. икона распятия Христова . . христианская психология и антропология .

ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург

. . . . . . . . .
.
"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 
. . .
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Игнатий (Брянчанинов) свт. Полное собрание творений. Т. 5 (содержание)

  • . . ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    .
    .
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА .
    .
    Участники проектов .
    .
    Направления деятельности .
    .
    Публикации, доклады .
    .
    МАТЕРИАЛЫ .
    .
    Библиография .
    .
    Персональная библиография .
    .
    Тематическая библиография .
    .
    Библиотека .
    .
    Библиотека по авторам .
    .
    Библиотека по темам .
    .
    Словарь .
    .
    Проблемное поле .
    .
    Контактная информация .
    .
    .

    Поиск по сайту
     
    .
    . . .

     

     

    Игнатий (Брянчанинов) святитель

    Полное собрание творений

    Т. 5

     

    С. И. Снессорева
    <Автобиографическая записка>

    София Ивановна Снессорева родилась в 1816 1 году в Воронеже. Она была шестое дитя из числа двенадцати человек, которыми Бог благословил ее родителей: шесть сыновей и шесть дочерей. В свое время Иван Николаевич и Елисавета Ивановна Руновские 2 были полезными и честными деятелями на общественном и семейном муравейнике, где указан был им путь. Не только Воронежская, но и соседние губернии признавали в Иване Николаевиче юриста неподкупной честности и высокого развития, и даже незнакомые издалека приезжали, чтобы получить его совет. И если он находил, что дело неправое и не советовал его начинать, то лучше всего было последовать его совету, потому <что> как бы ни был могуч и богат ищущий и как бы ни был беден и беспомощен его соперник, в виде заброшенных сирот или безгласной вдовы, а Иван Николаевич считал уже своим долгом разыскать их документы и обнаружить истину, не щадя своих трудовых средств и не считая, что обижает детей своих, когда отдавал чужим сиротам. Звезда ли то была счастливая, или Бог помогал бесстрашному воину на поле юридической брани, только Иван Николаевич никогда не держался пословицы "один в поле не воин" и всегда выигрывал правые дела, за которые только и брался, сильный их истиною. Ну а Елисавету Ивановну знали хорошо все бедные семейства, которые всегда находили легкий

     

    – 539 –




    доступ к ней и посильную помощь, не разбирая, прав или виноват страждущий.

    Елисавета Ивановна всех своих детей выучила читать к шести годам, после этого отец благословлял грамотное дитя Евангелием и младшие переходили на руки старшей сестре, замечательного ума и разнообразных знаний и с шестнадцати лет трудившейся над развитием младших, чем много помогала своим родителям. Кроме того, в доме постоянно жил один из лучших семинаристов-богословов на правах старшего сына до выпуска, и, сами воспитываясь и учась, они учили младших детей. До 13 лет София Ивановна училась с братьями даже по латыни и алгебре и геометрии; когда же братьев отвезли в Петербург для определения в казенные учебные заведения, она была отдана в Благородный пансион госпожи Депнер *, где она находилась с 1829 до 1834 года. Курс наук (она) имела счастье проходить под руководством лучших педагогов, которыми тогда славился Воронеж. Все наставники, начиная от законоучителя о. Иакова, госпожи Депнер, Александра Алексеевича Попова, заступившего место Павла Кондратьевича Федорова как первого преподавателя и содержателя Благородного мужского пансиона, и кончая вспыльчивым, как порох, но добродушнейшим учителем музыки, – все они были не просто учителями-наемщиками, а настоящими пастырями своего стада, которое они любили, и зато как их любили! ** Они развивали вверенных им детей для того, чтобы из каждого сделать человека, и если где видели добрую землю, тогда не

    __________

    * Замечательно, что этот пансион существует, начиная от 1829 года до настоящего 1871 года, не имея в основании денежных капиталов, не пользуясь правительственными субсидиями; поддерживается же единственно умственным капиталом этой достойной уважения женщины, одаренной редкой добросовестностью и всеми семейными добродетелями, педагогическими способностями, знанием дела и сердца человеческого. Почти полвека отдала она на пользу русских детей, оставляя в сердцах их неподкупную благодарность. Не следовало ли обращать внимание и оценять по достоинству труды подобных деятельниц на русской земле? – Примеч. С. И. Снессоревой.

    ** Чтоб иметь полное понятие об этом счастливом для воронежских детей времени, полезно прочитать прекрасную биографию Станкевича, написанную Анненковым. – Примеч. С. И. Снессоревой. [См.: Анненков П. В. Николай Владимирович Станкевич. Переписка его и биография. М., 1857 (на обл. 1858). С. 18–20 (первая пагинация) – Е. А. и Е. П.)].

