы испросить у него прощение. <…> Прошу вас, святые отцы, помянуть и меня так же, как вы поминаете Преосвященного Игнатия" 3.

    Вечер он провел в обществе архимандрита Иустина и Петра Александровича Брянчанинова, в беседе с которыми между

    __________

    1 РГБ ОР. Ф. 262. К. 36. № 108. || 2 Церковный вестник. М., 1877. № 1. С. 11. || 3 Там же.

     

    – 722 –




    прочим сказал: "Преосвященный владыка Игнатий убеждал меня довольствоваться тою общею научностию, которую я имел при моем светском образовании, с тем, чтоб я исключительно посвятил себя изучению монашества".

    На другой день с утра он обозревал сельские церкви своей епархии, возвратился очень довольный и до полночи беседовал с архимандритом Иустином и Петром Александровичем. А утром во время ранней литургии почувствовал спазмы в груди, поспешил в келлию и через 50 минут "отъиде ко Господу, успев принять таинства и покаяния и причащения… по причащении громко и с чувством произнес: "Слава Тебе Боже… Тебе Боже"".

    Из письма брата Преосвященного Леонида, Александра Васильевича Краснопевкова: "Призывая почившего к горнему Иерусалиму, Господу было угодно исполнить его пламенное желание – умереть посреди полной деятельности, в пустынножительном монастыре, принявши за три минуты до смерти Тело и Кровь Христовы, при том умереть у гроба Иерарха, который положил начало его монашеской жизни, умереть на дружеских руках его родного брата, Петра Александровича Брянчанинова" 1.

    Тело почившего положили на стол и покрыли мантией Епископа Игнатия.

    Похоронен Преосвященный Леонид (Краснопевков) в кафедральном соборе г. Ярославля.

     

     

     

    __________

    1 Савва, епископ Харьковский. Воспоминания о Высокопреосвященном Леониде. Харьков, 1877. С. 329.

     

    – 723 –




     

     

    Издание:

    Игнатий (Брянчанинов) свт. Полное собрание творений. Т. 6. – М.: Паломникъ, 2004.

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 05.04.2017.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659