НА САЙТЕ:
БИБЛИОГРАФИЯ:
> 7500 позиций.
БИБЛИОТЕКА:
> 2750 материалов.
СЛОВАРЬ:
анализ 237 понятий.
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:
критика 111 идей.

"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Гармаев Анатолий свящ. Психопатический круг в семье (текст)

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    МАТЕРИАЛЫ
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Словарь
    Проблемное поле
    СТРАНИЦА Ю. М. ЗЕНЬКО
    Биографические сведения
    Публикации: монографии, статьи
    Программы лекционных курсов
    Всё о человеке: библиография
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Гармаев Анатолий свящ.

    ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ КРУГ В СЕМЬЕ

     

    СОДЕРЖАНИЕ

    ПРЕДИСЛОВИЕ ***
    НРАВСТВЕННОЕ И БЕЗНРАВСТВЕННОЕ В СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬЕ ***
    Трудовое действие ***
    Ложное и истинное трудовое действие ***
    Три вида трудового действия ***
    О формировании правильного отношения к пище ***
    День рождения и день ангела ***
    Что такое день рождения? ***
    День Ангела на Руси ***
    Ложные ценностные установки современной семьи ***
    О развитии способностей у ребенка ***
    Действия по способностям и действия по нужде ***
    Воспитание целомудрия ***
    Пробуждение материнства в матери ***
    Структурирование времени ***
    Горизонтальное и вертикальное время ***
    ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ КРУГ: РОДИТЕЛИ И ДЕТИ ***
    Возникновение психопатических отношений ***
    Явная психопатическая зависимость ***
    Скрытая психопатия ***
    Нравственное становление и действие Закона оскудения Душевных Сил ***
    Откуда происходит недостаток Душевных Сил? ***
    Сознательный и подсознательный планы психопатических действий ***
    Внешняя и внутренняя работа Эго-влечений в Психопатическом Круге ***
    Формирование Эго-ядра у ребенка ***
    Родительская печать ***
    Механизмы наложения Родительских печатей ***
    “Позитивные” и негативные печати ***
    Закономерности действия психопатических печатей ***
    Эго-влечения и печати ***
    Множественность психопатических кругов ***
    Разновидности психопатических кругов ***
    Скрытый (“благополучный”) Психопатический Круг ***
    Явный (“неблагополучный”) Психопатический Круг ***
    Возможен ли выход из Психопатического Круга? ***
    ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ КРУГ: МУЖ И ЖЕНА ***
    Поиск будущей супруги ***
    Поиск будущего супруга ***
    Супружество в Эго-состоянии ***
    Проблема алкоголизма как составная Психопатического Круга ***
    Жизненный крах человека в развернутом Эго-состоянии ***
    Супружество в Совестливом состоянии ***
    ВЫХОД ИЗ ПСИХОПАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ ***
    Обращение к Богу ***
    “Прости!” ***
    “Потерпи!” ***
    “Возлюби!” ***
    Чувство благодарности ***
    Воспитание детей вне Психопатического Круга ***
    ВОСПИТАНИЕ ВНЕ ПСИХОПАТИЧЕСКОГО КРУГА ***
    Чувство уважения и чувство почитания ***
    Воспитание мальчика – будущего отца ***
    Воспитание девочки – будущей матери ***
    Значение чувства красоты ***
    Уклад жизни в Совестливой семье ***
    ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ ***
    РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВИЛА ***
    СУПРУЖЕСКИЕ ПРАВИЛА ***
    ПРАВИЛА ОБЩЕНИЯ ***

     

     


     

     

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    В предлагаемой книге мы рассмотрим такие явления из области Нравственной Психологии как Психопатический Круг и психопатические отношения.

    Психопатические отношения возникают, в основном, по душевной немощи людей, когда Душевные Силы неразвиты, подавлены, нераскрыты, помрачены. В таком случае у человека нет возможности стерпеть, смолчать, не хватает сил прощать, тем более просто любить другого.

    Формирование душевно обессиленного человека происходит чаще всего в тот период, когда мать еще носит ребенка в утробе. В первой книге“Обрести себя” из серии “Нравственная Психология и Педагогика” мы отчасти коснулись этого явления. В предлагаемой ныне книге подробнее всмотримся в фундаментальную причину, которая порождает очень сложные отношения между родителями и детьми в современных семьях.

    Мы будем исходить из того, что существуют две формы психопатических отношений: явная, или открытая, и неявная, или скрытая психопатия. Явная, открытая, психопатия имеет место в 25–30% семей. Скрытая – в 70% семей. Сегодня свободных от психопатических отношений семей, по-видимому, практически нет. В той или иной форме Психопатический Круг задевает любую семью, касаясь самых различных отношений между родителями и детьми. Усвоенный с детства определенный характер отношений между детьми и родителями, переносится сначала в супружество, а затем и в личные отношения со своими собственными детьми. В результате постепенно, из поколения в поколение, происходит нарастание Психопатического Круга.

    Чем больше продолжается такое нарастание, тем глубже и тягостнее картина, которую мы сегодня наблюдаем в нашей стране в четвертом поколении.

    Любая ссора, происходящая между родителями и детьми, является ссорой Психопатического Круга, его проявлением. Если человек никогда в жизни своей не ссорился ни со своими детьми, ни с супругом, ни с родителями, тогда можно сказать, что он свободен от Психопатического Круга. Если все же ссоры происходят, если внутренне человек переживает раздражение, возмущение, ненависть к другому (неважно, к кому) значит, он находится в Психопатическом Круге.

    * * *

    Я хотел бы попросить читателей после прочтения книги или ее части в течение какого-то времени ни с кем не делиться впечатлением от прочитанного, несмотря на то, что желание рассказать будет очень сильным. Необходимо, особенно поначалу, этот импульс немножко в себе погасить. Попросите также, чтобы между всеми, кто тоже прочитал эту книгу, некоторое время не обсуждалось то, что они отсюда узнали. На чем основано такое предупреждение?

    Когда мы начинаем рассказывать то, что нас заинтересовало, то проговариваем только то, что логически схвачено, что уловлено вербально, рассудочно, рационально. Схваченное яркое впечатление, полученное человеком, еще не стало частью его личного опыта. Человек уловил только отдельные пятна, знакомые слова, сродные логические конструкции, не дающие цельного представления о прочитанном.

    Когда же человек даст время всему узнанному отстояться, когда в какой-то момент своей жизни переживет нечто аналогичное, когда прочитанное станет частью его личного опыта, тогда его рассказ может приобрести большую глубину и достоверность.

    Еще одна особенность, она более свойственна человеческой эмоциональности. В состоянии увлеченного рассказа человек способен открывать или находить ассоциативную связь между отдельными логическими блоками, и в конце рассказа он чувствует: “Теперь я понял, о чем вообще говорилось”. Но он и не подозревает, что его понимание не соответствует сказанному в действительности. От услышанного в его сознании остается несколько точек, а все остальное – собственное эмоциональное наполнение и ассоциативное творчество, которое человек во время рассказа досочинил сам.

    В результате получается:

    – во-первых, неправда ощущений. Кажется, будто я знаю, о чем прочитал. На деле я знаю только то, что мною услышано.

    – во-вторых, желание действовать от того, что человек услышал. При этом он не подозревает, что его действие будет идти вовсе не от прочитанного. Это будет действие, рожденное его фантазией или же ассоциативно продолженное его опытом. Подлинный же смысл прочитанного может оказаться вовсе не воспринятым.

    Чтобы ничего этого не произошло, для усвоения прочитанного требуется некоторое время. Причем усвоения не столько ярких логических фраз, сколько того, что осталось как впечатление в душе и не усвоилось сразу как содержание внутреннего опыта.

    Для более глубокого усвоения требуется время: примерно три-четыре месяца. Предполагается, что за это время прочитанные фрагменты могут быть так или иначе прожиты человеком в его собственной жизни. И через это проживание некоторые основные моменты будут усвоены, образуется собственный опыт аналогичных ситуаций. Большая же часть может осознаваться и прорабатываться человеком на протяжении нескольких лет.

    Но каждый из нас нетерпелив, поэтому все равно будет желание рассказать. Поэтому, если невозможно сдержаться полгода, три-четыре месяца, то можно попытаться в чем-то сдержаться хотя бы месяц. Когда не получится месяц, хотя бы неделю, ну а если не неделю, то хотя бы три дня. Если и это не получится, то хотя бы самое маленькое – один день.

    Такова примерная предпосылка для начала работы.

     

     

    НРАВСТВЕННОЕ И БЕЗНРАВСТВЕННОЕ В СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬЕ

     

    Трудовое действие

    Беседу о нравственном или безнравственном в современной семье мне хочется начать с разговора о навыке к труду.

    Подлинное основание жизни человека – труд. Безосновательна жизнь человека, который развлекается. Низменна жизнь человека, который ворует.

    Запечатление трудового действия начинается с младенчества, а активно усваивается в возрасте 10–14 лет. Мы выделяем три ступеньки трудового действия: начало, само трудовое действие и завершение.

     

    Ложное и истинное трудовое действие

    В возрасте 10–14 лет ребенок усваивает для жизни одно из трех – трудовое действие, праздность или воровство. От того, что он усвоит в этом возрасте, будет зависеть его дальнейшая жизнь. До тридцати лет он будет выполнять или то, или другое, или третье. При этом механизм запечатленного в младенчестве и усвоенного в отрочестве будет подсознательно работать в нем, и изменить, перестроить что-то будет чрезвычайно сложно и часто стоить крови. Лишь после тридцати, когда открывается внутреннее зрение на самого себя, когда появляются переживание чувства жизненной ошибки, внутреннее ощущение необходимости продолжения ученичества у жизни, когда события жизни могут становиться уроком, только после этого человек начинает перестраиваться из тех запечатлений, которые он усвоил, получил в детстве до 14 лет.

    Существуют два вида трудового действия: ложное и истинное. Что же есть ложное и что есть истинное трудовое действие?

    Ложное трудовое действие начинается с задумки, мечтаний, грез. Отсюда планирование самых различных форм и видов деятельности. После того, как первая ступень преодолена, наступает вторая – выполнение и, наконец, третья ступень ложного трудового действия – это успех, переживание успеха. Педагогика, да и психология отчасти, вот уже около пятидесяти лет трудятся для того, чтобы культивировать предощущение успеха. Сегодня стадия трудового успеха активно обеспечена.

    В советской школе это выглядело таким образом. Один из вариантов: ученик ставится перед классом, один стоит – все аплодируют. Более изощренный вариант: ученик ставится перед лицом всей школы, один стоит – целая школа аплодирует. Еще более изощренный вариант: сцена и зрительный зал. Один на сцене – все аплодируют, причем, зрительный зал украшен, звучат фанфары, да не просто аплодируют, а еще вручают грамоту, да не просто грамоту, а еще и ценный подарок, да не просто ценный подарок, а еще и путевку в “Артек” или в “Орленок”...

    Для того, чтобы ситуация успеха действительно состоялась, необходимо правильно обеспечить второе действие, т.е. исполнение задумки. И пятьдесят лет было положено на то, чтобы действие-исполнение интенсивно шло на успех, чтобы постоянно подогревалась ситуация соревнования. Поэтому были разработаны самые различные формы соревнований, состязаний, которые позволяют в конце добиться успеха и переживать тем больший успех, чем более были включены люди в сам азарт соревнования.

    Долгие годы бытия в ложном трудовом действии привели к тому, что сегодня большинство людей старшего поколения несут в себе эту систему ложного трудового действия и в этом ложном устроении сызмальства воспитывают своих детей. Поэтому ребенок включается в ложное трудовое действие вовсе не в школе и не в детском саду, а еще в домашних условиях.

    Трехлетний малыш бежит к маме и говорит:

    – Ма-ма-а, дай помогу!

    Мама отвечает:

    – Помоги.

    Малыш помог, и больше ему ничего не надо. В нем – полнота удовлетворения от того, что он откликнулся на нужду мамы и помог ей.

    Детство – это открытое состояние Совести и Душевных Сил. Ребенок слышит потребности окружающих людей и часто правильно реагирует на них, откликаясь в исполнении нужды. Поэтому он, выполнив нужду, внутренне удовлетворен, ему больше ничего не нужно. Но мама поворачивается вдруг к ребенку и говорит:

    – Молодец!

    И нужно видеть, что происходит с ребенком! На мгновение – замешательство, а потом лицо расплывается в счастливой улыбке. Это уже улыбка тщеславия, которая откликнулась на мамино “Молодец!”. И с этого времени ребенок будет бросаться к маме, проситься исполнить эту нужду: “Мама, помогу!”, но только уже не потому, что Душевные Силы открыты и слышат потребность, а потому, что “Молодец!” работает.

    А мама на этом не остановилась. Она взяла, и вечером, когда все пришли домой, сказала:

    – Вы знаете, что сегодня Катюшка сделала?!

    И надо видеть Катюшку, которая будет переминаться с ноги на ногу, водить плечами, вся внутренне как бы созревая в насаждающемся в этот момент тщеславии, которое происходит от такого активного внимания окружающих взрослых людей. Но мама и на этом не остановится. Она на Катюшкиных именинах, или на ее дне рождения, когда соберется множество гостей, начнет рассказывать, какая Катюшка “Молодец!”. А если еще Катюшка занимается в музыкальной школе, мама позовет Катюшку и скажет:

    – Вы знаете, моя пятилетняя дочка ко всему еще и занимается музыкой! Катюша, сыграй!

    Катюша переминается с ноги на ногу, ужимается, стесняется. Тщеславию, которое начинает подниматься в ребенке, которое начинает созревать, необходимы дивиденды наперед. И когда попросят все, когда уже половина дивидендов будет получена, тогда Катюшка согласится, сядет и поиграет с тем, чтобы после этого получить вторую половину причитающегося ее тщеславию.

    Истинное трудовое действие тоже состоит из трех этапов, трех ступенек.

    Первая ступенька – это отклик на нужду, вторая ступенька – это исполнение нужды другого человека, третья – это переживание благодарности. Может показаться, что это благодарность тех, чья нужда исполнена, благодарность ребенку. Но не об этой благодарности идет речь. Здесь само трудовое действие происходит не вовне, а в самом ребенке, и поэтому переживается благодарность не тех, кто благодарит, а благодарность самого ребенка. Кому же ребенок благодарен, исполнив нужду других людей? Оказывается, если ребенок верующий, он благодарен Богу и тем Небесным Силам, благодаря которым он свершил эту нужду, покрыл ее. Оказывается, ребенок благодарен своим родителям за то, что они его вырастили, за то, что они дали ему жизнь. Он благодарен своим учителям, наставникам, которые развили его способности, развили его мастерство и благодаря этому он исполнил эту нужду качественно. В истинном трудовом действии все происходит совсем по-другому: и другая атмосфера, и другие слова.

     

    Три вида трудового действия

    В Нравственной Психологии различаются три вида трудового действия: труд-забота, труд-работа, труд-успех.

    Труд-забота – самый полный, самый емкий труд, который по смыслам является фундаментальным и к которому призван каждый человек. Но, увы, не каждый из нас опытно знает, что это такое. Труд-забота начинается с отклика на нужду другого человека. Он представляет собой действие, покрывающее эту нужду и в полноте присутствует в истинном трудовом действии.

    Наиболее оптимально обретение такого труда происходит в сельской местности, там, где ребенок явно видит нужду, для кого или для чего он делает конкретное действие. Например, пятилетний малыш присутствовал при посеве семян на огородной грядке. Семена эти начинают прорастать. Оказывается, для того, чтобы они росли, их нужно поливать. Сами семена своей нуждой просят, ищут и ждут, чтобы ребенок трудился над их взращиванием. Проклюнулись ростки. Само растение тоже ждет, заявляет свою нужду. Если его не полить, оно высохнет, если не прополоть, не вырастет, зачахнет.

    В сельской местности не только растения, но и всякая живность заявляет свою нужду. Корова мычит, когда голодна. Ягнята кричат, чтобы их покормили и т.д. И ребенок, реагируя на нужду, выполняет трудовое действие.

    В городе это сложнее. К примеру, ребенок решил сделать заплатку на одежде куклы или сшить ей платье. Само платье не заявляет этой нужды, и сама кукла не кричит о том, что это ей надо. Лишь ребенок может придумать нужду. А если он забыл про куклу?

    Растение, животное напоминают. Вырастив что-то на грядке, ребенок потом вытаскивает это “что-то”, моет и несет на стол, и вдруг обнаруживает нужду второго порядка. Если нужда первого порядка касалась самого растения, то теперь – нужда второго порядка, нужда людей, ближних его. Он видит, как взрослые питаются тем, что он вырастил, он видит как вся семья вкушает плоды его трудов, и благодаря этому ребенок осознает нужду второго порядка.

    В следующем году, приступая к огороду в шестилетнем возрасте, он уже будет исходить из нужды второго порядка, одновременно выполняя нужду первого порядка, т.е. нужду самих растений.

    Но существует еще нужда и третьего порядка. Когда выращенное им попадает на рынок, и с рынка уже приносятся деньги, и становится возможным на эти деньги что-то купить. Ребенок, выполняя все этапы трудового действия, это явственно видит. Нужда третьего порядка включает в себя порядок второй и первый.

    Когда это происходит в раннем детстве, по законам запечатления, все происходящее откладывается у ребенка в подсознании. И поэтому его не надо дальше заставлять быть производительным в труде, не надо требовать от него продуктивности, она будет осуществляться сама по себе. Не будет необходимости требовать от ребенка качества труда, потому что оно само по себе проявится. Ибо если некачественно, то все засохнет, или будет вялый и жухлый продукт, который не будут есть люди или же который на рынке не будет продаваться. И ребенок сызмальства запечатлевает необходимость качества как необходимость исполнения в полноте потребности других людей.

    Попадая на производство в возрасте юношеском и взрослом, естественно, он работает там без требований внешних поощрений и стимулов. Это та полнота трудового действия, которая происходит как бы сама собой. Отклик на нужду будет происходить независимо от того, есть у него способности или нет. Он обязательно исполнит нужду, несмотря на то, что ввиду отсутствия способностей, мастерского исполнения при этом может и не быть.

    Труд-работа совершается не потому, что есть нужда, а потому, что данный труд оплачивается, потому что за этот труд выплачивается вознаграждение. Труд за вознаграждение и есть труд-работа. Кроме того, труд-работа – это труд по способностям, совершение работы по способностям.

    Человек имеет математические способности и готов проработать на своем месте двенадцать часов подряд. Совершенно устал. Однако его усталость соединена с чувством глубокого удовлетворения. Он приходит домой, а тут надо плинтус прибить, водопроводный кран сменить... И внутри все падает: “Никаких сил нету!”. Почему? Потому что это по нужде, не по способностям. По способностям он только что разрабатывал новый вариант программы для компьютера. А починить краны – это техническая способность, а у него такой нет. Более того, нет запечатления к труду вообще, есть запечатление труда-работы. И у человека опустились руки. Душевных Сил, чтобы исполнить эту работу, нет, и он отказывается, ссылаясь на то, что устал, ссылаясь на то, что “потом...”. Но в эту минуту вспоминает, что в какой-то момент в своем математическом проектировании он работу не закончил, подсаживается к столу и еще три часа подряд занимается доработкой этой программы для компьютера. Силы откуда-то взялись. Причем, большие силы, и работается с удовольствием... А потом вдруг вспомнил: кран-то все равно не починен, и опять – упадок сил, опять нежелание, опять “не хочу”.

    Когда у человека запечатлен труд-забота, то починка крана не вызывает такого состояния, возникает естественное желание исполнить и больше ничего. И это происходит само собой. Если же в детстве, особенно в возрасте пяти-семи лет, происходит фундаментальное запечатление труда-работы, т.е. работа по способностям, тогда любая работа по способностям происходит сколь угодно долго и в сколь угодно больших объемах. Но только в этот момент никто не смей заявлять еще какую-то нужду, помимо труда по способностям. Сил на это у человека не будет.

    Пример такого запечатления, проявляющийся в подростковом возрасте. Подросток прибежал домой, снимает торопливо свою одежду и бежит в свою комнату к магнитофону, потому что по его техническим способностям да плюс по музыкально-ритмическим, магнитофон и записи – вот его радость, вот его счастье. В эту минуту вдруг его мама останавливает:

    – Подожди, Вань! Не раздевайся. Сбегай в магазин, хлеба возьми, к обеду нечего есть.

    А он вдруг остановился, как вкопанный, и чувствует, как все силы куда-то ушли, полная прострация. Маме кажется, что он начинает упрямиться, что он капризничает, он не любит родителей, маме много чего кажется... А на самом деле у него действительно нет Душевных Сил на труд-заботу, у него есть только силы на труд-работу по способностям. Вот здесь сил много, он сейчас готов с этим магнитофоном возиться сколь угодно долго, а бежать в магазин, хотя бы даже и на 10 минут – для этого тоже нужны Душевные Силы. А где их взять, если в возрасте пяти-семи лет этот ребенок постоянно находился в состоянии “счастливого детства” (ложный лозунг, который появился в начале тридцатых годов), если все его Душевные Силы запечатлелись в праздном времени. В результате труд-работа обеспечена резервами Душевных Сил, а труд-забота имеет почти нулевое состояние резерва.

    И конечно, каждый раз, когда кто-то встает на его пути, просит о чем-то, у него сил никаких нет. Бабушка посреди улицы попросила: “Помоги перейти через дорогу”, а у него возмущение, агрессия: “Не могу, я тороплюсь, простите меня”, если еще хватит сил сказать: “Простите”. И действительно, в душе никаких сил нет. Зато куда он бежит, на то силы есть, и торопливость тоже от сил, только от сил праздных.

    Возможно, родители такого ребенка очень много занимались развитием его способностей, водили его в секции, студии. Существует некий общепринятый вариант детских студий: четыре урока в студии для детей: живописи, музыки, пластики и иностранного языка. Дети в поте лица занимаются там и действительно, кажется, обретают способность трудиться, но там ведь труд своеобразный. Это не труд-забота, это не фундаментальный труд, это труд-работа, работа по способностям. И потому эти дети, прожив в своем раннем печатлеющем детстве такое состояние, имеют богатый резерв для любых праздных мероприятий, для любых праздных действий, причем, может быть, очень трудоемких. Например, нужно девочке сшить платье. Способности к шитью очень большие, и девочка с удовольствием возьмется и будет шить. Но если при этом необходимо выполнять еще какие-то хозяйские заботы по дому, допустим, постирать, погладить (а ведь это труд-забота, здесь не способности важны, а отклик на нужду), именно на это отклика и нет. И поэтому девочке очень будет сложно перейти от шитья к стирке, к глаженью.

    Если в возрасте пяти-шести лет не произошло запечатления Душевных Сил в труд-заботу, то тогда в шестнадцать лет девочка не будет иметь Душевных Сил для заботы по дому, и всякое требование со стороны родителей позаботиться о чем-то восприниматься не будет.

    И, наконец, третий вид труда – это труд-успех, когда ребенок выполняет что-либо ради того, чтобы получить “Молодец!”. И тогда это необязательно труд по способностям, и вовсе не по нужде, а только лишь там, где это “Молодец!” может быть заработано. У ребенка никаких способностей к изобразительному искусству нет. Тем не менее, он нарисовал какую-то картинку, прибежал к маме и показывает: “Мама, смотри!”. И мама, для того, чтобы поддержать свое любимое чадо, говорит ему: “Молодец! Ах, какой чудный рисунок!”. Ребенок бежит обратно, напоенный энергетикой успеха, рисует следующий рисунок и снова несет маме. И на это маме хватает сил сказать: “Молодец!”... Но когда ребенок принесет пятый рисунок, у мамы уже сил не хватит, и она скажет: “Ну вот здесь немножко не то сделал...”, потому что если она скажет “Молодец!”, то будет и шестой, а у мамы уже нет сил. И тогда она начинает искать, почему на этом рисунке нужно остановиться: “Давай вот здесь поправим. Смотри, вот тут так сделать – будет лучше...”. И тут она видит, как блекнет настроение у ребенка. Оказывается ребенок ожидал, что и пятый раз будет “Молодец!”, а тут вдруг вместо этого – разбор рисунка с необходимостью переделывать, исправлять.

    Дети, ориентированные на ситуацию успеха, особенно часто проявляются при сердобольных бабушках и дедушках, которые делают очень много для того, чтобы независимо от способностей, независимо от действительного результата, обеспечить лишь комфортное душевное состояние внука или внучки. Они не скупятся в комплиментах, не скупятся в оценках “Молодец!”, поэтому дети оказываются в состоянии очень больших притязаний, претензий и внутреннего ощущения, что они могут многое. И когда они выходят в детский сад или же появляются в школе, начинаются первые конфликты. Оказывается, что та оценка, которая ставится в школе по предмету, и та, которую он получал всегда дома через бабушку или дедушку, явно не совпадают и начинается внутренний конфликт, который происходит через отторжение. Отвергается тот, кто дает меньший балл. Сегодня большинство конфликтов, происходящих в 1–3 классах, нередко вызваны именно этим диссонансом того, что было дома, и того, что он вдруг получает в школе.

     

    О формировании правильного отношения к пище

    Выясняя нравственное и безнравственное в современной семье, остановим наше внимание еще на одном – на отношении к пище.

    Эго-влечение к пище имеет два вида: влечение желудочное и влечение вкусовое. Желудочное Эго-влечение стремится к тому, чтобы как можно больше, до отвала, набить желудок и чтобы наступило состояние чувства сытости. Вкусовому Эго-влечению так много не надо. Ему надо дать “понемножку, да от множкого”. И при этом желудочное Эго-влечение (а в человеке присутствует всегда оба), всегда сильнее, чем вкусовое. Эго-влечение к пище формирует культуру потребления пищи. Она выливается в следующее: сначала самое тяжелое, самое большое, поэтому первое и второе, т.е. то, что удовлетворяет влечениям желудочным, а затем то, что вкусное, сладкое, то, что удовлетворяет Эго-влечениям вкусовым. Поэтому десерт – третье.

    Если же мы посмотрим физиологию человеческого пищеварения, то окажется, что она устроена для совершенно иного порядка усвоения. Сначала идет желудок, который переваривает белки, а растительную пищу не переваривает, а дальше идет тонкий кишечник, в котором переваривается вся растительная пища, и по правильности было бы хорошо, если бы растительное прошло раньше и ушло в кишечник, а все белковое попало потом, осталось в желудке, и продолжало бы дальше перевариваться. Так как мы отданы Эго-влечению к пище, мы сначала наполняем желудок всем белковым, а потом сверху сваливаем все растительное, оно лежит полтора-два часа, пока не попадет в тонкий кишечник, за эти полтора-два часа бродит, в бродильном состоянии попадает в тонкий кишечник, ввиду чего начинается развитие различных заболеваний кишечника. Эти заболевания дают побочный эффект: склонность к простудам. Большинство простуд, особенно сегодняшних детей, вызваны тем, что у них неправильное питание. Расстройство кишечника выливается в простуду от малейшего ветерка.

    Питаться правильно означает действовать прямо против Эго-влечения к пище. Сначала вкушается все сладкое, особенно фрукты (при этом сначала питье, потом фрукты сладкие и сладкое) и только после этого пойдет белковая пища. Все наоборот! Но при этом “наоборот”, как говорится, перебивается аппетит. Правильнее было бы сказать, что перебивается не сам аппетит, не физиологическая потребность человека, а перебивается аппетит Эго-влечения, и это действительно так. И тогда человек съедает количество пищи, которое ближе к физиологической потребности, потому что на самом деле то, что он съедает по Эго-влечению, намного больше, чем ему физиологически потребно. Когда же он начинает есть правильно, то начинает есть меньше и физиологически потребного. При этом он чувствует себя значительно легче.

    Дети, находясь в естественном состоянии естественной открытости импульсу жизни, питаются всегда правильно. Они всегда просят сначала фрукты, потом сладкое, а потом уже все остальное, и этого остального едят мало. И этого, оказывается, достаточно! Никакой дистрофии, никакого ослабления детского организма не происходит, ребенок всегда питается ровно столько, ему сколько надо. Правда, при этом теряется столь любимая бабушками, но в целом вредная, рыхлая упитанность.

     

    День рождения и день ангела

     

    Что такое день рождения?

    С Эго-влечением к пище связана еще одна очень тяжелая традиция в большинстве современных семей. Она развивает Эго-влечение к пище, добавляя к нему еще несколько: гордость, тщеславие, сребролюбие, праздность. Это дни рождения, которые мы устраиваем сегодня нашим детям, начиная буквально с пятилетнего возраста. В некоторых семьях этот праздник устраивается совсем маленьким малышам, а о двенадцати-пятнадцатилетних детях даже говорить не приходится. Дни рождения подростков и взрослых отмечаются обязательно.

    Что же такое день рождения? Оказывается, в жизни нам очень не хватает тепла окружающих людей. А день рождения – это день, в который даже заклятый враг, приглашенный на праздник, вынужден разливаться в комплиментах. Поэтому, ощущая недостаточность внимания окружающих людей, человек устраивает себе день рождения. Для этого он, предвкушая день рождения, заранее формирует список тех, кто будет приглашен. Оказывается, что отбирая тех или других людей, люди испытывают первое удовлетворение от того, что некоторых в этот список не внесли. В результате они уже здесь, сами в себе состоялись над ними, возможно этим отомстили им. Затем некоторые из недоброжелателей в этот список вносятся, хотя нежелательно было бы, потому что с ними не очень-то хорошие отношения. Но они вписываются, потому что им, бедным, деваться будет некуда и они придут с комплиментами.

    Знаем ли мы о том, что в это время подсознательно в нас происходит? Часто нет. Дело в том, что такой анализ собственных действий человек, как правило, не производит, мы утратили эту традицию и поэтому часто все это происходит подсознательно. Состав людей, которые приглашаются на день рождения, оказывается очень разношерстным.

    После этого наступает следующая фаза обретения себе удовольствий: беготня по магазинам, трата суммы, специально накопленной на продукты для дня рождения. Это особое удовольствие для Эго-влечения гордости – довольство своим состоянием и возможностью не ударить в грязь лицом, накормить ближних.

    Наконец, продукты приобретены, причем, не просто какие-то, а особо дефицитные, да не просто дефицитные, а те, что можно достать через значимое лицо, через очень важную персону (речь идет о недавно окончившейся эпохе). И потребность общения с этой важной персоной доставляет нам огромное внутреннее удовлетворение; гордость человеческая, влекомая к самодостаточности, очень серьезно и внимательно относится к кругу своих знакомых.

    Почему для человека так значимо иметь автографы именитых людей? Появляется внутренняя причастность к их именитости, к их некоторой значимости в обществе. Значимо иметь знакомство, просто знакомство, неважно какое, но с кем-нибудь из тех, кто в обществе значим: с министром, с директором, с председателем, с лауреатом, еще с кем-то... Помимо этого значимо не просто по гордости, по самодостаточности, но еще и по тщеславию. Особенно значимо – с теми, которые особенно известны, знамениты; не просто значимы, – знамениты. Собираются полные залы – и вдруг у меня автограф этого человека, и вдруг в процессе подготовки ко дню рождения оказывается, что я имею к нему отношение.

    Наконец, день рождения подготовлен.

    Следующий момент – это приготовление блюд. Чем более разнообразный стол будет у меня, тем больше удовольствия я получу за этот день. И отсюда пища сегодняшнего дня должна быть дорогая – раз (это признак достатка в доме); во-вторых, труднодоступная, дефицитная – два (это признак моих возможностей, некоторой особой социальной ниши, которую я занимаю); в-третьих, пища должна быть прекрасно приготовленной, в-четвертых, она должна быть красиво аранжированной.

    И вот, наконец, все готово. Именинник ждет гостей. Первый звонок – и началось. Море разливанное в душе, счастье и удовольствие от поздравлений, от рукоплесканий, от тостов, от этих восклицательных знаков: “Как здорово приготовлено!”, “Где достал?”, “Наверное, ты имеешь какие-то связи?”, “Ах, это через кого?”, “А это сколько стоит?” и т.д.

    День рождения выявляет такой огромный антураж удовольствий и отвечает на такое большое число человеческих Эго-влечений, что на сегодня представляет собой шедевр удовлетворения всех восьми человеческих Эго-влечений.

    Эго-влечение к самодостаточности, гордости – в полноте, Эго-влечение к тщеславию – тут столько комплиментов будет разлито, что потом на целый год хватает, до следующего дня рождения. Эго-влечение к пище – так наедаются и столько всего, что потом неделю можно не есть вовсе. Эго-влечение к гордости – такое удовлетворение получает человек, бегая по магазинам и тратя по нескольку тысяч рублей на то, чтобы накрыть такой стол (особенно, если это свадебный стол, накрывается более чем на тридцать тысяч – это огромное удовольствие потратить такие деньги!). Эго-влечение к печали – неизбежно будет исполнено на дне рождения, потому что найдется какая-нибудь минутка, когда в некотором отдохновении затоскует человек, посидит в одиночку в уголочке или же выйдет на веранду – и потоскует. Особенно если немного пьяненький – тоска получается особенно глубокая, удовлетворенность – особенно сладостная. Эго-влечение гнева тоже обязательно произойдет, ибо если приглашен кто-то из противного лагеря или же обидчик какой-нибудь, или же сам случайно вдруг явился сюда, то обязательно с ним произойдет какая-то перебранка, перепалка, а то и драка. И она произойдет с каким-то особым вкусом, особым удовольствием. Эго-влечение сексуальное, естественно, должно состояться, потому что на дне рождения многие его потребности удовлетворяются в полноте, как открытые, так и закрытые, как явные, так и тайные. И наконец, Эго-влечение к праздности в самой широте происходит на дне рождения. Натанцевались, напелись, наигрались до упаду! Все восемь Эго-влечений концентрируются в дне рождения. Самое печальное, что взрослые, устраивая себе подобный “праздник души”, очень озабочены тем, чтобы такое же переживалось и маленькими детьми. И ребенок уже сегодня начинает попадать в аналогичную ситуацию.

     

    День Ангела на Руси

    Но существует другой обычай, во многом противоположный дню рождения. Эта традиция имела место на Руси да и сейчас сохраняется среди верующих людей. И хотя для многих современных людей рассказанное покажется практически неприемлемым в нынешних условиях, все же, имеет смысл вглядеться в традицию и увидеть, что же там происходило. Имеется в виду День Ангела.

    В старину было принято в день именин в наиболее благочестивой семье, в той, в которой нравственность сохранялась и особенно чтилась, не приглашать гостей. На именины приходили сами те, кто чувствовал, что они по-другому не могут, что их забота, их отклик в день именин должен произойти естественно, поэтому они приходили сами.

    Сам день именин начинался не с приготовления ожидания гостей, а с прихода в церковь. Зачем именинник шел в церковь? Оказывается, для того, чтобы в этот день быть со своим святым, выразить почитание своего святого. Не себя чтить, не себя выставлять на место, которое чтимо, а чтить своего святого. И в знак этого почитания он идет в церковь, молится всю службу. При этом он такой не один.

    Например, сегодня день памяти преподобной Марины. Сегодня все Марины справляют свой день именин. Они все вдруг встречаются в храме и вместе чтут святую Марину. И нет здесь выделенности ни одной из них.

    Затем именинница возвращается из церкви домой. К ней приходят родные, знакомые, чтобы вместе прославить святую Марину, а саму именинницу поздравить с этим праздником. Праздник начинается с величания святой, все гости вместе с именинницей поворачиваются к иконе святой Марины и прославляют ее. Именинницу же поздравляют, высказывают различные пожелания, но не комплименты. Именинница открыто, радушно и просто служит гостям, благодарит их. Кого-то она позвала, чтобы прославить свою святую, а кто-то сам пришел с заботой, с откликом. И нет пожинания лавр, почитания, успеха, ничего этого нет в простой обстановке единодушия. А сердце именинницы переполняет благодарность тем, кто пришел, а еще благодарность своим родителям за то, что они ей дали многое. Эту благодарность она здесь выразит перед всеми, еще и еще раз скажет им. Да, сегодня – ее именины, но в честь святой Марины, и все будут славить ее святую. А трапеза – это одно из проявлений ее любви к пришедшим гостям. Конечно же, есть подарки, конечно же, есть открытки, но это все от заботы, не от чествования.

     

    Ложные ценностные установки современной семьи

     

    О развитии способностей у ребенка

    В нашей нынешней педагогической среде выражено стремление активно развивать способности ребенка. В этом радении сегодня находится великое множество взрослых людей. Многие родители готовы для развития способностей своих детей платить большие деньги репетиторам. В развитии способностей нет ничего предосудительного, если иметь в виду, что опережающим должно быть нравственное и духовное развитие. Эта закономерность называется в Нравственной Педагогике Законом опережения.

    Если ребенок опережающе развивается в своих способностях, а не в нравственном, духовном становлении, он неизбежно по мотивам и смыслам своей жизни вырастает эгоистом. Основными мотивами, бессознательно властвующими в ребенке, становятся мотивы эгоистические, устремленность действовать и развивать способности ради самого себя, ради собственного становления в мире, ради достижения благ, утверждения себя, завоевания положения в обществе, которое оно дарует.

    Дети легко улавливают, что взрослый мир ориентирован именно так. Глубоко одаренные, высокоразвитые по своим способностям дети, вырастают безнравственными, эгоистическими и совершенно не слышащими нужду окружающих людей, в том числе и своих родителей. Сегодня немало взрослых людей обеспокоены состоянием нынешнего поколения, которое увлеченно живет собственными прихотями и интересами, и при этом как-то не очень обращает внимание на то, что в этот момент происходит с их детьми. Таковы неизбежные результаты нарушения Закона опережения. Там, где опережает не нравственное, там, где развитие способностей становится ведущим и ставится во главу угла, – неизбежно страдает нравственное.