     

    – 540 –




    щадили уже своих трудов. Они учили их распознавать добро и зло, бодро вступать в борьбу, всегда готовую встретить в житейском море, и не бояться толчков судьбы. Да, это были благодетели, не отнимавшие у детей силы и энергии пустыми словами сомнения и безверия, не производившие скороспелок недозревших: они давали им в руки орудия духовной силы, чтобы побеждать земные немощи. И как дружно, как единодушно они содействовали и друг другу, чтобы дать знание и сохранить доброе чувство в ребенке. Светлая память сохраняется о них в переживших их воспитанниках!

    Со смертью отца в 1832 году наступили тяжелые годы для матери, оставшейся с девятью пережившими отца детьми. Сыновья еще учились, а дочери, насколько сил и уменья было, помогали матери в ее трудовой жизни. В 1836 году София Ивановна вышла замуж 3 – брак по любви – за человека, богатого умственными капиталами, и немедленно уехала 4 с ним в Петербург. В те далекие времена трудно было, даже труднее, чем теперь, пристроиться к месту человеку – будь хоть он семи пядей во лбу, – не имеющему ни связей, ни туго набитого кошелька. Пришлось служить первые месяцы без жалованья. К счастью, нашлась работа по силам: первый опыт их переводов был помещен в Энциклопедическом словаре Плюшара 5. Деньги платились большие, но условие было тяжелое: если на писаной странице было более трех поправок от редакции – страница не шла в расчет. К счастью, редакция была замечательно добросовестная и доброжелательная к труженикам-переводчикам. Работа нашлась и у Масальского, издававшего отдельные романы 6. Кроме того, Кашкин 7, старый знакомый и содержатель собранной его трудами Библиотеки для чтения книг, заказал им перевод Музыкальной школы Калькбреннера 8. Кашкин тоже был замечательной личностью Воронежа, подобно Кольцову и Никитину, он самоучкой добился такого знания в музыке и науке, какими не всякий ученый обладает.

    Жестокая простуда уложила Софию Ивановну в постель. Доктора присудили ее к чахотке и смерти с разлитием Невы, но обещали торжество молодости и хорошего сложения, если немедленно увезти ее в более теплый климат. Муж принял первое место 9 и уехал с нею в Астрахань. Тут

     

    – 541 –




    прожили они с 1838 до 1842 года. Время жгучих впечатлений во всем, что дорого сердцу! Она похоронила тут трех детей и, наконец, мужа… Первые слова, которые донеслись до слуха ее рассудка, после многих недель мрака и воспаления в мозгу, были слова ее двухлетнего сына 10, который с плачем говорил утешающей его крестной матери, незабвенной С. Ф. Тимирязевой 11: "Ничего не хочу, только маму мне надо!" Гальванический ток пробежал по телу, жизнь, покидавшая уже рассудок и сердце, забилась свежею струею, голова просветлела, руки охватили ребенка, и она мысленно дала слово жить для него…

    Потекли однообразные непрерывные годы трудовой жизни и забвения всего, чтоб исполнить свой долг… Несмотря на жгучие страдания, Астрахань памятна ей и по светлым личностям, посланным Провидением, чтобы сберечь ее от отчаяния. Сердце сохранило все те дорогие имена – их было немало, – но два семейства сроднились с ее душою и всегда участвовали в ее жизни: семейство Тимир<язевых> и семейство Ахмат<овой> 12. С 1838 года до настоящего 1871-го сохранялись между ними дружеские отношения, не поддающиеся ни гнету времени, ни переменам обстоятельств, как капитал, не теряющий своей ценности. До 1848 года София Ивановна жила педагогическими трудами, то в саратовских неоглядных степях, то в курской черноземной глуши, и, наконец, много трудилась над огранением каменных мостовых в петербургских улицах. Трудясь много и всегда с любовью к делу, она не торговалась со своими силами и вся отдавалась своим обязанностям. Эта несоразмерность часто отражалась на здоровье и навсегда повредила зрение: последние двадцать лет она работала одним правым глазом; левый же глаз после долгих упорных страданий tic douloureux 13 оказался парализованным, так же как и вся левая сторона тела. И, несмотря на то, она продолжала без устали свою трудовую жизнь одною правою стороною тела. Не есть ли это явное, осязательное доказательство, что есть Провидение Высшей Невидимой, но ощущаемой Силы, Которую мы называем Бог?

    Приехав в Петербург в 1845 году для того, чтобы хлопотать о помещении сына в учебное заведение, она всюду встретила отказы. Было отчего прийти в отчаяние: без средств, без покровительства, одна с семилетним сыном,

     

    – 542 –




    она безмолвно взывала: "Верую, Господи, помоги моему неверию!" Как единственная отрада в чуждом городе, была для нее любовь ее старшей сестры, такой же труженицы, как и она сама 14.