    Одна из сложнейших проблем сегодняшнего времени – это проблема трудного подростка. При этом под трудным мы воспринимаем не тех, кто сегодня получает двойки по поведению и изгоняются из школы в колонию. Нет, сегодня труден почти каждый подросток, даже тот, который учится на четыре и пять. Опережающее развитие способностей привело к эгоистической мотивации жизни целого поколения. С нравственных позиций многие из них вызывают большую тревогу и беспокойство. В большинстве случаев эти подростки глухи к нуждам окружающих людей. Они не откликаются на просьбы. Они не слышат простого человеческого голоса, обращенного к ним. Часто в погоне за своими увлечениями, интересами, они готовы пройти по головам других, оттесняя своих сверстников. Конкурсное, соперничающее поведение в мире людей, постоянная гонка, постоянное желание оказаться первым, возвыситься над другими, становится основанием их действий и поступков. Конечно, взрослые радуются успехам по способностям таких детей, радуются тем знаниям, которые они обретают и тем новым явлениям и открытиям, которые они исполняют в действиях и в жизни. Но лишь немногим чутким педагогам известно, сколь велика трагедия таких “вундеркиндов” сегодняшнего дня в человеческом смысле, в человеческом плане.

    В Новосибирском Академгородке двадцать с лишним лет назад были собраны со всей Сибири наиболее яркие, выдающиеся школьники восьмых-девятых классов в особую физико-математическую школу для особо одаренных... Сегодня это уже взрослые люди, которые с большим трудом находят мир друг с другом, с большими сложностями уживаются в своей семье, а в большинстве случаев давно потеряли свои семьи, потому что не смогли ужиться с мужьями и женами. Это люди, которые глубоко развращены осознанием своей собственной значимости и неординарности, имеющие великие притязания на уважительное отношение со стороны окружающих, постоянное преимущество собственного мнения, собственной позиции, собственного взгляда на жизнь. Это люди, совершенно не желающие считаться с мнением окружающих и с их потребностями, люди, с которыми тяжело. Неудивительно, что воспитание или становление такого человека в первые годы вызывает радость со стороны воспитателей, а по жизни в последующие годы вызывает одно горе и страдание.

    Похоже, что сегодняшняя педагогика, устремленная в сферу развития способностей, в основном и занята взращиванием такого трагического результата, который дает свои горькие плоды в жизни человека спустя много лет. Увы, вряд ли сегодня родитель, выплачивающий большие деньги за репетиторство своего ребенка, думает об этих проблемах. Но педагогика не может над этим не задуматься.

    Если опережающе развиваются в ребенке способности, то именно они будут акцентом собственно внимания человека до сорока пяти лет включительно. И изменить заложенное опережение бывает чрезвычайно сложно и трудно. И сколько бы человек ни сознавал, что он нравственно теряет из-за такого акцента на своих способностях, тем не менее он будет невольно отдавать предпочтение действиям по способностям, нежели действиям по нужде ближних. И очень многих внутренних усилий будет стоить попытка изменить самого себя, чтобы, начиная с тридцатилетнего возраста, когда открывается новый взгляд на самого себя и в человеке пробуждается потребность ученичества, перестроить исполнение доминанты по способностям в доминанту по нужде.

    В нравственной семье способностям внимание не уделяется вообще, они не выставляются на передний план, значимость их мала, значимо и опережающе развивают в ребенке отклик на нужду другого человека. И потому традиция такой семьи совсем иная, нежели в вышеописанной. В той семье ребенка будут развивать, будут много заниматься с ним живописью, рисовать с ним, будут много петь, много заниматься с ним математикой, развивающими интеллектуальными играми, будут отдавать его в различные студии, секции. По мере того, как он будет подрастать, его будут отдавать в руки знаменитых, ярких специалистов в той или иной области или сфере и развивать, развивать и еще раз развивать способности.

    Но Закон опережения очень жесток: Если опережающе развиваются способности ребенка, то ребенок неизбежно формируется в Триаде Эго. Способности укладываются в Эго-структуру, где Способность, Эмоциональность и Эго-влечения составляют плотное ядро человеческого “Я”. И ребенок, уже став подростком, юношей, а затем и взрослым человеком, будет отдавать очень много внимания своим способностям, потому что только благодаря им он может завоевать место под солнцем, обеспечить свое будущее. В результате такой направленности в нем может произойти становление его личности в Эго, в тщеславии, гордости и других шести Эго-влечениях.

    Например, кулинарные способности обретают свое становление в любви к пище. Будет ли идти отклик на нужду другого человека? Необязательно.

    И чем более опережающим будет развитие способностей, тем меньше будет отклика к реальной нужде ближних, хотя при этом дети будут запечатлевать заботное состояние родителей, развивающих в них эти способности. Такие родители очень много занимаются со своими детьми, и поэтому расположенность, любовь родителей к детям ими запечатлевается, впитывается. Такие дети, сами становясь родителями, тоже очень расположены к своим детям. И вроде бы ситуация благополучная, но здесь вступает в действие еще один закон: Закон оскудения Душевных Сил. Если опережающе развиваются способности, то вместе с ними развиваются и Эго-влечения. Вследствие этого из поколения в поколение оскудевают Душевные Силы и Совесть. И тогда Триада Совести, в которой Способности погружены в Душевные Силы и в Совесть, формируется, слабея из поколения в поколение, или же не формируется вовсе. В четвертом поколении эта скудость Душевных Сил обнаруживается достаточно явственно. Самоутверждение, жестокость, самоугодие, дерзость, зло, независимость, корысть разных видов, жадность, равнодушие к ближним – все это появляется в совершенно неприкрытом виде. Эго-влечения в четвертом поколении изнутри ничем не сдерживаются или сдерживаются слабо и потому действуют огульно и неуправляемо. Сдержать подростка этого поколения бывает очень трудно. И когда, наконец, появляется седьмое поколение, поколение возмездия, тогда Душевные Силы совершенно попираются, а Эго-влечения оказываются энергетически очень обеспеченными. Идет беспредельный размах Эго-состояния в человеке. Ничто не может откликнуться на доброе человеческое слово, доброму нечем откликаться.

     

    Действия по способностям и действия по нужде

    Сегодняшнее поколение молодежи – это четвертое поколение после отступления от Церкви, содеянного в двадцатых годах нашего столетия. Может быть, в понимании этого можно найти объяснение того, что происходит сейчас с нами. Опережали способности, и именно способностям было уделено огромное внимание, именно их мы развивали и развиваем, именно на них тратили и тратим свои основные средства.

    Современная мама готова выбрасывать по пятьдесят рублей в час за любые занятия, которые развивают способности ее ребенка. Но отклик на нужду ближних параллельно с таким опережением развиваться не может.

    В нравственных семьях все происходит по-другому, потому что нужд в семье всегда очень много. Взрослые работают со своими детьми по этим нуждам. Откликаясь на нужду ребенка, родитель не бросается к нему и не начинает с ним заниматься, а вместе с ребенком откликается на нужду второго порядка. Дело в том, что нужда ребенка или ребенок как нужда – это порядок первый, нужда первого порядка, а существует порядок второй или нужда второго порядка – это нужды других людей.

    В первой семье родители очень обеспокоены своим ребенком и поэтому, якобы исполняя его нужды, начинают развивать его способности и на этом замыкаются. Нужды первого порядка остаются единственными, больше нет нужд. В семье нравственной главными становятся нужды второго порядка, и тогда родитель обращается к ребенку как к нужде первого порядка, вместе с ним обращается к нужде второго порядка, к нуждам семьи, и начинает их исполнять. И тогда, если жизнь протекает в селе, то родители вместе с ребенком доят корову, вместе с ним кормят животных, вместе работают на огороде и т.д. При этом не родитель занят ребенком, как воспитатель сегодня занят в детском саду детьми (и ничего по-настоящему значимого при этом не совершается, т.е. нет нужды второго порядка), а ребенок занят потребностями других людей. Ситуации нравственного разложения, ситуации опережения способностей при этом нет. Наоборот, родители вместе с ребенком заняты нуждами других людей. Тогда нужды ребенка уходят на второй план, из его способностей значимы только те, которые сегодня покрывают нужду второго порядка. В такой семье почти не возникает ситуации, где бы родители играли с детьми, потому что игра с ребенком – исполнение нужды первого порядка.

    Но чаще всего в семье, где родители заняты своими делами, заботами (которых в доме много) ребенку дают возможность состояться в его отклике. И если вдруг ребенок сказал: “Мама, дай помогу!”, мама дает ему участок, в котором он помогает. При этом не говорит ему “Молодец!”, а просто принимает этот участок и оценивает как сделал. При этом, если нужно, говорится, что исполнено плохо: “Я не могу такое принять, вот если ты исполнишь лучше, тогда приму”. Ребенок – в каприз и плач. Мама утешит, но не для того, чтобы потом отправить играть, а для того, чтобы придать ему сил для лучшего исполнения того дела, за которое он взялся. И когда она даст ему эти силы, то снова поручит ему этот участок и когда опять будет его принимать, то будет благодарна ему за то, что он так сделал. А пока у ребенка не хватает этих сил, она будет помогать ему обретать эти силы для исполнения нужды второго порядка, а вовсе не для того, чтобы отвлечь его и отправить куда-то играть.

    Если же дети отдыхают, то взрослые не играют с ними. Дети играют сами с собой, потому что время развлечений у таких детей очень небольшое и ограниченное. В правильно развивающейся семье к труду-заботе начинают привлекать детей с пяти-семи лет. В этом возрасте идет период запечатления труда, и он должен составлять две трети свободного времени ребенка. И только одна треть – это счастливое беззаботное детство, когда ребенок отдан играм. Тогда в детях не происходит акцентуации на своих способностях. Вырастают дети, которые не рвутся к биографическим книжкам, рассказывающих об известных или знаменитых личностях. Дети не бросаются к книгам серии “Жизнь Замечательных Людей”, потому что им это для практической жизни не надо. Они здесь и сейчас обращены к нуждам, и видят, что этого достаточно. Они открыты на эти нужды и живут в их исполнении.

    Ребенок же, занятый своими способностями, естественно будет обращаться к ЖЗЛ как к первозначимым книгам. В любом журнале, он, в первую очередь, будет открывать страницы, где описываются знаменитые личности в стадии их становления, потому что в этих книгах ребенок, юноша, а потом и взрослый человек будет выискивать способ “как самому стать”.

    Желание стать – это и есть желание самодостаточности. И когда я наконец стал, то самодостаточность осуществилась. На это желание стать и работают сегодня все журналы, вся бульварная пресса. Ни один номер ни одного издания не обходится без повествования о знаменитостях, добившихся в этой жизни головокружительных успехов благодаря своим способностям.

    Удивительно, что дети, которые не ориентированы на способности как центральную доминанту, не мечтают, они реально сегодня и здесь живут, покрывая нужды конкретных людей, конкретного окружения. И поэтому грезы, мечтательность, романтичность не свойственны им. При этом по глубине развиваются те способности, которые необходимы для исполнения данной нужды. Тогда способности служат мастерскому исполнению нужд других людей, в то время как в Триаде Эго способности служат мастерскому исполнению нужд собственных, собственных Эго-влечений.

     

     

    Воспитание целомудрия

    Есть еще одна трудная для современного родителя область, – область целомудренного воспитания. Вместо целомудренного сегодня насаждается половое воспитание, т.е. обретение некоторой культуры половых отношений людей друг с другом. Но на этом ли должно быть сконцентрировано внимание педагогики при воспитании детей?

    Обилие литературы, которое сейчас выплеснулось на прилавки, множество эротических фильмов, которые пробуждают сексуальную сферу ребенка, подростка, юноши, приводит к тому, что современный человек оказывается практически безоружным перед разбушевавшейся сексуальной стихией. Попытки этот разврат как-то окультурить, приводят в тупик. Сегодня совершенно забыто, что существует другая сторона, другая сфера жизни души человека – целомудрие.

    Что же такое “целомудрие”? Об этом слове мы совсем как-то забыли. Оно не известно уже нескольким поколениям. И на страницах газет и журналов оно, вероятнее всего, никогда больше не появится.

    Целомудрие как понятие и как явление не обозначено для современного юноши, девушки, подростка. Без раскрытия области целомудренного чувства мы не сможем подступить к правде воспитания.

    Удивительно: слово “целомудрие” сегодня выпало из лексикона вообще и практически неизвестно ни одному из нас. Мы больше знаем, что такое половое воспитание, что такое пол, а что такое целомудрие – непонятно, это тайна. Когда-то, на заре перестройки, в Москве был прочитан цикл “Половое воспитание и целомудрие”. Когда один из тех, кто записывал цикл на диктофон, сам для себя прокручивал пленку, в комнату вошла журналистка из Америки, которая пятнадцать лет жила в Советском Союзе и готовила материалы для американского радио. Прослушав лекцию о целомудрии, она сказала: “Вы знаете, это удивительная лекция, я в первый раз такое слышу! Но только одно слово я никак не могу понять, объясните мне: что такое целомудрие?”. Человек пятнадцать лет просматривал всю периодику, какая выходила в Союзе, пятнадцать лет слушал все передачи, какие только есть, и не слышал этого слова!

    Многолетний гласный и негласный запрет глубокого обсуждения темы взаимоотношений мужчины и женщины практически вычеркнул из жизни человека, а в особенности из жизни педагогики, представления о глубоком отношении к этой проблеме. Теперь, пытаясь восстановить упущенное, обратились к той части, которая происходит между людьми физиологически, к интимным отношениям, при этом пытаясь окультурить их. Но нравственные глубины души человека несут в себе иное чувство, которое называется “целомудрием”. Оно изнутри хранит человека от неправды отношений с другими, хранит красоту отношений мужчины и женщины. Целомудрие – это значит исполнение целостности в нравственной красоте, когда она является в человеке без изъянов. Оно исполняет человека как целостного, нравственно прекрасного, совершенного.

    Целомудрие – это чувство, которое дается человеку с рождения, и в дальнейшем должно быть сохранено, взлелеяно, и бережно взращено сначала родителями, затем педагогами и воспитателями; и, в конечном итоге, всей средой, в которой развивается и формируется сегодняшний человек.

    Но увы, к сожалению, ничего этого мы сегодня не имеем. Более того, мы даже не знаем, каким образом это может происходить. Мы не знаем, что это за явление такое. Мы не имеем его в себе и детям не можем его дать. В этом большая трудность сегодняшнего времени. И поэтому к педагогу, который прикасается к сфере становления детей, предъявляются особые требования.

    Естественное целомудренное чувство, тем не менее, знакомо многим людям старшего поколения. Среди педагогов и учителей немало таких, которые хранят его в себе, сами того до конца не осознавая.

    Однако в отдельных случаях мы видим этакое надстояние даже над этим неосознаваемым чувством целомудрия, когда педагог, питаемый им, выходит вовне с запретительной педагогикой, выходит не от целомудренного, которое свободно проявлялось в нем как красота и совершенство нравственного, а от запретительного по отношению к нецеломудренному проявлению в детях. В результате запретительной педагогики и в условиях неожиданного всплеска в нашей стране свободе нравов, дети получают особый внутренний импульс и даже ажиотажное стремление исполнить всю ту неправду, которая творится сегодня в сексуальной сфере. Правда, этот бум быстро удовлетворяется. Подросток напитывается зрелищами, и в скором времени даже с некоторой скукой смотрит все эти видеофильмы, видеоклипы и прочие развращающие зрелища. Но, тем не менее, внутреннее внимание именно к эротической сфере, внутреннее проживание этого в себе, пусть даже и вошедшее в некоторую норму естественных устремлений, остается, при этом никак не освещаясь целомудренным чувством. Поэтому нет возможности здесь идти к красоте, чистоте, нет движения к совершенству.

    Для сегодняшних родителей одной из больших загадок является разговор с детьми о вопросах пола. Как с ними говорить об этом? Сегодня почти для каждой семьи предмет сексуального влечения – это сжатая пружина, которая раньше сдерживалась всеми правилами приличия и до сих пор еще продолжает сдерживаться по инерции. Вплоть до недавнего времени считалось некрасивым говорить на эти темы. Более того, для многих родителей вообще непонятно, о чем и как говорить с детьми, если касаться этих тем. И – состояние полной растерянности родителей перед ребенком, особенно если ставится вопрос о том, что происходит, когда мама и папа остаются наедине. Этот вопрос сегодня наивно задают дети возраста пяти-шести лет. Семилетние дети такой вопрос уже не задают, но они уже знают: происходит что-то такое, о чем не спрашивают. Одиннадцатилетние сегодня уже не читают книжек, популярных брошюрок, предназначенных родителям, о том, как строить половое воспитание детей, как это было десять-пятнадцать лет назад, потому что большинство из них уже насмотрелись видеофильмов на эти темы. Восьмиклассницы уже не нуждаются в особом просветительстве, которое было запланировано в программе по биологии, по анатомии, где рассказывалось о гигиене девочек и мальчиков, и где было положено два часа отдельных бесед с мальчиками и с девочками. Потребности в этом давным-давно нет, потому что они уже не только все об этом знают, но часть из них уже давно и живут. Исследования показали, что в каждом восьмом классе треть девочек имеет практику половой жизни, а две трети находятся в постоянной атмосфере разговоров об “этом”, и даже самые скромные девочки достаточно серьезно погружены в разговоры о том, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они остаются наедине.

    Возникает серьезнейший вопрос: “Что же противопоставить этому? Надо ли что-то противопоставлять?”. И нередко в сегодняшней печати обнаруживаем следующий вывод: “Не надо ничего противопоставлять, нужно, наоборот, войти в это же самое русло и просветить. И чем больше просветим, тем лучше, и чем раньше просветим, тем надежней”. В чем же просвещать? Оказывается, в вопросах пола.

    При этом совершенно забывается, что существует, помимо полового воспитания, воспитание целомудрия.

    Воспитание целомудрия – это, действительно, тайна за семью печатями для сегодняшнего человека. Но она как раз и восходит к тому уровню Совести, которая есть глубина человеческого “Я” и без которого семья состояться не может, вообще никогда не могла состояться и никогда не состоится во всей полноте и глубине золотых отношений. Семья может прийти к золотой свадьбе, т.е. дожить до пятидесяти лет супружества, но это не значит, что они придут к золотым отношениям. Сегодня мы уже не сможем в полноте понять, что же предназначено человеку как золотые отношения в супружестве, именно оттого, что мы не знаем тайны целомудрия. Коль нет в душе человека той силы, которая могла бы ослабить влечение Эго, сексуальность в человеке получает достаточную разнузданность и достаточную свободу, чтобы ничего не сдерживало, чтобы жить и действовать так, как ей хочется. Поэтому сегодняшняя семья, даже очень благополучная, находится в состоянии очень свободного изъявления эротических влечений.

    Современная сексуальная культура человека – это культура бескультурья, это необузданность эротических влечений, это безудержность, неупорядоченность интимных встреч даже в тех семьях, где существует абсолютное доверие друг другу и полнота верности друг другу. Супруги верны друг другу, но в интимной жизни необузданны. И потому дети сегодня окружены атмосферой необузданной эротики, происходящей между родителями. Имея открытое душевное зрение, младенцы, до пяти лет в особенности, запечатлевают душевным зрением, схватывают эту атмосферу и впитывают в себя. На подсознательном уровне происходит энергетическое наполнение эротического влечения.

    В норме эротическое влечение начинает себя проявлять в возрасте двенадцати лет. Сегодня это проявляется уже в семилетнем ребенке. Дети семи лет уже достаточно эротичны, и это проявляется в их внешних поступках: в той стеснительности, в том внимании, которое они уделяют друг другу, особенно если в семье не один ребенок, а двое или трое. Брат подсматривает за сестрой, а сестра – за братом. В детских садиках сплошь и рядом дети участвуют в общих “смотринах” – это считается среди них нормой. Хотя воспитательница и пытается их от этого отвлечь, это ей не удается.

    В нравственной природе детской души сила целомудрия может удерживать сексуальность. Поэтому в норме ничего подобного происходить не должно. Лишь только к двенадцати годам начинаются в детях первые пробуждения пола, если все развивается правильно. Но правильное развитие – это прежде всего правильная атмосфера в доме, атмосфера целомудренных отношений между родителями. Когда же происходит интенсивная эротизация отношений, тогда Эго-состояние присутствует в доме как энергия, которая схватывается подсознательным “Я” ребенка.

    В эмоциональности человеческого “Я” существует слой, который Нравственная Психология условно называет “мистическим”. И вот этот мистический слой схватывает все то, что происходит незримо и невидимо среди людей. Там, где происходит эротическая активность, – там неизбежно выбрасывается на окружающих огромная масса сексуальной энергии, которая на мистическом слое улавливается детьми. И поэтому можно с уверенностью утверждать, что раннее пробуждение детей в эротике происходит за счет активизации или же впитывания сексуальности окружающего мира.

    Если семья, в которой хоть как-то хранится внутреннее целомудрие, проживает в современном доме, где квартиру от квартиры отделяет всего лишь одна стена (что для сексуальной энергии не имеет большого значения), то становится почти невозможным сохранение целомудрия, ибо все окружение является фантасмагорией эротики. Стоквартирный дом представляет собой воронку и буйство этой энергии, которая, естественно, возбуждает человека, даже взрослого.

    Недаром замечено, когда люди уезжают в деревню, эротические переживания резко уменьшаются. Проведенный в деревне, в отдельном доме, месяц жизни приводит к тому, что даже взрослый человек гаснет в своей эротике. Попадая же обратно в многоквартирный дом, он чувствует, как ее уровень снова восстанавливается.

    Во многих сегодняшних семьях эротические влечения и движения из-за трудных отношений состоятся не могут. Сдерживаемая энергия переходит в другие Эго-влечения. Таков закон страстей – все восемь Эго-влечений взаимно питают друг друга. Чаще всего Эго-влечение гнева проявляется как сродное сексуальному. И тогда раздражительность, внутренняя злобность, неприязнь, агрессивность, неприятие окружающих людей становятся естественным замещением сексуальности.

    Отсюда становится ясным, почему человек, оставаясь один, с каждым днем все более и более переживает состояние недовольства или агрессии к другим окружающим людям.

    В состоянии целомудренном ничего подобного происходить просто не может. Благодатные Силы Души, которые исходят из Совестливой глубины человека, из чувства целомудрия гасят сексуальную энергию. При достаточной исполненности человека Душевными Силами, сексуальная энергия о себе почти не заявляет. Более того, возможно такое состояние полноты Душевных Сил, когда сексуальные состояния человеком не переживаются вообще, проявляясь только в те моменты, когда детородное движение в женщине и в мужчине устремлено к зачатию ребенка. В других же случаях этого почти нет. Поэтому частота интимных встреч естественным образом сокращается. Не потому, что сами супруги ее ограничили, а естественно.

    Так происходит развитие правильного супружества там, где супружество развивается на фундаменте целомудрия, там, где действительно не влюбленность движет людьми, а обретаемая годами супружества любовь.

    В этом случае и дети получают полноту целомудренных сил, которые позволяют им в юношестве не переживать эротики. И тогда оказывается, что такие подростки и такие юноши и девушки интереса к эротической теме не имеют. Когда вглядываешься в них, видишь, что они по внешности в поведении очень просты, но есть в этой простоте какая-то глубина, какая-то тайна. Рядом с такой девушкой парень не может сказать матерщину. Просто не может, не получается, не складывается; не может облокотиться на нее, не может обнять ее, не может посадить ее на колени – это просто невозможно. Рядом с нею парень невольно внутренне подтягивается, делается более благородным. Равно как любая девчушка, попавшая в компанию такого целомудренного парня, тоже не может схохмить, не может сказать пошлость – не получается. Она не может вести себя эротично – не выходит. Она как-то внутренне подтягивается, делается более благородной. Эта удивительная глубина и при этом ясность, открытость, общительность и простота и есть состояние целомудрия.

    Когда человек исполнен Благодатными Силами, силами целомудрия, тогда он выбирает свою невесту или своего жениха совсем по-другому, не так, как происходит этот выбор в большинстве случаев сегодня. Если человека отдать в волю собственных хотений, то он, как правило, будет выбирать по влечениям сексуальным, по состоянию влюбленности, а вовсе не по любви. Состояние влюбленности будет приниматься за любовь. И человек, влюбившись, будет полагать, что он полюбил. А коль влюбился, то “жить не может без возлюбленной”, хочется продолжить на всю жизнь счастье встречи, которое происходит на свидании. И кажется, что если мы на свиданиях счастливы только по два-три часа, то теперь, соединившись на свадьбе в супружескую пару, мы сможем быть счастливы всю свою жизнь. Одного только не знает такой юноша или такая девушка: их собственная влюбленность рождена вовсе не любовью, она рождена влечением, и фундаментом этого влечения является влечение сексуальное. И отсюда стремление к эротичности отношений, желание ласки, прикосновения, дыхания, близкого присутствия, ощущения тепла.

    Целомудренная встреча ничего подобного не имеет и не переживает, и ни к чему подобному не влечется. Наоборот, она хранит другого от всего этого. Целомудрие хранит другого, а нецеломудрие влечет другого к себе, чтобы окунуться во всю полноту сладострастия, вплоть до интимной близости.

    Удивительной была традиция, которая и сегодня сохраняется в некоторых семьях: право выбора себе жениха или невесты дети отдают родителям. И сызмальства, с самого раннего возраста детям известно, что им самим невесту или жениха не выбирать, все это сделают родители. И тогда они уже не могут отдаться влечению сексуальному, влечению влюбленности, ибо по влюбленности выбора не сделаешь, все равно выбирают родители. С самого детства дети знают, что они могут встретиться с человеком, к которому нет никаких внутренних движений, и что с этим человеком надо будет строить, причем, надо будет созидать любовь. Значит любовь не изначально соединит их, любовь это то, что созидается, то, над чем надо работать, над чем надо трудиться. И это совсем другая атмосфера воспитания к супружеству, воспитания будущего отца или будущей матери, воспитания детей.

     

     

    Пробуждение материнства в матери

    Фундаментом истинного материнства или отцовства является формирование у ребенка знания о том, что я есть не будущий летчик, и не ткачиха, и не артистка, и не космонавт, я – будущий отец или будущая мать, знания о том, что для того, чтобы стать матерью или отцом, необходимо состояться прежде всего в заботе (как отец) и в благодарности (как мать). Именно это формируется и воспитывается в девочках и в мальчиках. В девочках – благодарность по отношению к братьям и отцам, в мальчиках – забота по отношению к сестрам и матерям. И все это тоже держится на фундаменте целомудрия.

    Силы целомудрия будут питать эту заботливость и благодарность. Тогда не будет в женщине эротичности поведения. Женщина внутренне, материнской мудростью прозревает: в момент, когда она носит ребенка, в интимные близкие отношения ей входить нельзя. Не потому, что она где-то вычитала такое правило или узнала, что существует такой обычай, а потому что внутренней материнской мудростью, которая попечительно озабочена своим ребенком, она прозревает, что пока она носит его, эротику переживать невозможно. Точно так же нельзя переживать женщине телесную близость или проявления эротики, пока она кормит своего младенца. Не только потому, что с молоком матери передается гормональная часть эротической жизни (об этом большинство матерей, как правило, и не знает): мудростью материнской она прозревает то, что ребенок запечатлевает все состояние души матери, которое она в это время имеет в себе. И потому для нее очень значимо, чтобы было сохранено целомудрие в доме.

    Удивительно, что при пробужденной матери часто бывает пробужденным и отец. Пробужденное состояние отцовства в мужчине зрит, что нельзя в это время позволять себе интимность. Более того, зрение мудрости, которое открывается в мужчине или женщине, гасит силу влечения, и супруги естественно не имеют потребности в частоте общения. И поэтому, пока мать кормит или пока мать носит, интимные отношения отсутствуют.

    Есть еще одна мудрость материнского сердца, которую прозревает каждая проснувшаяся мать. В ней пробуждается потребность покрывать свои волосы платком. Эротически пробужденным женщинам и девушкам известна привлекающая сила своих волос. Мать, пробужденная в материнстве, родив ребенка, волосы свои убирает так, чтобы ни один волосок не коснулся лица ребенка, и чтобы малыш до семи лет не касался женских волос, особенно в тот период ее жизни, когда мать имеет интимные отношения.

    Современная мать, не зная этого (поскольку пробуждения материнского сегодня почти не происходит), получает особое наслаждение, купая малыша в своих волосах. Особенно любят это занятие мальчики, потому что материнские волосы именно в них вызывают какую-то особую сладость переживания, отчета в которой они себе не отдают, потому что они еще младенцы, но которая дает им возможность пробудиться эротично и уже в семь лет проявлять эротическое поведение.

    Где и когда пробуждается материнское в матери? Оказывается, такое пробуждение начинается не с первым ребенком, особенно при нынешнем состоянии матери, когда работает Закон оскудения Душевных Сил. Один-два ребенка – это тоже еще не пробужденное состояние материнской мудрости. Значит, для пробуждения материнства требуется рождение не менее трех детей. И только к третьему ребенку, отчасти, мать пробуждается как мать. Она начинает чувствовать, что же такое материнство на самом деле и как надо относиться к ребенку действительно по-матерински.

    Первый ребенок в современной семье является “экспериментальным”. Мать не знает, что с ним делать, не умеет с ним обращаться, внутренне не имеет никакого опыта, никаких запечатлений, а самое главное: нет пробужденности, т.е. нет Душевных Сил открытого материнства к ребенку. И отсюда мать часто проявляет не любовь, а привязанность к ребенку, и из-за этого возникает острый Психопатический Круг, который сегодня происходит практически в семидесяти, а может быть даже и в девяноста процентах отношений детей и родителей.

    Намаявшись с первым ребенком, мать так и не узнает, что на самом деле она с ним должна была делать. И потому этот метод проб и ошибок отношений с первым ребенком так и остается у большинства семей единственным способом обращения с детьми. В этих пробах и ошибках проходит возраст трехлетний, двенадцатилетний, двадцатичетырехлетний. В пух и прах разругавшись со своим двадцатичетырехлетним сыном или дочерью, мать в конечном итоге пытается понять и осознать, что же произошло. И – нечем осознать, нечем понять, потому что нечем услышать события, происходящие между ней и детьми. Мать не пробудилась, нет мудрости. Мудрость начинает обретаться только с третьим, на еще большей глубине обретается с пятым, и в полноте – с седьмым ребенком.

    Традиция сегодняшней семьи в основном противоположна нравственным традициям, существовавшим в прежних поколениях. Поскольку работает Закон опережения способностей, сегодняшняя мать обращена на то, чтобы состояться по способностям, а вовсе не в мудрости материнской. И потому движение чувства нужды в матери не работает, ведь по способностям можно состояться только тогда, когда детей мало, ибо тогда есть много времени для того, чтобы заниматься чем-то своим. Поэтому сегодняшняя культурная традиция, естественно, ведет к однодетной или двухдетной семье. И чем более развивается в современных людях овладение знаниями о внешней культуре, тем более теряется в человеке его внутренняя культура.

     

     

    Структурирование времени

    Горизонтальное и вертикальное время

    Существует различное субъективное измерение времени. Есть время горизонтальное, а есть время вертикальное. Мы живем в горизонтальном времени. Самая яркая характеристика этого горизонтального времени: “Три часа пролетели как миг”. Это характеристика занятий по способностям; человек отдан своим способностям и занимается по ним два, три часа, а то и двенадцать часов подряд. Время пролетает как одно мгновение.

    При горизонтальном течении времени предмет способностей находится вне человека. К примеру, предмет способностей – тема дискуссии. Люди много обсуждают, дискутируют. В этих дискуссиях могут пролетать ночи. Ночь пролетела – не заметили. Предметом способностей может быть шитье, например, по рукодельным способностям. Пока шьет – не замечает, как время летит. Предметом может быть математика, которой занимается человек, и, пока занимается, времени не замечает. Предметом может быть другой человек, пока занимаешься с ним, как предметом своих способностей, не заметил, как пролетело время. Когда человек является предметом Эго-влечений другого, например, сексуальных, время тоже не замечается. Итак человек, окунающийся в удовлетворение любых своих Эго-влечений, течения времени не замечает. Сидя за праздничным столом, мы часто не замечаем, как пролетело время, пока мы ели. То же самое происходит и в интимных отношениях.

    Все это – время горизонтальное, оно действительно пролетает, как миг. А если не удовлетворены наши способности, не удовлетворены наши Эго-влечения? Тогда это горизонтальное время начинает тянуться, тогда оно наполняется вязкостью, тянется как негодное, нудное, скучное. И возникает острая внутренняя потребность, опять найти дело, чтобы часы были как миг, недели – как мгновение. И если внешнего предмета приложения способностей нет, то тогда начинается скука. Это все – горизонтальное время.

    Но существует время вертикальное, когда несколько прожитых часов ощущаются как месяц или месяцы. Когда человек прожил два-три дня, а ощущение, будто бы прожил два-три года.

    Вертикальное время обладает наполненностью. Горизонтальное обладает яркостью. Вертикальное время измеряется глубиной, и при этом глубинной исполненностью, насыщенностью событиями, причем, не внешними, а внутренними – в самом человеке. Поэтому, если в горизонтальном времени предмет занятий – вне человека, то в вертикальном – во внутреннем человеке. При этом человек погружается в движение по уровням самого себя. Это межуровневое движение человека в себе самом, когда он из Эмоциональности переходит в состояние наполненности Душевных Сил. Когда он обретает в себе силы откликаться на нужду других, и уже не занимается эмоциональным проживанием сиюминутной ситуации. Когда он из Эго-влечений делает смещение в движение Совести и начинает исполнять потребности других. И вот момент этого смещения, перехода из уровня в уровень воспринимается человеком как полнота события и глубина события. Это действительно обретение глубины. И тогда, если действие происходило в двухминутном или десятиминутном разговоре, у человека появляется ощущение, будто бы он прожил целый день.

    Такие моменты люди имели возможность проживать на семинарах, которые организовывались в нашем Семейно-Педагогическом объединении в Москве. На семинарах участвовало около ста тридцати человек: студентами были педагоги курсов повышения квалификации, люди с высшим образованием.

    Семь дней, проведенных в вертикальном времени, каждый день по восемь часов подряд. Каково было ощущение людей? Один из обучающихся, преподаватель, делится своими впечатлениями:

    – Пролетело семь дней, а у меня ощущение, будто бы пролетела целая вечность. И теперь не знаю, как мне быть дальше, потому что обрелось что-то такое богатое, но не нашло формы и оно во мне глубоко, а я не знаю, как мне дальше действовать, как дальше быть? Со своими, что здесь на кафедре – знаю, а как с другими – не знаю...

    Еще одно впечатление о моменте, когда идет работа с конкретным отдельным человеком. Все совершается всего лишь за десять минут. Задаются вопросы, человек отвечает на эти вопросы. Ему трудно, пот льется, он краснеет, он бледнеет, в какие-то моменты он ожесточается, потом он оттаивает, потом раздражается, потом начинает отвечать на вопросы, не раздражаясь, и, наконец, вдруг приходит в состояние, когда он слышит себя глубокого, когда это глубокое в нем происходит. Всего десять минут вопросно-ответного разговора, а у него ощущение, как будто бы прошел целый месяц. И за этот месяц он столько сумел пережить... а это, оказывается, – постепенное преодоление тех преград, которые не позволяют человеку перейти из уровня поверхностного в более глубокий. Работают защитные механизмы Эго. Преодоление защитных механизмов Эго – это и есть выход в вертикальное время. Попадая в вертикальное время, человек переживает его как большую глубину и исполненность содержанием.

    Практически сейчас в своей семье, и в особенности в отношении к детям мы не имеем никаких способов, традиций, систем, которые выводили бы ребенка, да и нас самих, в вертикальное время. Поэтому, отдаваясь своим внутренним Эго-влечениям, своим хотениям, мы живем во времени горизонтальном. Это и есть еще одна, самая фундаментальная и самая страшная трагедия современной семьи.

     

     

    ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ КРУГ: РОДИТЕЛИ И ДЕТИ

    В предыдущих главах мы коснулись структуры человека, и особенный акцент сделали на Эго-структуре, а в ней на третьем уровне – Эго-влечениях человека, потому что именно отсюда происходит вся неправда человеческих отношений.

    Через Эго-влечения возникает психопатическая зависимость людей друг от друга – психопатические круги. Сначала между родителями и детьми, а затем у взрослых детей они переходят на их собственные супружеские отношения и продолжаются уже между взрослыми детьми и их родителями.

    В этой главе мы попытаемся вглядеться в первопричины: откуда начинается сам Психопатический Круг, в чем причины душевного бессилия человека, каким образом еще в младенческом, даже утробном или родовом состоянии, ребенок недополучает полного резерва Душевных Сил.

    Итак, начнем с того, что Нравственная Психология в структуре человеческого “Я” выделяет пять уровней.

    Первый уровень – это Способности человека. Второй – Эмоциональность, благодаря которой происходит субъективизация жизни, в том числе – по Способностям. Третий – Эго-влечения человека, среди которых веделены восемь, которые подразделяются на два и шесть: два царственных и шесть глубоко натурных.

    Помимо этих трех уровней, которые вместе составляют Триаду Эго, существует более глубокий уровень бытия человека в мире – это Душевные Силы, важнейшая из которых нравственная, т.е. чуткость, внимание, отзывчивость к людям, доброта к ним. И если Душевные Силы в человеке свободны и развиты, тогда он слышит свое стратегическое состояние на данный момент, т.е. куда он идет в своем внутреннем становлении: то ли склоняется в сторону Эго становления, то ли происходит его становление в Совести.

    Пятый уровень – это Совесть.

    Если Душевными Силами мы слышим состояние другого человека, его нужду, то прямой отклик на эту нужду идет от Совести. Именно по импульсу Совести, человек совершает поступок выполнения или же покрытия нужды людей.

    Способности, включенные в Душевные Силы и исполняющие веления Совести, составляют вместе Триаду Совести. Получается, что Способности могут быть как в Триаде Эго, так и в Триаде Совести. И в зависимости от того, чье веление Способности мастерски исполняют, можно выявить природу человека.

    Когда Душевные Силы не высвобождены и не развиты, тогда человек не реализуется в своем бытии. Он не живет в полноте. Тогда, естественно, властно и сильно в человеке действует Эго-уровень, Эго-влечения.

     

     

    ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ КРУГ: РОДИТЕЛИ И ДЕТИ

     

    Возникновение психопатических отношений

    Всякие психопатические отношения возникают с того момента, как эгоистическое в человеке обладает или берет силу, власть над ним. И в связи с этим для нас очень важно исследовать те моменты младенческого становления, те ситуации, в которых ребенок обретает малый запас Душевных Сил. Если душевное тепло в детстве недополучено, четвертый и пятый уровень, т.е. уровень Совестливости и Душевных Сил, состояться не могут, и тогда Эго-влечений свободно и властно действуют в человеке на все лады. Восемь Эго раздирают его изнутри.

    Психопатическая зависимость бывает явная и скрытая. Сегодня мне хотелось бы подробнее разобрать эти два явления.

     

    Явная психопатическая зависимость

    В явном Психопатическом Круге отчетливо видна зависимость родителей от детей и детей от родителей. Причем, внутренние реакции их настолько задействованы друг на друга, что мать не может не реагировать. Если ребенок начинает ее провоцировать, она не может не гневаться, не раздражаться, или не обижаться, поскольку ребенок начинает ее выводить из себя. Раздражение ребенка, упрямство, обидчивость ребенка, или еще какое-нибудь негативное свойство немедленно находит отклик в матери, и она включается в привычный для нее круг отношений, которые заканчиваются тем или иным срывом. В зависимости от ее собственных Эго-доминант, она срывается в озлобление, или во властное желание побить ребенка, или в печаль, или в обидчивость.

    Ребенок, имея такую мать, естественно, тоже упирается в “свое”, как только мать начинает дергать его своими внутренними претензиями. Если ей не хватает какой-то негативной реакции ребенка, она подсознательно ищет ее, а внешне – сознательно создает условия для того, чтобы он перестал ее слушаться. И чем более он не будет ее слушаться, тем более она будет его раскручивать, провоцируя на непослушание до тех пор, пока не сорвется... И только сорвавшись из-за его непослушания, она успокоится. Срыв всегда происходит в Эго. Это и есть явная психопатия, открытая, со стороны она видна даже самим родителям и детям.

     

    Скрытая психопатия

    Скрытую же психопатию практически трудно обнаружить изнутри, хотя со стороны люди могут видеть ее, могут говорить: “Ваши отношения в чем-то неправильны”. Разглядеть, в чем же, бывает чрезвычайно сложно. Надо иметь в виду, что скрытые психопатические отношения свойственны сегодня 30% детей и родителей. В чем же смысл скрытой психопатии?

    Скрытая психопатия происходит чаще всего в якобы благополучной семье. В семье хорошие отношения, добрая забота друг о друге и в целом материально она состоявшаяся. Профессиональное место для каждого члена семьи достаточно отчетливо определилось. Дети неплохо учатся, ходят в какие-то кружки и секции, здоровы, душевно и эмоционально достаточно богаты. И возникает впечатление, что здесь все хорошо. Одно только не замечается: это благополучие происходит от Эго-состояния, от полной отданности во власть влечений Эго.

    Эго-влечение к пище формирует богатые столы, устраивает обильные трапезы, приглашает гостей раз в месяц. Рядом с этим обязательно присутствует Эго-влечение к тщеславию, т.е. влечение к положительному вниманию окружающих людей. И там, где богатый стол, там неизменно богатые, роскошные одежды; там, естественно, дорогая мебель, добротное состояние в доме вообще: ковры, хрустальные вазы, иномарки, музыкальные центры, радиотелефоны, компьютеры, дачи и прочее. Это все составляет определенный уровень Эго-благополучия, основанного на Эго-влечениях: или влечение к пище, создающее столы; или влечение к вниманию окружающих людей, создающее уникальные библиотеки (которые, кстати, не читаются, и, в основном, не знакомы ни одному из членов семьи); или же это влечение к вещам, деньгам, плюс к этому добавляется влечение к самоощущению, т.е. к чувству самодостаточности, влечение гордости. Эти четыре фундаментальных влечения составляют фактически уровень ценностей и материального благополучия нынешней семьи.

    Богатые столы, богатое убранство дома, добротные хорошие отношения окружающих дома, на работе, друзей и родни, и в целом чувство, что я состоялся и все члены моей семьи состоялись благодаря той или иной способности: один у нас – музыкант, другой – художник, третий – поэт и т.д., практически все мы являемся профессионально состоявшимися людьми. Все это составляет ценностный мир современной благополучной семьи, ценностное основание благополучия в сегодняшнем мире.

    Итак, благополучная семья имеет детей. Отношения между родителями тоже достаточно благополучные, потому что оба родителя имеют одинаковые Эго-влечения, в этом понимают друг друга: оба хотели дачу, и оба активно на нее работали (причем, у обоих достаточно сил, чтобы это делать); оба хотели иномарку, и оба откладывали деньги для того, чтобы ее приобрести; оба хотели библиотеку, и оба много вложили, чтобы ее собрать, достать, разыскать или приобрести через знакомых. И вот в этом совместном действии они, естественно, чувствуют общность. И это чувство общности, которое их соединяет вместе, создает внутреннее ощущение достаточного благополучия в нынешнее время.

    Возникнет вопрос: где же в таком случае Душевные Силы и Совесть? При активной доминанте Эго-состояний, четвертый и пятый уровни, уровни Совести и Душевных Сил могут либо вовсе отсутствовать, либо человек держится за них ради оправдания Эго.

    Однако, нравственное чувство – это настолько жертвенное слышание другого человека, настолько тонкая отзывчивость на нужду другого, что с таким явным перечисленным ценностным Эго-багажом ужиться в человеке оно просто не может. Может быть чувство общности, потому что мы заняты одним делом, живем одними ценностями. Но это вовсе не значит, что мы слышим нужду другого, т.е. ту глубинную душевную потребность другого, которая рождается его внутренним пробуждением.

     

    Нравственное становление и действие Закона оскудения Душевных Сил

    Человек формируется либо в нравственном становлении, либо в становлении Эго. Но эта разница, в чем человек живет, чаще всего не слышится. И поэтому в семье со скрытой психопатией оба родителя не живут друг в друге по глубине, они не слышат нравственного становления друг друга, и поэтому оба меркантильны и оба увлечены, допустим, накоплением на квартиру в центре крупного города, оба увлечены иномаркой, дачей, карьерой и в этом взаимно друг другу очень помогают. Эта взаимная помощь на самом деле происходит в Триаде Эго, все отношения сильно подкрепляются Эмоциональностью и ничем более. Душевные Силы здесь не включены.

    При таком состоянии матери и отца естественно, что дети еще в утробе матери не берут полноты душевного тепла для развития Совести и Душевных Сил. Они рождаются с явно выраженным третьим уровнем, т.е. выраженным Эго-состоянием. Воспринимая от родителей эти ценности, они утверждаются в своем Эго-состоянии. Через пример родителей, через авторитет родителей те же самые Эго-влечения становятся оправданными и ценностно-значимыми.

    То, что родителями не слышится в четвертом и пятом уровнях, т.е. в Совести и Душевных Силах, еще менее будет слышаться их собственными детьми. И вот в этих собственных благополучных детях, в благополучной, с этой позиции, семье, начинается формирование скрытой психопатической зависимости, характеризующейся недостатком Душевных Сил. В такой семье ребенок, состоявшийся во всем этом благополучии, уже в девятом классе показывает отчетливую позицию самоутверждения. Заботы о других в нем нет. Там, где ему нужно – он услышит другого человека, но это в том случае, если тот, другой, необходим ему. И тогда видно, что его Эмоциональность будет настолько утончена, что он явственно услышит, что вам надо, и через это возьмет свое. И порою бывает, что не поймешь, где и когда он сумел свое взять, где сумел поймать нас; где и на чем, исходя из наших требований, он подыграл и сыграл на нашей открытости и доверии, а где просто обманул или просто украл, или просто взял.

    Посмотрим, что происходит, когда вся эта масса самоутверждающихся ребят, подростков, выходит в возраст 21–24 года. Начинается активное проявление младенческих запечатлений. То, что запечатлено от родителей в возрасте до трех лет, начинает проявляется с двадцати одного года до двадцати четырех. Этот период называют “периодом юношеского младенчества”.

    В этот момент у многих сегодняшних юношей и девушек создается собственная семья, и, находясь глубоко в состоянии Эго, очень слабо слыша в себе голос Душевных Сил и Совести, они рожают детей. Появляются дети второго поколения детей. Оскудение Душевных Сил усиливается, хотя у самих родителей (теперь уже бабушек и дедушек) их благополучное состояние все-таки еще как-то скорректировано Совестью. У родителей еще есть чувство порядочности, правды, доброты, хотя центральная доминанта их жизни все-таки дачи, машины и прочие символы Эго-благополучия. У их детей уже этого много меньше, а меркантильные интересы значительно больше. Душевных Сил у этих детей очень мало, им не хватает сил слышать голос правды, заботу о другом человеке, сыновний долг.

    При этом неизбежными будут ссоры. Супружеские ссоры у детей более часты, более возможны, нежели у их родителей. В родительском поколении все более-менее благополучно, а у детей – ссоры. На сохранение благополучия у детей не хватает сил.

    Но вот рождаются внуки, психопатическая зависимость разворачивается у них уже во всей полноте. При этом именно родители, ставшие бабушками и дедушками, ситуацию психопатии закручивают со всей остротой, какую только можно придумать. Чем? Бабушкиным вниманием, бабушкиной или дедушкиной любовью к своему внуку, благодаря которому человек и превращается вдруг в бабушку или дедушку.

    Состояние, когда вдруг происходит перенос внутренних ощущений и открывается любовь к внукам – совершенно новое состояние, ранее не известное человеку, открывается именно в том возрасте, когда рождаются внуки. И вот это любвеобилие (это не любовь, это именно любвеобильное отношение к внуку или к внучке) превращает бабушку в ту, которая всему потакает, все дозволяет и во всем первая ублажает. Ребенок это чувствует, и уже не обращается к родителям, он идет мимо них, и идет сразу к бабушке и дедушке, потому что он знает, что их властью он добьется своего или получит свое. И тогда скудость Душевных Сил при активной энергетической зарядке Эго-состояний проявляется в ребенке в полной силе.

    Внук становится тем, кто властно требует для себя по потребностям Эго, по всем Эго-влечениям. И если внук рождается с доминантным Эго-влечением печали, то он устраивает истерики буквально с полуоборота. Малейшая фраза со стороны родителей, препятствующая его желаниям и хотениям, немедленно бросает его в истерику. Он ложится на пол, бьет по нему руками и ногами, и бабушка – тут как тут. Она устраивает аналогичную “головомойку” своим детям и в конечном счете заставляет их сделать так, как внук того хочет.

    В результате в третьем поколении внуки оказываются уже в состоянии явной психопатии. Скрытое состояние слабости Душевных Сил обнаружилось здесь явственно, потому что во внуках их резерв уже настолько мал, что идет просто открытое действие Эго-уровня, всех Эго-влечений. И тогда дети, родившиеся в четвертом поколении, т.е. уже дети внуков, дают Эго-состоянию крайнюю вольность. Именно благодаря скудости Душевных Сил, родители не знают, что с ними делать. Третье поколение мучается с детьми четвертого поколения. И тогда четвертое становится как бы задающим ситуацию возмездия.

    Однако мы не хотим соглашаться с этим, нам кажется, что сегодняшнее благополучие, которое создается нами, является благополучием на самом деле, поскольку оно внешнее, видимое, способное приумножаться дальше. Но не будет этого умножения, если сегодня не услышать, что Эго-уровень и благополучие с позиции Эго Триады является на самом деле наказующим, и что это – ситуация скрытой психопатии. Скрытая психопатия явно обнаруживается в четвертом поколении. Присутствующая сегодня во многих людях явная психопатия и есть проявление четвертого поколения.

    В результате в каждом поколении в любой семье происходит своя ситуация. Первое поколение – благополучное, во втором благополучие дает крен, в третьем между людьми складываются открыто неблагополучные отношения, в четвертом идет разгул Эго, приносящий страшные бедствия для родителей третьего поколения.

     

    Откуда происходит недостаток Душевных Сил?

    В книге “Обрести себя” мы подробно разбирали следующие положения Нравственной Психологии: Способности, Эмоциональность и Эго-влечения составляют Триаду Эго. Те же самые Способности, Душевные Силы и Совесть человека составляют Триаду Совести. Ребенок сызмальства, особенно в младенческом возрасте, живет в открытости к Триаде Совести. Но по мере того, как Эго-ядро начинает в нем постепенно восстанавливаться, обретаться и заявлять о самом себе, начинается напластование Триады Эго и она, энергетически мощно поддерживаемая, постепенно становится ведущей в жизни человека и определяет его поведение. Совесть пригашенная, как эхо, присутствует только в отдельных случаях. Начиная встречаться с окружающей жизнью, ребенок ищет любви окружающих, потому что проявление Триады Совести у ребенка – это потребность любить. Если ответною любовью родителей поддерживается в ребенке потребность любить их, тогда он получает изобилие Душевных Сил, тогда он чувствует, что окормлен любовью, дома ему хорошо, дома ему благодатно.

    В структуре человеческого “Я” мы отдельно рассматривали ситуацию, когда мать, нося ребенка в утробе, переживает много трудностей в окружающей жизни. По слабости Душевных Сил она немножко терпит, а потом силы иссякают, начинаются неврозы, падения настроения, она не может дальше терпеть. Она впадает в злобу, в обиду, или же отдается работе, общественной деятельности. Она убегает из дома, потому что здесь ей тяжело, или убегает с работы, потому что ей там тяжело. Сил, Душевных Сил, не хватает. Они в ней не раскрыты, не поддержаны, не воспитаны. И вот эту скудость запечатлевает младенец, который рождается со скудостью Душевных Сил. И тогда у него тоже не хватает сил, и он тоже впадает в обиду, каприз, в истерику, в упрямство, т.е. в эмоции Эго-влечений. Такой малыш на самом деле очень ищет развития Душевных Сил и материнской любви, которой не досталось ему, пока он был в утробе. Если эта любовь приходит к нему, он открывается навстречу Душевными Силами и удовлетворяется. Глубинный слой человеческой души, Совестливые и Душевные Силы расправляются навстречу людям и ребенок ровно проживает ситуации, не впадает в каприз. Но если мать не дает этой любви, если мать занята своими заботами, если ее собственные Душевные Силы закрыты, подавлены и потому она не может стерпеть, простить ребенка, более того, любить ребенка и покрыть его каприз, покрыть его упрямство. Тогда он, ища этой любви, будет действовать от Эго через каприз.

    Если же в структуре Эго находится влечение к пище, ребенок будет действовать через пищу. Дети при недостаче любви начинают сильно много есть, потому что начинает просыпаться Эго-влечение к пище, потому что Душевные Силы не раскрыты, напряжение Эго-состояния не ослабляется. Происходит становление, развитие Эго-состояния в полноте, оно изо дня в день растет, из месяца в месяц увеличивается, и потому такие дети постепенно начинают есть много, есть во всяком беспорядке, в любую минуту, везде и всюду “кусочничать”, таскать со стола. Как только мы это видим, мы сразу можем поставить точный диагноз: ребенку не достает тепла в доме и правильного направления его деятельных сил, которое и может дать только любовь. И если начать давать это тепло и любовь, то вы увидите, что ребенок перестает есть много сладкого. Оказывается, дети пристращаются к сладкому в семьях, где не хватает душевного тепла и любви. Если же душевное тепло и любовь дети получают, то сладкое может спокойно лежать на столе, и они не будут трогать его без особой нужды. Возьмут ровно столько, сколько надо для того, что бы покрыть ту недостачу, которую недодает ребенку родитель.

     

    Сознательный и подсознательный планы психопатических действий

    Всякое психопатическое состояние имеет два плана действия – подсознательный и сознательный. Вся психопатия происходит в пределах Эго-влечений, т.е. в Триаде Эго, при этом на подсознательном плане действует одно Эго-влечение, а на сознательном – другое. И вот эта пара Эго-влечений, как бы помогающих одно другому, составляют главное основание Психопатического Круга. Какая пара развивается в родителях, такая развивается и в ребенке. При этом пары детские и родительские, взаимно дополняют друг друга. Они не обязательно синхронны, т.е. это не значит, что одно и то же Эго-влечение действует и в ребенке и в родителях.

    В чем же проявляется эта взаимодополняемость? Например, ребенок пережил асфиксию во время родов, Душевные Силы слабые, доминантное влечение в ребенке – упрямство. Второе скрытое доминантное влечение в ребенке – печаль. Пока ребенку год или два года, подсознательная работа практически не происходит. В сознании же напротив – доминантные влечения выходят наружу, и ребенок проявляет упрямство сразу и немедленно. Мать на это упрямство отвечает своим Эго-влечением – гневом. В ней растет раздражение. Но, помимо него, у матери существует еще одно доминантное Эго-влечение – печаль. Печаль является скрыто, а раздражение, гнев – явно. Ребенок до года откровенно выдает то, что потом уйдет в подсознание. Он упрямится. На упрямство идет раздражение матери. Сила материнского раздражения настолько велика, что ребенок через упрямство ничего не достигает. Тогда он своим вторым доминантным Эго-влечением – печалью, вдруг однажды, случайным для себя образом, находит выход, переключившись на вторую доминанту – на печаль. Он впадает в истерику. Мать тут же истерически реагирует на эту истерику. Затем она приходит в отчаяние, а от отчаяния она тут же исполняет то, что ребенок хочет. Такой поворот дела ребенком схватывается очень быстро. С этой минуты два Эго-влечения ребенка начинают дружно помогать друг другу добиваться своего.

    Упрямство остается на переднем плане, а вот печаль, способность к истерике уходит на задний, скрытый план. Теперь всякое действие ребенок начинает по этой схеме. Сначала упрямится, вызывая раздражение, как только мать выдает ответную реакцию, он тут же впадает в истерику, и как только он впадает в истерику, мать немедленно впадает в состояние упадка всех своих сил, она ничего не может сделать с истерикой, не может справиться с ней. И в этом упадке она говорит: “Бери что хочешь!”, “Делай что хочешь”. Ребенок сразу же успокаивается.

    Такие связи в парах начинают подключать другие Эго-влечения, которые через эту связку двух начинают получать свое. Допустим, тщеславие очень хочет комплиментов матери, т.е. тщеславие хочет положительного материнского отношения. Не получая комплиментов матери, тщеславие становится скрытым, оно изнутри возбуждает упрямство. Упрямство закручивает отношения материнского раздражения, на что у ребенка рождается истерика, на истерику – тут же упадок сил у матери, и мать в этом упадке начинает делать то, что ребенок хочет. Она начинает подчиненно выполнять требования ребенка, она начинает его ласкать, лелеять, “сюсюкать”, она начинает делать рядом с ним все, что он хочет: “Тебе хочется это, тебе хочется другое, давай я тебя покормлю, давай я тебя обласкаю, да ты у меня хорошенький, да ты у меня такой-да-этакой”...

    Эта ситуация выводит тщеславие ребенка в самый глубокий скрытый план, и на его подсознании уже работает тщеславие, но ребенок этого не знает.

    Мать тоже не всегда это знает. В какой-то момент она попадает вовремя и ребенок успокаивается, а в другой момент она, пребывая в таком упадке Душевных Сил, не может понять, что же еще от нее требуется. И она мечется между упадком и раздражением. Тогда становится видно, что ребенок в этом случае начинает колебаться от упрямства к истерике и наоборот. И выйти из этого внешнего плана работы двух психопатических отношений невозможно, потому что не слышится и не видится, что же на самом деле закручивает эту ситуацию. А закручивает ее, оказывается, тщеславие ребенка, которое хочет, чтобы мать похвалила его.

    Любая психопатическая реакция начинается из потребности ребенка в родительской любви. Этой любви он не получил в утробе, он не получил ее во время родов, не получил ее в первые три года после рождения. Скудость Душевных Сил внутренне воспринимается ребенком как потребность в материнской или в отцовской любви. И из-за этого постоянное внутреннее желание восполниться, но перехваченное Эго-состоянием. Эго-желание переходит либо в движение тщеславия, которое требует “сюсюкающих” реакций матери или бабушки, дедушки или отца, либо в движение гордости, которое требует переживание родителями гордости за своего ребенка.

     

    Внешняя и внутренняя работа Эго-влечений в Психопатическом Круге

    Существует не только внешняя, но и скрытая, внутренняя работа Эго-влечений, от которой закручивается внешняя картина отношений.

    Когда мы мучаемся со своим ребенком, это происходит во внешнем круге, и совершенно не предполагаем, что существует подсознательный план происходящего с ним. Разобраться в этом подсознательном плане бывает чрезвычайно сложно.

     

    Формирование Эго-ядра у ребенка

    Все дети рождаются с определенным Эго-ядром, т.е. каждый человек с рождения несет в себе все Эго-влечения. Они присутствуют в различной форме. Эго-влечения закладываются в детях на третьем месяце после зачатия, там, где начинается душевное формирование ребенка. И в этот момент от родительских Эго-состояний происходит передача Эго-влечений ребенку от отца и от матери. Механизм происходящего в это время, наверное, никогда не будет изучен до конца. Если генетический механизм еще смогли раскрыть, потому что это нечто материально осязаемое, то душевный план исследованию руками и умом практически не поддается. Поэтому, как происходит механизм передачи Эго-влечений от родителей детям, никто не знает.

    Но, благодаря такой передаче, формируется собственное Эго-ядро ребенка. И вот это Эго-ядро, состоящее из восьми Эго-влечений, часть из которых доминантные, часть слабые, начинает искать образ внешнего поведения, т.е. образ Эмоциональности. Этот образ прежде всего обретается в утробе через материнскую Эмоциональность. Поэтому так значимо, в каком состоянии находится мать: в Эмоциональности или в Душевных Силах. Если мать находится в Душевных Силах, то Эго-влечения ребенка не находят своего образа действия и в результате в это время сформироваться не могут. Они будут формироваться потом, в послеродовой период, но во время утробного развития ребенок не видит, не слышит в матери страстной Эмоциональности, ибо она в это время находится в Душевных Силах. И так как Душевные Силы этого периода укореняются в Совести, то они вообще не сродни Эго-состояниям. А Эго-состояния от Душевных Сил ничего получить не могут. В результате ребенок рождается с полнотой Душевных Сил, без страстной Эмоциональности. Это наиболее благодатная ситуация.

    К сожалению, в наше время встретить такую мать – большая редкость. Большинство матерей находятся в Эмоциональности. Их Душевные Силы не развиты, не сформированы, не высвобождены, благодатно не обеспечены. И в связи с этим мать постоянно в Эмоциональности: в радостно-ликующей, в упаднической, в раздраженной... Когда Эго-влечения ребенка улавливают образ материнской Эмоциональности, происходит первое соединение, первая спайка. Уже тогда Эго-влечение знает, через какую Эмоциональность проявляться.

    Когда младенец рождается, встреча эмоционального образа с Эго-влечением происходит уже через эмоциональную жизнь двух родителей. Сюда еще подключается эмоциональная жизнь бабушек и дедушек, братьев и сестер, то есть всех, кто находится в доме рядом с малышом. В этом возрасте душевная запечатлевающая сила ребенка настолько велика, что он, играя, казалось бы, в совершенно отвлеченные игры, в то же время схватывает те душевные состояния, которые происходят во взрослых. Кажется, что он вроде бы увлечен своей игрой... и вдруг он выдает такие эмоциональные реакции, такие интонации, слова и фразы, которые только что произнесли взрослые. Но им казалось, что малыш их не слышит, он увлечен своими игрушками. Внешне, да, он увлечен, а внутренне, душевным зрением Эго-влечений, активно ищет эмоционального подкрепления своему поведению. Когда потребность Эго-влечения схватывает сродный ему образ эмоционального поведения родителей, тогда этот образ запечатлевается в ребенке как жизненный стиль его отношения и поведения в этом мире.

     

    Родительская печать

    Далее происходит следующий момент внутреннего поиска. Детская Эмоциональность и Эго-ядро ищут умственную способность, чтобы в слове получить закрепление Эго-влечения. В тот момент, когда ребенок схватывает слово, которое закрепляет его в Эмоциональности, в Эго-состоянии начинает действовать печать или установка. Эго-влечение запечатывается и происходит полное соединение всей Триады Эго. Что же такое “печать”? Как происходит это запечатывание? Очень просто. Мать или отец словесно, в сердцах вдруг выдают ребенку “кто он такой”.

    Малыш, особенно до пятилетнего возраста, пребывает в очень открытом на своих родителей состоянии. Он открыт именно в запечатлении, он ловит относительно себя каждое их слово. В сердцах сказанное слово наиболее энергетически обеспечено, оно наиболее глубоко проникает в душу ребенка и западает в память Эго-состояний. Даже слабое Эго-состояние при сильном слове матери может обрести могучую печать. Такова бывает сила материнского слова, обращенного к ребенку.

    Можно сделать аналогичную печать иным образом, т.е. очень тихо вложить слово в ребенка, но для этого нужно предварительно максимально раскрыть его в Эго. Если Эго-состояние ребенка очень сильно раскрыть на восприятие, то можно очень тихо, совсем незаметно, вложить слово и оно ляжет с такой же силой, как и в сердцах сказанное.

    Этим способом часто интуитивно, подсознательно пользуются люди, живущие в глубоко Эгоистическом состоянии, причем умеющие им пользоваться. Иной раз бывает некая тетушка, придя в дом, начинает говорить умиленные фразы, к примеру: “Какой чудный ребенок!”. В течение пяти минут она выливает целую карусель комплиментов, благодаря которым ребенок раскрывается.

    Нужно видеть личико ребенка, как оно постепенно высвечивается и внутренне раскрывается навстречу. И вот уже счастливый, оголубленный тетушкой ребенок, весь раскрытый на нее, ей внимает... И в эту минуту тетушка “вкладывает” маленькую фразу: “Не быть тебе счастливым, милый мой!”, – говорит она. – “Жалко мне тебя, но счастливым не быть тебе!”.

    Что в ней сказало эти слова? Если мы начнем ее спрашивать об этом, то она и сама не знает, что в ней это сказало, зачем она это сделала. Даже если мы начнем ее прижимать к стенке, она и тогда не сможет сказать, зачем она это сказала. Но зачем-то она это сказала! Так срабатывает в ней ее скрытая психопатия, работающая на подсознательном плане. Это зло, которое происходит в ней и интуитивно пользуется оружием Эго-состояний.

    Сегодня, к сожалению, такими “тетушками” стали сами родители, собственные родители. Еще более тяжкая ситуация, когда такими же “тетушками” становятся наши собственные бабушки и дедушки. Придя в дом, встречаясь с внуком раз в неделю или раз в день, бабушка выдает ему такое море комплиментов, что ребенок, естественно, весь раскрывается, и тогда бабушка говорит своему дорогому внуку очень маленькую, очень тихую и очень точную фразу: “Быть тебе, мой милок, богатым-пребогатым!”. И с этой минуты будет совершенно непонятным, почему двенадцатилетний мальчишка с такой страстью играет в эту навязанную ему игру? Почему шестнадцатилетний парень, выросший из этого мальчика, с такой страстью покупает лотерейные билеты? Почему этот уже тридцатилетний человек с такой страстью ищет “самые доходные” банки, предприятия и мероприятия? Почему этот шестидесятилетний старик так упорно держится за богатство, которое накопил? На самом деле работает заложенная однажды, в очень раннем детстве, бабушкина печать.

     

    Механизмы наложения Родительских печатей

     

    “Позитивные” и негативные печати

    Печать можно заложить как позитивную, якобы с позиции Эго-благополучия, так и негативную. В сердцах сказанная, это всегда печать негативная, создающая очень сильный комплекс неполноценности. Сказанная же в таком вот некотором ворковании печать, возводит человека как бы к благополучию, но с этого момента человек постоянно ищет именно Эго-благополучного состояния.

    Сегодня при интенсивной обращенности к Способностям, взрослые закладывают в детей очень могучие печати, связанные с тщеславием. Девочка занимается в студии, где сразу четыре направления: пластика, иностранный язык, музыка и рисование. Шестилетний ребенок приходит домой и делится своими впечатлениями. Бабушка, которая его водила туда, приходит и тоже рассказывает родителям: “Какая же девочка у нас – молодец!”. И по мере того, как бабушка рассказывает, по мере того, как ахают и умиленно расплываются в душевном комфорте тщеславия родители, меняется и лицо ребенка. Его тщеславие жадно впитывает в себя слова взрослых, при этом дитя, конечно же, одновременно и смущается, и жеманится, и с ноги на ноги переминается, как бы стесняется (на самом деле стесняется здесь именно тщеславие). В связи с этим стеснением тщеславия ребенок еще более раскрывается, со временем перестает жеманиться и полностью открывается весь на похвалу бабушки или родителей.

    И в этот самый подходящий момент мама с радостью восклицает: “Ты у меня настоящий гений!” или “Какая выдающаяся ты у меня музыкантша!”. Ничего удивительного не будет в том, что девочка с этого момента будет грезить ВГИКом или же Гнесинским институтом. Она закончит Гнесинку или ВГИК и, только будучи уже артисткой или музыкантом, почувствует, что не получает всей полноты душевного удовлетворения от музицирования или же от театра. Что-то в ней не может состояться, что-то не происходит. Конечно, некоторый уровень мастерства она выдает, даже более того – получает лавры, рукоплескания, она уже лауреат какого-то конкурса, но, тем не менее, при всем этом присутствует ощущение какой-то фальши, какой-то лжи, неудовлетворенности, ощущение, что она как будто обманывает своих слушателей и себя. Только к сорока годам она начнет внутренне понимать, что, оказывается, эта стезя вовсе не ее, что все эти Способности тоже не ее, и что она пошла по этому пути не по своим Способностям, а по печати. Но про печать она ничего не знает.

    Может быть, читая эти строки, она только сейчас узнает про эту печать, и именно сейчас ей откроется, откуда, с какого момента она обрела не ту жизненную стезю, к которой родилась по своим Способностям, и что на самом деле ее призвание совсем иное. Она, возможно, от души трудилась бы в рукоделии, может быть, очень много, тонко, с большим вкусом и чувством вязала, шила или вышивала. Но эту свою Способность она только сейчас почувствовала. В то же время, продолжая музицировать, оставаясь в своей концертной деятельности, она давно ощущает какой-то внутренний разлад, ощущает что там нет полноты, а здесь все, вроде бы, полно, здесь она как будто живет по-настоящему, всей человеческой глубиной. Если ей удастся проследить свою собственную жизнь в обратном порядке, то однажды она может вспомнить, когда и где легла в ее душу печать, сказанная матерью. И тогда вдруг все освободится, все станет ясным и она станет свободной от этого желания музицировать.

    Раньше она не могла не идти на концерт. Не могла обойтись без мечтаний о своих новых музыкальных планах, карьере. А теперь, когда печать обнаружилась и благодаря этому уже перестала властвовать, она вдруг почувствовала, что у нее больше нет горячего желания музицировать и жизнь пошла совсем иным порядком, иной чредой.

    Приведу в пример свою, отчетливую в этом смысле, жизненную ситуацию. До тридцати лет мною было очень много времени отдано биологии и при этом внутренне полагалось, что биология есть моя стезя, что она – призвание по моим Способностям и, казалось, что так действительно и получается. Но при этом было постоянное ощущение, что получается, да не так. Сейчас, с уровня нынешнего возраста и опыта, я могу совершенно отчетливо сказать, что вся очень широкая и очень многоплановая и плодотворная биологическая деятельность по большому счету была пустой, она не имела изюминки, т.е. не имела глубины проникновения в суть явлений. И только совсем недавно вдруг обнаружилась печать, воспринятая в третьем классе, даже не до семи лет, а в третьем классе.

    Ситуация была очень простой: мне было поручено посадить рассаду помидоров на классную грядку. Я отправился и посадил. Когда я закончил посадку, появилась учительница параллельного класса и начала кричать: “Безобразие! Почему ты на чужой грядке посадил помидоры?”. После очень серьезной головомойки в этом раздраженном состоянии она ушла в школу. Мне ничего не оставалось делать, как взять и срочно пересадить все эти помидоры на свою грядку. Потом, спустя некоторое время, она с удивлением рассказывала моему классному руководителю: “Ты знаешь, удивительная штука, он взял и пересадил, а они стоят, даже не повяли... Из него биолог выйдет!”. Помидоры действительно прижились и начали расти... Но вот этого рассказа, этого удивления было достаточно для того, чтобы мне это схватить и, внутренне затщеславившись, побежать к лаврам через биологию. Биологии было отдано двадцать с лишним лет жизни, причем очень серьезного труда с большими притязаниями, претензиями. И только совсем недавно обнаружилось, откуда взялась вся эта биологическая линия...

    Сегодня в, казалось бы, благополучной семье, в действительности многое происходит благодаря таким печатям, которые срабатывают вовсе не потому, что существует Способность (кстати, они идут мимо Способности), а потому, что они легли на то или иное Эго-влечение: чаще всего это либо Эго-влечение гордости, самодостаточности, либо влечение тщеславия.

    Более тяжелыми состояниями являются печати, произносимые в сердцах, т.е. там, где эмоционально проживаемое Эго-влечение встречаясь со словом, произнесенным в сердцах матерью, отцом или бабушкой, образует Триаду Эго как единое целое со сказанным словом.

    Печатей много, самых разных. Некоторые из них: мать говорит трехлетнему ребенку: “Зачем я тебя родила?”, “Зачем ты мне такой нужен?”, “Кому ты такой нужен?” и т.д. Мать переживает беспечность ребенка, она уже намучилась с ним, и вот, в сердцах, вдруг такое сказала. Болезненный ребенок на самом деле очень переживает, даже плачет по поводу того, что болеет. Нужно иметь в виду, что детский плач бывает двух видов: один – от физиологической потребности, от своей реальной боли, от боли душевной за маму, папу, за бабушку или дедушку – за всех в доме. Второй вид плача особенно свойственен детям, которые еще в утробе вместе с матерью пережили душевные кризисы. Еще с утробного возраста они очень чувствительны к матери. Любой ребенок изначально открыт к матери в своей заботе о ней и в этом сопереживании он порой рождается необычно чутким, особенно если мать была в очень тяжелом эмоциональном состоянии, пока носила его в утробе. Такой ребенок очень чутко реагирует на состояние взрослых и часто плач звучит как призыв к восстановлению мира у взрослых. Нам непонятно, почему он плачет, вроде бы, проведены все физиологически необходимые процедуры, а ребенок продолжает плакать. В действительности он плачет потому, что между родителями происходит ссора. Ребенок переживает, страдая за мать или отца или за обоих вместе. Особенно чувствительны болезненные дети. На их примере можно увидеть следующую закономерность: чем более душевно ослаблен ребенок в утробе матери через эмоциональные материнские переживания, тем более болезненным он рождается, тем более он чувствителен. От такой чувствительности он переживает за мать, а от этих переживаний он заболевает еще сильней. Этой болезнью он еще больше расстраивает мать, и сам переживает за нее.

    Начинается новый Психопатический Круг, самый тяжелый. К сожалению, в этом Психопатическом Круге первой срывается мать. Ребенок-то плачет не от срыва, он плачет от переживаний, а мать срывается от раздражения на него. Она вдруг бросает ему: “Чтоб ты пропал!”. Другая скажет иные слова. Это могут быть самые различные слова, в зависимости от уровня житейского опыта, образованности и душевного склада матери. Открыто-сочувственное состояние ребенка приемлет всякое слово. Затем, какое-то время спустя, месяц, год и больше ребенок будет искать, как бы ему пропасть, он будет ощущать, что он всем в тягость. Так начинается внутренняя работа психопатии.

     

    Закономерности действия психопатических печатей

     

    Эго-влечения и печати

    Печать себя ищет – это еще один закон психопатических печатей. Печать себя ищет, ищет своего подтверждения. Причем, она будет прежде всего искать подтверждения от автора печати, т.е. от матери или отца, но помимо этого она еще закручивает такие отношения с окружающими людьми, которые тоже приведут к подтверждению этой печати. Печать может подтверждаться несколькими людьми. Каждому из них придается своя роль и в эту роль люди попадают по своей душевной слабости, не замечая ее за собой и подыгрывают печати, сами того не зная. Они находятся в новом Психопатическом Круге, опосредованном, потому что это не их собственный ребенок. Взрослые, вовлекаясь в психопатию с другим ребенком, исполняют собственную психопатию, пережитую в детстве, и проявляемую теперь в зрелом возрасте. Для того, чтобы этот Круг замкнулся, они находят ребенка. Эти психопатические связи настолько множественны, что все мы опутаны этой многослойной сетью психопатических отношений друг с другом, при которых каждый находит то, что он бессознательно ищет.

    Печать свое ищет, она ищет подкрепления себя самой собой. Что это значит? Ребенок так будет строить отношения с окружающими взрослыми, чтобы кто-то из них обязательно сказал однажды услышанное им в детстве: “Кому ты такой нужен!”. И вот как только ребенок поймает эту фразу, он успокоится, ему больше ничего не надо, печать свое нашла. Он успокоится и пойдет к своим друзьям и товарищам, потому что это общение тоже необходимо для поддержания печатей. Пойдет к своему другу или друзьям и скажет: “Я же говорил!”, или: “Я так и знал!”, или: “Мне давно об этом сказано!”, или: “В моем гороскопе это написано!”. Благодаря этому некоторое время он будет переживать чувство удовлетворенности. Что это такое? А это его собственное Эго-влечение печали, которое поймало материнское слово и запечаталось через это слово, получив удовлетворение.

    К сожалению, этим не ограничиваются некоторые вытекающие отсюда закономерности. Есть еще одна закономерность, усиливающая эту ситуацию, она заключается в следующем: Эго-влечение, получившее свою печать, через всю жизнь человека, через весь жизненный срок ищет полноты, т.е. Эго-влечение всегда хочет состояться во всей полноте. Эго-влечение печали может состояться во всей полноте только тогда, когда оно достигает самоубийства. Такая печать, наложенная в трехлетнем возрасте на ребенка, в девятнадцатилетнем возрасте приводит к попыткам самоубийства, потому что он активно ищет завершения действия Эго-влечения.