    Убедившись, что, кроме отказа, она <ничего> не может добиться от власть имущих, она очутилась в Царскосельском саду пред Государем Наследником, ныне благополучно царствующим Александром II, в ноябре 1845 г. Увидев робких мать и сына, державших друг друга за руку, Он сам подошел к ним, и, когда на вопрос его: "Что вам угодно?" – измученная, болезненная женщина, после тщетных усилий заговорить, отвечала только слезами, катившимися по ее бледному болезненному лицу, – сильные ощущения лишили ее голоса, мальчик, смотря прямо на свою Надежду и сознавая болезненное онемение матери, сказал своим детски-простодушным языком: "Государь, утешь мою маму! Прими меня в гимназию воспитанником сына Твоего!" У Него слезы, как блестящая от солнца роса, навернулись на глазах: "Успокойтесь! Я все сделаю для вашего сына. Но кто вы? Как вас зовут?" Совсем потеряв способность говорить и продолжая проливать тихие слезы, она вынула из кармана приготовленную записку: "Государь! Если Ты не поможешь мне, то мне остается умереть", – было в ней. На другой день, по приказанию Государя, она пришла в контору Его, и тут показали ей ее же записку, наверху которой ровным жемчужным почерком было написано: "Сына вдовы Николая принять воспитанником моего сына Николая. Александр" 15. Да будет благословенно имя Его, утешителя вдов и сирот! День и ночь молитва за Него…

    При первом облегчении глаз – почти два года она не могла работать от боли – опять спешила искать труда и до 1860 года давала уроки. Трудно было зимою преодолевать бурю и непогоду, чтобы поспевать вовремя и не пропускать уроков; но летом еще было труднее: ученицы разъезжались по дачам; ездить на извозчиках немыслимо дорого, и приходилось странствовать по белу свету. А даль-то какая: с Петербургской стороны или потом с Глухого переулка за Вознесенским проспектом – в Лесной, или на Аптекарский, или на Петров остров. Тогда не везде были мостовые, а от Черной речки до Лесного была земля глинистая; чуть дождь, ноги разъезжаются, сил нет вытащить: поневоле остановиться

     

    – 543 –




    надо да вздохнуть к Богу – откуда опять силы возьмутся. И место какое пустое было: ни жилья, ни людей, а только длинный, бесконечный ряд огородов. А как часто гроза, ветер, дождь были ее спутниками! Придет промокшая насквозь, потоки льются с нее – и ничего: ни злой человек, ни опасное приключение не коснулись одинокой, по видимому беспомощной странницы, встававшей в 5 часов, чтобы поспеть на урок до солнечного зноя! Кажется, путь предлежал не на розах, а сколько было утешения! Сознание, проникавшее до глубины души, что Господь хранит и зовет к себе всех тружеников и обремененных, явное ощущение близости Его милосердия! А дорога длинная: скоро (быстрым шагом. – Е. А. и Е. П.) идти два часа туда да два с половиною оттуда (больше усталость и жарко)… Всех друзей успеешь вспомнить, живых и ожидающих в вечности, и помолиться за всех – удобное время, никто не помешает. И такое было ей счастье: ни одной не было ученицы, на которую надо бы рассердиться или взыскание сделать, – все дети добрые, любящие. Бывало, в глаза смотрят, как бы угодить: хорошенько учиться да что-нибудь доброе сделать. Добрая земля предлагалась. Эта благодарная любовь и готовность пользоваться уроками много услаждали труд. Вот и о них думалось дорогою, не одни тернии предлагавшей, а и розы такие душистые.

    В 1848 году по ходатайству Е. Н. Ахматовой София Ивановна получила работу при "Библиотеке для Чтения" 16. Легко и приятно было переводчикам при таком редакторе, как О. И. Сенковский 17. Он сам выбирал статьи, сам своею рукою на полях оригинала писал по-русски оглавление, все иностранные имена, технические слова и даже целые фразы, представлявшие какое-нибудь затруднение; сокращения тоже сам производил на оригинале же. Для фраз выше понимания переводчики должны были оставлять пробелы на своих страницах и выписывать на полях эти фразы. Кроме того, последнюю корректуру держал Сенковский, и тогда все переводы проходили через его очистительное перо. По напечатании книги сам Сенковский немедленно рассчитывал сотрудников (выплачивал деньги. – Е. А. и Е. П.). Вежливый, добросовестный был редактор; сам честный труженик, умел ценить труд своих сотрудников, не усчитывая и не обделяя никого.