    Именно Эго-влечение печали обладает самой могучей энергетикой, которая сильнее даже инстинкта самосохранения. И если это Эго-влечение обретет энергетическую силу, то инстинкт самосохранения будет сломлен, и человек с силой и уверенностью помрачившегося сознания завершит свою жизнь.

    В то же время инстинкт самосохранения в человеке достаточно силен. В связи с этим итоговое действие этого Эго-влечения происходит не обязательно в девятнадцать лет. Эта печать своего добивается в тридцать лет или же в 40–45 лет, или даже в 60 лет.

    Однако одна и та же закономерность просматривается всегда: Эго-влечение идет к своему завершению, к доминанте своего проявления. Так Эго-влечение жестокости или гнева может выжидать, а затем встретиться с такой запечатывающей фразой: “Ах ты зверь такой!”. Причем, должна быть определенная внутренняя, эмоциональная, интонационная сила у говорящего, которая бы вложила слова “Зверь такой” в самую сердцевину Эго-влечения гнева в ребенке. Словесная печать может быть вложена и в 5, и в 10 лет, и даже в 11 лет. При этом наиболее сильные запечатывания исходят из уст родителей, бабушек и дедушек, менее сильно – от окружающих людей, т.е. родных, учителей, знакомых.

    Уловленное состояние “Я – зверь” начинает искать своей реализации, и конечное завершение этого Психопатического Круга может произойти в судебном приговоре к расстрелу. Произнесен приговор, и сразу – внутренняя удовлетворенность: “Я так и знал!”, и больше ему ничего не надо! Причем, чтобы довести дело до расстрела, он всей своей жизнью будет делать массу разных действий, которые обязательно выведут людей на это решение. При этом для человека почти невозможно обнаружить, что его жизнь, все его Способности, его Эмоциональная чуткость к людям (т.е. умение лицемерить, вовремя подыграть, улыбнуться, обмануть человека интонационно и эмоционально), его авантюрные умения, разудалая смелость, решимость на те или иные дела, его организаторские способности, его мастерское владение оружием, или отличное владение каким-то ремеслом – все это идет в угоду одному: преступному действию, которое однажды бы привело к суду, на котором ему скажут: “Расстрел!”, после чего он внутренне испытает: “Я так и знал!”. И вот это последнее “Я так и знал!” и есть окончательное действие, в котором торжествует Эго-влечение гнева, причем, оно торжествует во всей полноте, потому что еще совсем недавно оно в садистски страшных зверствах убивало, уничтожало людей. И невозможно понять, откуда этот страшный садизм, откуда такая неудержимая преступность в этом человеке, откуда это патологическое состояние жажды жестоких, отвратительно садистских действий. Откуда? Оказывается, образ этого действия был задан очень точным словом “Зверь”, и вот он теперь этого зверя и проявляет в жизни, для того, чтобы постоянно слышать от людей подтверждение того, что он действительно зверь.

    Эго-влечение печали часто схватывает такие фразы, сказанные матерью: “Дурашка” (говорит мать на свою дочь), или же: “Калека ты мой!” (говорит мать, “любя”). Или мать перед гостями говорит о своем ребенке: “Он у меня такой болезненный”. И потом она не может понять, почему он все время болеет. А он, оказывается, работает над закреплением печати, он ищет со стороны окружающих людей еще и еще подтверждения, что он действительно болезненный человек. И он будет болеть, хотя практически никаких предпосылок для болезни нет. Однако он их найдет, если их и не будет, то он специально их создаст, и в конечном итоге, получив болезнь, будет радоваться в глубине души, при этом не зная того, что радуется, но, напротив, внешне очень страдая от болезней, постоянно жалуясь на них.

     

    Множественность психопатических кругов

    Первый Психопатический Круг возникает между матерью и ребенком. Вокруг него всегда образуется еще несколько кругов, существует второй круг людей, подтверждающих этот психопатический круг, т.е. людей, к которым обращается внешняя реакция Эго, т.к. одна из сторон Эго-влечений работает во внешность, вызывая раздражение, или какое-нибудь действие со стороны других, которые должны таким образом проявить саму печать. Они должны, раздражившись, сказать: “Ты вот такой...”, или же, придя в умиленное состояние, сказать: “Вот какой ты...”, или же, нахлопавшись в ладоши старательному выступлению ребенка, сказать восторженные свои слова, подтверждающие в нем его собственную печать восторга по поводу самого себя. Это второй круг.

    Существует третий круг психопатического общения, к которому человек обязательно придет после второго круга. “Я гениальный”, – слышит человек сам в себе во втором круге общения. Теперь он приходит в третий сокровенный круг, к своим друзьям, или в семью и там рассказывает, какого успеха он добился во втором широком круге. Вот эти три круга общения, или отношений, составляют всю полноту нужных и окружающих нас людей, которые, выполняя различные функции в Психопатическом Круге, закрепляют психопатическое действие в человеке.

    Если с этих позиций сегодня вглядеться в состояние человеческого “Я” и состояние наших поступков, то мы практически не сможем найти поступка, который находился бы за пределами психопатии, т.е. за пределами Эго-состояний, за пределами Эго-влечений. В этом – страшная катастрофа сегодняшнего дня. Имея в виду все вышеописанное, надо учесть еще один момент. Сейчас мы разбирали, как психопатия возникает в самом ребенке. Но ведь фактически задают психопатию ему родители. А они несут ее из своего детства. Мать по поводу “зверя” сказала не просто так. Кстати, не каждая мать выдаст сразу: “Ах ты зверь такой!”, не каждый отец скажет про своего сына: “Звереныш”. Это должен быть такой отец, который “Звереныша” услышал в детстве как, например, образ потрясающе точного описания поведения его собственного брата. Когда-то он мучился со своим младшим братом и однажды услышал о нем: “Да какой это брат! Это звереныш!”, и вдруг со своим мстительным отношением к брату обрадовался этой фразе, которая по его впечатлению, по его Эго-состоянию, точно характеризует брата. Он сам бы хотел его назвать “Зверенышем”, но никак не мог подобрать слово, а тут взяли и подсказали...

    В результате мальчик одиннадцати-двенадцати лет, услышав про своего семилетнего брата “Звереныш”, сразу уловил, схватил эту фразу и понес ее дальше по жизни. И в момент, когда он говорит в сердцах, он говорит вещи, которые идут из глубокого запечатления. Чаще всего это детские запечатления, причем, связанные с тем или иным Психопатическим Кругом, в данном случае, с братом.

    Бывают случаи, когда симпатические отношения у девочки были связаны со своей матерью и от матери она получила какие-то очень смачные фразы (простите за это слово, но оно наиболее ярко характеризует интонационное содержание этих слов и глубокое их впечатывание). И вот это схваченное слово она потом долго несет по жизни, внутренне радуясь ему.

    Однажды я шел по улице и вдруг услышал просто потрясающую фразу, которая до сих пор во мне, и я не знаю, на кого и при каких обстоятельствах она выльется. Может быть, этого и не случится, потому что я это успел осознать, и воспринимаю как психопатическое запечатление...

    Так вот, я шел по улице и услышал, как женщина, ругаясь в очереди по поводу мужчины, который влез без очереди, вдруг сказала: “Ах ты, сволочи кусок!”. И мне это так понравилось (сегодня я не рад этому сам), что в течение целого года я проигрывал ситуацию с этой фразой внутри себя. Я боялся произнести ее внешне, но по поводу того или иного человека иногда произносил эту фразу внутри себя.

    В заключение нашей беседы еще раз отметим, что слова, сказанные нами нашим детям в сердцах, произносимы не случайно. Они всегда принесены нами из своего собственного детства или же из наших Эго-состояний и Эго-запечатлений.

     

    Разновидности психопатических кругов

     

    Скрытый (“благополучный”) Психопатический Круг

    Рассмотрим подробнее отдельные психопатические круги, их разновидности, которые встречаются в более или менее распространенных вариантах.

    Начнем со скрытого Психопатического Круга. Для примера рассмотрим семью, в которой трое детей – мать, отец, две девочки и мальчик. Семья вполне благополучная, отношения между супругами разные, но для посторонних достаточно нормальные. Все трое детей хорошо учатся, но лучше всех – мальчик. Он одарен различными талантами и приносит из школы хорошие отметки. Первые три класса закончил отлично, все последующие годы он тоже очень хорошо учится и активно участвует в жизни школы, одновременно занимаясь в пяти кружках. Причем, везде достигает хороших результатов, участвует в выставках, различных конкурсах... В семье постоянно чувствуется внутренняя радость такому благополучному состоянию своих детей. Так проходит все детство.

    Все трое заканчивают институты, старший и младшая – с успехом, средняя – с некоторыми трудностями. Двое заканчивают аспирантуру, жизнь в целом идет очень уверенно и насыщенно. Внутренняя удовлетворенность родителей достаточно глубокая, потому что все складывается очень успешно.

    И вдруг в тридцатилетнем возрасте старший начинает делать что-то непонятное, по мнению родителей. Он колеблется в выборе дальнейшей жизни, в нем происходит какой-то внутренний поиск, недовольство делом и тем местом, которое он занимает. С одной стороны все лавры вроде бы при нем, внешне ситуация очень благополучная, а внутренне – ощущение ненайденности своего места в жизни. Хотя при всем при этом он уже ученый, и все у него есть.

    И только к сорока годам, прожив еще десять очень трудных, полных внутренних исканий, лет, он вдруг обнаруживает, что постоянно все делает в жизни только для того, чтобы получить родительское удовлетворение по поводу его славы. Он внутренне ищет моментов и ситуаций, в которых можно проявиться, прославиться, и ловит себя на мысли, что слава эта должна дойти до родителей, причем, обязательно прежде всего до матери. Он замечает, что во внутреннем зрении своей славы отца в расчет не принимает. Своими мыслями, постоянными внутренними движениями сын обращается к матери. И всякий раз, переживая успех: защиту диссертации, публикации в центральной прессе, он ощущал внутреннее удовлетворение именно от того, что все это доходит до матери. Все вырезки, все публикации, связанные с его работой, он старался ей выслать. И только в сорок лет обнаруживает, что всю свою жизнь он выстраивал вокруг того, чтобы дарить своей матери эти моменты успеха.

    Оказалось, что ситуация была запечатана в возрасте восьми лет, когда он в первом классе принес первую пятерку. По этому поводу мать устроила большой праздник в доме. Все очень радовались, но мать радовалась как-то особенно... В тот момент, когда она рассказывала соседям, какую радость принес ее сын, тот случайно оказался рядом и эту ситуацию уловил, ее слова, ее радость запомнил, и с того времени вся его жизнь выстроилась так, чтобы приносить матери эту ее радость.

    И лишь в сорок лет он понял, что материнская радость была тщеславием, она гордилась своим сыном, тщеславилась им перед соседями.

    Причем, удивительная вещь – он хотел принести радость именно тем, чтобы где-то состояться. Поэтому он постоянно уходил из дома, постоянно находился в увлечении какими-то делами, занимался пионерской, позже комсомольской деятельностью, затем студенческой работой.

    А потом он уехал в другой город, везде добивался успехов, пожинал лавры и эти отголоски своей славы посылал матери, но сам у нее не появлялся. И было непонятно ни матери, ни отцу, ни сестрам, ни жене, ни его детям, почему же он сам не едет к своей матери. Почему не отвечает на материнские письма, а если и отвечает, то лишь рассказывая о своих успехах, ничего не вспоминая о матери. Он не слышит мать, не спрашивает о ее жизни, лишь ограничивается для приличия отдельными короткими фразами: “Как твое здоровье?”, “Что ты там делаешь?”. На этом все и заканчивается. Но при этом идет постоянное, упорное, методичное зарабатывание славы в глазах матери. Он очень точно исполняет одно и то же действие: заработав славу, старается ее отголоски тут же отправить своей матери – через приезжих гостей, посылая по почте вырезки из газет или журналов. При такой озабоченности тем, чтобы она все знала о его успехах, никакой внутренней обращенности к матери у него нет. Удивительно, что так пунктуально информируя мать, он, оказывается, внутренне абсолютно равнодушен к ней. То, что это холодное, совершенно не пробужденное, черствое отношение к матери все же позволяет посылать ей свидетельства об успехах, долго оставалось как для него, так и для близких окружающих людей, какой-то непонятной загадкой. И только когда он совершенно случайно вдруг однажды вскрыл эту ситуацию, понял, откуда все идет. Оказалось, что от печати, положенной в детстве.

    Давайте посмотрим на эту картину изнутри. Оказывается, Эго-влечение тщеславия и чувственная зависимость от матери соединились в мальчике с его большими способностями и одаренностью еще в младенчестве. Уже в два-три года он выделялся среди других детей.

    Однажды, движимый любопытством, он, когда ему было три-четыре года, повел свою сестру, на год младше его, в город на экскурсию. Они вернулись домой, пробыв в городе полдня, и застали всех домашних в панике. Мать встретила его сначала со слезами, затем скоро утешилась. А потом рассказала своим соседям умилительную историю о том, как ее маленький сын повел свою сестру по городу. В первый момент она была раздражена, встревожена, хотела его наказать, но потом когда все это улеглось, она поведала о происшествии всем-всем-всем. И многократное повторение этого случая запечаталось в мальчике как первое слово, которое соединило Эго-влечение тщеславия с гордой самодостаточностью, запечатав все материнским довольством собственным сыном. Даже первую пятерку мальчик принес с внутренним вожделением: доставить радость маме и получил то, чего он ждал. Это была не просто радость всей семьи, а именно тщеславная радость матери перед соседями. Это послужило вторичному запечатыванию. Затем оно закреплялось в самостоятельных поступках этого мальчика, когда он каждый раз с внутренней удовлетворенностью нес своей матери те или иные результаты: грамоты, ценные подарки, благодарности, записи в дневнике.

    Интересно то, как он при этом себя вел. Сунув дневник в руки маме, он сразу же забывал об успехе, терял к нему интерес. Сам по себе успех ему был не нужен. Поэтому он становился к нему равнодушен. Успех был нужен маме. У него была абсолютная уверенность в успехе. При этом каких-нибудь сыновних чувств он никогда не проявлял. Родная мать его совершенно не интересовала.

    В погоне за успехом этот мальчик, а позже юноша уходит из дому. Внутренне уходит. Он прибегал домой только ночевать. Закончив десять классов, он уезжает. Много лет сын не приезжает домой, даже на студенческие каникулы, дома ему делать нечего. Ибо все, что надо, (а именно – свою славу) он посылает по почте, по радио, в газетах, журналах, где печатаются его работы или что-нибудь о нем, чувствуя при этом глубокую внутреннюю удовлетворенность.

    Но вдруг в тридцать лет он начинает получать от матери жалобные письма, в которых она выражает свою скорбь, свою боль о том, что он не приезжает, забыл ее. Он внутренне возмущается: Как? Все, что надо, он делает. Он в поте лица зарабатывает славу и отдает ее обратно матери. Что еще надо? Чего же она еще требует? Это внутреннее возмущение первое время (несколько лет) работает очень жестко. Он не отвечает на ее письма, навещает один раз в два-три года, устраивая там время от времени скандалы. Так продолжается внутреннее отвержение этих притязаний матери на какую-то сыновнюю отзывчивость, нежность. У него остается такое ощущение, что все, что нужно матери, уже отдано.

    И только в сорок лет у него наступает прозрение, происходит внутреннее раскаяние, понимание: оказывается, мать не получила от него тепла ни на грош. К сожалению, состояние самой матери по-прежнему остается тоже запечатанным, она продолжает искать в своем сыне в основном лишь славу. И только через боль и слезы она со временем, возможно, поймет, что ее собственное отношение к сыну не жертвенное. Она просто тщеславилась своим сыном с самого момента его рождения: потому что он первенец, потому что он родился хороший, и вес у него приличный, и внешне красивый, и умный. Поэтому с первых дней она уже тщеславилась им и высшей радостью, получаемой от сына, для нее была реакция окружающих людей.

    Знала ли тогда сама мать об этом? – Нет. Она неосознанно исполняла функцию тщеславия, которую несла из своего собственного детства. Живя своим сыном, мать, в основном, радовалась его успехам. На всю же остальную его жизнь она не обращала никакого внимания, при этом во всем его покрывая: кормила она его как надо, поила его как надо, лечила как надо. Одевала она его всегда с иголочки, чтобы он был как куколка. И везде и всюду она чувствовала внутреннюю удовлетворенность от того, что он, пятилетняя “куколка”, выбежал на улицу, что все вокруг радуются ее сынишкой. Она внутренне тщеславилась, внутренне гордилась своим сыном! Ей больше от него ничего не надо было. И поэтому, в следующий раз, когда она бежала в магазин, то покупала вещи еще красивее, еще интереснее. Она обладала достаточным вкусом, чтобы одевать свою “куколку” со вкусом и добротно. (Сегодняшние матери одевают детей по всем параметрам западной моды, и пятилетний ребенок сегодня может быть одет на двести, а то и больше долларов). Ни мать ни сын не помнят душевных разговоров между собой – их просто никогда не было. Ни мать ни сын не помнят моментов, когда бы мать утешала свое дитя. Зато она ухаживала за ним, обхаживала его. Это хорошо помнят оба.

    Чувство благодарности, которое иногда пробуждалось в сыне, было реакцией на подаренный костюм, дорогие подарки, какие-то удивительные вещи или вкусные лакомства, которые приносила ему мать. Именно такое чувство благодарности он испытывал. Но ни одного чувства радости общения, какого-либо внутреннего утешения – ничего этого сын не помнит, потому что ничего этого не было. Не помнит этого и мать. Более того, дожив до семидесяти с лишним лет, мать вообще не имеет никакого внутреннего движения к сыну, желания к таким разговорам с ним. Зато она теперь ждет и требует от него одного – чтобы он повернулся к ней в нежности, и все это даже с какой-то претензией.

    Если мы всмотримся в то, откуда в самой матери идет такая психопатическая реакция на сына, то увидим, что сама она из семьи очень именитых в округе людей, но затем потерявших эту именитость, обедневших. И только в душе сохранилось внутреннее притязание на место в обществе. Внешне она прожила трудную жизнь, осталась сиротой, потеряв обоих родителей, вырастив одна младших братьев и сестер. Она много положила, чтобы все они закончили институты. И теперь радуется, что они все дипломированные, хотя сама осталась без диплома. И теперь это внутренне ощущение чего-то недополученного реализуется через сына. Внутреннее тщеславие получает по всей полноте от одаренности сына, от его лавр.

    Так разворачивается психопатическая картина, которая идет из поколения в поколение: сначала от матери, затем к сыну, а потом и к внукам. Внуки о сыновних чувствах уже знать не хотят. Они заголублены, обихожены, взлелеяны, они одеты с иголочки, имеют невероятно богатые игровые комнаты, у них есть все. У двенадцатилетних есть магнитофоны, велосипеды и прочие дорогие вещи. Всем этим их обеспечивают бабушки с дедушками, но не отец, потому что отец зарабатывает лавры. Жена при этом возмущена, обижена. От мужа она не получает ни тепла, ни ласки, ни любви, ничего того, что должна получать женщина. Но он ей приносит большие деньги и она этим в конце концов успокаивается...

    Вот такая полностью развернутая картина скрытого Психопатического Круга, где Эго-состояние тщеславия занимает ведущее место. Началось все с матери, ее несостоявшееся, уязвленное тщеславие в полноте состоялось в сыне. Внукам оно уже не нужно, но зато они теперь процветают в полном материальном благополучии. Не от тщеславия, а от влечения к вещам, к красивому. Причем они совершенно не ценят вещи. В детстве все раздаривают (но не от щедрости), ломают, меняют по два-три раза в день, совершенно не аккуратны. Но зато с иголочки одеты – об этом печется бабушка. Предполагается, что в четвертом поколении, в правнуках, двигателем жизни будет не тщеславие. Правнуки будут заняты материальным достатком и на этом фоне получают полный разворот все остальные Эго-состояния. Все это может пойти по разным направлениям: либо в сексуальный разврат, либо в гнев, либо в праздный, беспечный разбой.

     

    Явный (“неблагополучный”) Психопатический Круг

    Рассмотрим другой пример Психопатического Круга – неблагополучный.

    Мама переживает страшную беду. У нее сын четвероклассник. Вот он возвращается из школы – распахивается дверь и сын влетает с криком или с песнями. Это он так “радуется”. По пути в свою комнату он сбрасывает с себя пальто, бросает ранец, школьный пиджак. Он плюхается на кровать, снимает свою обувь, разбрасывает в разные стороны носки, брюки, остается в одних трусах и кричит маме: “Одева-а-й!”. Раздеваться он маме не доверяет, ему самому очень нравится, а вот одеть его должна она. Она одевает его в домашнюю пижаму, ведет в ванную умываться, моет ему руки, лицо. Сын в это время дурачится, как может: брызгает маме в лицо водой, прыгает в ванную за мылом, мать пытается его удержать, но тщетно. Наконец-то в течение получаса мама его умывает. Затем он садится за стол, при этом он вопит, кричит, поет какие-то песни и играет. В короткие минуты затишья мать старается пихнуть ему в рот ложку с едой. Когда она не успевает, он плюет ей в лицо едой, но иногда проглатывает... Обед длится больше часа.

    Затем они садятся вместе делать уроки. Уроки делают до десяти-одиннадцати ночи. Происходит это следующим образом.

    Мама:

    – Сыночек, давай сделаем русский язык.

    Сын:

    – Не хочу-у-у.

    Мама:

    – А что же ты хочешь? А это хочешь? А может быть это?

    Наконец она его уговаривает и он отвечает:

    – Ладно, давай математику.

    Мама разворачивает учебник по математике...

    При этом она делает так: сама расписывает пример и спрашивает:

    – Вот так вас учили?

    – Не та-а-к...

    Она расписывает по-другому и вновь спрашивает:

    – Вот так?

    – Не та-а-к...

    – А как же вас учили?

    – Не зна-а-ю,– отвечает он.

    Наконец она находит по тетрадке, по учебнику, как же надо решать. Расписывает примеры и задачу. На все это уходит два часа. Затем она просит его переписать в тетрадку.

    – Не хочу-у-у!– кричит он.

    Он уже не поет песни, он ревет. Он устал. Он устраивает истерику, бьет мать по лицу пеналом, тетрадкой. Наконец падает на пол, бьется в истерике, выкрикивая, что ему все это надоело.

    – Ду-у-ра-а! Я не люблю тебя-я, уходи-и-и!

    В конце концов она его успокаивает, усаживает и они принимаются за русский язык. К одиннадцати ночи совершенно вымученная мать укладывает совершенно вымученного сына в кровать. Он сразу же засыпает.

    Утром она его с величайшим трудом поднимает, собирает и доводит его до самой школы. До четвертого класса она его водила прямо в класс, а теперь лишь до угла и остается здесь, потому что сын не хочет, чтобы она шла дальше.

    ...Она сменила три работы. Сначала она работала полный день, затем перешла на полдня, а затем и вовсе на надомную работу. Сейчас она совсем без денег, потому что и надомную работу выполнять не может. Вот так и живет: без мужа, с одним сыном в таком совершенно разрушенном состоянии и не знает – как жить дальше, как быть. Это страшная трагедия. Это третье-четвертое поколение после тяжелого преступления, которое было совершено в роду, после отступления от Бога, от Церкви.

    При этом мать действительно не знает выхода из ситуации, она все, что могла, уже перепробовала. Но ведь она перепробовала внутри Психопатического Круга, она не выходила за его пределы и поэтому любая ее проба была лишь большим закручиванием ситуации. В момент, когда ребенок капризничал, она, вместо того, чтобы продолжать спокойно заниматься делами, вдруг бросалась ублажать его. Она перепробовала все известные ей варианты именно в потакании ребенку, т.е. варианты внутреннего, эмоционального угождения ему из-за боязни потерять его. Она пробовала кричать, плакать, ласкать, обижаться, быть равнодушной... Но всегда это делала до той границы, после которой она предчувствовала возможность полного отвержения ее сыном. Этого отвержения она боялась больше смерти.

    В Триаде Эго действие Психопатического Круга снять невозможно. А так как страстная Эмоциональность входит в Триаду Эго, то проживается именно Эго. И какие бы реакции, варианты эмоционального поведения с сыном она ни пробовала, все равно это будет делаться строго в Психопатическом Круге, тем самым еще более усиливая Психопатический Круг.

    Анализ ее жизни показал, что такую сердобольность по отношению к своему сыну, эту завязанность на нем она принесла из психопатии своего собственного детства.

    Оказывается, в раннем детстве она жила без матери. Шла война и мать вынуждена была оставить дочку у бабушки, а сама уехала на шесть или восемь лет. Девочка с годовалого возраста воспитывалась у бабушки с дедушкой. Она много расспрашивала о своей матери, печалилась о ней, но никто не мог ее утешить и успокоить. Позже, когда девочка встретилась со своей мамой, мать очень обрадовалась ей. Дочка тоже была рада, но лишь внешне.

    Внутренняя зажатость, внутренняя душевная недостаточность, которую она испытала в раннем возрасте, в скрытом виде навсегда осталась с нею. По возвращении матери, будучи при ней, она время от времени выдавала ей неожиданные капризы. Мать не могла понять, почему такая подлость, такая ожесточенность проявляется вдруг у ее девочки, довольно ровной в обычном состоянии. Особенно эта внутренняя скрытая недостаточность или мстительность по отношению к матери стала проявляться в подростковом возрасте, когда дочь уже открыто стала самоутверждаться в своем отношении к матери. Отношения бабушки с дедушкой были неровными и она это очень хорошо усвоила. Упрямый характер и влечение гордости в сумме дали такое жестокое упрямство. Именно к матери, больше ни к кому другому. Но мать имела властолюбивый характер и все же заставила дочь жить в некотором повиновении ей. Это стало переживаться девочкой как внутренний комплекс. Рядом с властолюбием, собственной гордостью в девочке начало интенсивно развиваться Эго-влечение к печали, которое стало потом, на подсознательном уровне, давать реакцию борьбы с матерью. Мать отвечала на это жесткой властностью, закрывала и зажимала ее. Девочка в ответ успокаивалась в обиде. Она замыкалась на одну-две недели и в этой обиде была уже не такой ретивой, не такой строптивой, а какой-то успокоенной. В действительности она переживала обиду на мать и боль от нее, перерастающую временами в скрытую, слабо проявляемую ненависть.

    Когда она вышла замуж, это желание, это стремление быть обиженной проявилось по отношению к мужу. Первый год он никак не мог понять, почему она выливает на него какую-то озлобленность и вызывает его на какие-то властные проявления характера. Сама того не сознавая, что она нашла себе мужа достаточно властного. Отца своего она не знала, зато знала свою властную мать. И теперь психопатическое состояние ее печали нашло себе материнскую властность в муже, которого она своим упрямством, дерзостью, своенравием выводила в состояние сильнейшего раздражения.

    Семья быстро разрушилась, она развелась с мужем и осталась наедине с ребенком. Та внутренняя психопатическая недостаточность, которая была ею пережита в детстве, теперь во всей полноте воплотилась в сыне. Ребенок родился в очень тяжелых условиях: когда он был в утробе, родители воевали между собой. Потому мальчик, видимо, сильно страдал, родился очень чувствительным. Малейшие слезы матери, малейшее проявление плаксивости в ней немедленно приводили мальчика в сильный зажим всего своего, все личное в нем замирало, он всем своим существом обращался в угождение матери. Он стал для нее тем покровом, которого она искала всю свою жизнь. И когда она обрела этот покров от сына, ее внутренняя благодарность, Эго-благодарность нашла в нем и мужа, и мать, и ребенка.

    После того, как она осталась одна, все ее женское естество обратилось к сыну. С какого-то момента начинается отягощение психопатической ситуации, потому что в мальчике она подсознательно воспринимает мужа, хотя умом прекрасно понимает, что это ее сын. Когда она голубит его, ласкает, прижимает к себе, то получает некую компенсацию отсутствующего мужа. Эти какие-то почти эротичные отношения, эта любвеобильная обращенность к сыну дает ответную реакцию мальчика. Мальчик начинает пользоваться материнской любовью. Все, что ни потребует, что ни пожелает, мать тут же исполнит, ублажит, причем, ищет, ждет, хочет, чтобы он отвечал ей любовью.

    До двух лет ребенок именно это и делает, но уже начиная с первого года, проявляет упрямство, капризы. К трем годам все это прочнее и прочнее закрепляется, хотя продолжает покрываться материнским любвеобилием. К семи годам эгоистические отношения разворачиваются во всей полноте. А когда она его отправляет в школу, начинаются настоящие муки. И к четвертому классу они оба приходят в вышеописанное состояние.

    Мальчик находится в глубоком западении в Эго-влечения. Причем все восемь в нем действуют одновременно. Мать находится во внутренне обессиленном состоянии. Она с ним потеряла все свои Душевные Силы, и теперь полностью предалась безволию и отчаянию.

    Ее разоренное состояние ужасно, она совершенно больна: неврастения сильнейшей формы, полное расстройство кишечника, болезни почек, печени, селезенки, кровь плохая, нервная система совершенно расшатана. Она может моментально броситься в слезы и плакать без остановки. Это состояние, при котором в ней действуют все восемь Эго-влечений одновременно. Она не может собой управлять. Иногда она садится за стол и наедается, иногда, не взирая на крики сына, она садится перед телевизором и смотрит его до отупения. То вдруг бросается в какие-то зрелища, начинает флиртовать с мужчинами, потом их всех отвергает, а затем плачет в подушку. Она не знает, что делать. Это катастрофа.

    Как выйти из этого состояния? Как помочь ей восстановиться? Тяжелейшая ситуация выходит на физиологический уровень. Нужна прежде всего физиологическая помощь, а затем и психотерапевтическая. Нужен человек, который бы ее поддержал душевно. Но более всего необходим выход к Источнику Сил Душевных – к Силам Благодатным.

     

    Возможен ли выход из Психопатического Круга?

    Любой Психопатический Круг с годами становится для его участников все более мучительным. Но эти муки имеют разную природу. В одном случае человек сильно страдает телесно, умножаются болезни; страдает и душевно – развиваются раздражительность, обиды, истерики, страхи, обреченность, уныние, отчаяние, вспышки мстительности, злобы, начинает преследовать мнительность, подозрения, зависть к другим, ропот на свою судьбу.

    В другом случае в человеке страдает душа. Страдают Силы Души, попирается или вовсе отрицается Совесть. Муки Совести и муки нравственных Сил Души обращают человека к Богу. Духовным предчувствием он начинает слышать, где можно обрести Источник поддержки его угасающих Сил Души. Обращаясь к Богу, он реально испытывает приходящую от Него поддержку.

    Выход из Психопатического Круга видится только один: обрести в себе глубину, выйти к Триаде Совести. Попытки выйти из Круга, оставаясь в Триаде Эго, в лучшем случае дадут временное ослабление ситуации, но не решают ее стратегически. Выход из круга – это выход из Триады Эго.

     

     

    ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ КРУГ: МУЖ И ЖЕНА

    В предыдущей лекции мы остановились на том, что Психопатический Круг между родителями и детьми возникает по причине скудости Душевных Сил. Когда Душевные Силы не высвобождены, когда Совесть не обеспечена Благодатными Силами, ни то ни другое почти не слышимо в самом человеке. Он действует и живет Эго-влечениями, в которых собрана его жизненная энергия.

    Чем меньше проявлены Душевные Силы в человеке, тем более владеют его волею энергетически сильные Эго-влечения. В этой лекции мы попытаемся раскрыть, как отображается такая скудость Душевных Сил на развитии девочек и мальчиков.

    Как вы помните из изложенного ранее, Триаду Эго составляют Способности, Эмоциональность и Эго-влечения. Наблюдения показывают: когда Душевные Силы оскудевают или же когда они изначально малы, или не проявлены, тогда становление мальчиков происходит преимущественно через Способности, и благодаря этому Эго-влечения проявляются довольно активно. Интеллектуальное действие как царственная способность становится доминирующей, ведущей, поэтому мальчик, а затем мужчина становится рационален, логичен, рассудочен. При этом Эго-влечения, требуя своего, имеют очень сильную радикальную программу: умственные построения, мыслительную деятельность, к которой добавляются достаточно развернутые оправдательные мысли и теории, вплоть до внутренних умопостроений, которые создаются в интеллектуальной жизни мужчины.

    Женщина же по природе своей более эмоциональна, и ее доминантное проявление происходит через Эмоциональный уровень, чувственную сферу, поэтому ее интеллектуальные Способности выражены слабее. Даже там, где женщина наделена большими Способностями, именно эмоциональное проживание Способностей является ее доминантой. Для мужчины же доминантным является рациональное или же интеллектуальное проживание Способностей.

    Так, например, мужчина и женщина имеют рукодельные Способности, возьмем для примера: у мужчины – к столярному делу, у женщины – к вязанию. Во время вязания женщина находится в Эмоциональном состоянии, мужчина же во время занятия своим рукоделием – более в интеллектуальном. В связи с этим, естественно, при скудости Душевных Сил Эмоциональность женщины, погруженная в Эго-влечения, становится ведущей. И чем более она погружается в Эмоциональность, тем более раздирающе проявляется в ней состояние различных Эго-влечений. Частая перемена настроения, быстрые западания в любые эмоциональные состояния, острая чувствительность к малейшим колкостям, обидным словам, к неисполнению ее внутренних притязаний и желаний, быстрые срывы в любое состояние аффективного характера, гнева, обиды, тоски, уныния, упадка, или, наоборот, интенсивного смеха, иногда совершенно неуправляемого, или же просто какой-то неуправляемой развеселости: с утра весела, а к вечеру – в плач, – все это естественные свойства женщины, у которой Душевных Сил нет.

    Более того, такое проявление женщины, равно и рациональная холодность мужчины, при всей энергии того и другого есть признаки подавленности Сил Души или помрачения некоторой их части, которая жива.

     

    Поиск будущей супруги

    При отсутствии Душевных Сил ко времени выхода в юношеский возраст поиск будущего супруга происходит именно с позиции психопатии. Субъективно мужчина или юноша, вольно или невольно, переживает будущую жену с двух позиций: с позиции доминантного Эго-влечения и с позиции Эго-влечения сексуального. Женщина же переживает своего будущего мужа с позиции доминантной Эмоциональности и с позиции Эго-влечения сексуального. При этом для одних мужчин более значимы различные рациональные представления о женщине, они головою всматриваются в то, что такое женщина как будущая супруга. Для них более свойственно просчитывать наперед будущую свою невесту. Это просчитывание часто происходит не явно, а подсознательно, поэтому юноша даже может и не замечать за собой такого рационального подхода. Просчитывание будущей супруги опирается на представления, заложенные ему отцом, также подсознательно. Плюс к этому существует целый ряд подростковых и юношеских представлений о будущей супруге, которые схватываются из среды сверстников. Через них происходит внутреннее построение образа будущей супруги. И вот этот интеллектуальный образ будущей супруги является для юноши ведущим в выборе невесты.

    У мужчин слабой воли, слабого характера, выбор идет через подсознательные запечатления детских отношений с матерью. Ищется невеста, схожая по характеру с матерью.

    Юноша, воспитанный в полной, великодушной семье, в котором пробуждены и поддержаны Силы Души, особенно из семьи правдиво-церковной, выбирает невесту от Душевных Сил. Отношения с девушкой у таких юношей выходят за пределы Психопатического Круга.

    Сексуальное влечение в первых двух случаях становится как бы закрепляющим. Центральным моментом в поиске невесты является подсознательный интеллектуальный или чувственно-запечатленный выбор. Когда этот выбор произведен, испытывается радость озарения, в которую тут же вливается эротическое влечение. И вот оно-то и выходит на первый план. После этого вся рациональная, мыслительная, интеллектуальная деятельность юноши совершенно уходит и более им не осознается, равно как и чувственно-запечатленная. А вышедшее на первый план эротическое восприятие будущей невесты становится центральным. И теперь ему кажется, что он любит. На самом деле это чистая влюбленность, которая пламенеет не более как влечение.

    Только потом, уже в супружестве, когда Эмоциональность, и эротическое Эго-влечение насытятся (что происходит в одних случаях – через неделю, в других – через месяц или через полгода, год), выступает на передний план та подсознательная картина выбора, которая была вначале, т.е. его интеллектуальные требования или чувственно-запечатленные притязания к своей жене. И тогда вдруг обнаруживается, что выбранная им жена ничего подобного из того, что он предполагал, дать ему не может. Происходит это по следующей причине: он выбирает и ищет интеллектуально, по внешним свойствам и признакам девушки и, соответственно, по тому, как она себя проявляет в отношениях с ним, как она видит себя со стороны, какую себя она предлагает ему или по чувственно-запечатленному характеру отношений с нею, т.е. в этом случае юноша опирается на удобство отношений, узнаваемость их, ему легко общаться, он не теряется, знает, что и как делать и уверен в отклике.

     

    Поиск будущего супруга

    Теперь давайте всмотримся, как аналогичную ситуацию эмоционально проживает девушка. Ее внутреннее стремление найти жениха на самом деле чаще всего происходит по психопатической недостаточности, от скудости Душевных Сил. Душевные Силы обретаются от родительской любви и при их недостаче ищутся от других. Она ищет того, кто ее в этом утешит. Этот внутренний поиск Душевных Сил и является поиском настоящей любви.

    В нынешнее время редко встречаются примеры благодатной родительской любви. Поэтому и девушки в основном подавлены или помрачены в своих Силах Души. Поэтому их нужда в любви чувственна, эмоциональна и происходит от Эго-влечения.

    Однако, ничего об этом не зная и не подозревая, девушка, проживая себя эмоционально, чувствует эту эмоциональную недостачу. Происходит как бы перехват внутреннего движения Воли в Эго-влечения, и в Триаде Эго эту недостачу девушка переживает как эмоциональную. Отсюда внутренне она ищет эмоционально сильного юношу, но при этом внешне в ней живет эротическое, сексуальное чувство. И, ведомая этим чувством, девушка при встрече с юношей начинает выдавать себя такой, какой он хочет ее видеть. При этом своим эмоциональным чутьем девушка обычно знает примерно ожидания или запросы юноши, и этим ожиданиям она неосознанно подыгрывает. Она может рассказывать интересные истории про себя, про своих родителей, которые будут привлекательными для юноши. Его интеллектуальный поиск будет удовлетворен ее рассказами о себе.

    Девушка слабой воли и характера выносит из детства отношения с отцом, и согласно им ищет жениха. Потребность в женихе может также исходить от материнского чувства, нужды в ребенке. Нужды в муже как таковом она может и не знать.

     

    Супружество в Эго-состоянии

    Когда девушка выйдет замуж, проживет эротику, и в сексуальном плане наконец-то произойдет насыщение, когда влюбленность уйдет, она вдруг обнаружит, что он интеллектуален и покрыть ее Душевными Силами не может.

    Однако это обнаружение происходит вовсе не в сознании, а во внутренней недостаточности. Она будет постоянно чувствовать, что он ей недодает: не поцеловал, не приголубил, не сказал: “Люблю тебя” лишний раз, вообще не говорит: “Я люблю тебя”, не обнимет, не принесет цветы, не скажет комплимента или доброго слова, не побьет, не поистязает, не разволнуется по поводу ее. Возникнет масса самых различных переживаний, претензий к мужу, доказывающих, что он на самом деле ее не любит. А у него действительно нет Душевных Сил для того, чтобы проявлять эту любовь. Он интеллектуален, сексуален и не более того.

    Однако ее потребность продолжает оставаться, и тогда, переживая ее эмоционально, она устраивает ему скандал, второй, третий. В этих скандалах она имеет обыкновение западать в то или иное доминантное Эго-влечение. Если эта девушка властная, гордая, если гордость в ней доминантна, тогда она становится властолюбивой, и в доме начинает все брать в свои руки настолько, что муж не смеет слова сказать, и это все – от скудости или подавленности в ней Душевных Сил. Энергетика Эго-состояний действует в открытую, без всякого умаления, или ослабления.

    Если жена тщеславна, то муж вдруг обнаруживает, что она начинает чрезмерно наряжаться, украшаться, куда-то постоянно убегать, где-то постоянно бывать: то ли среди подруг, друзей, то ли на работе, там, где она своими внешними данными может компенсировать домашнюю недостачу.

    Если же доминантой является печаль, она будет постоянно уходить в страшнейшие обиды, которые могут держаться иной раз по целому дню, а то и по целому месяцу, когда она, замкнувшись в обиженное состояние, будет ходить по дому, как мумия.

    Если же доминантное влечение в ней – сексуальность, то, постепенно охлаждаясь в отношениях с мужем и не имея возможности ничего больше с этим поделать, она начнет флирт на стороне. При этом, чем больше она будет там тщеславиться, или находиться в незаконной связи, или по гордости будет находиться во властолюбии, здесь, в доме, тем более она будет сравнивать своего мужа с теми, с кем она встретилась там, за домом. И ей внутренне будет казаться, что тот, с кем она встречается, действительно много богаче, сильнее, лучше, чем ее собственный муж. И после встречи со сторонним человеком она будет чувствовать отвращение от своего дома, ей будет порой почти невозможно видеть мужа. Побывав, допустим, среди своих подруг по тщеславию или же среди сотрудников на работе, ей будет казаться, что теперь в дом войти – это войти в темницу, потому что там муж.

    Если доминантным является влечение к деньгам, вещам, то она компенсаторно начинает отдаваться какой-то деятельности, она начинает интенсивно зарабатывать, потому что муж ее не несет в дом столько, сколько надо. Эта претензия на деле идет от ее душевной недостаточности, от недополученного от мужа душевного тепла. Однако через доминантное Эго-влечение пойдет претензия к его материальной недостаточности, и требование, чтобы он в дом приносил не пятьсот, а тысячу, не тысячу, а две, и претензии эти будут расти изо дня в день. При этом для того, чтобы доказать, что она вынуждена беспокоиться о доме, она психопатически начнет искать работу. Имея одну, возьмет другую, имея малооплачиваемую работу, найдет высокооплачиваемую. При этом, естественно, ее Душевные Силы будут иссякать на работе, она будет приходить домой и каждый раз своей слабостью, своим бессилием будет доказывать ему, что все это он должен делать, а не она. На этой почве, кстати, происходит очень много компенсационных ссор. Наругавшись с одиннадцати вечера до пяти часов утра по поводу того, что он не купил ей кофточку ко дню рождения, женщина получает психопатическую компенсацию. Таким образом, ее претензии к мужу по поводу денег и вещей будут бессознательно облегчать ее переживание о том, что он не любит ее, хотя о любви она при этом ровным счетом ничего ему не скажет.

    Правда, существует еще одна психопатическая особенность женского характера, когда она в психопатии раскручивает скандал, по кругам уходя в прошлое – грех злопамятства. В результате в течение одного скандала обычно вспоминаются все ситуации, начиная с первого момента встречи и до свадьбы, все обиды, все неправильные поступки мужа, все ложные посылы его мировоззрения и т.д. Все это вспомнится и будет изложено как дополнительный аргумент его нелюбви.

    В этих ситуациях достаточно бывает буквально одной улыбки мужа или же неожиданного, покрывающего порыва его любви: “Ну что ты!?”... или он возьмет, обнимет ее, поцелует – и сразу все исчезнет. Только что был скандал по поводу денег, или гостей, по поводу его друзей, и вдруг – все это растворилось, ушло, как будто сквозь сито.

    В таких случаях для мужчины открывается, что ей нужны были вовсе не деньги и не дубленка, она просто нуждалась в обычном утешении, ей не хватало любви, которую она недополучила в детстве.

    К сожалению, пока супруги разберутся, что между ними ничего, кроме психопатических притязаний, не происходит, обычно семья успевает уже развалиться. После этого возникает внутренняя установка: “Никогда больше не выйду замуж!” или “Никогда больше не женюсь!”.

    У мужчины восприятие женщины, постоянно скандалящей с ним, постоянно от него чего-то требующей, идет параллельно с внутренним ощущением непонимания женской природы и того, что в женщине происходит. С утра вроде бы все было хорошо, вернулся вечером – ушат на голову. При этом никогда не поймешь, в какую минуту, по какому поводу и чего ради. Ощущение, что он находится в постоянно подвешенном состоянии, становится центральным. Его интеллектуально занятая душа при полной глухоте, скудости душевной чуткости, естественно, не слышит ее эмоционального состояния. Более того, в этом случае мужчина начинает постоянно убегать из-под давления женщины. Он внутренне чувствует: требуется от него что-то такое, чего он понять не может. Сначала он идет на поводу. Требуется дубленка – он заработает деньги и купит ее, требуется мебель – он и ее купит, требуется квартира – он и ее тоже приобретет. И, тем не менее, сколько он дома ни делает – все равно слышит недовольство. Он внутренне чувствует: “Вроде бы не пью, не матерюсь, не ругаюсь, в дом все несу, по дому все делаю. Что еще надо?”. А, оказывается, вовсе не это надо. Все это обеспечивается им благодаря Эго-энергетике, у него есть способности, есть достаточный энергетический запас собственной гордости, собственного тщеславия, собственного самолюбия и прочих чисто мужских качеств. С помощью всего этого он приносит в дом все, что можно принести, и, возможно, приносит немало. Но при этом не несет самого главного, что требует жена – он не несет душевного участия, он не несет любви. Та любовь, которая исходит от него – эротическая, и эта любовь, которая удовлетворяется в течение одной ночи, на самом деле ничего не дает, потому что это радость на минуту.

    Сексуальная гармония, которая возникает между супругами, может стать очень серьезным основанием для Эго-супружества. Но ничего более Эго-супружества здесь не будет, т.е. глубины любви они не обретут. Но сексуальная гармония позволит им ощущать, что они, в принципе, благополучны. Его внутренняя уверенность в ней, ее уверенность в нем – это все будет, и они могут дожить до золотой свадьбы с ощущением, что хорошо прожили жизнь. Главное только лишь потом вскроется: скрытый Психопатический Круг в детях и внуках, потому что удовлетворенность на Эго-сексуальности не позволит им идти вглубь самих себя, в те глубины, откуда исходит настоящая любовь. Они притерлись в гармонии сексуальной жизни и в результате этого Эго-уровень уравновешен. А так как Душевные Силы в полноте не проявлены, то между ними, возможно, и будет чувственная любовь, но полноты любви к детям не будет. Родители не смогут дать им любви столько, сколько им необходимо, поэтому дети вырастут душевно более скудными, нежели они сами.

    Вернемся к мужчине, который несет в себе психопатическое состояние. Он, не имея Душевных Сил для того, чтобы утешить, не может понять, что от него требуется, потому что не имеет чем услышать. Только имеющий уши может услышать. А здесь ничего нет, и нечем слышать, поэтому он не может понять, что от него требуется. На Эго-уровне он пытается по ее словам, по ее внешним требованиям сделать все, но каждый раз обнаруживает, что он как будто старик перед старухой из сказки про Золотую Рыбку, которая все время требует и все ей мало. Но ни она не говорит правду (потому что не осознает ее) ни он не может услышать ее настоящую нужду. Нечем услышать.

    Состояние “старухи” и есть состояние психопатической женщины, а состояние “старика” есть состояние психопатического мужа. Разница только в том, что реальный муж не имеет Золотой Рыбки, у него действительно нет Душевных Сил, поэтому он и не знает, куда обратиться, к кому вообще идти за помощью и кого просить. Он пытается сделать все сам, но видит, что невозможно удовлетворить все требования самому. Тогда начинается психопатическое избегание супружеских отношений. Оно выливается в следующее. Если мужчина имеет доминантным Эго-влечением гордость, то гордость соединяется с интеллектуальностью (между ними существует прямая связь), и обычно, начинается интенсивная интеллектуальная деятельность. Он утопает на работе, он постоянно в интеллектуальных размышлениях. Придя домой, он занимается своими рабочими делами, своим хобби, книгами. Чем более жена требует от него, тем более он бессознательно спасается от нее в работе, он вынужден как-то компенсировать уязвленное мужское самолюбие, чтобы не выйти в полный дисбаланс внутренних переживаний. Иначе он будет вынужден найти утешение в алкоголе.

    Если в нем доминантно тщеславие, то оно проявляется через разную деятельность по Способностям. Он активно отдается работе, общению, т.е. уходит туда, где он может получить положительное мнение окружающих людей. При этом он знает наверняка, что чем больше он там будет славен, тем меньше здесь, в доме, он будет приятен, чем больше его там будут возносить, тем больше его здесь, в доме, будут ругать. Он чувствует эту ситуацию, и именно поэтому он старается любыми путями ее избежать. Быть в доме он старается как можно меньше, а все больше там, за домом. Придя домой, он уходит в состояние равнодушия, т.е. не слышит всех требований, обиженного тона, обвинений, постоянных подколов, которые идут от жены, или впадает в такое состояние, когда ему все хорошо: обругала – хорошо, поцеловала – чудесно. Во всем все хорошо! И во всем она вроде бы “лапонька”. Она, чувствуя это его внешнее отношение, как к лапоньке, но внутренне ощущая неправду и ложь этого состояния, будет еще более приходить в недостаточность.

    Если же в нем доминантно Эго-влечение печали, то он будет уходить в самые глубокие и сильные западения тоски, одиночества и отягощенности семейной жизнью, отягощенности супружеством как таковым, все чаще будет возникать желание бросить все это сейчас и немедленно. В конечном итоге на этой почве, особенно в состоянии печали, либо при доминантном состоянии уныния или праздности, мужчина уходит в пьянку, потому что это единственный выход услышать свое внутреннее чувство собственной мужской достаточности.

    Каждый мужчина при первой активной нервозности жены всегда внутренне невольно уязвляется в собственной несостоятельности. Хотя он может сам себе в этом и не сознаваться, но внутреннее чувство своей мужской неполноценности будет возникать. Отчета в этом обычно не отдается, более того, мужчина от этого прячется сам в себе, но компенсаторно он начинает уходить в те действия, которые отвлекают его от этого внутреннего чувства собственной неполноценности. Из жизни семейной он все дальше уходит в действия по своим доминантным Эго-влечениям.

     

    Проблема алкоголизма как составная Психопатического Круга

    При состоянии доминантной печали или праздности мужчина быстро уходит в запой, потому что, когда он выпьет, то чувствует, что он снова человек, и ему теперь “море по колено”: ругань жены, мнение окружающих людей, все это море людского мнения, море мнения жены, собственных детей – ему все теперь по колено, ему теперь хорошо! В этом состоянии “хорошо” он как бы находит себя, и этим утешается... Очень тяжелым бывает пробуждение, выход из этого состояния. Алкоголики знают это как одно из самых тяжелейших состояний, когда утром, просыпаясь свободным от пьяного угара, он ощущает весь мрак Эго-влечения печали, отдавшись которому вчера, он пил. От этого Эго-влечения он ушел в запой и внутри этого запоя оно еще более углубилось в нем, и вот утром он просыпается...

    Что же такое состояние печали? Это чувство полной брошенности в мире, абсолютного вакуума, холода, ужаса, жути. Естественно, в таком состоянии следующее движение – покончить с собою, либо немедленно закрыть это состояние уже известным способом. Правда, существует еще инстинкт самосохранения, который достаточно долгое время удерживает мужчину от самоубийства. Если бы не было инстинкта самосохранения, то в минуты утреннего пробуждения, единственное, что мужчина должен был бы сделать – это убить себя. Но инстинкт самосохранения, удерживая его в этом, направляет его в известный, им же найденный способ снятия этого состояния – скорее выпить. Это и есть синдром опохмеления. Это происходит не только потому, что тяжело физиологически, сколько потому, что состояние печали дает сильный разлад и в душе, и в физиологии. Если в Эго-влечении гордости физиология выстраивается в струнку под идею оздоровления, которую несет гордость, то в состоянии печали человеческая физиология, наоборот, вся разваливается. Ощущение своего тела как бы напоенного водою, рыхлость всех мышц и одновременно душевное бессилие и есть страсть печали. Кстати, печальные люди всегда более рыхлы и тучны, или же находятся в каком-то раздрябленном состоянии. Таково действие этого Эго-влечения на физиологию. Естественно, существует к этому и физиологическая потребность обильного питья, как следствие внутренней опустошенности, которое переживается утром.

    Сами алкоголики знают это состояние как страшное. Они его предчувствуют, при этом в очередной момент круга или запоя, знают, что будут переживать эти страшные, ужасные состояния и внутренне вроде бы несколько стараются больше не начинать пить. В это время совершается внутренний процесс борения с собою от страха перед этим состоянием.

    Начинается внутренний Психопатический Круг. Все, что происходило во внешнем действии, переходит во внутренний Психопатический Круг, т.е. это уже стадия глубокой внутренней болезни. Уже неважно, что будет с женой, потому что на жену теперь наплевать. Он ее уже не принимает в расчет, Психопатический Круг с женою у него уже пройденный этап. У нее с ним он происходит, но у него с нею – нет. У него развивается следующая стадия – внутренняя психопатия, страх перед этим жутким состоянием. Ужас и желание алкоголя совершаются внутри Эго-влечения гордости и печали, внутри несмирения и самооправдания, внутри чувства неполноценности и желания постоять за себя. Круг замыкается и выскочить из него бывает почти невозможным. Алкоголизм становится хроническим, и излечиться от него становится невозможно.

    В Америке существует организация “Анонимные Алкоголики”, которая активно помогает избавиться от этого недуга, имея разветвленную структурную сеть по всей стране. Людям, которых принимают в ряды анонимных алкоголиков, ставится первое условие – это положительный ответ на вопрос:

    – Считаешь ли ты себя алкоголиком?

    – Да. Считаю.

    Только в случае, если на этот вопрос человек дает положительный ответ, он может выбраться из этого круга. Положительный ответ можно дать только выйдя за пределы Эго-влечения гордости, самолюбия, а это частично выход за пределы круга, происходящего внутри печали. Только выйдя из него, можно сказать о нем, об этом круге, т.е. о себе самом: “Я – алкоголик”.

    Только после того, как человек сможет про себя сказать: “Я – алкоголик”, возможно постепенное излечение, т.е. возможно укрепление его покаяния в том, что “Я – алкоголик”. Благодаря этому признанию низводится состояние печали. Оно не принимается и не признается. Только не принимая состояния печали, можно сказать: “Я – алкоголик”. И чем более стыдно при этом будет, тем больше возможности укрепиться в этом сокрушении о себе самом, в этом осознании греха.

    В конечном итоге вся методика в “Анонимных Алкоголиках” строится на чувстве самообличения: “Я – алкоголик!”. Как только возникнет чувство, что человек уже действительно излечился и теперь не нуждается в обществе “Анонимных Алкоголиков”, человек может выйти из него. Но через некоторое время он впадает в пьянство вновь.

    К сожалению, эффект достигается подавлением одного Эго-влечения другим: влечение печали влечением гордости. Все анонимные алкоголики держатся за позицию: “Я – алкоголик”. И второе – за чувство принадлежности к обществу – коллективная гордость. И третье – за активность в обществе по спасению вновь приходящих – личная гордость.

    Поэтому в обществе “Анонимных Алкоголиков” позиция “Я – алкоголик!” поддерживается всю жизнь. Человек уже давно не пьет, у него уже давным-давно хорошие отношения в семье, прекрасно идет жизнь на работе. И тем не менее он продолжает везде и всюду говорить: “Я – алкоголик! Друзья, не забывайте, что я – алкоголик! Поэтому берегите меня, ибо только тогда, когда вы меня бережете, как алкоголика, и я себя берегу, как алкоголика, не как потенциального алкоголика – нет, а как явного – сегодня и сейчас происходящего алкоголика, только тогда я могу быть таким, каким я являюсь сейчас – трезвым. Но как только я об этом забуду – так немедленно, сразу же буду пить!” – Почему? – “Потому что мое доминантное Эго-влечение – печаль! Оно немедленно, сразу заберет меня к себе”.

    Чувство, что “я уже не алкоголик”, “я уже трезвенник”, “у меня все нормально” – самодостаточное, гордостное. Как только он придет в состояние гордости, отдаст себя самоудовлетворению, самодостаточности, установке: “Я теперь трезвенник”, он утвердится в гордости. В силу слабой воли, слабого характера жизнь построить на этом влечении он не может, терпит какие-то поражения. Тогда он тут же подпадает под Эго-влечение печали и снова запивает. Гордость уступает место печали. Кстати, с этим как раз связано то, что алкоголики легко могут терять себя во внешнем виде, и при этом не переживать особого неудобства, у них нет доминантности тщеславия, нет достаточной защиты в гордости. Но при слабости характера им может быть свойственно даже некоторое великодушие, душевная щедрость.

    Напротив, те люди, которые имеют доминанту гордости или тщеславия, алкоголиками не становятся. Они властные, уверенные в себе. Они идут по жизни как танки, все круша и всего добиваясь. Поэтому у них есть внутренняя установка, внутренняя ценность – Эго-ценность. Становиться пьяницами им не дает внутреннее Эго-влечение гордости.

    Эго-влечение печали трудоемко в работе. Очень трудно помочь человеку, находящемуся в этом Эго-состоянии. Требуется огромное терпение со стороны окружающих, много любви, чтобы покрывать его, особенно в моменты, когда он раскрыт в этом Эго-состоянии. Особенно трудно приходится жене и детям, когда алкоголик приходит домой в совершенно пьяном виде, один – счастливый, другой – в агрессивном состоянии. По скудости Душевных Сил у жены немедленно возникает Эго-стопор. Все поднимается против... И вот здесь требуется внутренняя полнота Душевных Сил, чтобы через них проявилась любовь.

    Только от Душевных Сил и Совести – от четвертого и пятого уровней может произойти любовь. Только там кроется любовь, оттуда она льется, оттуда происходит. Тогда Эго-уровень в душе жены растворяется, и ее стопорное состояние отходит. С улыбкой и лаской или строгостью от любви она будет обходится с мужем. И в слове ее будет власть, власть любви. Что-то дрогнет в нем, что-то поколеблется, что-то оживет ей навстречу, согласится с ней.

    Нельзя дать готовый рецепт, что же именно нужно в этом случае сказать, потому что каждая женщина от любви скажет своему мужу свое слово. Оно маленькое, коротенькое, крошечная фраза, буквально три слова: “Ну что ж ты?..” – и этого будет достаточно, чтобы легло в самую глубь его Совести. И оттого, что это сказано с любовью, с полнотой любви, этот воспринятый им импульс любви начинает его мучить. Начинает работать то, что принято называть муками Совести. Для того, чтобы Совесть начала мучить, ей необходимо исполниться сил. И вот этими силами она может исполниться или от человека, от его любви, получив некоторый минимум сил, или в полноте от Запредельного, от Бога.

    По этой причине в американской практике рядом с секцией “Анонимных Алкоголиков” обязательно создается секция анонимных друзей и родных алкоголика, т.е. ближних его, потому что очень значимо поддержать в душевном комфорте всех ближних, чтобы у них были Душевные Силы для того, чтобы принять алкоголика. Нужно понимать, что алкоголизм – это состояние Эго-влечения печали, выросшее из гордости и чревоугодия. Состояние горестное, болезненное, очень тяжелое.

    В православной практике обществ трезвости, которые до революции создавались при храмах, основанием всей работы было покаяние и молитва: “Господи, я согрешил, прости меня”. Дальнейшие шаги подобны шагам “Анонимных Алкоголиков” с одновременным зароком Богу, который дается на год, три, пять лет.

    Не получая от жены участия, мужчина часто не может обрестись в Силах Души. Тогда власть берут Эго-влечения.

    Если у мужчины доминантным Эго-влечением является сексуальность, то он будет Дон Жуаном при живой и здравой жене.

    Если в нем доминантное влечение к деньгам и к вещам, то тогда это будет мужчина, который весь ушел в бизнес. И ничего более ценного, чем заработать и еще раз заработать, у него не будет.

    Если у мужчины доминантным Эго-влечением является гнев, то он становится совершенно невозможным человеком в доме. Все рушит, все крушит. Малейшее слово со стороны жены – немедленный взрыв самой невероятной энергии, которая разбивает столы, крушит шкафы, выбивает стекла в доме, побивает жену и детей, гоняет их с ножом, с топором или с дубиной по всему дому и, в конечном итоге, выдворяет за дверь. Жена и дети вынуждены, как только муж приходит, либо пьяный, либо не в духе, сразу бежать из дому, потому что сейчас начнется... А у него это происходит компенсационно, потому что жена находится в состоянии душевной немощи, в доминанте своего Эго-влечения.

    Особенно сильную психопатическую вспышку гнева у мужчины вызывает состояние печали у жены. Если жена имеет Эго-влечение печали, то как только у нее начинается малейшие проявления печали: или она зажалась, или интонация упала, или вдруг начала подбирать какие-то жалостливые, просительные слова – в нем немедленно включается гневная психопатия и причем становится совершенно неуправляемой. Жена понимает: как только он впадет в состояние, предрасположенное ко гневу, в ней тут же все сжимается, потому что доминантно Эго-влечение печали. В психопатическом круге ее доминантное влечение усиливается через его расположенность ко гневу. Как только в муже закипает гнев, так немедленно в ней проявляется ее Эго-влечение печали. В результате они друг друга постоянно “подогревают”: муж – жену, а жена –мужа. Начинается чисто психопатическая реакция, из которой выбраться бывает чрезвычайно сложно.

    Следуя психопатическому выбору, мужчина с доминантностью гнева ищет невесту с доминантностью печали, потому что в этом случае такой круг получается наиболее интенсивный, ибо по закону Психопатического Круга отношения между членами круга должны быть максимально интенсивными. Эго всегда стремится к исполнению своих нужд, своих потребностей в точке слияния двух Эго-влечений: мужчины и женщины, ребенка и матери, ребенка и отца. В этой точке происходит интенсивная “закрутка” друг на друга. Таков закон действия Эго, закон жизни Эго.

     

    Жизненный крах человека в развернутом Эго-состоянии

    Если же выхода из Эго не происходит, то психопатические отношения становятся неизбежным достоянием супругов. При этом вы увидите следующую особенность. Чем больше времени человек находится в психопатии, тем мужчина становится более интеллектуален, или при других Эго-влечениях примитивен, женщина – эмоциональна. К старости происходит уплощение того и другого свойства. Уплощение – означает, что эти свойства становятся все более плоскими.

    Интеллектуальность или примитивность мужчины становится плоской и эмоциональность женщины тоже становится плоской. Женщина в своих проявлениях будет всегда одинаковой, гамма ее эмоциональных проявлений будет становиться все более однообразной и определенной. И чем женщина старее, тем более жестко она утверждается в определенной интонации эмоционального настроения.

    При этом можно наблюдать еще одну особенность: от того, что уплощается то и другое состояние, эмоциональность и интеллектуальность, они как бы соединяются между собою. При этом женщина в старости становится более рациональной, рациональный опыт ее жизни (благодаря чувству самодостаточности) становится настолько жестким и уверенным, что с такой женщиной, с такой бабушкой или мамой находиться рядом бывает чрезвычайно тяжело и трудно.

    У мужчины же его интеллектуальность к старости соединяется с Эмоциональностью, причем, Эмоциональностью плоской. Поэтому дедушка становится крайне прямолинейным. Поскольку доминантные Эго-состояния у мужчин и у женщин различны, у каждого свой набор доминантных Эго-состояний, то дедушкина “прямолинейность” совершенно индивидуальна. Невозможно ничего сказать против. Невозможно что-либо объяснить. Невозможно никак вообще изменить его видение ситуации. Увидел – так и будет на этом стоять, ничего невозможно сделать, потому что Эго-состояние к старости становится фундаментальным. И только вмешательство внешних обстоятельств способно что-то в этом воззрении изменить. Нужно, чтобы произошла какая-то серьезная встряска или большое горе, т.е. то состояние, когда Эго-влечения, уверенно строя свое, вдруг что-то не построят. Вот это чувство: не удалось, крах, не получилось – и есть состояние горя, это горе переживает Эго-влечение. Если оно произойдет, то человек на мгновение вдруг становится обессиленным в своем Эго-состоянии. Энергетика Эго упала, он не знает, что делать, и в эти минуты он начинает слышать движение Совести.

    Человек идет в церковь или к Богу не потому, что в его жизни случились какие-то неудачи или он пережил горе, а потому, что в момент неудачи, в момент горя Эго-уровень в нем обессилен, и он начинает слышать эхо глубинного состояния души. Именно отсюда начинается движение. При этом надо еще иметь в виду, что движение будет только в том случае, если в глубинных состояниях души есть хоть какие-то силы, есть чему позвать, есть чему повести. А если и этого нет, тогда в состоянии краха человек, оставаясь внутри Эго-уровня, попадает в другое Эго-влечение: либо в желание убить себя, потому что другого выхода нет, либо в состояние сильного гнева, и теперь он пойдет все крушить и рушить, потому что не состоялось то, чему надо было состояться; либо в состояние особой гордости, когда ему теперь уже “на все наплевать”, и он в жизни делает только то, что ему лично надо.

    Если раньше он еще как-то присматривался к людям, пытался увидеть их позиции, то теперь, когда у него рухнуло одно дело, второе, третье, то за четвертое он уже берется, скрежеща зубами, да так, что все вокруг него летит в разные стороны. Если в пятом уровне Совести нет таких Душевных Сил, которые бы обратили его к Богу, т.е. за еще большим исполнением Благодатных Сил, то он, оставаясь в пределах Эго-уровня, начинает проявлять самую невероятную Эго-деятельность по тем или иным Эго-влечениям.

    Человек пережил крах в состоянии доминантного Эго-влечения, но после краха по доминанте, он начинает отдаваться различным слабым Эго-влечениям. Вдруг мы обнаруживаем, как человек, который был абсолютно уверен в жизни и дошел до самых высоких для него пределов, был в чем-то даже на первом месте, в момент краха переживает страшное отчаяние, т.е. его слабенькое Эго-влечение печали вдруг оказывается невероятно огромным. Страх за свою жизнь, ужас перед возможностью самоубийства и т.д. – все это разворачивается в нем во всей полноте, начинаются кошмары. Ничего этого раньше не было, потому что доминанта власти, доминанта гордости активно и твердо вела его по жизни. Вышел, пришел, получил, и вдруг – крах.

     

    Супружество в Совестливом состоянии

    По Совестливому состоянию слияния в одну точку в супружестве не происходит. Совестливое состояние, пятый уровень, глубина человеческого бытия в мире, – это параллельное бытие с людьми. Не к человеку обращен другой человек, а оба – к Богу. Тогда они идут одной тропой, одной дорогой, но идут вместе, идут к Богу, и в этом случае совершается параллельное движение. Они не останавливаются на этой тропе, чтобы тут устроить ссору, там – пикник, а постоянно идут, преодолевая и ссоры и пикники. Вот таким движением вперед для Совести и жажды Духовного может быть движение по дороге православной жизни двух супругов.

    От неправильного понимания супружеских отношений рождается психопатия, которая потом закладывается в детях, через детей снова проявляется в супружестве и закладывается в следующих детях, из поколения в поколение, по падающей спирали – вверх по лестнице, ведущей вниз.

    Смысл супружества не в слиянии, не в удовлетворении друг друга, а в деторождении. С уровня Совести супружество воспринимается как деторождение. В этом, кстати, проявляется одно из сущностных проявлений женщины как таковой. Сущность эта – в материнстве, которое лежит в Совестливом уровне.

    Одно из сущностных значений мужчины – в отцовстве, и это его значение или проживание лежит тоже в Совестливом уровне.

    Правда, существует ложное проживание женского и мужского, не через материнство и отцовство, а через сексуальность. Если женщина в полноте воспринимает себя женщиной, будучи погруженной в эротику, тогда мы сможем увидеть приятную, привлекательную, обворожительную женщину. Все при ней, все для нее!

    Если же мужчина воспринимает себя как мужчину через сексуальное Эго-состояние, как партнер женщины, мы увидим, что в нем все будет пылать этим сексуальным здоровьем, и тогда – все при нем, все для него!

    Но Эго-влечение приводит к слиянию, а детородность – к чувству женского как материнского, мужского как отцовского, и в момент интимной близости именно эта глубина составляет основание их отношений, сверх их любви друг ко другу, сверх их плотского взаимодействия.

    К сожалению, сегодня мы настолько далеко уже отошли от правильного восприятия мужского и женского, от правильного глубокого понимания человеческого бытия, что почти никто не знает этого состояния в себе, почти никто не имеет опоры на внутренний опыт. На самом же деле, именно опыт проживания интимной близости как детородности, а вовсе не эротическое слияние, является ее сутью. В благословенной близости состояние параллельности остается, потому что в момент, когда плоть соединяется, дух восходит к будущему ребенку. Это параллельное движение продолжается дальше в пути, ни на минуту не происходит здесь остановки и “пикника”, т.е. услаждения плоти.

    Это переживание совершенно иного характера, иного качественного свойства. Оно ведет за собой совершенно иное начало для ребенка, потому что в полноте пережитое чувство деторождения в интимной близости и есть полнота чувства Совести. В таком состоянии мужчина и женщина укрепляются в Совести и остаются в ней и после интимной близости. Между ними психопатия невозможна, потому что психопатия – это третий Эго-уровень, а при активном бытии Совести в человеке Эго-уровень молчит, и поэтому психопатические реакции просто снимаются, их нет.

    Между мужчиной и женщиной, находящимися в уровне Совести, совершается любовь. Но любовь не для них самих, потому что такая любовь – Эго-состояние, Эго-любовь, Эго-влюбленность, а происходит любовь ради детей, которые будут и которые уже есть. Такая любовь берет свое начало и питание из любви к Богу.

    Более того, в этом состоянии, благодаря открытости Душевных Сил, мужчина и женщина знают, когда зачатие произошло, это открыто для них. С этой минуты можно увидеть, что желание интимной близости снимается вообще, ибо то, ради чего она состоялась, произошло.

    Если мужчина и женщина остаются в пятом уровне, уровне Совести, то выхода в третий не происходит. Отсюда сексуальность не востребуется и влечения друг к другу нет, а есть внутренняя глубокая благодарность к Богу за то, что уже началось становление ребенка. Это радостное предвкушение, радость, исходящая от Совести, от отцовства и материнства, продолжается дальше и она особенно сильно проявляется в момент рождения, в момент родов.

    Мать-роженица, находящаяся в Совестливом уровне, слышит отца – отец слышит ее, рождающую. Это соединение, это их параллельное продолжение движения по дороге к сыну или дочери, одинаково слышится обоими. Эта радость необыкновенна, передать ее словесно невозможно. Ее можно ощутить только опытно. Поэтому один из выходов из супружеской психопатии – это выход к полноте деторождения, т.е. к чувству отцовства и материнства.

    Но есть в человеке возможность еще большей глубины, еще большей полноты себя самого, когда происходит движение еще более глубокого смысла, чем только деторождение. При этом деторождение включается в более глубокий смысл как внутреннее качество, как внутреннее свойство.

    Таковой глубиной Совестливого уровня является обращение к Богу, и эта полнота чувства Бога возможна только на глубине Совести, т.е. даже глубже, чем деторождение, глубже, чем отцовство и материнство.

    Когда человек отдается этому чувству, которое возникает только в том случае, если он открыт на этот уровень, если действует в нем призывающая благодать Божья, если полнота внутреннего проживания в нем происходит явно, тогда человек может слышать Бога, может пойти к Богу. В этом случае само обращение к Богу уже является дорогой, тропой, причем тропой выпрямленной, и это наиболее глубокое состояние души человека. В этом движении соединение в интимную близость не сквернит человека. Если в первом случае в интимной близости два человека находятся ради ребенка и это переводит их в параллель, то во втором – они в интимной близости ради Бога, и уже поэтому ради ребенка. Образуется двойная параллель, которая еще более глубока, и потому состояние Совести настолько полное, что, выходя из интимной близости, они остаются в полноте радости. Это, опять же, радость, непередаваемая словами, о ней рассказать невозможно. Поэтому, если человек живет чисто в Эго-состоянии, в Эго-уровне, и ничего не знает про четвертый и пятый уровень, если он имеет о них только предположение и знает только эхо отцовства и эхо материнства, тогда для него совершенно непонятно, что такое вера в Бога. Поскольку в себе он этого не знает, внутренне ему это непонятно; подобно тому, как человеку, который увлечен рок-музыкой, совершенно непонятно, что такое классика, непонятно, что могут делать люди в концертном зале; подобно тому, как непонятно атеисту, что делает человек в церкви. И все то, что человек начинает рассказывать, словами непередаваемо, и ему (атеисту) кажется неправдой, ложью.

    Таковы два момента или два выхода из Психопатического Круга в супружеских отношениях.

     

     

    ВЫХОД ИЗ ПСИХОПАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

     

    Обращение к Богу

    Если вернуться к психопатии, мы увидим, что здесь два пути выхода из нее. Первый выход – выход к смыслам мужского и женского, т.е. к чувству материнства и отцовства. Это чисто человеческий нравственный путь. Второй выход в еще большую глубину душевных свойств Душевных Сил человека, – это выход к Богу.

    Только в моменты особой пронзительности души человек переживал страх не за свою жизнь (внутри Эго-влечения печали), а страх перед Богом. Было время, когда по всей стране вдруг открылись церкви. Это был 1942 год. Появился страх перед Богом, это было проникновенное слышание Совестливого уровня, его глубины.

    Так происходит, если человек не остается в пределах Эго-состояния, Эго-уровня. Там же, где его разные Эго-влечения отлагаются в сторону, там, где есть чему слышать (имеющий уши да слышит!) там, где Совестливый уровень исполнен Благодатными Силами, в момент, когда доминантное Эго-влечение потерпело крах, человек слышит то, что в нем живет на глубине. И эта живущая в нем призывающая Благодать Божия естественно ведет его туда, откуда она сама исходит, – к Богу. Это зов внутренний, ибо внешним усилием заставить веровать в Бога никого невозможно, привлечь к вере чем-то внешним нельзя. Раньше это знали, поэтому никто особо не страшился по поводу того, что можно кого-то “затянуть” в церковь, все равно убежит. Его Эго-уровень не сможет там быть, потому что там все работает против Эго-состояний.

    Если пробуждено Совестливое движение, человек пойдет к Богу, и тогда его уже не остановить. Даже если поставить самые страшные заслоны и препятствия, все равно пойдет и будет там, потому что он живет полнотой более глубокой, нежели Эго-уровень. И все, что на Эго-уровне ставится ему препятствием: какие-либо угрозы или запреты – все это не берется в расчет, потому что Эго-уровень слаб и немощен по сравнению с уровнем Совести.

    Существует еще другой выход к Богу, не от внешних событий, а от внутреннего, когда человека вдруг изнутри касается призывающая Благодать Божия. Это случается с человеком неизвестно почему, никто из людей не знает, когда, как и почему это происходит. Некоторая часть людей, не переживая никаких крахов, никаких внешних бедствий, идет к Богу и слышит Его. Это – исполненность Благодатными Силами, которая произошла непосредственно от Бога. Это второй вариант обращения к Богу.

     

    “Прости!”

    Еще один момент, который позволяет в практической жизни выходить за пределы Психопатического Круга. Когда ребенок начинает капризничать, то в родителях возникает внутреннее стопорное состояние требования, раздражения, досады, обиды или гнева. Это движение Эго-состояний. Родителю дается совет: простить сына, простить дочь.

    Случается, что взрослые дочери или сыновья в возрасте 40–45 лет вступают в страшный антагонизм со своими родителями. В этом возрасте антагонизм резко усиливается. Единственный чисто житейский, практический совет – прости маму свою.

    Что значит “прости”? Состояние прощения – это есть прорыв в глубину Совестливого уровня, только оттуда можно простить. От Эго-состояния простить невозможно. От Эго-состояния можно обозлиться, еще более обидеться, раздражиться, или сделать вид, что простил, а на самом деле – до ближайшего конфликта, когда все “прощенное” припоминается вновь.