     

    – 544 –




    При начале карьеры переводчицы над Софией Ивановной готова была разразиться буря, готовая преградить ей дальнейший путь. "Загробные записки Шатобриана" стали выходить в какой-то газете, "Presse", кажется. В числе других и она получила свою часть для совместного и скорейшего перевода этой знаменитости. Дался же им этот Шатобриан: газетная бумага гадкая, шрифт в фельетонах мельчайший и какой-то слепой, коррект<орских> ошибок без числа, а слог – прости ему, Господи! прости и его переводчиков, не добром поминавших его! Словом, дело идет о знаменитой фразе по случаю la charette, напечатанной не прописной буквой, как бы следовало для собственного имени. Билась, билась с этою фразою – решительно смысла нет для lа charette, так и пришлось оставить пробел, а на полях записать ужасную фразу. Когда принесли корректурные листы, Сенковский был болен и несколько ночей не спал от жестокой зубной боли. Сам он не мог поднять головы, но кто-то из близких читал вслух и поправлял по его указаниям. Дошло дело и до lа charette – оригинала не случилось под рукой, была только выписанная фраза на полях. Рассыльный торопит, время не терпит, и вот вышла знаменитая фраза о роковой тележке вместо генерала Ла Шарета… и как уж обрадовались чужие редакции! Подхватили они эту фразу и чуть не целый год носились с нею, как кошка с салом. Да, было то праздное время, когда переводы и мелких статей в "Б.д.Ч." разбирались даже в серьезных журналах! Поднялась буря: кто переводил это роковое место? Разумеется, Снес<сорева>. Но и тут выручила справедливая дружелюбная Ахм<атова>: потребовали по ее настоянию листки, и оказалась истина: сам Сенк<овский> приказал написать эту фразу.

    До самой его смерти Снессорева работала в его журнале.

    Жена Сенк<овского> писала свои сочинения на франц. языке, которым владела превосходно, на русский же язык давала переводить своим друзьям. Снес<сорева> была в числе неизменных ее переводчиц, и никто не заметил даже, что ее сочинения писались не по-русски. За год до смерти мужа Сенк<овская> поручила Снес<соре>вой свой последний труд, в котором она пыталась нарисовать истинный портрет своего мужа. Снессорева не только переводила, но и часто по указанию сочинительницы вставляла целые

     

    – 545 –




    рассказы, и по два-три раза случалось одни и те же переделывать. Работа длилась около двух лет. Сенковский умер, жена его прожила после него год и жила в лихорадочной деятельности, желая издать избранные сочинения мужа, которыми искренно гордилась; написала его биографию; но не успела напечатать своего последнего любимого романа с натуры – "Соперницы". Пред смертью она продиктовала ближайшей родственнице свои последние желания и между прочим просила передать 400 экз. (4000 книг), изданных ею, Снессоревой, свидетельствуя при том о своей глубокой благодарности за ее неизменную любовь. Между наследниками вышли споры, Снессоревой не отдали ни одной книги; но она жалеет не о пропавшем даром труде двух лет, а о том, что рукопись "Соперницы" пропала без вести. Кому она понадобилась? Кто не желал видеть ее в печати? Или чья небрежность совершила это преступление против чужой собственности?

    Вопрос о "женском труде" был решен ею в 1856 году.

    После смерти Сенковского она года два еще работала в "Библиотеке для Чтения", перешедшей в достояние Старчевского и Печаткина 18; потом у Зарина 19 и, наконец, у Боборыкина 20. Ей предоставлялись мелкие статьи, что, по ее мнению, гораздо труднее многотомного романа, где переводчик успевает свыкнуться и с языком, и с манерою сочинителя, и с характерами действующих лиц. Тогда как каждая мелкая статья требует особенного изучения и часто особенных познаний, потому что редакция, не сообразуясь, присылает мелкому переводчику статьи и по ботанике, и по зоологии, и медицинские, и военные. Уж слишком большое разнообразие сведений требуется от переводчика. Из больших же сочинений ею переведены: "Орлийская ферма" Антония Троллопа 21, "Дело темной ночи" мистрисс Гаскель 22 и обзор "История английской литературы" англичанина Тэна 23. Кроме того, из "Отечественных Записок", когда там участвовал Зарин 24, иногда присылались ей отдельные главы разных романов, которых не успевал докончить их обычный переводчик.

    В ту пору, когда в Италии совершался великий переворот и Гарибальди явился героем и деятельным помощником своего короля для объединения Италии, сестра Снессоревой, переселившаяся в Италию, писала к ней письма с

     

    – 546 –




    животрепещущими описаниями совершавшихся на ее глазах событий. По просьбе Дружинина, этого безукоризнейшего и изящнейшего литератора и доброго знакомого, она составляла из этих писем статьи для его журнала, кажется "Век" 25. В "Пантеоне" 26, в "Сыне Отечества" 27 попадались случайно налетом ее статьи.

    Но настоящая ее деятельность, надежная, выручавшая из всех бед с 1856 года до настоящего 1871 года, относится к журналу Е. Н. Ахматовой "Собрание иностранных романов" 28. Создавая этот журнал, Ахматова имела в основании благородную цель: самой жить трудами и другим женщинам-труженицам давать средства трудами жить.

    Все, одиннадцатый год трудящиеся по ее журналу, – женщины, поддерживающие семьи свои честным трудом и благословляющие имя основательницы журнала, тихо, без печатных криков проводящей в жизнь свою душевную мысль: жить и другим давать жить.

    Беспристрастный историк много найдет сказать об этой благородной личности, высоко поднимающейся над толпою. Трудно исчислить все ее труды: она перевела более 250 сочинений с французского и английского языков, успевая перечитывать все журналы и лучшие книги на этих языках, чтобы выбрать лучшее для своего журнала и познакомить с неизвестными, но талантливыми писателями.

    В отношении ценз<урных> и почтов<ых> переворотов она передовой и бесстрашный боец. Чувство чести в ней глубоко развито, на ее слово можно положиться, память необычайная, твердость и обдуманность характера, какие трудно встретить и в мужчине. Система и порядок царствуют во всех ее делах: <стоит> только взглянуть на ее конторские книги, чтобы понять, какой мастер дела заведывает ее журналом.

    Одна беда: своих друзей она хочет ставить на свое место и ожидает от них таких же способностей, какими сама одарена. Поэтому ее друзьям приходится иногда очень жутко. В 1857 году она сказала Снессоревой, что переводов с французского совсем недостаточно, тогда как с немецкого переводчицы нет, а вышел новый роман Герстекера "В Америку", который надо поместить в "Собрании", так Снессоревой надо призаняться немецким языком, чтобы перевести его. А Снессорева давно уже забыла немецкий язык. Однако,

     

    – 547 –




    нужда удивительный учитель. Пригласив молоденькую образованную немку, только что кончившую курс в Annen Schule 29, она просила ее заниматься с нею по методе, которую сама для себя придумала: прочитав фразу, каждое слово она переводила, требуя объяснения не только слова, но и каждой частички речи. Трудно было, но с помощью талантливой молодой учительницы и энергии старой ученицы дело пошло на лад: через 8 месяцев роман "В Америку" почти в 800 страниц был напечатан в "Собрании романов" 30, к общему удовольствию заставившей и заставленной. В 1860 году повторилась та же история и с английским языком, потому что для журнала потребовалась переводчица с английского. С тех пор Снессорева наслаждается еще большим разнообразием в переводных статьях и все больше мелких рассказах, но есть и большие книги: "В Америку" Герстекера; "Тайный брак" Уилки Колинза, "Фанни" Эрнеста Фейдо, "Роман Молодого Бедняка" Октава Фелье, рассказы американца Рупиуса, уголовные процессы Темме, "Картинки без картинок" Андерсена, "Филипп Август", "Война Амазонок", "Семь поцелуев" Букингама, "Воспоминания Старого охотника", "Анна Гирфорд", "Идеал в деревне" и "Золотой ключ" пополам с Ахматовой 31.

    Но никогда Снессорева не работает с большею охотою, как над статьями для детей, и когда Ахматова задумала издавать детский журнал "Дело и Отдых" 32, тогда Снессоревой трудно было оторваться от работы. "Дело и Отдых" публика не умела оценить вовремя, а жаль: это был действительно прекрасный журнал, предлагавший роскошное угощение не только для детей, но и для взрослых. Ахматова вела это дело с необыкновенным знанием и добросовестностью, не из желания приобрести выгоду, но истинно по глубокому сознанию, что она может принести пользу и детям. Кроме многих мелких статей, отлично выбранных, лучшими статьями из переведенных Снессоревою, можно назвать "Черная пантера", "Рюбен Дэвиджер", "Коралловый риф", "Плавание по лесам", "Мальчик в плену", "Школьные воспоминания", "Записки Черного принца", "Бурда, или Заметки о кошках", рассказы о собаках и комедия, переделанная на русский лад, "Кошки вон, а мышки в дом" 33. Отдельно изданные детские книги – "Мальчик, отыскивающий отца в

     

    – 548 –




    Полярном море" 34 и последняя половина книги "Как иметь успех в жизни".