    Простить – значит прорваться в Совестливый уровень, когда Совестливое начнет совершаться в человеке, оно всегда обращено к другому, поэтому оно отпускает другому его вину. Прости человека – и ты придешь в полноту Душевных Сил. Если это произойдет, то пропадает, уходит психопатия. Ребенок вызывает родителей на Психопатический Круг, а психопатических отношений не происходит. Вместо психопатической реакции (энергетического ответа) родители отвечают благодатной любовью или терпением, которое и происходит только в прощении. Только любовью возможно и прощать, и терпеть.

     

    “Потерпи!”

    Терпеть – значит не дать права бушевать своим Эго-влечениям. Как можно не дать им бушевать? Существует два способа.

    Первый способ – отдаться идее самосовершенствования. Когда человек отдается идее самосовершенствования, тогда он, естественно, западает в энергетику гордости, ведь это Эго-влечение гордости тоже обладает идеей, и поэтому внутри гордости он властен над всеми Эго-влечениями в себе самом. Поэтому он может задавить в себе с позиции гордости, с позиции идеи, движение гнева, остановить в себе движение печали, обиды, по гордости он может многое перетерпеть. Но ребенок, и особенно чувствительные жена или муж, слышат неправду происходящего, слышат ее как равнодушие: “он равнодушен”. И это действительно так. Когда мужчина становится терпеливым от гордости – это состояние равнодушия: “Кол на голове его теши, невозможно пробить”. Пробиться через это равнодушие, через эту Эго-уверенность в себе бывает чрезвычайно сложно.

    Таким образом, когда мы внутри идеи, внутри гордости запрещаем в себе какое-либо Эго-состояние, то в результате оказываемся терпеливы, но это терпение приводит к накоплению недостач в другой стороне. Если такое терпение у мужа, то недостача Душевных Сил, недостача любви, внимания накапливается в жене. Поначалу она только недовольна, потом начинает скандалить, потом – устраивать истеричные сцены. Все это – от внутреннего душевного надрыва, и, в конечном итоге, она или прекращает с ним все отношения, или прорывается к нему, т.е. она прорывает его равнодушное и его ложное терпение.

    Настоящее же, истинное терпение происходит не от Эго-состояний, а от некоторой полноты Душевных Сил, которые изнутри не позволяют гневу проявиться, даже если он и бушует. Не дают волю и обиде, хотя она уже охватила мужчину или женщину. Человек терпит, и чем дольше он в этом терпеливом состоянии сохраняется, тем больше сил терпения в нем появляется и через несколько лет он обнаруживает, что может не только терпеть, но и в какие-то моменты простить. Не только простить сиюминутное, он может простить ситуацию или обиду, нанесенную ему давно, в прошлые годы.

     

    “Возлюби!”

    Постепенно обретаются силы не только прощать, но еще и любить, а по любви терпеть, не переживая бурь гнева и обид. Если происходит это постепенное исполнение Благодатными Силами в Совестливом уровне, он становится (если это мужчина) – любящим мужем, добрым, искренним; если это женщина –любящей женщиной, женой, которая благодарна, а мужчина становится мужем, который “заботник”. Тогда они оба могут состояться в своем сущностном движении: женщина – в благодарности, а мужчина – в заботливости.

    Эти два свойства никогда в точку их не приводят, они всегда ведут параллель. Ибо в заботливости он идет рядом с нею, в благодарности она идет рядом с ним и вместе идут к Богу. В этом случае никакой Психопатический Круг, который требует точечного “пикника на дороге”, невозможен.

    Такое состояние супругов, естественным образом, обращено и к детям. И с детьми родители идут по одной дороге, по одной тропе, ведущей к Богу.

     

    Чувство благодарности

    Поэтому существует и для мужчины, и для женщины, и для каждого ребенка еще одна поразительная возможность выйти за пределы Психопатического Круга – находиться в состоянии постоянной благодарности друг к другу и Богу.

    Чувство благодарности возможно только из Совестливого уровня. Ничто другое: ни одно Эго-состояние, ни одно Эго-влечение, тем более страстная Эмоциональность – не может переживать чувство благодарности.

    Существует чувство благодарности двух степеней, двух уровней. Чувство благодарности по отношению к человеку – это человеческий уровень, и чувство благодарности более глубокое, более широкое чувство – это благодарность Богу. В зависимости от того, какое из них, из этих двух чувств, человек переживает, в той полноте Душевных Сил человек и находится. В случае, если постоянно переживается благодарность, естественно, никакая психопатия в принципе невозможна.

     

    Воспитание детей вне психопатического круга

    Возможно ли воспитание детей вне Психопатического Круга? Возможно. Но, во-первых, от родителей требуется серьезная работа над собой. А это значит – прежде всего работа над отношениями со своими родителями. Во вторых – работа над приобретенными психопатическими проявлениями, которые появились в течение жизни. В третьих – над проявлениями “печатей”, установок, которые сформировались:

    – до семи лет;

    – от семи до двенадцати;

    – в активный самостоятельный период, от двенадцати до восемнадцати лет;

    – до двадцати четырех лет.

    Это основные моменты, в которые накладываются печати.

     

     

    ВОСПИТАНИЕ ВНЕ ПСИХОПАТИЧЕСКОГО КРУГА

    В деле воспитания значимо, чтобы каждая мать и каждый отец ясно понимали, что детство дается детям вовсе не для праздного проживания, а для того, чтобы подготовиться к взрослой жизни. А значит нужно сегодняшний день, сегодняшнюю минуту прожить не в состоянии Эго, а в движении к Совести.

    Поэтому вовсе не безразлично, как проживает свое детство наш ребенок. И когда мы ставим себе задачу жить Здесь и Теперь, во всей полноте, это означает жить во всей полноте глубокого человеческого “Я”, а не во всей полноте проявлений человеческих чувств, потому что человеческие чувства могут быть чистой эмоциональностью, и человек, живя во всей полноте страстной Эмоциональности, погружается в Эго-Триаду и в ней закрепляется и утверждается.

    Именно таким образом сегодня проходит детство большинства детей. Вооружившись лозунгом “Счастливое детство каждому ребенку!”, современные родители создали все условия, чтобы он сегодня, Здесь и Теперь, погрузился во все проявления Эго-влечений. Задача же воспитания вовсе не в этом, а в том, чтобы Здесь и Теперь ребенок преодолел и погрузился в полноту существующего в нем уровня Совести, чтобы он служил своими Способностями Силам Души и Совести, и оттуда, от Совести, по Способностям действовал в мире. И тогда лишь его Здесь и Теперь будет заботой, а не самоудовлетворением.

    Такое проживание возможно, если родители каждую минуту чувствуют в сегодняшнем сыне или дочери будущего отца или мать. Ибо каждая девочка с трехлетнего возраста внутренним чувством уже знает, что она – будущая мать, а каждый мальчик в три года уже знает, что он – будущий отец.

    Спросите мальчика, воспитанного в традициях Совести:

    – Миша, кем ты хочешь быть?

    Он ответит:

    – Я хочу быть хорошим папой.

    Спросите такую же девочку:

    – Даша, кем ты хочешь быть?

    – Хочу быть хорошей мамой, у которой будет десять детей!

    К сожалению, сегодняшние дети почти все отвечают так:

    – Я хочу быть артисткой.

    Или другие, несколько лучшие варианты ответов:

    – Кем хочешь быть?

    – Я хочу быть как мама!

    – А как это?

    – А мама шьет!

    – А я хочу быть как папа!

    – А каким это?

    – А папа шофер!

     

    Чувство уважения и чувство почитания

    Ориентирование ребенка на будущее отцовство означает, что начало его отцовства должно состояться уже сейчас в отношениях с родителями и со своими братьями и сестрами. По отношению к родителям – это почитание. Это глубокое чувство, почитание родителей – одна из Сил Души. После пяти лет к этой силе прививается уважение и таким образом отношение к человеку становится полным. Если же в ребенке почитание не воспитано, тогда уважение прививается на ложный корень, к корысти. Такое уважение становится ложным. В этом случае оно исходит уже из Эго: “Я уважаю до тех пор, пока уважаемый мне дает – знания, умение, навыки или еще что-то потребное для меня. Поэтому я его уважаю. Чем больше дает, тем больше я его уважаю. Перестал давать, – и я перестал уважать. Начал его ненавидеть? Нет. Просто я стал равнодушным к нему”.

    Так происходит в школе. Пока ученики учатся, они еще уважают некоторых учителей. Закончили школу – про учителей забыли, даже в школу не заглядывают. Учатся в институте – уважают преподавателей. А закончили институты – закончили и уважать, хотя вроде бы когда учились – очень уважали.

    Совсем по-другому ведет себя почитающий человек. Он почитает отца и мать только за то, что они – отец и мать. При этом неважно – пьющий или непьющий, злой или добрый – неважно какой.

    Именно это чувство свойственно всем детям до пяти лет. Но потом, по мере развития в них Эго, почитание все более и более замещается ложным уважением, в котором непременно присутствует доля корысти. Почитание начинает смещаться. Со стороны взрослых это чувство уважения насаждается как бы насильно, так как родители сами часто не отличают его от почитания. В результате, когда ребенок дома уважает своих родителей, выйдя на улицу, он не уважает никого. Попробуй любой взрослый сделай замечание десятилетнему подростку. – Ноль внимания, в лучшем случае. А на кого же он отреагирует? – Именно на того, кого уважает. На директора школы, или на своего учителя, на своих родителей, или на знакомых и близких, на тех, кто ему или что-то дают или же наказывают; на тех, от которых он как-то зависим, или на тех, кто имеет над ним какую-то власть.

    В то же время почитание одинаково принимает и признает любой возраст, любого человека. Поэтому, кто бы ни сделал замечание, оно будет услышано и принято во внимание и к размышлению.

    Чувство почитания является исконным и основополагающим. Мать формирует в своем сыне почитание отца, а отец – почитание матери. И когда есть такая взаимоподдержка, тогда никаких ссор между родителями не будет.

    Если же между отцом и матерью происходят психопатические отношения, тогда, естественно, мать через сына ненавидит отца или проявляет другие психопатические отношения к нему, а отец, аналогичным образом, ненавидит мать. И тогда сын не почитает своих родителей. Так родители используют своего ребенка в личных психопатических реакциях.

    Самая тягостная ситуация бывает, когда мать и отец развелись. Мать настойчиво настраивает ребенка против своего отца. Или же отец поступает аналогичным образом, имея возможность временами заполучать ребенка в свои руки. Тогда мать явно чувствует, что после общения с отцом ребенок становится другим, каким-то агрессивным к ней, непонятным. При таком настраивании в ребенке идет проработка Эго-влечений и тогда почитания не может быть в принципе, потому что почитание – явление более глубокого, Совестливого порядка.

     

    Воспитание мальчика – будущего отца

    Другое действие, которое формируется в мальчике – это его заботливость. Потому что отец – это заботник. Забота о младших и забота мальчика о девочках – центральный момент, который формируется родителями в мальчике. И очень значимо, чтобы эта забота была не Там и Потом, а Здесь и Теперь, сейчас, потому что так повелел Бог.

    Например, ребенку говорят:

    – Ты будущий отец. Как же ты можешь допустить такую незаботу о своей сестре? Тем более она старше тебя. Как к старшей у тебя должно быть почитание, а как к девочке – забота. Разве ты не хочешь быть отцом?

    – Хочу.

    – Так что же ты тогда не делаешь того, что должен делать будущий отец?

    И в результате у ребенка появляется внутренняя цель, причем, не понятийно-рациональная, а заботная, цель, которая совершается в душе, в сердце, т.е. в самой глубине его проживающего состояния, в глубине Сил его Души. Ибо истинную заботность можно проявить только от Сил Души, освящаемых Совестью.

    От Эго же может проявляться только лицемерие. Когда ребенку очень нужно, он может и позаботиться, но затем, чтобы убаюкать бдительность родителя, усыпить, обмануть.

    Забота брата о сестре проявляется независимо от возраста – к старшей или младшей. Главное – как к девочке. В этом формируется мальчишеское, будущее мужское отношение к женщине. При этом вы увидите удивительную чистоту отношений. Забота – от Сил Души, от Совести, здесь присутствует только целомудрие.

    По отношению к младшим сестрам забота усиливается, так как это отношение не просто к девочке, но еще и к младшей девочке. Здесь появляется двойная забота. Формировать ее должна мать, обращаясь при этом к примеру отца.

    Например, мать говорит ребенку:

    – Сын! Ты сегодня сделал безобразную вещь по отношению к своей сестренке. Представляешь, если бы твой отец точно так же поступил со мной?

    И мальчик вдруг приходит в состояние шока:

    – Нет! Такого быть не может, чтобы мой отец да так? Да ни за что!

    И через это отвержение поступка в отце он отвергает его и в себе самом. После одного-двух таких разговоров с мамой, когда мать умело направляет сына к примеру отца, мальчик уже никогда так не будет поступать.

    Но для того, чтобы мать могла привести отца в пример, прежде всего отец, конечно, должен быть этим примером. И поэтому отношения помощи между матерью и отцом должны быть идеальными. Ибо отец, направляющий свою дочь к матери, будет таким же образом пользоваться примером матери перед дочерью для того, чтобы в дочери сформировать правильное Совестливое отношение. В этом случае отец нуждается в высокой по Совести матери, равно как и мать нуждается в таком же отце.

    Муж, любя и детей и свою жену одновременно, естественно, будет полностью отдаваться им. И чтобы мама всегда была примером для детей, он будет ее сохранять в чистоте, будет беречь ее, будет любя вести ее по жизни. Ибо когда она где-то поступит неправильно, это немедленно отзовется на поведении детей, особенно на дочери. Отец не сможет привести в пример мать, если она не будет подавать его, точно так же и в ситуации с сыном – необходим добрый пример отца. Так в сыне появляется внутренняя устремленность к глубоким жизненным смыслам. А один из важных плодов этой устремленности – это отцовство, ибо в нем его собственное будущее. Это не мечты, не грезы, это реальная забота Здесь и Теперь. Кроме того, этот плод очень явно прослеживается на примере собственного отца. Вот это двойное соединение плодов, когда они реально существуют в ребенке в виде действия заботы и в виде конкретного образа поведения отца – дает самое мощное основание для реализации этого чувства в самом сыне.

    Что еще необходимо формировать в мальчиках? – Чувство воина, состояние воина. Ибо отец, по своей сути, это воин и заботник. Заботник внутри дома, а воин – вне дома. Для того, чтобы сын был воином, он должен быть приучен к самым суровым условиям, в которые он может попасть. Поэтому мать (именно она), особенно в возрасте запечатлевающем, т.е. до семи лет, хранит своего сына в особо суровых условиях. Не в жестоких, а суровых. Суровость можно проявлять только от любви. От Эго же проявляется только жестокость. Суровость в чистом виде, в истинности своей проявляется только от любви. Это желание исполнить ребенка по Совести, при отрезании всякого влечения или желаний Эго. Суровое отношение матери к Эго-влечениям ребенка возможно только при активной поддержке Совести самого ребенка. Поддержать ее можно только любовью, т.е. любить в ребенке Совестливое.

    Кстати, можно увидеть одну закономерность: мать, находящаяся в Совестливом, в своем ребенке любит Совесть, а мать, находящаяся в Эго-влечениях, любит в ребенке Эго-влечения. Но тогда это уже не любовь, а привязанность, еще проще – влюбленность в свое собственное чадо.

    Мать, любящая по-настоящему, будет формировать в своем ребенке воина. И потому мать к сыну будет суровой, будет по отношению к нему не мямлей, но твердой матерью. Простыни для него должны быть суровыми, из хлопка и льна. Одежды должны быть очень простыми. Лучше, если ребенок будет постоянно ходить в одной одежде, чем иметь возможность менять ее в течение дня по нескольку раз.

    С возрастанием, особенно с пяти лет, ребенок должен быть в работе, и этим укрепляться в физической силе. 2/3 всего времени должно быть отдано на труд-заботу, в котором будет видно реальное выполнение чего-либо для других. Это может быть работа на грядке, работа с деревом, или другое какое дело, результаты которого обязательно будут отдаваться людям.

    Пища должна быть довольно простой и натуральной. Например, армейская пища по своему набору продуктов кажется нам невероятно скудной, невитаминизированной, кажется, что там обязательно чего-то не хватает. Но в действительности это лишь слова для оправдания Эго-влечения к пище. Простота армейской пищи и есть идеальный вариант питания для детей, особенно мальчиков. Детство не боится простоты и однообразия, и чем более простая и натуральная пища, тем лучше.

    Относительно Эго-влечения праздности. Мать должна быть суровой к этому влечению и потому развлечений у мальчика при правильном его воспитании почти не бывает. Если и происходят игры, то они имеют характер развивающий силу, выносливость, ловкость, смелость. Это вовсе не те игры, в которые сегодня играют наши дети. При этом до семилетнего возраста родители стараются не давать никаких закреплений на Эмоциональность, потому что ее и так достаточно в отношениях друг с другом: смех, ссоры имеют страстную, эмоциональную природу. Если еще к этому добавить зрительскую, особенно телевизионную Эмоциональность, то работа Эго-влечений и их активное закрепление развернутся во всей полноте. Поэтому желательно отказаться от телевизоров, спектаклей, кино, любых иных зрелищ, за исключением того, что реально происходит на глазах ребенка, т.е. праздников взрослых людей. В этом случае у него будет происходить не зрелищное восприятие, а общение со взрослыми, хотя в это время он будет находится как бы в стороне.

    Эго-влечение печали (если таковое обнаружится) родители устраняют активной работой. Когда ребенок занят постоянной работой, заботой, то Эго-состояние печали закрепиться не может. Оно будет возможно, но рядом всегда будет охранительный механизм, который выведет его из печали в работу.

    Если в ребенке есть Эго-влечение гордости, ведущее к властности, самолюбию, то родители обязаны воспитывать в мальчике особую заботу о младших. Это проявление нежности, покровительства, которые противоположны состояниям самодовольствия, гордости, властности. Если младших детей нет, то можно ходить в гости туда, где есть маленькие дети, или же приводить к себе в дом малышей на полдня, на целый день. Необходимо постоянное обучение своего мальчика заботе.

    Эго-влечения гнева тоже лечится движением заботы, в которой должна быть нежность. Будучи нежными к своему сыну, и мать, и отец нежны от любви. Они не сюсюкают от влюбленности, привязанности, а дают своему сыну тот внутренний образ нежности, который они действительно чувствуют в себе, будучи исполнены любовью и Благодатными Силами.

    Эго-влечение к деньгам, вещам покрывается опять же заботой и воспитанием щедрости. Причем, дарится не то, что подарено самому ребенку, а то, что он сделал своими руками. Для того, чтобы по-настоящему состоялся труд дарения, он должен включать в себя два этапа: приготовление и сам факт дарения. Только в этом случае будет воспитываться душевная щедрость. В противном случае это будет беспечное раздаривание вещей, которые с легкостью перепадают от родителей и других взрослых. То, что куплено в магазине, ребенок готов раздаривать на улице кому угодно. Но к тем вещам или продуктам, в которые он вложил свой собственный труд, у ребенка будет совсем другое отношение. Он может их подарить, но это будет происходить совсем по-другому – не от Эго-состояния, не от обеспеченности, а от душевной щедрости, которая исходит от Сил Души, от Совести, от более глубокого движения воли.

    Постоянное развитие в мальчике качеств воина освобождает его от Эго-влечения тщеславия. Качества воина не позволяют быть тщеславным. Отец должен с пятилетнего возраста ребенка вводить в курс событий и ситуаций, в которых он может “получить”. То ли это кулачный бой, то ли это борьба, то ли занятия с лошадью, собакой, то ли это какие-то действия на пределе сил, где возможен проигрыш, но где ребенок может реально испытать свои силы.

    Единственное, чего не должен делать родитель (что, к сожалению, часто делают спортивные тренеры со своими подопечными) – это нарабатывать энергетику злости. Существует в спорте такая практика: тренер перед началом состязания озлобляет своего подопечного – унижает его, убеждая, что сегодня он ни за что не выиграет. И тогда, в противовес своему тренеру, подопечный озлобляется, и, чтобы доказать, на что он способен, добивается больших результатов. Но только этот результат сделан не благодаря Благодатным Силам, а благодаря энергетике злости. Поэтому неудивительно, если, достигнув мировых рекордов, спортсмен может прийти домой и совершить еще один “рекорд” – развестись со своей (уже третьей) женой.

    Итак, силы для преодоления себя мальчик находит в заботе. Военные тренировки – это и есть подготовка к ситуации сверхзаботы, когда требуется во что бы то ни стало исполнить поступок, потому что в этом поступке – спасение. Спасение кого? – Тех, о ком заботятся. Именно поэтому мальчика для того, чтобы он научился спасать, учат стрелять, бегать, переносить тяжести, управлять лошадью, собакой, преодолевать большие расстояния, овладевать приемами и навыками, которые являются достоянием настоящего мужчины. Все эти качества лучше всего усваиваются ребенком семи-десяти лет. То, что упущено до десяти лет, очень трудно потом наверстать. Бывает, если и наверстывается, то уже не по заботе, не в Триаде Совести, а в Триаде Эго, т.е. от гордости, упрямства, желания быть над всеми, состояться, победить. Кстати, именно поэтому детей до двенадцати лет взрослые воспитывают не в соревнованиях, а в играх и состязаниях. В игре соревнования не происходит, ибо сегодня ты в одной роли, а завтра – в другой. Эти роли постоянно меняются и в этом особенность игры. А в соревнованиях происходит определение победителя. Сегодня победил, и завтра у тебя опять возникнет желание в этой победе состояться, чем полагается основание гордости.

     

    Воспитание девочки – будущей матери

    Девочка воспитывается отцом в присутствии своей матери и формируется для будущего материнства. Главное, что важно в ней воспитать, это основание материнства – благодарность. Чувство благодарности дает возможность состояться женщине в материнстве. Это уже глубина Совестливого уровня. Это наиболее трудно для женщины и для рационального сознания кажется совершенно невозможным. “Как? Ему быть благодарной? Да он же мне всю жизнь погубил, а я ему должна быть еще и благодарной?...”. Такие чувства, такие слова возникают от бессилия, от того, что нет Душевных Сил на благодарность.

    Если женщина ставит перед собой задачу стать благодарной, быть благодарной, то, в конечном счете, после 20–25 лет работы над собой это получается. Это серебряное состояние есть лучший залог того, что и золотое тоже будет. Не золотая свадьба по количеству лет, а золотое состояние по реализации своего Совестливого уровня.

    Для того, чтобы эта сверхзадача была исполнена, будущую мать надо воспитывать с трехлетнего возраста. Это должен делать отец. Почему он? Потому что это его дело – заботиться о своем роде. А продолжательница рода – женщина. Поэтому именно о ней его первая забота.

    Постель у девочки должна быть мягкой, одежда – легкой, обращение к девочке – нежное, любящее. Любовь к дочке должна быть не суровой, как к мальчику, а нежной. Только в этом случае девочка исполняется именно этими свойствами, именно этими качествами Совестливости. И тогда в душевных свойствах она несет именно материнскую нежность, материнскую ласку. Не привязчивость, не влюбчивость, а нежность и ласку. Это лучший залог для того, чтобы мать, выросшая из такой девочки, была бы вне психопатических отношений вообще, хотя это невероятно трудно. Но у нее есть внутренний резерв, который в любую минуту может ей помочь.

    Еще одна особенность. И мальчики и девочки до двенадцатилетнего возраста должны одеваться в очень простые одежды, пользоваться очень простыми предметами. Не должно присутствовать ничего, что рождает тщеславие.

    Чувство красоты, чуждое тщеславию, реально расцветет в ребенке, если соприкосновение с красотой началось с возраста четырех лет. Как же прикоснуться к красоте четырехлетней девочке? – Подготовкой свадебного наряда. Недаром существовала такая древняя русская традиция. Думается, что восстановление этой тысячелетней традиции, подтвержденной и закрепленной длительным опытом русского народа, могло бы стать верным путем в привитии красоты и вкуса наших детей.

    Девочка – будущая мать, а значит она – будущая невеста. Когда-то и в ее жизни наступит этот удивительный момент, который она наблюдает сейчас у своих сестер, знакомых или соседей. Девочка видит, как это происходит, видит эту их радость, потому что свадьба – это большое событие в человеческой жизни. И ей самой хочется пережить когда-то эту радость. И тогда она начинает готовиться. Как? Изготавливая предметы этой радости, начиная с носовых платков для будущего жениха, для будущей родни: то ли пояски, то ли украшения будущей одежды. Конечно, сначала это будет выглядеть неумело, по-детски, но, главное – началось соприкосновение. Причем, соприкосновение с тем, что по образцам очень красиво, но нельзя на себя одеть, в чем нельзя покрасоваться. Отсюда чувство красоты исходит не от Эго-уровня, а от Душевных Сил, которыми слышится красота в предмете. Вот почему так важна работа над вещами, которые нельзя примерить, которыми нельзя похвастаться, или предложить на выставку. Наоборот, все это убирается и старательно хранится до срока. Более того, желательно, чтобы об этом вообще мало кто знал, чтобы радость затем была настоящая. Отсюда работа над утварью у мальчиков, и над одеждой у девочек происходит от чувства настоящей красоты, где нет места тщеславному. Это и есть развитие настоящего вкуса.

    Извращение же вкуса бывает тогда, когда к орнаменту примешивается тщеславный элемент, когда вместо удивительной природной красоты вдруг появляется фитюлька, вычурность, ради того, чтобы выделиться, покрасоваться.

     

    Значение чувства красоты

    Если родитель глубоко внутренне чувствует красоту, то он может привить это и своему ребенку. И наоборот, когда он сам в тщеславии, в гордости, в состоянии потерянного целомудрия, то ничего, кроме психопатии (скрытой или явной) своему ребенку он никогда не сможет привить.

    Семья же, в которой живет чувство истинной красоты, в которой есть чувство смысла будущей и настоящей жизни, живет чувством постоянной заботы друг о друге. Именно оно дает полноту воспитания, то есть проявления всех способностей в Триаде Совести. Именно в этом и состоит задача воспитания – все Способности ребенка увести из Триады Эго в Триаду Совести.

    Огромную помощь в этом любой семье может оказать культура своего народа, потому что народ творил и созидал от Совести. Обращение к лучшим творениям мастеров – это и есть воспитание вкуса, воспитание чувства красоты, правильного отношения к труду. Если при этом сам труд будет нести характер труда-заботы, тогда это правильное воспитание приведет к трудовому бытию в жизни. Тогда появится простота и красота во всей жизни и весь уклад жизни будет работать на эту простоту и обретение этой красоты. Тогда со временем явственно сформируется ощущение, что внешней красоты не существует. Прекрасно только то, что нравственно, что находится в Триаде Совести. Любая красота, погруженная в Триаду Эго, является вычурностью, витиеватостью, излишеством. В конечном итоге мы увидим, что духовные ценности народа являются главным основанием материнства, высокого материнства, истинного труда, отношений заботы и благодарности. А это все вместе и есть уклад жизни в семье. Духовные ценности, материнство, труд, забота, благодарность.

     

    Уклад жизни в Совестливой семье

    Этот уклад выстраивается в очень точный круг. Он начинается с вечера. Выше мы вкратце, в общих чертах, уже упоминали об этом.

    Рассмотрим этот момент подробнее. Вечерняя настройка на ночное закрепление себя в Совести очень важна, потому что ночью происходит очень серьезный психический процесс – закрепление именно того, с чем мы легли. Поэтому очень значимо время перед сном – полтора-два часа. Это анализ дня, внутреннее отсечение всего Эго-влеченческого через раскаяние, через наблюдение себя со стороны, наблюдение в себе самом, но со стороны, через самооценку, вскрытие мотивов поступков, внутреннее неприятие в себе дурного.

    Допустим, эта работа проведена. Затем испрашиваются Благодатные Силы. Это молитва. И уже в этом состоянии различения и наполнения Благодатными Силами человек отходит в сон. С чем ушел, то и закрепляется во сне. С этим и просыпается.

    И первое, что человек должен сделать после сна, это закрепить и отчасти восстановить состояние чистоты. Именно поэтому утром вновь нужна молитва, а вслед за ней значимо либо читать, либо слушать, либо вспоминать о чем-то благодатном. Причем, не просто бегом на работу или второпях, в утренней суете, а остановившись, успокоившись, всерьез отдавшись этому делу (только ему) хотя бы на семь-десять минут. Необходимо настроиться на какое-то доброе состояние в себе, на те душевные свойства, которые должны сегодня проявиться в человеке. Эта настройка и есть реальность бытия Совести в человеке.

    После этого, исполнившись Благодатными Силами, он входит в день. Днем происходит отработка способностей и она может идти именно от заботы. В течение дня необходим постоянный самоконтроль над Эго-влечениями, исполнение некоторых действий по отсечению Эго-влечений. Поскольку существует восемь Эго-влечений, значит соответственно существует и восемь добродетелей. Обрести их без отсечения Эго невозможно. А вечером – опять внутренний анализ, насколько удалось выполнить поставленные цели.

    Эта простота, нравственная красота и Триадная глубина позволяют человеку постоянно восходить по лестнице совершенствования. Это и есть тот уклад, к которому человек призван по своему рождению, но который он потерял, и смысл которого он должен теперь снова обрести, чтобы всякий раз Здесь и Теперь находиться в полноте Совестливого и Душевных Сил.

     

     

    ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

    – Что нужно делать для того, чтобы любить? И что такое любовь?

    – Можно ли дать определение, что такое любовь? Например, выше мы уже говорили о трех проявлениях любви. Любовь воодушевляет (поддерживает), отсекает дурное в ближнем, научает жизни. Любовь – это не чувство, а Сила Души. Сила. Она деятельна и несовместима с праздностью, ленью, или негой. И в то же время конечному определению любовь не поддается. Дело в том, что определение – это логическое описание некоего явления. Все, что лежит в пределах Эго-влечений, логически описываемо, все, что лежит в пределах Совестливого и Благодатного уровней, имеет свое точное наименование, но описанию не поддается. Слово в этом случае может быть оживлено изнутри. И поэтому, если человек реально любит другого, то он и знает, что такое любовь, потому что слово оживлено движением самой любви в нем. Если же движения любви в нем нет, то сколько он ни произносит слово “любовь”, от этого не станет яснее, что это такое. При этом возможно, что он напишет роман о любви, но все это будет от Эго-влечений, т.е. в рамках страстной Эмоциональности.

    Поэтому передать, объяснить, рассказать, что такое любовь, невозможно, немыслимо, ее можно только испытать. Для того, чтобы испытать, что же такое любовь, нужно делать очень простое действие: нужно делать дела любви. Вот и все. Если мы начинаем совершать дела любви, тогда (по внутренней их сродности Богу) с них начинается у нас любовь. И эта любовь будет от Бога, потому что Бог есть любовь и вне Его все будет уклонением от любви.

    Что такое дела любви? Это действие прощения, или другое действие – терпение. Делами любви являются милосердие, помощь ближнему, отклик на нужду.

    Более глубоким состоянием любви является благодарность: всегда за все благодарить! Душевная доброта является действием любви. Поэтому если хочешь любить, то твори дела любви, и она придет.

    Существует еще одно важнейшее действие любви. Только что я говорил о действиях любви по отношению к человеку, а более глубоким состоянием является подобное действие по отношению к Богу. Проявления любви к Богу очень простые. Правда, гордость их чурается и считает, что они унизительны, недопустимы для нее. По гордости недопустимы молитва, коленопреклонения, по гордости недопустимы Исповедь, Причастие. Гордость не допускает этих состояний. Напротив, она старается над ними возвыситься. А, возвышаясь, живет тем, что будто бы ни в чьей помощи не нуждается. И не замечает того, что с течением времени теряет самое дорогое в человеке – любовь. Вместо любви к старости гордыми людьми нарабатываются подмены любви – разные Эго-влечения: корыстолюбие или равнодушие, жестокосердие или обидчивость, уныние, ропот, злоба.

    – Как любить человека, который тебя ненавидит так, что рядом с ним тяжело дышать? Как сделать первый шаг?

    – Всякий раз, когда человек проявляет ту или иную злобу, надо иметь в виду, что всякая злоба есть признак слабости или подавленности Душевных Сил. И если человек находится или в озлоблении, или в гордом самонадеянии, или в черством (от гордости) неслышании другого, или в тщеславном увлечении своими профессиональными делами, – все это означает отсутствие Душевных Сил. Причем, внешне человек может быть очень энергичен. Гордый, властный человек наполнен могучей энергией. Кажется, что сил в нем невероятно много, он горы сворачивает, когда начинает что-либо делать. Энергетических сил, действительно, много. А Сил Благодатных совсем нет. Если вы это разглядите, то у вас появятся силы его простить, потому что все это – от слабости Душевных Сил, от слабости Совести.

    И тогда возникает очень серьезный вопрос: “Где, когда и как возникла эта слабость?”. Начните спрашивать о его детстве, о его жизни. И когда он будет рассказывать вам о своей жизни, попробуйте его всерьез и по-настоящему слушать, и от заботы о нем задавать ему вопросы. Попробуйте в этом слушании и расспрашивании быть не один день, а месяц, год, несколько лет и тогда многое вдруг поймете, многое увидите и многое между вами наладится.

    – В каких случаях нужно обращаться к психотерапевту со своим ребенком? Почему возникает желание оттянуть посещение психотерапевта?

    – Когда мы сами не можем помочь ребенку выйти из привычных действий, то имеет смысл обратиться к человеку, который сможет помочь.

    Психотерапевт, вступив в доверительное общение с ребенком, может помочь ему выйти из настроя психопатических проявлений, или, еще больше – помочь ему осознать в себе начало психопатического поведения.

    Другое дело, когда вместо такой психотерапевтической помощи, т.е. помощи от любви, помощи от заботы, помощи от душевного переживания за ребенка, мы начинаем пользоваться медикаментозной помощью, таблетками, уколами. При этом сама психопатия никак не снимается, а просто физиологически задавливается с помощью химического вещества, вводимого в организм. Идет воздействие на нервные центры, а вовсе не на психологическую ситуацию в самом человеке, не на его неправильное отношение к самому себе и к окружающим людям. И в результате на данный момент, пока таблетки действуют, он подавлен, приглушен, а когда перестают действовать, снова начинает воспроизводить Психопатический Круг, но по-новому. При этом, к сожалению, начинается привыкание к медикаментозному воздействию и человек попадает в сферу попечения психиатрической больницы. Он ежегодно, допустим, один-два раза должен там побывать. Появляется так называемая наведенная психопатия, когда он начинает думать, что его спасает психиатрическая больница, и поэтому к определенному сроку он уже внутренне весь развинчивается, ожидая больницу.

    И если это повторяется в течение нескольких лет, то оно уже становится внутренней потребностью человека. И, в конечном итоге, он, уже зная за собой эту цикличность, совершенно точно работает на нее, наперед зная, что, к примеру, в августе или к январю ему надо лечь. При этом, если вдруг окажется, что больница не принимает, переполнена, с ним иногда происходит шок, он входит в сильнейшую психопатическую реакцию, из которой вывести его возможно только лишь с помощью психиатрической скорой помощи. И так-таки он добивается того, что его отправляют в больницу. Хотя на деле, если бы не было этой наведенной психопатии, он совершенно спокойно бы прожил этот январь и подождал бы до февраля, а то, может быть, и до мая. Однако, ему внутренне (бессознательно) очень значимо именно в январе уже быть в больнице.

    Подобное появляется у людей не только в связи с больницей, но и в отношении многих других вещей.

    – Вы говорите, что физиология людей тесно связана с их душевным состоянием. А у детей, у самых маленьких, тоже так?

    – Да. Врачам-невропатологам известно такое явление, как невроз. Анализируя невроз, ищут причины не в физиологии, а в психике человека. При этом, большинство неврозов появляется и проявляется чисто физиологически. Например, вдруг появилась красная сыпь и не понятно, как эту сыпь лечить. Пытаются действовать через физиологию с помощью травных компрессов, с помощью таблеток, с помощью ультразвука, специальных ванн, но сыпь продолжает появляться до тех пор, пока не обнаружится, что – это реакция на психическую ситуацию, когда происходит внутренний психический срыв или же зажим.

    Однажды, читая какие-то материалы по медицине, я наткнулся на случай: человек, приближаясь к раковине, чтобы помыть руки, начинал переживать сильнейшую головную боль. Иногда боль появлялась после того, как он помыл руки. Правда, это обнаружилось не сразу. Сначала он пришел с симптоматикой: сильная головная боль. Он никак не может понять – “почему?”. Пытались эту боль лечить – не лечится. Когда же он обратился к психотерапевту, то обнаружилось, что именно приближение к раковине доставляет ему какие-то переживания. Оказалось, что он очень боится холодной воды. Всякий раз, когда он помоет руки холодной водой (потому что нет горячей), у него начинается головная боль. Поиски причин такой реакции на холодную воду привели к тому, что, оказывается, однажды в детстве он был испуган холодной водой, и с этого момента зажим или испуг на холодную воду стал доставлять ему сильнейшую головную боль. Начинались очень сильные переживания – будет ли горячая вода или не будет... Когда ее не было, он приходил в состояние внутренней досады или смятения.

    Поэтому, если говорить о физиологических явлениях, то многое можно определить по внешнему виду. Когда мы приближаемся к зеркалу после плохо проведенной ночи, мы видим синие дуги под глазами или налитую нижнюю часть глаз, мешки под глазами, одутловатость лица. Все это проявление психического состояния во время сна, при котором неконтролируемо буйствовали те или иные Эго-влечения. Причем, можно увидеть, что существует очень четкая координация между Эго-влечением к пище и физиологическим состоянием утром. Если Эго-влечение к пище интенсивно проявляется в период от 22 часов до 2 часов ночи, то лицо утром обязательно будет одутловатым. Более того, будет ощущение плохого сна, потому что это Эго-влечение никуда не уходит и во время сна оно остается, буйствует и оказывает воздействие на физиологию. Помимо этого, физиологическое переваривание пищи негативно воздействует на сон.