    В минуты отдыха Снес<сорева> перевела и издала "Народные сказки Бр[атьев] Гриммов" 35, которые вышли и вторым исправленным изданием (первая пока часть, а вторая в типографии) с прекрасными портретами и картинками, талантливо сочиненными русским художником Шпаком 36. Из собственных ее сочинений она издала по просьбе друзей "Дарьюшка, или Очерк жизни русской странницы" 37, затем после двухлетних трудов издала биографию игумений Феофании Готовцевой 38, замечательной по своей жизни как в большом свете, так и в монастыре. Вышла книга с приложениями в 30 листов, с 17 картинами и двумя портретами.

    Кроме того, ее любимейшим занятием было дело, порученное ей Преосвященным Игнатием Брянчаниновым, скончавшимся в Николо-Бабаевском монастыре Костромской губернии. Он поручил ей надзор за печатанием, корректурой и редакцией его творений, составивших пять томов и около 150 листов, т. е. 2400 страниц большого формата. Краткое описание кончины его было ею же написано 39.

    Если надо выводить мораль из всякой истории, то из этой жизни можно такое заключение сделать: при благоприятных обстоятельствах и верных друзьях труд прокормит переводчицу, но никогда не обогатит и не обеспечит. Труд модистки, труд портнихи – не говоря о француженках, но даже русских – представляет более возможности оставить "про запас на черный день". Avis aux lectrices 40, которые в Петербурге и провинции тревожат себя надеждами, а редакторов просьбами дать работу, думая, что можно прожить одними переводами.

    Еще маленькое замечание: а богатые барыни, переводящие романы от нечего делать и наслаждающиеся тщеславием, что их работа красуется в печати, должны опасаться, как бы не вынуть кусочек хлеба изо рта голодных, не имеющих протекции в литературном мире.

    И невольно вспомнишь, как смешны казались неутомимым труженицам, всю жизнь работавшим без криков и покровительственных партий, как смешны казались им эти натянуто-разгоряченные страницы романа "Что делать?". Какая-нибудь крикунья Вера Павловна воображала, что она

     

    – 549 –




    выведет русских женщин из подвала на чистый воздух самобытного труда и свободной мысли! Сами сидят в подвалах напускных модных теорий и воображают, что без них никто и Америку не открывал. А пригляделись бы получше к жизни и к людям бывалым, так и узнали бы, что и за пятьдесят лет по всей России бывали женщины, не терявшие своей жизни на бесплодное безделье. Вообще говоря, нигде, может быть, женщина не была так самостоятельна, как в России, и в гражданском отношении и в семейном быту. А что мужья в старину бивали жен и что жены, по сохранившемуся преданию, плакали, что муж не бьет – значит, разлюбил, так и теперь бывают подобные случаи у всех народов. Но не у всех народов женщина имеет права собственности, права голоса, собственница. В России никто никогда не мешал ей учиться и прославляться, если талант был. А если правительство не позволяло женщине кричать по улицам и провозглашать разные теории в обществах, так, право, оно бы так и лучше. Вообще говоря, много бы вышло хорошего для мира, если бы всякий муравей потихоньку старался принести посильную пользу в свой муравейник, трудясь в своей окружности, насколько сил и умения хватает.

     

    Примечания

    1 …родилась в 1816 году… – В документах более позднего времени София Ивановна называет 1815 год. См., например: ИРЛИ. Ф. 540. Оп. 2. № 375. Л. 3. (Прошение С. И. Снессоревой в Постоянную комиссию для пособия нуждающимся ученым, литераторам и публицистам. 22 ноября 1895 г.).

    2 …Иван Николаевич и Елисавета Ивановна Руновские… – Отец Софии Ивановны, происходящий из обер-офицерских детей, получил личное дворянство, служа на Кавказе. Внесен в 3-ю часть Дворянской родословной книги Воронежской губернии. В 1826 г. произведен в коллежские асессоры. Мать (по-видимому, сирота) была "крестной дочерью генерал-майора и кавалера Ивана Козмича Краснова". См.: РГИА. Ф. 1343. Оп. 28. № 3377 (Дело о дворянстве рода Руновских) Л. 6, 9, 11.

    3 …вышла замуж… – Муж Софии Ивановны – Аполлон Васильевич Снессорев – коллежский секретарь, служил письмоводителем Воронежского комитета о земских повинностях. Венчание состоялось 17 апреля 1836 г. – РГИА. Ф. 1343. Оп. 29. № 4595 (Дело о дворянском происхождении рода Снесаревых). Л. 46 (об.), 51.

     

    – 550 –




    4 …немедленно уехала… – 4 мая 1836 г., через две недели после венчания, А. В. Снессорев был уволен от должности письмоводителя Воронежского комитета о земских повинностях, по прошению. – Там же. Л. 46 (об.)

    5 …в Энциклопедическом словаре Плюшара. – См. сноску 1, с. 490. София Ивановна с мужем писали для этого издания статьи на букву "Г", которые помещены в 13–15 томах, изданных в 1838 г.