    Бывают случаи, когда человек, имея очень сильное влечение к пище и привычку вечером есть, не имеет такой возможности. Он ложится спать голодный, его сон лучше, но когда он просыпается, состояние в общем-то хорошее, но в каких-то местах головы как будто бы шпильку воткнули или два клина свели. Это тоже действие Эго-влечения к пище, которое всегда подкреплялось в столь позднее время, но тут вдруг оно не получило своего. Однако по привычке оно активно действовало во время ночи. В результате в нервной системе произошел внутренний сбой.

    Мы видим, что Эго-влечение так или иначе отражается на физиологическом состоянии человека. А так как лицо является прямым отражением физиологического состояния как внутренних органов, так и самой души, то по состоянию кожи лица можно вообще определить состояние внутренней физиологии и, соответственно, состояние Эго-влечений.

    Увлечение какой-либо диетой выстраивает все Эго-влечения в струнку перед гордостью, которая ухватилась за эту идею. То же делает и целый ряд восточных учений, в результате чего внутренний хаос Эго-влечений прекращается, они организуются, соответственно организуется и вся физиология, кожа нормализуется, продолжительность жизни увеличивается, заболеваемость уменьшается. Именно на гордости построены все ведущие восточные учения, которые сейчас активно распространяются у нас в стране.

    Второй путь: человек не ставит своей целью работу над Эго-влечениями в Эго-структуре, а сразу погружается мимо Эго-структуры вглубь Душевных Сил или же вглубь уровня Совести. Когда эта практика духовной работы позволяет человеку сразу обретать Благодатные Силы, которые исполняют физиологию, не вытягивая ее в струнку перед каким-то одним Эго-влечением, не организуя Эго-влечение внутрь структуры Эго, а минуя их вообще. Тогда кожа становится тонкой, болезни ослабляются, но, правда, не всегда исчезают. Иногда остаются, а иногда появляются новые, более тяжкие, чем были, но при этом организм исполняется Благодатными Силами, и человек, болея, благодарит, потому что радуется, потому что в состоянии Совестливом он не столько озабочен своим здоровьем, своей физиологией, своим лицом, сколько возможностью и готовностью служить другим людям или, если есть большая полнота проявления Благодатных Сил, то служить самому Творцу.

    Итак, связь между физиологией и Эго существует, как существует и выход к гармонии физиологии, минуя Эго.

    – Скажите, пожалуйста, где взять Душевные Силы одинокой женщине и ее ребенку?

    – В значительной мере – в человеческом общении. Потребность в человеческом общении происходит из-за недостатка или подавления Душевных Сил. Правда, кроме этого, такая потребность может исходить из желания развлечений, т.е. идти от Эго-влечения праздности, когда ищут, с кем бы поговорить, с кем бы легко и беззаботно провести время...

    В чем же отличие поиска развлечения от поиска общения? Когда ищут общения, тогда ищут именно душевного приятия, Душевных Сил. Когда с добрым человеком пообщаемся, глядишь, можно немножко, денек-другой, спокойно пожить, как будто исполнился какими-то силами. Из-за этого люди с недостатком Душевных Сил как бы припадают к безотказным, добрым людям и все время идут по жизни рядом с ними.

    Идеальный вариант – если найдется добрый муж. Он постоянно дома, он утешит, ободрит, он постоянно будет давать эти Душевные Силы, и, таким образом, женщина возрождается.

    Аналогичное состояние поиска Душевных Сил бывает у мужчин, но оно, к сожалению, происходит чисто мужским образом. Он и не подозревает о том, что ищет Душевные Силы. И только женщина, его жена, своей женской мудростью знает, что муж у нее душевно слабый, поэтому он где-то часами играет в домино, где-то часами занимается спортом, где-то целыми сутками готовится к защите докторской диссертации и т.п. Она знает, что все это происходит с ним потому, что у него очень мало Душевных Сил. И поэтому она, женщина, от мудрости (это опять-таки от Душевных Сил, мудрость может происходить только от Душевных Сил) начинает эти Душевные Силы ему давать посредством слова.

    Что значит мудрая жена? Мудрая – это та, которая скажет от любви и по любви, скажет так, что даже если муж уйдет от нее, то через год, после некоторых мучений сам вернется. Женщина, находящаяся в постоянной благодарности (состояние благодарности – это и есть исполненность Душевными Силами), естественным образом, сама того не зная, говорит так, что слова западают в самую глубь и с этой глубины прорастают.

    Правда, надо иметь в виду, что всякое прорастание слова, сказанного по любви, происходит спустя месяцы, годы. И если мы от нетерпения начинаем ждать ростков немедленно и сейчас, то становимся похожими на ребенка, который, получив семена, узнав, что их можно посадить, побежал и посадил их на грядку, а теперь каждое утро прибегает к ней и смотрит, взошли они или нет. Но на третий день чувствует: больно долго не всходят, дай-ка подковырну, узнаю, растут ли вообще или не растут. Ковырнул, глядишь и росток смял, но потом присыпал. А на следующий день уж такое нетерпение, что взял и поковырял еще сильнее, глядишь – и совсем обломал. В результате высохло семечко, которое должно было прорасти.

    В супружестве подобное нетерпение происходит от Эго-уровня, только от Эго. Ибо сил для терпения нет и сил для мудрости тоже нет. Только мудрость, благодатная мудрость, Благодатные Силы могут ждать, поэтому они ждут то, что знают, а знают то, что слышат Свыше. Так же и человек: посеял и знает, что взойдет через год или через три.

    Эта внутренняя вера в то, что непременно взойдет, всегда связана с надеждой, Чувство надежды, чувство веры – это глубинные свойства Совестливого уровня. Если человек имеет эти качества, он в Совестливом состоянии обладает внутренней силой, силой мудрого ожидания.

    Мужчина может получить Душевные Силы от мудрой жены, жена – от мужа. Кроме того, мы можем получать Душевные Силы друг от друга, когда любим друг друга. Поэтому так значимо сохранение отношений любви друг с другом.

    Но существует еще один уровень исполнения Душевными Силами, истекающих не от человека, а от Самого Источника Сил Душевных, Духовных, Благодатных – от Бога, но это уже путь верующего человека.

    – Явная психопатия проявляется в третьем, четвертом поколении. А дальше, по Вашему, идет вырождение? Какова тенденция движения для следующих поколений? Какая перспектива нас ожидает?

    – Я думаю, что нет смысла сейчас вдаваться в расчерчивание графика или кривой этой перспективы. Есть смысл разобраться, хотя бы в собственном поколении и в неправде наших отношений с поколениями, с которым мы тесно связаны: с нашими родителями и с нашими детьми. И этого будет достаточно, чтобы снять саму возможность ближайшего Психопатического Круга. При этом рассуждать о глобальных его последствиях неактуально. Писать диссертации о том, как ведет себя кривая развития психопатии в поколениях тоже не нужно. Более того, человек, который начинает заниматься кривыми развития психопатии во времени, сам находится в Психопатическом Круге. Его работа над диссертацией (в этом плане) является способом компенсации своего Психопатического Круга. И, написав такую диссертацию, он из Психопатического Круга не выходит, а наоборот – еще более в него погрязает, потому что закрепляется на уровне некоторого удовлетворения, на внутреннем чувстве самодостаточности от того, что он знает этот материал.

    Более того, нужно сделать маленькое предостережение. Наблюдается такая картина (это уже опыт нескольких лет): человек получает достаточно емкую, очень богатую, содержательную информацию о том, что и как происходит в человеке. Затем переживает глубокое чувство самодостаточности от того, что он все это знает; более того, у него внутреннее чувство, что на кого ни глянет – всякого видит. Возникает очень сильное потенциальное внутреннее движение: всем, кого ни увидит, спешит помочь. Или еще более тяжкое состояние: оказывать помощь тому, кто ее не желает.

    Результатом такой помощи, чаще всего, бывает новая беда, новая боль и горе, при котором не видится только одно – желание помочь, которое живет в человеке, на деле и есть проявление его собственного Психопатического Круга. И чем более он будет помогать, объясняя другому, что он находится в Психопатическом Круге, тем больше сам будет погрязать в свой, собственный, укрепляясь в нем через эту компенсаторную деятельность.

    Единственная ситуация, при которой имеет смысл об этом говорить – простой рассказ, о том, что существует такая книга, такие знания, немножко раскрыть перед человеком картину об этой книге с тем, чтобы он сам лично ознакомился с ней, но и это только в том случае, если вы чувствуете, что эти знания могут ему помочь. Чувство того, что вы сами лично сможете помочь ему, что будто что-то хорошее уже получается, на деле может оказаться ложным.

    Это говорит во мне боль за те промахи, которые мне на протяжении последних лет приходилось видеть среди тех, кто посещал и слушал мои лекции. Поэтому очень прошу вас прислушаться к моему совету: старайтесь не использовать эти знания по отношению к другим, не пытайтесь вытащить их из их же собственного Психопатического Круга, тем более, что выход из него с помощью словесного объяснения невозможен.

    Из Психопатического Круга можно выйти только одним образом: когда мы, участники этого круга, сами из него выходим и выход этот совершается не с позиции объяснения, а с позиции самого действия по выходу человека лично. Понимание им самим, как я выхожу и что я делаю при выходе или же объяснение, почему я выхожу, не является выходом из Психопатического Круга.

    Поэтому, если вы вдруг обнаружите за собой, что начинаете чувствовать, будто бы вы выходите из Психопатического Круга, и при этом объясняете другим о том, что вы делаете, для чего вы делаете и как вы делаете, значит вы, фактически, остаетесь и закрепляетесь в Психопатическом Круге. Ибо действительный выход из Психопатического Круга совершенно иной.

    – Семья, в которой проявляется явная психопатия, пытается выйти из нее. В ней имеется и Совестливое состояние, и почти все Эго-влечения, а среди них есть доминирующее. У ребенка они, естественно, утрированы, усилены. Есть желание вырваться из этой явной психопатии, почти ежедневной. Человек работает над собой, в том числе и обращается к Богу, ходит в церковь, но выхода не находит. Как практически осуществить работу по выходу из Психопатического Круга в этой ситуации?

    – Работа с психопатическим состоянием начинается обычно с родителей или с детей, если они уже взрослые, т.е. когда они уже могут над этим работать.

    Рассмотрим вариант, когда родители начинают работу выхода из Психопатического Круга. В чем заключается эта работа? В очень простом действии – родитель отказывается действовать по импульсу той привычной реакции, которая возникнет у него на неправду ребенка. Когда ребенок что-то делает не так, в родителе немедленно возникает определенное, причем всегда одинаковое и очень устойчивое отношение.

    Поставим вопрос: “Зачем ребенок начал проявлять психопатическое поведение, например, каприз?”. Оказывается, для того, чтобы своим внешним поведением вызвать привычную реакцию родителей. И он ее получил. Этой реакцией родителей, к примеру, является страх за капризного ребенка. В другом случае на каприз у родителя может постоянно возникать досада и желание немедленно запретить ребенку капризничать.

    Тогда возникает вопрос: “Зачем ребенок начинает капризничать?”. – А именно затем, чтобы вызвать именно это состояние досады, и он искомое получает. Он постоянно дразнит! Единственный выход – пускай дразнится. Перестать реагировать на это, воспринимать это как детское неразумие, он маленький и поэтому так себя ведет.

    Но “маленьким” можно остаться и до сорокапятилетнего возраста. В этом своем проявлении он действительно маленький. Почему? Потому что в сорок пять он проявляет то, что усвоил в четыре года. И этот усвоенный порядок отношений до сих пор проявляется в действии. В момент, когда он себя проявляет так, он является четырехлетним младенцем, потому он в эти минуты инфантилен.

    Инфантилизм – это пребывание в детстве. В эту минуту, в момент психопатии, каждый, даже семидесятилетний старик, находится в состоянии ребенка. Иногда мы это явно видим и говорим: “Ну ты, дедушка, как дитя!”. Он в эти моменты и есть дитя! И тогда мы начнем так относиться ко всякому психопатическому состоянию любого человека, который в отношениях с нами начинает проявлять свои детские реакции: в эту минуту воспринимать его ребенком, поведение которого не имеет никакого значения. И, конечно, не действовать так, как мы уже привыкли действовать в аналогичных ситуациях.

    Как же не действовать, когда во мне что-то уже действует? Как же не бояться, когда я уже боюсь? Как же не досадовать, когда я уже досадую, когда уже готов ухватиться за ремень? В эту минуту просто остановиться, выдержать одно из родительских правил – десятисекундную паузу . И в этой остановке посмотреть в себя: “Что это такое я делаю?”. Эта простая остановка – “Что это такое я делаю?” позволяет значительно ослабить само действие психопатии.

    Человек верующий умеет обращаться в такие моменты к Богу. При этом он не только останавливается и всматривается – “Что же я такое делаю?”, но, увидев, начинает идти еще глубже, и, обращаясь к Богу, просит простить его за поступок срыва или помочь ему не сорваться. Если первая глубина просто отвлекает от самого исполнения досады, заставляет человека по-внутреннему выйти из власти влечения и со стороны посмотреть на себя, делающего, то эта, вторая глубина, просьба о прощении: “Прости меня” заставляет человека сочетаться с глубинами Совестливого уровня и оттуда видеть само состояние психопатического поведения. Не только видеть, но и жить нуждою в помощи свыше и просить ее.

    Видение внутреннего состояния психопатии, противостояние ей всеми силами, сожаление о том, что носишь ее в себе, и есть состояние покаяния. Поэтому отношение к психопатии у верующего более глубокое, нежели у человека, который просто работает на уровне наблюдения за самим собою. Кстати, в практике восточных религий состояния раскаяния не существует. Там существует лишь первая ступень выхода из психопатического состояния посредством осознания себя. Существует еще бытовой способ, которым мы пытаемся уйти от психопатии: включить телевизор, запеть песню, посвистеть, походить, постирать, включить рубанок, покурить, выпить, пообщаться, т.е. попытаться выйти внешним образом... Такой вариант тоже отвлекает, он уводит в другое физиологическое или психологическое состояние. Человек выходит из психопатической реакции, но не из Психопатического Круга.

    Эти варианты (при невозможности выйти в более глубокий уровень) лишь отчасти помогают человеку как-то временно миновать ситуацию Психопатического Круга, но не дают выхода из нее.

    Самая большая трудность при правильной работе над собой – это первая ступенька, пауза. Именно ее в момент психопатического проявления так не хочется делать. Не хочется делать паузы, наоборот, очень хочется раздосадоваться, разгневаться, или же обидеться. Здесь требуется уже навык, работа. Попробуйте поработать с десятисекундной паузой.

    Есть еще более серьезное правило – педагогическая пауза, когда вы не позволяете в себе психопатическому состоянию развернуться, не десять секунд, а минимум три часа. Десятисекундная пауза – это всего десять секунд, а педагогическая – это минимум три часа, идеальная же педагогическая пауза – это три дня.

    Если вы три дня не реагируете на произошедшую ситуацию, а через три дня в вас все-таки продолжается действие реакции, действуйте. Только эти три дня необходимо находиться в правильном состоянии, т.е. в работе над собой, а не в муссировании своей реакции раздражения, досады, обиды и др.

    Человек, работающий на уровне чисто человеческого осмысления себя, выполняет просто наблюдение за самим собой, констатацию некоторых фактов и правильного или неправильного поведения внутри себя. А человек верующий при этом идет к исповеди и приходит к более глубокому состоянию, состоянию раскаяния, потребности восстановления своих отношений с Живым Богом. Внутренним взором своим человек видит в себе и раскаивается во всем том, что уклоняет его от данного Господом образа поступка, поведения.

    – Есть ли выход из такой ситуации, когда Психопатический Круг закручивается между подростком и взрослым по вине последнего? Подросток осознает, что закручивает взрослый, и пытается из него выйти, но взрослый имеет силу, он требует...

    – Для подростка чаще всего выхода нет, потому что то, что он попытается выработать как выход, на деле есть его психопатический ответ. Одни подростки, у которых имеет некоторую силу Эго-влечение гнева, впадают в сильнейшее озлобление по отношению к родителю – идет защитная реакция, другие, у которых доминантна гордость, просто-напросто убегают из дома. Это убегание из дома происходит у мальчиков уже по-мужски, т.е. в какие-то дела на стороне, за домом, какие-то увлечения по интересам, т.е. по Способностям. Либо он остается дома, но в состоянии равнодушия, т.е. подросток эмоционально не реагирует на родителей, он просто закрывается. И так как мальчик более склонен к интеллектуально-умственной деятельности и менее к эмоциональной, то в ситуации защиты он от этой эмоциональности еще больше закрывается и становится совершенно индифферентным к различным всплескам своих родителей. В случае, когда доминантой является печаль, ребенок уходит в сильнейшую внутреннюю боль одиночества и обычно это тоже связывается с побегом из дома, но это уже беганье вообще на другой край света. Он уезжает из города, он ищет себя где-то в других местах. Так начинается беспризорность.

    А если у ребенка влечение к праздности, то он в ответ на такую настойчивость родителя, приходит в состояние необычайного увеселения, и выбить его из этого состояния и этакого порхания по жизни бывает почти невозможно. Родитель видит, что он как-то легко бежит по жизни, все от него отскакивает как горох от стенки, и при этом – постоянный оптимизм, на все отвечает шуткой, прибауткой, во всем и везде он какой-то развеселый. И если со стороны поглядеть на этого ребенка (а потом и взрослого человека), то оказывается, что ни в одну жизненную ситуацию этот человек глубоко не входит, а любую из них, даже самую серьезную, он проживает в эдакой праздной веселости. И действительно рядом с ним хорошо в моменты, когда ближнему плохо. Но когда с ним начинаешь жить, то такая постоянная развеселость становится очень утомительной. И если с ним захочется побыть на глубине, то глубины такой человек дать не может. Тогда обнаруживается, что вся его веселость, весь его оптимизм – это порхание. И тогда наступает еще большее внутреннее неудовлетворение таким поведением.

    В состоянии, когда доминанта печаль, подросток, защищаясь от своего родителя, уходит в выпивку, в наркотики. Ибо когда он выпил, наступает чувство радости и море по колено. Правда, он знает еще одну особенность: если он в этом состоянии придет домой, то давление родителей еще более усилится. Но от неизбежности он все-таки приходит домой, переживает эту ситуацию давления для того, чтобы на следующий день снова уйти в состояние выпивки, внутренней раскрепощенности, потому что каждый из нас, находясь в Эго Триаде, всегда ищет удовлетворительных переживаний.

    Если у человека наступает какая-либо неудовлетворенность в Эго-состоянии, он начинает искать способ удовлетворения. Если таковым способом является выпивка, он выпивает. Если любимое дело, значит занимается им. Таких способов множество. Так или иначе психопатическая защита обязательно будет происходить, отвлекая подростка от общения с родителями. И единственно правильное поведение родителей в этом случае – это увидеть себя в Эго-состоянии, увидеть проявление своей гордости, подкрепленной гневом. Два этих Эго-влечения оказываются у многих родителей невероятно сильными.

    Гордость – это чувство самодостаточности, внутренней уверенности в собственной правде, в собственном взгляде на жизнь. Гнев черпает энергию из неудовлетворенной гордости, несостоявшихся притязаний, ожиданий, требований. Гнев – это агрессивное желание вносить себя в других, в т.ч. в своих детей. И если родитель вдруг увидит себя таковым, то он имеет шанс хотя бы на время педагогической паузы приостановиться в этом своем требовании, давлении, гонении. Тогда ребенок (при таком родителе) немножко вздыхает, хотя бы на эти три часа, и набирается сил. И поэтому следующие три часа родительского буйства он уже сможет выдержать. Если это правило родитель возьмет на себя как постоянное, то со временем он начнет укрепляться в благоразумном отношении к своему ребенку.

    Выход из Эго-состояния требует невероятно больших усилий Совести. Когда человек задается вопросом: “Что делать, чтобы обрести Совесть?”, ответ один: начать делать дела Совести.

    Одним из таких упражнений Совести может стать работа над десятисекундной и педагогической паузами. Если этим заняться, то можно вскоре обнаружить, что, возможно, на 41-й раз начнет получаться. На помощь приходят Благодатные Силы и силы Совести. Поэтому, чем больше человек будет оглядываться на себя и просить помощи у Бога, тем ярче будет актуализироваться внутренняя потребность в верности, правильности своих поступков, потребность в помощи Благодатных Сил. Со временем может наступить такое состояние, при котором Благодатные Силы будут настолько велики, что Эго-состояния могут вовсе исчезнуть.

    – У подростка, осознающего и уже оценивающего ситуацию, есть какой-то выход?

    – Есть. Этот выход – прощение родителя. Простить своего отца или мать. Дай то, что просят, дай от щедрости душевной, исполни, послушайся родителей. Потеряв во внешнем, обретешь во внутреннем.

    – Что делать, если ребенок сам “нарывается” на наказание, сам провоцирует ситуацию раздражения со стороны родителей?

    Выход из любой психопатии, любого ожидания ребенка всегда один и тот же: не проявлять ожидаемую им реакцию, не поддерживать ее, хотя ребенок будет очень хотеть этой поддержки.

    Дети обычно в такой ситуации ожидают от родителей наказания, в другом случае – плача: пока мать не заплачет, ребенок не успокоится. Иногда ожидают от родителей длинной тирады, это обычно отцовское действие. Отец выражается в обширном многословии, назидании... Иногда дети ожидают от родителей полного равнодушия. Это, кстати, тоже больше касается отца, когда ребенок ведет себя так, что отец переживает чувство абсолютного равнодушия. “Пропади ты пропадом”, – говорит он про себя, и начинает спокойно заниматься своими делами, и его уже больше ничто не трогает. Успокаивается и сам ребенок – он своего добился.

    – Узнает ли умершая мать, с которой человек не успел примириться перед смертью, о его желании примириться с нею?

    Узнает. По тем сожалениям и добрым воспоминаниям о матери, по тем словам, которые будет человек говорить о ней.

    Непростившее сердце всегда вспоминает всякие отрицательные или злые проявления другого человека. Оно всегда обвиняет, назидает, еще и еще раз убеждает всех окружающих, что другой плохой. А сердце, которое простило и теперь скорбит, что не примирилось с матерью, будет вспоминать ее добрые слова и поступки. И эта доброта будет явной, ее скрыть нельзя, потому что она проявляется в душевных свойствах. Душевные свойства и Душевные Силы скрыть невозможно. Если мы действительно по-доброму говорим о человеке, то это видно сразу. И мать, душа которой рассталась с телом, может это увидеть.

    – В прошлый раз Вы рассказывали о том, что если мать в детстве заронила своему ребенку негативное зерно печатью слова, то эта печать закладывается в душу ребенка и проявляется в течение жизни. Что нужно сделать, чтобы снять эту печать?

    Возможно ли снимать печати? Наложение печатей происходит чаще всего бессознательно. Обнаружение печати происходит спустя долгое время и путем очень больших мук. А вот снятие печати – это прежде всего снятие ее подтверждения. В первую очередь необходимо вывести человека за пределы Психопатического Круга, которым обеспечивается сама печать. Если же мать находится в Психопатическом Круге, она постоянно подтверждает эту печать своего ребенка.

    Итак, первое – это выход за пределы Психопатического Круга. О механизмах выхода я уже говорил. Но существует еще и поэтапный путь. На деле мы настолько немощны, настолько слабы по Душевным Силам, что сразу обрести, сразу исполниться в них и в Совестливом уровне практически невозможно. Поэтому нам предстоит очень трудный путь работы над собой. Предстоит постоянное обретение терпения друг к другу. Предстоит научиться прощать друг друга. Предстоит постоянный поиск состояния непритязательности друг ко другу, постоянная работа над обнаружением своих Эго-состояний.

    Неподдерживаемая, неподкрепляемая печать через срыв снимается сама по себе, т.е. этот срыв будет переживаться самим ребенком. Если все окружающие вдруг перестают поддерживать в нем печать, то эта печать, энергетически ища подтверждения, взорвется изнутри. Наступит сильнейшая истерика, внутреннее беснование, какое-то буйство, в котором через страдание срыва, ребенок вдруг может начать от нее освобождаться, произойдет прорыв к освобождению. При этом прорыв будет обеспечен именно окружающими людьми, которые ушли от психопатической реакции, психопатического ответа.

    Что значит снять? Значит начать действовать по отношению к ребенку от любви, от Совестливого уровня.

    Действие от любви всегда связано со словом и всегда будет давать ребенку внутренние силы, для того чтобы Совестливое заработало, чтобы Совестливое поднялось в нем. Вот оно-то изнутри и взорвет его. Через это состояние взрыва в раскаянии, происходит прорыв Эго-уровня, и человек в раскаянии видит, что он натворил. Это раскаяние возможно только изнутри, когда Совестливый уровень исполнен Благодатными Силами и прорывает изнутри Эго-явления, Эго-действия, и в этом прорыве видится, что же я делаю на самом деле.

    Существует еще и катарсическое прорывание. Катарсис – это действие эмоциональное и происходящее внутри Эго. Покаяние – это явление более глубокое, нежели катарсис. Поэтому возникновение покаяния невозможно вызвать посредством Эго-действий. Всякие эгоистические истерии могут служить достижению катарсиса. Такого состояния иногда достигают артисты. С помощью приемов эмоционального действия закручивается катарсическое состояние, происходит внутренний эмоциональный прорыв внутри Эго-уровня и видение явных Эго-состояний. При катарсисе вскрываются скрытые Эго-состояния, но сами Эго-влечения при этом остаются, поэтому спустя некоторое время человек снова возвращается к исполнению Эго-явлений, Эго-влечений в прежнем виде. Покаяние же происходит из глубины Совести, поэтому оно является действительно очистительным.

    Покаянный прорыв может произойти у человека только при помощи окружающих людей, потому что человек, находящийся под печатью, сам к Совестливому движению прийти не может. В нем нет этой внутренней потребности. Она может возродиться лишь от того, что его Совесть постоянно исполняется и побуждается благодаря любви окружающих людей.

    Любовь – это не эмоции и не состояние, любовь – это движение силы, и нет большей силы, чем сила любви, сила, явственно и реально совершающаяся между людьми, сила, которая исходит от одного человека и обращена к другому.

    – Вы говорили, что с трех лет каждый отец готовит свою дочь к материнству. Что это значит?

    – По отношению к девочке нужна именно отцовская забота. Потому что отец – заботник о своем роде, от этого стратегического чувства рождается его правильное поведение. В заботе о своем роде он печется о будущих матерях, которыми и являются его сегодняшние дочери. И поэтому дочь нуждается в большой нежности с его стороны. Если стратегической заботы о роде не будет, то мужской нежности, настоящей нежности (не привязанности с обязательным сюсюканьем, а нежности, свободной от привязанностей, нежности от заботы), в нем не будет.

    Для отца дочь не просто предмет сегодняшней ласки, она является матерью будущего поколения, которое будет хранить весь род. И он это должен чувствовать всей своей душой. Это сознание большой роли своей девочки-дочери и позволяет ему очень нежно относиться к ней. Познать это может лишь настоящий отец-мужчина. Тактика его поведения будет исходить из этой стратегии. Но при этом, чтобы было на кого ориентировать дочь, он должен находиться в постоянной заботе о матери, потому что как только он снимает заботу о матери, она может уйти в непредсказуемые состояния Эго. Чтобы этого не произошло, надо постоянной заботой поддерживать в ней живые Силы Души и Совести.

    Ориентируя девочку на мать, отец одновременно обязан заботиться о материнской чистоте и целомудрии, о правильности ее поведения, о ее живой потребности в Боге и Благодатных Силах. С девочкой он ведет разговор таким образом, что все негативное в ее поведении снимается в сравнении с материнским примером. Получается, что мужчина в доме более всего заботится о матери, а затем уже о дочери, потому что дочь отцом воспринимается через мать.

    Отцовская нежность естественным образом рождает отклик благодарности в дочери. Никакими другими действиями: ни словами, ни требованиями благодарность в ребенке вызвать невозможно. Остальные действия отца заключаются в развитии женских способностей у девочки: заботиться о младших, заниматься рукоделием, выполнять другие женские домашние работы. Обучает ее в этом мать. Через отца девочка открывает важность, необходимость этих занятий.

    Отец не позволяет праздности. И тогда получается, что по отношению к матери дочь будет выполнять все по обязанности, а по отношению к отцу – по благодарности. Поэтому в ней формируются сразу два качества – исполнение домашних работ и благодарность от заботы.

    – Как выйти из психопатической реакции, когда сделать уже ничего нельзя? В случае развода, в случае потери близкого. На это идет компенсаторная реакция, связанная с парадоксальным весельем, либо с окамененным бесчувствием, либо с тяжелой депрессией. Как из этих состояний выйти в состояние кротости и смиренномудрия? Потеря близкого произошла, уже ничего сделать нельзя.

    – Не имеет значения жив ли человек, по отношению к которому был Психопатический Круг, или уже умер. Если человек прощает отца или мать, то состояние прощения – это и есть исполнение Совестливого уровня. В этом случае психопатическое состояние снимается, его просто нет, и этого достаточно. Более того, если во мне нет психопатического состояния по отношению к моим родителям, то оно не проявится к моим детям. В результате на мне пресекается Психопатический Круг.

    Одна из самых центральных задач всякого человека состоит в том, чтобы родовое накопление Психопатического Круга, идущее из поколения в поколение, на ком-то пресеклось. И если это удается сделать мне, то дальше он в моем роде уже не происходит. Именно поэтому наиболее трудное для человека – это простить своих родителей. Но есть еще одна предшествующая трудность – это увидеть, что я что-то на них имею.

    Очень много людей считают, что они с родителями в очень здоровых, хороших отношениях и не видят, что эти хорошие отношения на деле – внутри Психопатического Круга. Увидеть это – труднейшая задача. Если человек отдан естеству своего становления, то это видение собственного Психопатического Круга с родителями обнаруживается только после сорока пяти лет. Раньше, без внешней помощи, без каких-то специальных книг, человек естественно обнаружить это просто не может. Исключение составляют верующие люди и то далеко не все.

    К сожалению, не имея практики работы над Эго, и обнаружив реальное состояние себя, человек начинает внутренне избегать этого откровения. Срабатывает новый пласт защитных механизмов, которые закрывают откровение оболочкой беспечности, лени, самонадеянности, самоугодия, и оно уходит, забывается, исчезает. Человек снова восстанавливается в прежнем состоянии непрощения родителей или не разрешенного с ними Психопатического Круга.

    Работа же над собой, которую человек начинает, приводит к тому, что потребность в прощении становится сначала интеллектуальной; потом все более душевной, а затем, наконец, и духовной потребностью человека. Эти глубокие потребности происходят по мере того, как возрастает в нем вера в Бога и он начинает осваивать церковную жизнь. Когда такая потребность прощения живет, то она естественным образом дает возможность работы над собой, работы над этим прощением. Выливается эта работа в четыре этапа, состоящие их простых поступков.

    Вот эти четыре этапа: стерпи, прости, отдай, уступи. И многократно пытаясь исполнить это по отношению к своим родителям, человек, в конечном итоге, приходит к любви, а это значит к свободному бытию в Совестливом уровне. Он свободен в своей Совести, это – возможность свободного общения с Благодатными Силами. Человек исполнен ими, и от избытка сердца действует и живет. Это и есть избыток любви. В данном случае никакие прошлые психопатические отношения уже не передадутся новому поколению.

    Психопатия пресеклась. Вы увидите еще одну удивительную особенность в жизни человека. Оказывается, больше ничего не нужно. Если удается исполнить это пресечение всех психопатий, которые есть во мне, в моему роду, то смысл человеческой жизни исполнен, человек высвобожден из власти Эго-влечений, он свободен любить. Поэтому он любит Бога, а по любви к Богу любит и людей.

    – Можно ли научить своих детей этому поведению: стерпи, прости, отдай, уступи?

    – Не только можно, но и нужно. Дело в том, что если мы запаздываем в этом с детьми, то потом это правило, этот навык работы над собой восстановить бывает очень трудно. И позже для этого потребуется очень много сил. Этот взгляд в самого себя, оценку своего мотива ребенок может делать уже с семилетнего возраста.

    Если посмотреть по периодизации становления детей, то это период, когда ведущей, активной становится учебная, интеллектуальная, осмысляющая и самосознательная деятельность. С этого момента он уже может осмыслить все свои поступки. Что должны делать для этого родители? – Приводить его к разговору или проговариванию своих поступков.

    Обычно человек в своем поведении выполняет два действия. Одно он выполняет вовне, как бы для других, а другое – на самом деле, для себя.

    Например, в настоящий момент, во внешнем действии, я вам говорю о Психопатическом Круге, а на самом деле, на внутреннем уровне, я могу делать совершенно иное:

    – Я могу в это время самоутверждаться перед вами.

    – Могу избавляться от своих психопатических состояний тем, что я начну вам о них рассказывать.

    – Могу просто потреблять вашу симпатию по отношению к себе.

    – Могу болеть и переживать за всех вас.

    Таким образом существуют два действия: внешнее и то, что выполняется на самом деле. Задача взгляда в самого себя – это и есть задача увидеть, что же я делаю на самом деле.

    Вот этому детей нужно учить с семилетнего возраста. Необходимо дать им образ такого поведения. Это может быть рассказывание сказок, притч, былин. Рассказывать ребенку можно для того, чтобы:

    – Его ублажить или же дать удовлетворение его праздности.

    – Дать образ поведения, а потом сравнить действия ребенка с образом, рассказанным в сказке.

    И когда бабушка или мама, дедушка или папа, рассказав сказку, спрашивают ребенка: “Скажи, пожалуйста, ты кем был сегодня?”, называя того или иного героя, ребенок должен посмотреть в себя, кем же он был на самом деле? Вот такое собеседование с ребенком помогает ему начать видеть себя изнутри.

    Правда, здесь существует очень большая тонкость. Такое общение с ребенком должно происходить от любви. Ибо как только родитель начинает с помощью сказки назидать, то в ребенке немедленно начинает разворачиваться психопатическая реакция на родителя и через это на сказки вообще. Поэтому в старину было принято сказки такого характера рассказывать одну, максимум две в день. Обычно вечером, перед сном, когда ребенок уже успокоился, когда все Эго-влечения в нем насытились и теперь он может в них всмотреться. Они настолько затихли, что позволяют ему их разглядывать, ибо если какое-то Эго-влечение не насытилось, то оно будет буйствовать и при этом не предоставит такой возможности. Ваш малыш будет прыгать по кровати, потому что ему очень хочется исполниться в праздности через пластическую способность, которая не выхолостилась, т.к. он еще полон сил физических. Кстати, дети очень часто плохо ложатся спать или плохо засыпают именно потому, что целый ряд Эго-влечений у них не затих, не исполнился по своей потребности.

    Детство – это состояние, когда естество пребывает в полноте, т.е. один ребенок в естестве Эго-состояния активно прыгает, бегает, играет в догоняшки, у него мощный заряд физических сил, другому – хочется петь. Нужно дать возможность все это исполнить. И вы увидите: если ребенок к вечеру по всем Эго-влечениям использовал все свои резервы, тогда он сможет уже как-то к ним относиться. И тогда можно рассказать ему сказку. А потом спросить: кем же он был сегодня.

    К сожалению, мы часто этого не делаем. Не зная, ограничиваем действия ребенка и он у нас ходит как на поводке. Или еще более тягостное состояние – это современные каталки. Оказывается, теперь ребенок даже до магазина пройтись не может. Он теперь везде сидит, везде лежит или же везде на руках. Это ненормальное состояние, в результате чего Эго, которые хотят использовать энергетику тела, этого не делают и тело сохраняет в себе достаточный резерв энергии, который никуда не вышел. В результате вечером, перед сном, когда вы упорно будете его укладывать, он упорно не будет ложиться... Если же вы его все-таки уложили, выход энергии начнется ночью – это будет плохой сон, ребенок начнет ночью вскакивать, вскрикивать и т.д. То есть всякое неспокойное поведение ребенка ночью означает, что в течение дня он был не в естестве своих проявлений.

    Кто же может разглядеть, где он в естестве, а где нет? Только душевное зрение родителей, а это есть четвертый уровень, уровень Душевных Сил. Значит, только от любви можно это увидеть. Поэтому когда родителям говорят: “Любите своих детей”, то этой фразой говорится все, больше не надо говорить ничего. В этом вся полнота, и остается только одно –исполнять ее и действительно любить своего ребенка. И от любви увидится, что в данную минуту с ним, оказывается, надо позаниматься, в другую минуту его надо просто вольно отпустить. Или же надо выйти из дому и пройтись где-нибудь километров пять-шесть, даже если он упорно не хочет этого. Позиция родителя становится активной, именно к естеству детского проявления. И здесь вы увидите: при этом и Совестливые и Эго проявления будут активными. Они будут перемещаться и только в момент, когда он будет слушать сказку, он начнет соотносить, где он был в Эго-проявлении, а где – в Совестливом. С семи лет он начнет это осмыслять и называть свое Эго-состояние конкретным словом.

    Еще один очень серьезный момент, который надо иметь в виду, когда ребенка спрашивают: “Что в тебе сегодня было?”. Появляется внутренний искус от родительского Эго подсказать ему: “В тебе была гордость”. Но так как ребенок этого не знает, то говорятся более простые слова: “в тебе была злость”, “в тебе было желание власти”, “ты хотел быть царем”... И как только вы этот образ ему выдали, он начинает мыслить интеллектуально и немедленно замкнется в Эго-влечении гордости, которое здесь именно и начинается, а дальше получает возможность состояться в том, в чем он ловко может себя обнаружить. Состояние гордости возникает из чувства самодостаточности, от того, что человек может самого себя быстро “расщелкать”. Так ребенок и побежит по жизни. Он запросто всем отвечает. Его, например, спрашивают: “Что ты сейчас делаешь?”. Он отвечает: “Я злюсь”. И дальше продолжает злиться. То есть в своем укоренившемся состоянии гордости он просто весело бравирует тем, что в нем есть, и делает это легко.

    Кстати, вы увидите, что многие взрослые, ступая на путь так называемого духовного самосовершенствования, находятся именно в этом состоянии и несмотря на то, что они говорят про себя: “Я в гордости”, они продолжают в ней находиться. Они от гордости сказали про гордость и от этого стали еще более гордыми за самих себя, таких знающих.