    6 Масальский Константин Петрович (1802–1861) – прозаик, драматург, поэт, критик, переводчик. В 1842–1844 гг. и в 1847– 1852 гг. – редактор журнала "Сын Отечества". Со второй половины 1830-х гг. занялся исторической беллетристикой, при этом тщательно прорабатывал исторические источники, в т. ч. иностранные и архивные; публиковал их в составе художественных произведений или отдельно.

    7 Кашкин Дмитрий Евгеньевич (1771 – 1843) – стихотворец, переводчик, музыкант-самоучка: играл свои музыкальные сочинения на изобретенном им самим инструменте (гигантской гитаре с 36 струнами – "димитаре").

    8 Калькбреннер Фридрих Вильгельм (1788–1849) – немецкий пианист, композитор, музыкальный писатель. Возможно, София Ивановна перевела написанное им пособие "Methode pour apprendre le pianoforte a l'aide du quide-mains" (1830).

    9 Муж принял первое место… – А. В. Снессорев в феврале 1838 г. был вызван на службу в Астраханскую губернию в должности чиновника особых поручений при Военном губернаторе. См.: РГИА. Ф. 1343. Оп. 29. № 4595. Л. 46 (об.) Должность астраханского военного губернатора и управляющего гражданской частью с 1834 г. исполнял Иван Семенович Тимирязев (1790–1867). См.: "Астраханские губернаторы: Историко-краеведческие очерки. Астрахань, 1997. С. 57–68.

    10 …двухлетнего сына… – Сын-первенец А. В. и С. И. Снессоревых – Николай – родился 23 июля 1838 г. в Астрахани. См.: РГИА. Ф. 1343. Оп. 29. № 4595. Л. 50. ("Свидетельство о рождении и крещении сына Николая").

    11 Тимирязева Софья Федоровна (1799–1875) – жена И. С. Тимирязева. (См. примеч. № 9.) Вместе с управляющим астраханской таможнею надворным советником А. Ю. Поливановым была восприемницею во время крещения Николая, которое состоялось 7 августа 1838 г. в астраханской церкви Входа в Иерусалим. См.: РГИА. Ф. 1343. Оп. 29. № 4595. Л. 50–50 (об.).

    12 См. сноску 3 (с. 490) к Предисловию.

     

    – 551 –




    13 tic douloureux – болезненный тик (франц.).

    14 См. сноску 2 (с. 513) к письму № 3.

    15 См. сноску 2 (с. 516) к письму № 5.

    16 "Библиотека для Чтения" – ежемесячный журнал словесности, наук, художеств, промышленности, новостей и мод. Первый в России из т. н. "толстых" журналов. Издавался в Санкт-Петербурге с 1834 по 1865 г. Издатели – А. Ф. Смирдин, М. Д. Ольхин, В. П. Печаткин. Редакторы: 1834–1836 гг. – О. И. Сенковский и Н. И. Греч, 1837–1855 гг. – О. И. Сенковский, 1856–1860 гг. – А. В. Дружинин, 1860–1863 гг. – А. Ф. Писемский, 1863–1865 гг. – П. Д. Боборыкин.

    17 Сенковский Осип Иванович (1800–1858) – см. сноску 4 (с. 489) к Предисловию.

    18 …Старчевского и Печаткина… – Старчевский А. В. – в 1848–1856 гг. помощник редактора "Библиотеки для чтения", а фактически – редактор. Печаткин В. Π – один из издателей "Библиотеки для чтения".

    19 Зарин Ефим Федорович (1829–1892) – литературный критик, переводчик, поэт. В 1861–1863 гг. вместе с Д. Ф. Щегловым заведовал отделами наук, критики и публицистики "Библиотеки для чтения". По воспоминаниям современников, от него зависела публикация переводов в журнале. См.: Писемский А. Ф. Письма. М.–Л., 1936. С. 518.

    20 Боборыкин Петр Дмитриевич (1836–1921) – плодовитый прозаик, драматург, литературный и театральный критик. В начале 1863 г. приобрел право на издание "Библиотеки для чтения" и был редактором его до 1865 г. Неопытность в редакторских делах привела к финансовым затруднениям. Вынужден был приостановить издание в мае 1865 г. и после выхода последнего номера в августе уехал за границу. В течение 20-ти лет выплачивал долги.

    21 Τроллоп Антоний. Орлийская ферма // Библиотека для чтения. 1863. Январь – октябрь. Троллоп Энтони (1815–1882) – крупный английский романист 2-й пол. XIX в., признанный мастер семейных хроник и политического романа.

    22 Гаскель Э. Дело темной ночи // Библиотека для чтения. 1863. Ноябрь – декабрь. С. 1–169. Гаскелл Элизабет (1810–1865) – известная английская писательница.

    23 История английской литературы. (Histoire de la litterature anglaise, par. H. Taine. Paris, 1864): Из Westminster Review. // Отечественные записки. 1864. Т. 154, июнь. С. 561–609. Тэн Ипполит Адольф (1828–1893) – французский литературовед и философ-позитивист, критик.

    24 Зарин Ε. Ф. в 1864–1866 гг. участвовал в редактировании журнала "Отечественные записки".

     

    – 552 –




    25 Дружинин Александр Васильевич (1824–1864) – прозаик, критик, переводчик. Был редактором "Библиотеки для чтения" с 1856 по 1860 г. "Век" – еженедельный общественно-политический и литературный журнал, был основан в 1861 г. П. И. Вейнбергом (его официальным редактором), А. В. Дружининым, В. В. Безобразовым и К. Д. Кавелиным.

    26 Журнал "Пантеон" в разные годы имел различные названия. Под названием "Пантеон" – ежемесячный литературно-художественный журнал – он издавался в 1852–1856 гг. В эти годы редактор журнала – А. Ф. Кони.

    27 "Сын Отечества: политический, ученый и литературный журнал" – выходил еженедельное апреля 1856 по 1861 г. Издатель-редактор – А. В. Старчевский. С 1862 г. "Сын Отечества: ежедневная политическая, литературная и ученая газета".

    28 "Собрание иностранных романов, повестей и рассказов в переводе на русский язык" – журнал, бессменным редактором которого с 1856 по 1885 г. была Е. Н. Ахматова. С 1884 по 1885 г. журнал назывался "Собрание переводных романов, повестей и рассказов". Выходил ежемесячно. В 1856 г. издателем был Королев, затем – И. И. Глазунов, с 1870-х гг. – сама Ахматова. В год выходило 10–12 больших романов и до 50 повестей. (В дальнейшем: "Собрание иностранных романов…".)

    29 Школа при церкви Св. Анны была открыта в 1736 г. в период правления императрицы Анны Иоанновны. Находилась в Петербурге по адресу: Кирочная, 8. См.: Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. СПб., 1996. Т. 3. С. 242.

    30 Герштекер (в современном написании) Фридрих. В Америку! // Собрание иностранных романов…. 1857. Т. 4–6.

    31 Переводы всех этих произведений помещены в "Собрание иностранных романов…" с 1859 по 1870 г.

    32 "Дело и Отдых: чтение для мальчиков и девочек всех сословий" – журнал выходил ежемесячно. Просуществовал с 1864 по 1866 г. Редактор и издатель Е. Н. Ахматова.

    33 Все перечисляемые ниже Софией Ивановной ее переводы опубликованы в журнале "Дело и отдых" за 1864–1866 гг.

    34 Рассказ о мальчике, который отыскивает своего отца, пропавшего без вести в Северном Полярном море. С англ. СПб., Е. Н. Ахматова, 1870.

    35 "Народные сказки, собранные Братьями Гриммами". Т. 1, 2. СПб., 1862–1864. Тома состоят каждый из четырех книжек. Книжка первая вышла в 1862 г., книжки со второй по четвертую – в 1863 г., остальные – в 1864 г.

     

    – 553 –




    36 Шпак Виктор Сильвестрович (1847–1883) – художник, иллюстрировал книги, писал карикатуры. Сотрудничал в журнале Старчевского "Сын Отечества", а также других журналах.

    37 Дарьюшка, очерк жизни русской странницы. СПб., тип. И. И. Глазунова, 1864. 120 с.

    38 Игумения Феофания (Готовцева). СПб., тип. И. И. Глазунова, 1868. 272 с.

    39 Кончина Преосвященного епископа Игнатия (Брянчанинова) // Домашняя беседа. 1867. Вып. 21, 20 мая. С. 578–584. То же. – СПб.: тип. Морского Министерства, 1867. 13 с.

    40 Avis aux lectrices (франц.) – к сведению читательниц. (Здесь – некоторая игра слов. Avis aux lecteurs (буквально – к сведению читателей) означает "предисловие"; "(обращение) к читателю".)

     

    Подготовка текста, публикация и комментарии Е. М. Аксененко и Е. А. Павликовой.

     

     

     

     

    – 554 –




     

     

    Издание:

    Игнатий (Брянчанинов) свт. Полное собрание творений. Т. 5. – М.: Паломник, 2003.

     

    Текст в данном оформлении из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.03.2017.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР
    banner
    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ
    hristianstvo.ru

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3301 2309 723

     

    . .
    . . . . . . . . .
    . . . . . . . . .