    Правильное родительское поведение всегда поведение действия, а неправильное поведение – поведение многословия. Правильно действующий родитель совершает по отношению к ребенку поступок – это или прощение, или любовь, или конкретная помощь, а неправильно действующий родитель начинает что-то объяснять ребенку.

    – Как возможно устроить правильные отношения между родителями, бабушками и дедушками?

    – Действительно, это очень сложно. Но ответ вообщем-то простой, хотя и трудный в исполнении. Ведь можно декларировать любовь, говорить о ней, призывать к любви своих родителей, бабушку и дедушку, при этом пытаясь объяснять, почему такая декларация хороша. А можно проявлять саму любовь. Проявлением любви являются прости, стерпи, уступи и люби. И если удается это делать, тогда постепенно наступит мир. Если же не удается, а вместо этого хочется заставить их поступать так, как сам видишь, тогда мира не будет. Поэтому человек, работающий над собой, действительно, или сам, или с помощью Благодатных Сил обретает состояние Совести. Человек же, этих сил не имеющий, часто делает ошибку. Он начинает приобретать знания о том, что такое любовь, как над ней надо работать. И чем больше знаний, тем больше у него надежды, что может быть когда-нибудь количество перейдет в качество. А оно не переходит и не переходит. Тем временем отношения с родителями не улучшаются, они все тяжелее и ужасней. Когда не получается исполнять “терпи, прости, люби”, имеет смысл просто на мгновение остановиться, т.е. сделать педагогическую паузу по отношению к своим родителям. Это и значит делать действия Совести. И постепенно придут внутренние силы и появится возможность мира с родителями.

    – Исповедь – это всегда раскаяние Совести или она может идти через ум?

    – Конечно, может быть и тот и другой вариант. Есть исповедь эмоциональная, есть по сознанию. А есть исповедь настоящая – покаяние.

    Что такое настоящая исповедь? Это когда Благодатные Силы рассекают изнутри Эго-щит или Эго-кору. Это происходит изнутри. Поэтому человеку остается одно – исполнять веления Совести, и в этом исполнении ожидать, что Совестливый уровень исполнится Благодатными Силами. Этот момент исполнения Благодатными Силами каждый человек, если он внимателен к себе, чувствует как дар, неожиданно пришедший к нему. Это так и есть. Поэтому само покаяние исполнить по собственному желанию невозможно, но можно выполнять веления Совести.

     

     

    РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВИЛА

    1. Соблюдай десятисекундную паузу в общении

    Прежде чем что-либо сказать, выдерживай десятисекундную паузу. Постоянно пользоваться ею почти невозможно. Это наиболее трудное из всех упражнений, которое предлагает курс Нравственной Психологии и Педагогики.

    Пауза позволяет видеть живущие в нас неправды, которые совершенно игнорируют собеседника как человека, неправды, не позволяющие ему иметь собственную (отличную от нашей) точку зрения.

    Правило десятисекундной паузы научает останавливать себя в момент гнева, т.е. тогда, когда совершенно теряешь над собой контроль и часто забываешь не только о какой-либо паузе, но и вообще о правилах приличия. Она предоставляет возможность в этом поупражняться.

    Как это осуществляется практически? Человек должен выбрать в день полчаса или час, в течение которого, с кем бы он ни встречался и о чем бы ни шла речь, прежде чем сказать, необходимо отсчитать 10 секунд.

    Вариантов хранения этой паузы несколько. В одном случае можно начать считать десять секунд, даже перед тем, как просто сказать “да”. Для этого необязательно использовать эту паузу в конфликтных ситуациях. В любом разговоре, каким бы он ни был, всякое слово собеседнику пусть упреждается этой паузой.

    Порой так бывает, что, работая с десятисекундной паузой, человек вообще не успевает ничего сказать, потому что всякий раз собеседник успевает что-либо начать говорить первым. Получается как бы своеобразный обет молчания, который связан с внутренней работой. В этот момент человек столкнется с внутренним желанием вступить в разговор, перебить, действовать. Тогда есть возможность вглядеться: а что же во мне запрещает эту паузу, что стирает ее, что хочет немедленно говорить. Когда пауза выдерживается перед Вашим словом, собеседнику совершенно незаметно что-то необычное в Вашем упражнении. У него создается впечатление, что вы просто задумались.

    Лучше всего наперед выбрать определенный час дня. Для начала достаточно одного раза такого тренировочного времени. Очень хорошо, если человек сможет делать это ежедневно.

    Всякий новый навык требует довольно длительной работы. Предлагаемую работу необязательно проводить ежедневно, она проводиться с перерывами. Если у человека хватит сил быть в этом неделю, а дальше силы закончатся, пусть оставит это правило, а затем через некоторое время снова вернется к нему.

    Но нужно иметь в виду, что в самом этом молчании внутреннее состояние человека может быть разным. Есть несколько вариантов. Первый – это просто считать до десяти. Второй – просто молчать, ничего не считая, примерно внутренне представляя длительность этой паузы. Третий вариант для верующего человека – это самая краткая молитва: “Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!”, которая длится около десяти секунд.

    Люди, которые пытались практически заниматься этим, говорят, что это одно из самых сильных правил, позволяющее человеку увидеть такие стороны внутренней жизни, которые в обычном плане не осознаются и почти не заметны. Как только пауза ставится в правило, эта внутренняя подсознательная жизнь вдруг обнаруживает себя.

    2. Соблюдай педагогическую паузу

    В суете жизни, большинство из нас не имеют навыка пауз, необходимых для того, чтобы остановиться, со вниманием отнестись к пройденному пути, к проведенному времени, задуматься над тем, что мы только что прожили.

    Педагогическая пауза позволяет на мгновение остановиться и вглядеться в те происходящие в нас процессы, на которые мы не обращаем внимания.

    Педагогическая пауза может быть использована человеком в те моменты, когда назревает конфликтная ситуация со своими детьми или супругом, с начальником или с подчиненным. Если внутренне в человеке начинает происходить раздражение, досада, озлобление, стремление немедленно что-либо сделать по отношению к другому, то есть смысл уйти в педагогическую паузу. Ничего не делать, а уйти в паузу. Оптимальный вариант в отношениях с детьми, когда педагогическая пауза имеет продолжительность три месяца. Это в наиболее жестких ситуациях, трудных напряженных внутренних состояниях.

    Человек на три месяца берет паузу внутреннего молчания относительно конкретных конфликтных ситуаций. И если они где-нибудь повторяются, то продолжает хранить молчание. Если при этом обнаружится, что три месяца удержаться практически невозможно, в человеке нет на это сил, то попытаться помолчать хотя бы один месяц. Правда, бывает, что и на месяц никаких сил нет, хочется как можно скорее выговориться, – тогда хотя бы на одну неделю. В случае, если и на неделю не хватает сил и терпения, тогда самое минимальное – на три дня. Если и три дня не удается выдержать, то есть крайний предел: три – часа.

    Кто сумеет удерживать эту паузу, тот сумеет сохранить правильную форму и правильное содержание отношения к своему ребенку, супругу, начальнику или подчиненному.

    Внимательное всматривание в происхождение неправильного поступка позволяет увидеть причины повторений и одинаковости возникающих ситуаций. Такое действие требует внимательной и неоднократной работы. Педагогическая пауза приводит к постепенному изменению причины, из которой произошел данный поступок, дает возможность отстояться чувствам, неторопливо и обстоятельно разобраться во всем, или вслушаться в Промысел Божий.

    Педагогическая пауза дана для того, чтобы пробудились внутренние силы и резервы для решения конфликтной ситуации, для того, чтобы не ребенок, а его родитель осознал собственные неправды, пережил покаяние, обрелся в любви. Поэтому возраст ребенка для применения к нему педагогической паузы особой роли не играет. Работа идет прежде всего во взрослом.

    3. Помогай младшему решать, не решай за него

    Что означает это правило? Следующее: задавай вопросы, не отвечай на них, пусть младший сам приходит к решению. Давай ему варианты решения, объясни каждый, но как поступить, пусть рассудит он сам. Если он выбирает не то, что желаете вы, взрослые, выдерживайте педагогическую паузу, ибо как поступить – пусть будет его воля. Будьте повивальной бабкой нравственных решений младшего. Не поступков, не действий, а решений. А уж что он решит делать и как действовать – пусть на этот раз будет его воля. Так звучит объяснение правила.

    Почему Нравственная Психология и Педагогика обращает особое внимание это правило? К сожалению, часто мы не даем родиться детскому поступку, мы постоянно вмешиваемся в его решение и пытаемся сделать или решить за ребенка.

    Педагогическая пауза дает ребенку право самому решать, самому пробовать, ошибаться даже, и в этой ошибке обретать опыт различения правильного и неправильного действия. Педагогическая пауза подразумевает, что мы выжидаем, когда ребенок, рассудив, склонится к какому-нибудь решению и исполнит его. А, исполнив, с нашей помощью обратится к своему выбору, к самой ситуации, осмыслит ее, проанализирует, поймет: правильно ли он поступил.

    Более того, если он это выбрал, то помочь ему это сделать и прийти вместе с ним к негативному результату.

    – Смотри, что мы с тобой сделали. А теперь давай думать, как исправить. Может быть, нам поможет другой вариант решения? Например, если бы ты сделал вот так. Было бы лучше?..

    И получается, что благодаря такому разговору с ним, осмыслению его выбора, ребенок научается правильно относиться к ситуации и точнее сделать сам выбор. При этом важно остаться нам самим во втором правиле, в педагогической паузе.

    К сожалению, нередко люди, начиная исполнение педагогической паузы, не могут долго находиться в ней. Они не в паузе. Наоборот, они в каком-то внутреннем волнении: “Сделал или нет? Чем же это закончится?”... Продолжаю заниматься своими делами, а косым взглядом вглядываюсь, что он делает. “Вот! Сорвалось! Потому что меня не послушался! Так... Дальше посмотрим! Нет! Теперь дальше уже некуда, надо вмешиваться!”. Закончилась педагогическая пауза... а паузы-то на самом деле никакой и не было.

    Нужно помнить, что все правила, которые предложены здесь, говорят о внутреннем действии души, а не о внешнем.

    Внешнее исполнение педагогической паузы бессмысленно, если внутренне остается такое состояние. Пауза должна быть прежде всего внутренней. Но как ее выдержать, если так и хочется тут же влезть и поправить? Что с этим делать?

    Ответ один: терпение, терпение и еще раз терпение. Если ребенок не может рассудить и не решается на поступок, если он говорит: “не знаю”, значит, что он либо не хочет решать, либо не имеет навыка к нравственному рассуждению и чувству. Не научившись этому в детстве, он и в жизни, будет постоянно попадать впросак. Если же ребенок не может решить, не может конкретно выбрать что-то, мучается не решаясь вступить в действие, нужно подтолкнуть его к самостоятельному принятию решения, а дальше станет ясно, что при этом правильно, а что – нет. Когда же решение принимается и действие начинается, по ходу обнаруживается и определяется правда или неправда действия. И тогда, возвращаясь назад, можно сделать иной, более правильный выбор, или же по ходу действия изменять направление своих поступков.

    С какого возраста нужно подготавливать ребенка нравственному рассуждению и отклику на нужду? Мы знаем, что возраст с пяти до семи лет – это время строгого послушания, где выбора практически быть не должно. Ребенок должен исполнять так, как родители ему говорят. В то же время, в возрасте с трех до пяти лет, оправдано, когда дети часто настаивают на позиции “Я сам”. Это то время, когда ребенок внутренне склонен к самостоятельности поступка. В этом временном промежутке и нужно развивать в нем нравственный отклик и послушание. Но не с пяти до семи.

    Другой вопрос. Нужно ли похвалить ребенка за правильный поступок? Нет. Это очень тонкий момент. Когда правильный поступок сделан, и получен внутренний опыт правильного действия, его надо поддержать и закрепить. Нужно отметить: “Смотри, как хорошо у тебя получилось”. Не какой ты хороший, а как хорошо ты сделал. Отметить результат действия и само действие, но ни в коем случае не ребенка. Личность, сам ребенок не оценивается, не судится и не обсуждается. Обсуждается только поступок и результат поступка.

    Нельзя ставить ребенка в ситуацию выбора в магазине. К сожалению, в современных семьях это нередко происходит. Ребенка приводят в магазин и предлагают ему: “Что хочешь – выбирай”. Где же маленькому ребенку уметь правильно отнестись к такой ситуации? Искренне поверив, что ему разрешено выбирать все, что он хочет, он действительно выбирает самую большую куклу, самую красивую игрушку и тычет в нее пальцем: “Мама! Купи вот эту!”. И только в этот момент обнаруживается, что папа и мама имели в виду совсем другое. На эту большую куклу денег нет.

    Ситуация выбора относительно магазина ставиться вообще не может. Здесь научение детей послушанию – одно из самых значимых воспитательных действий. Отправляя ребенка в магазин, мы отправляем его исполнить наше поручение. Для ребенка это значит исполнить свое послушание. Ему говорится чего и сколько купить, конкретно, но не говорится: “Выбери, что подойдет к столу”. До двенадцати лет особо значимо, чтобы дети не выбирали в магазине, а только выполняли послушание и приобретали только то, что им поручено.

    На первый взгляд может показаться, что это не столь существенно. Но давайте вспомним, как обычно ведет себя ребенок в случае, когда разрешено выбирать? Если мы отказали ему в покупке, он начинает настаивать, обижается на нас. В этот момент он внутренне тренируется определенному душевному действию. Мы упрямимся и ребенок тренируется в упрямстве. Мы расстраиваемся по поводу его упрямства, – ребенок тренируется в обиде. Нам кажется: “Ну и что? Покапризничает и перестанет”. Сейчас перестанет, но потом опять закапризничает. А уж когда станет взрослым, то из этих неоднократных капризов сформируется обычная привычка, когда, будучи уже мужем или женою, будет обижаться на супруга, на час, на целый день, а то и на неделю. И попробуйте потом вытащить его из этого состояния, которое так привычно возникнет в собственной семье уже взрослого человека, благодаря тому, что мы в детстве упражняли и закрепляли его капризы и обиды. То, что переживается в детстве, проявляется потом во взрослой жизни. В детстве идет тренировка навыка. Какого навыка в данном случае? Слышим ли мы каждый раз, что происходит в душе ребенка?

    Часто родители в тех или иных ситуациях становятся в тупик перед детским требованием: “Я хочу сделать то-то!”. Первое, что происходит у родителей, это ответ: “Нельзя!”, “Нет!”. А после этого родитель объясняет, почему “нет”. Удивительно, но в семьях несогласие с ребенком, также как несогласие друг с другом в супружеских отношениях происходит гораздо чаще, нежели согласие. Дети при этом оказываются в ситуации принуждения. Они могут поспорить с родителями, могут выклянчить, выпросить, либо на своем настоять, но изначально родители создают ситуацию, при которой у ребенка никакой возможности к собственному рассуждению или возможности прислушаться к собственной Совести нет. Возникает ситуация борьбы. Если у ребенка желание достаточно сильное, то он вступает в борьбу с родительским отказом, с его “нет” и тут уже проявляется искусство ребенка: как он сумеет в этой борьбе свое получить.

    Современные дети умеют вести эту борьбу. Один ребенок возьмет родителя нежностью, другой – хитростью, третий – обманом, а четвертый – просто капризом, истерикой, оголтелым упрямством. Во многих семьях нынешние дети, при неискушенности родителей, легко и часто добиваются своего. Такая ситуация нравственно бесплодна. Нравственного чувства нет ни в родителях, ни в детях. При любых способах общения между ними взрастет плод безнравственности, а плод нравственного будет потерян.

    В качестве альтернативы настоящее правило предлагает родителям разрешить ребенку самому найтись как поступить. Вместо однозначного “Я не согласен” родитель говорит ребенку:

    – Конечно, возможно. Только, ты знаешь, есть два варианта действия или же два результата, которые могут быть в твоем “хочу”. Один результат такой: если пойдешь направо, будет такой результат, пойдешь налево – другой. Рассуди, каким образом ты хочешь двигаться.

    Ребенку дается право нравственного рассуждения и чувства, потому что родитель понимает: даже если ребенок и выберет неправильное действие, то это будет поступок детский, а не поступок взрослого человека. Если человек не приобретет опыта делать неправильные поступки в детстве, и видеть их последствия, то, став взрослым, и сделав неправильный поступок, он попадает в очень жесткие социальные условия, при которых исправить ошибку будет чрезвычайно трудно...

    Как же научить ребенка совершать правильные поступки? Например, мальчик просит купить велосипед.

    – Нет, – говорит мама. – Велосипед очень дорого стоит, столько денег у нас нет, тебе и курточку надо купить и ботинки. А на велосипед надо накопить. Давай сначала накопим деньги, а затем купим.

    Первый посыл мамы был “нет” на сегодня, на сейчас.

    В то же время возможно другое. Мама говорит:

    – Ну что же, можно и купить. Давай только подумаем, как это мы сможем сделать. Первый вариант – мы можем сейчас все наши деньги, какие у нас есть, потратить на велосипед, сидеть без хлеба, а тебе придется еще три месяца ходить в рваных ботинках. Второй вариант – мы можем понемножку сейчас откладывать каждый месяц и месяца через четыре наберется сумма, которую мы потратим на велосипед.

    Иногда ребенок выбирает первый вариант. Может сложиться сложная ситуация, тяжелая для матери и для семьи в целом. Но в детстве все время дано для того, чтобы обрести навык правильных поступков.

    Научиться опытно отличать неправильные действия от правильных, научиться почитать взрослого и слушаться его – и есть одна из задач воспитания. Те родители, которые решаются на такой педагогический прием, поступают мудро.

    Возможно, им придется посидеть месяц без хлеба, но зато с велосипедом... Ребенок прибегает домой, а хлеба нет, и не только хлеба. А мама говорит:

    – Это ты так решил, мы поддержали, но это было твое решение.

    Можно представить волнение ребенка и его переживание:

    – А можно что-нибудь сделать с велосипедом, чтобы вернуть и восстановить деньги?

    Эта сложная нравственная ситуация, должна бы решаться не с велосипедом, а гораздо раньше. Велосипед – это уже довольно далеко зашедшее желание ребенка. Ситуацию воспитания умения правильно поступать нужно начинать с младенчества, когда ребенок желает еще безобидно-малых вещей. И в этих малых безобидных вещах сразу склоняют ребенка к нравственной чуткости. Здесь может быть два или три варианта выхода из сложившейся ситуации.

    Итак, не надо решать за ребенка! Пусть он, отвечая на вопросы, сам придет к решению. Желательно дать ему варианты решения, объясняя каждый (чем он плох и чем хорош), но выбор как поступить – пусть сделает он сам. Если он выбирает не то, что желает взрослый, следует выдержать педагогическую паузу. Ибо как поступать пусть будет его воля, формированию которой взрослый должен помочь, относясь к ней с уважением.

    4. Оценивай результат действий, но не ребенка

    Обсуждай достоинства и недостатки того, что ребенок сделал, но не достоинства и недостатки его самого. Оценку себя оставь самому ребенку.

    Часто мы, видя в ребенке неправильные поступки и действия, отторгаем и его самого. Делаем мы это очень просто: мы говорим ему, что он глуп, ленив, некрасив. В этом случае всегда оценивается сам ребенок, его человеческие качества, причем, нередко так: “негодный”, “нехороший”, “немощный”, “неумеха”, “неряха” и т.д. Поэтому дети, непосредственно и прямо воспринимающие подобные слова родителей, начинают чувствовать себя таковыми. Когда же совсем маленькие дети, до семи лет, слышат в свой адрес со стороны родителей одни обидные прозвища и клеймящие слова, они начинают воспринимать их как реальное обозначение себя. Как много они слышат и как много узнают про себя благодаря раздражительной реакции родителей, так запросто обвиняющих и клеймящих маленького беззащитного человека! Дети по своей природе всепрощающей любви прощают своих родителей и не принимают, казалось бы, этого в сердце. Но, мы знаем, что, к сожалению, на подсознательном уровне каждое слово родителей ребенок ловит и запечатлевает. Либо он приемлет эти слова, отождествляясь с ними, либо навстречу обзывательствам в нем пробуждается самолюбие. Оно либо уязвляется, либо ожесточается.

    Не менее важен в этом смысле переходный возраст. В этот период подросток все запечатлевает, все впитывает в себя, он очень чувствителен к каждому слову и очень чутко переживает то, что услышал. Если запечатлел, что он “болван”, то болваном себя и воспринимает. Он сам может этого и не осознавать, но по его действиям мы будем чувствовать, что он постоянно смущается, стесняется. И смущение это проявляется не в искренней чувствительности или понимании взрослых как более достойных или более знающих, а во внутреннем зажиме, в невозможности самостоятельного проявления, в страхе и ощущении себя несостоятельным. Если он не согласен с обзывательством “болван”, он либо обидится, либо ожесточится. Редко кто из детей сможет кротостью оправдать взрослого или попросить прощение и поправиться.

    5. Не говори, как не надо делать, скажи сразу, как надо

    Если часто говорить ребенку, что он плохой, он не будет знать, что значит быть добрым и, сам того не замечая, будет становиться или оставаться злым или лукавым.

    Если ребенок взялся что-то сделать, значит, в нем есть желание делать. Поддержи в нем это желание и затем подскажи или покажи, как сделать лучше. В то, как будет он делать, пока не обратится за помощью, не вмешивайся. Если же не знаешь сам, сознайся в этом и предложи поискать решение вместе.

    Пусть сеятель сеет зерна, а не плевелы.

    Что означают эти слова? Когда взрослые говорят ребенку как он плох или как он плохо что-либо делает, в его внутренней кладовой образов возникает образ не правильного действия, а совсем наоборот. Ребенок остается в неведении – что же такое “правильное”? Ведь родители не говорят, что это значит. Сеять зерна – это значит сеять правильное действие. А сеять плевелы – постоянно говорить о том, что плохо, указывать ребенку на то, что он плохой.

    Не говори:

    – Ты не умеешь держать молоток. Надо вот так.

    Скажи:

    – Возьми молоток вот так. Трудно? И я не сразу привык. Попробуй и научишься.

    Откуда у ребенка, никогда не державшего молотка в руке, взяться умению? Когда же мы добавляем: “не умеешь”, это еще раз уличает ребенка в его неумении, но не направляет его на правду. Как же сказать? “Можно попробовать вот так”. То есть мы сразу предлагаем правильный вариант действия, а затем поддерживаем и одновременно утешаем его тем, что и мы сами когда-то так учились. “И я не сразу привык. Попробуй и научишься”. Последними фразами мы укрепляем в нем действие учения, т.е. не оставляем его в переживании себя немощного, неумелого, незнающего, а направляем сразу в деятельное изменение себя, в обретение нового умения, нового навыка.

    Не надо говорить:

    – Разве от тебя можно было ожидать чего-то лучшего?

    Следует сказать:

    – Ты старался, а у тебя не получилось. Знаешь почему?

    Здесь также очень важно правильное педагогическое устроение души взрослого. Этими словами прежде всего закрепляется мысль, что ребенок старался, но у него не получилось. Но ребенок не оставляется в этом созерцании неудачи, сразу же начинается дополнительная работа по исправлению: “Знаешь, почему?”.

    Ответное действие ребенка взрослому – это не созерцание плохого через это внутреннее переживание себя в плохом, а размышление: “Почему так плохо получилось?”. Ребенок, чтобы продолжить отношения со взрослым, должен подумать и ответить, почему так получилось. При этом в нем происходит активная, созидающая, преображающая работа души.

    Еще пример:

    – Ты привык на все слова огрызаться.

    Мы слышим в этих словах внутреннее раздражение, упрек, укор взрослого своему ребенку.

    Лучше сказать:

    – Ты не согласен со мной. Почему?

    Или:

    – Ты не согласен со мной? Поступай как тебе кажется правильным, но свой результат сравни с тем, что предложил я.

    Не надо говорить:

    – Ты невежа, идиот, балбес, дурак, бестолочь...

    Скажи:

    – У каждого человека может что-то не получиться. Но почему-то именно это жизнь и требует от него делать. Знаешь для чего? (Дождись ответа). Для того, чтобы научиться преодолевать себя, учиться терпению. Давай пробовать понемногу, не сразу.

    Таким образом, мы всякий раз мы направляем внутреннюю жизнь ребенка в активное делание, созидание, искание причин неправды.

    6. Помоги младшему в оценке самого себя

    Подай ребенку пример правильных действий и спроси его, так ли он поступал. Приведи пример неправильных действий и спроси, видит ли он в своих поступках похожее.

    В данном правиле мы сохраняем для ребенка возможность его собственной активности относительно самого себя. Нередко родители вместо этого клеймят детей. Они оценивают ребенка и требуют от него принять это “родительское внушение”. Поскольку дети вынуждены терпеть своих родителей, они принимают родительские негативные установки относительно самих себя, и, таким образом, внутренне в этом закрепляются.

    И наоборот: если родители имеют опыт исполнения этого правила, ребенок постоянно находится в преобразующей деятельности внутри самого себя, он над собой трудится. Родители дают материал для этого труда, дают те примеры, те образы, благодаря которым ребенок выходил бы на правильное действие, что-то бы отсекал, что-то бы принимал, чем-то поступался. Поэтому ребенку следует предлагать примеры правильных или неправильных действий и спрашивать его, видит ли он в своих поступках похожее.

    7. Веди ребенка так, чтобы душа слышала прежде, чем рассудок

    Педагогически неправильно расписать, что лес – это прекрасно, а затем повести в лес. Правильно – сначала повести в лес, подвести к тому, чтобы в ребенке родилось удивление лесом, а затем это удивление закрепить в сознании: “Теперь ты знаешь, что лес – это прекрасно”.

    В данном случае родитель ведет ребенка прежде всего в проживании, а уж затем прожитое чувство выводит в символ, в слово. И тогда слово как символ исполняется проживанием, исполняется тем, что ребенок пережил.

    В противном случае получается следующее: ребенку дается слово, которое еще не пережито, но которое необходимо воспринять и как-то оживить для самого себя. Тогда ребенок начинает специально внутренне искать в своем опыте те переживания, которые более-менее ассоциативно подходят к новому слову. В результате, новые слова не оживляются опытом. Слово говорит о новых явлениях, с которыми, может быть, ребенок и не встречался, или же о таком качественном их использовании, с той качественной ступени, которая ребенком не была еще пережита. Поэтому словесное воспитание страдают тем, что опережающе задают ребенку ложные, искаженные образы, формирующиеся в нем самом его прежним опытом, хотя направлены к действиям совершенно новым.

    Воспитание через проживание дает ребенку прежде всего опытное переживание и затем уже просветительное слово наполняет, символизирует данный опыт, оформляет его в слово, дает время для осмысления или соединения просвещающего слова с пережитым. И только в этом случае происходит полнота и правда нравственного становления ребенка.

    Увы, к сожалению, сегодня у нас все наоборот. Мы изначально произносим много слов о новых явлениях, затем эти явления преподаем в опыте, а действия осмысления при этом практически не задаем. Нам кажется, что оно должно произойти само.

    В отдельных случаях оно так и происходит, в других – нет. Часть детей соединяет просвещающее слово с пережитым опытом. Но, увы, это слово или уже искажено: воспринятое не вполне соединяется с тем опытом, который ребенок переживает вслед за словом, либо это слово лежит параллельно с опытом, и опыт обозначается какими-то другими словами.

    Мы видим, что в современном воспитании действие осмысления и самосознания вообще не налажено и практически не происходит. Пирамида правильного воспитания состоит из проживания, которое лежит в основании, ее середина – осмысление и самосознание, вершина – просвещение. Современное воспитание представляет собой перевернутую пирамиду, в которой по объему и по времени ведущее место занимает просвещение. Зыбкое, едва намеченное место дано осмыслению и совсем ничтожное отводится проживанию. В результате получается, что перевернутая пирамида лишена основания – проживания. Поэтому такую пирамиду довольно легко столкнуть. Только толкни ее одним словом – она падает на одну сторону, толкни другим – падает в другую. Более того, эти колебания содержания даже нравятся подросткам и юношеству. Отсюда любовь к дискуссиям при скудости поступка и жизни.

    Сегодняшний ребенок не имеет внутреннего стержня, потому что в нем нет опыта проживания, его стержень лежит не в проживании, а в просвещении. А если точнее – даже не в просвещении, а в многознании различных явлений окружающего мира. Если такому ребенку к основным дать дополнительные новые знания, он легко увлекается этим новым, легко уклоняясь от прежнего. Он как будто ветром колеблемый, и не только в знаниях, но и в жизни.

    Смысл правила в том, чтобы вести себя так, чтобы душа узнала прежде, чем рассудок, т.е. чтобы по проживанию ребенок узнал прежде, чем по просвещению, чтобы слово, обозначающее движение души, должно узнаваться младшим после того, как душа его испытывает это движение. Есть два ведения, которые ребенок может обретать. Одно, когда он обучается знаниям, другое, когда живет в благонравном укладе.

    8. Не любезничай в помощи. Будь прост в намерении помочь и строг к себе, помогающему

    Иногда взрослые заискивают перед детьми, пытаясь заранее своей лаской заслужить их внимание, наперед зная, что придется свое чадо в чем-то обличать, выговаривать ему. Бывают случаи, когда родители для того, чтобы не потерять добрые отношения с ребенком начинают заискивать перед ним в разговоре. Вместо этого лучше спросить: “Как бы ты поступил: так или так?”. Можно спросить и так: “Какой ты хочешь получить результат, этот или тот?”. В случае заискивания – обилие угодничества, любезничания, во втором случае – простота отношений.

    Настоящая помощь проста и простота ее сурова, ибо ждет точных и правдивых ответов. Поэтому и не задает промежуточных вопросов или вопросов, наводящих на правильный ответ. Помощь не наводит на ответ, не пытается как-то воздействовать на волю выбирающего. Она кристаллизует варианты выбора и заставляет выбирать: “Можно поступить так или так. Как ты поступишь?”. Настоящая помощь настойчива и не останавливается, пока выбор не будет сделан.

    9. Запрещение словам “Нет”, “Не так”, “Не то”

    Не говори “нет”, и не объясняй, почему то или иное плохо, не годится. Либо задай вопрос, требующий осмыслить плохое в плохом, либо сразу говори, как надо действовать. Не говори о негативе, предлагай сразу позитив.

    В уничижительном отношении взрослых к детям, к сожалению, все происходит прямо наоборот. Родители довольно часто произносят слово “нет”. Ребенок предполагает нечто, а родители внутренне это не принимают, сопротивляются, и это все выливается в короткое, но емкое слово “нет”. Все остальное, что бы родители ни говорили ребенку, теперь не имеет никакого значения, потому что все будет исходить из позиции “нет”.

    В подсознательном общении дети улавливают это “нет” и реагируют именно на него. Либо ребенок принимает это “нет” и отказывается от своей точки зрения, внимательно слушает, о чем говорит родитель, как аргументирует свое “нет”, либо (что происходит чаще всего у большинства детей) это “нет”, прозвучавшее в начале слова, сразу вызывает подсознательную ответную реакцию ребенка. В этом случае ребенок либо ощетинивается, либо сразу отключается от всего дальнейшего, начинает сопротивляться, защищая свою точку зрения, свое желание, свое решение.

    Родителям очень важно слышать и четко улавливать, что происходит с ребенком после слова “нет”. После слова “нет” ребенок чаще всего промолчит и останется при своем. Все остальное, что будет говорить родитель после слова “нет”, не воспримется по содержанию.

    Итак, не говори “нет” и не объясняй почему то или другое плохо или не годится. Как же поступать? Надо, во-первых, задать вопрос, требующий осмыслить плохое в плохом. В этом случае ребенок все свое внимание переключает не на слово “нет”, а на внутреннюю работу сопоставления плохого и хорошего. Во-вторых, сказать как действовать – в этом случае ребенок по почитанию родителя или по любви к нему принимает сказанное взрослым и исполняет его.

    10. Нельзя наказанием бороться с самим ребенком, пусть наказание приводит в порядок его душу

    Если наказывать ребенка за неприятное нам свойство или проявления характера, они в нем не изживутся. При этом у ребенка может появиться страх. Чтобы исправить свойства или черты характера, нужно дать ребенку возможность жить ими, либо задав им правильное направление (обращение на других, не на себя и не для себя), либо примирившись с ними (при этом ребенок со временем сам станет изживать их). Ориентиром на правильное действие будет для него порядок, уклад дома, в котором он живет. Он должен видеть, что нарушение этого порядка всегда строго наказуемо. При этом одинаково наказуемы и дети, и взрослые, независимо от чина и возраста. При этом порядок в доме хранят и дети, и взрослые, а не только дети.

    В отношениях между родителями и детьми наказание часто присутствует как внутренняя борьба родителя с неугодным, непослушным ребенком. Родитель сопротивляется этому непослушанию и подавляет ребенка. Его наказание – это подавление, унижение ребенка, и превращение его в раба, в слепого исполнителя родительской воли. Такое действие всегда рождается внутренним раздражением родителя, чувством досады. Кстати, оно рождается из чувства неприязни к ребенку, отвращения к нему за те неправильные действия, которые он совершает. В итоге наказание, рожденное из этого неправильного движения родительской души, является жестокостью, унижением своего чада. Если наказание словесно, то это будет обязательно унизительное, уничижительное слово, если наказание деятельное, то это обычно истязующее, достаточно жестокое действие.

    К сожалению, немало родителей прибегают к наказанию как к крайнему выражению своего неудовольствия, своего раздражения, доведенного до гнева, аффекта, ярости, когда, сорвавшись, отец или мать хватает ремень или прут и начинает бить до тех пор, пока есть силы, или пока не получит всей полноты удовлетворения своей ярости, раздражения и гнева. В этом случае наказание становится не поддержанием порядка, а борьбой с ребенком. А в борьбе все средства вольно или невольно начинают быть хороши, человек перестает себя контролировать, для него становится центральной задачей подавить противника. Такие аффективные наказания не приносят никакой пользы, их обычное следствие – уничижение и слом ребенка.

    Дети боятся таких действий со стороны родителей. В затравленной детской душе зарождается обман, дитя начинает заискивать перед своими родителями, любезничает, лицемерит. Но, со временем, обретая физическую или словесную силу, начинает давать отпор.

    Наказание ребенка должно быть наказанием за поступок, чтобы при этом из ребенка выскочило желание подобных поступков. Наказывается неправильное действие. А правильное наоборот – удерживается, подкрепляется каким-либо положительным вознаграждением. Одновременно с этим наказание является восстановлением внутреннего порядка. Это значит верный внутренний выбор истинного или ложного, правды или неправды. В этом случае ребенку важно помочь превозмочь неправильные движения своего характера, которые рождаются от страстей, от прихотей, самочиния, своеволия. Все это и подвергается наказанию. Путем наказания движение Совести в ребенке обретает верх, становится жизнью. Пережив наказание как боль, как потерю общения с родителями, пережив их негативную реакцию на свое неправильное движение, ребенок переживает чувство вины, угрызения Совести. В то же время, исполнив сказанное родителями правильно, он получает поддержку родителей, сохраненное общение, и жизнь для него становится активным поддержанием внутреннего порядка.

    11. Начал дело – будь в нем до конца, даже если другие ушли

    Под делом в данном случае мы имеем в виду дело воспитания, то или иное событие, в которое мы вмешиваемся как воспитатели.

    Если ребенок уходит от разговора с нами, это значит, что мы начали его неверно. Значит мы не нашли той минуты и не почувствовали того состояния детской души, в котором навстречу нам идет его собственная потребность в разговоре, в нашей помощи, в этом нашем движении к нему.

    Воспитывать до конца – это значит научить ребенка правильно воспринимать и исполнять то или иное дело и посредством правильных поступков верно выстраивать свою жизнь.

    Увидеть результат воспитания можно только по конкретным действиям ребенка. В деле воспитания детей взрослые должны быть рядом как садовники, поэтому воспитание должно быть бережным, должно учитывать собственную свободу ребенка. Нельзя насильственно внедрить что-либо в ребенка, как нельзя привить дереву не присущее ему. Это невозможно. Чуждое все равно высохнет. Плодом может быть только то, что сродно ему.

    В деле воспитания важно увидеть, услышать, почувствовать, что несет в себе ребенок, и взращивать то, что в нем есть. Одно – может быть, с рождения, другое – всеянное в течение жизни, третье – уловленное, напечатленное самим ребенком... Может быть, взращивание этого посеянного и есть начало настоящего воспитания. Это видение сокровенного в ребенке в каждую минуту общения с ним – будь то общение мягкое, ласковое или будь то общение строгое, требовательное – обязывает взрослых не насаждать что-то чуждое, а взращивать то, что уже есть, тонко чувствовать, в каком слове и участии он нуждается на данный момент. Это может быть слово или утешение, поступок, действие или же какие-то вещи, книги, средства.

    Закладывать доброе в ребенка нужно прежде всего поступками любви, ибо как растению требуется тепло и солнечный свет, так и ребенку требуется родительская любовь. Но как и растению необходимы и теплые условия дня, и прохладные, даже суровые условия ночи, так и в отношениях к ребенку родительская любовь должна быть разнообразной: в одни минуты – доброй и ласковой, в другие – строгой и требовательной.

    Итак, начал дело – будь в нем до конца, даже если другие ушли. Этими другими может быть второй супруг, дедушка, бабушка. Пусть ничто не приводит родителя в отчаяние, пусть хватит его родительской любви быть в деле воспитания и преданности ребенку до конца.

    12. Держи слово: не обещай напрасно, обещанное исполни

    Правило это относится к неправде отношений с нашими детьми. Как часто мать в сердцах или отец в некотором раздражении бросает предупреждение о своем действии. Например: “Я тебе устрою...” (звучит конкретное действие-угроза). Но ребенок по каким-то причинам вновь повторяет то, что вызвало раздражение родителя. В большинстве случаев родители не имеют решимости исполнить то, что обещают: в сердцах или раздражении они бросают суровые предупреждения, которые вообще невозможно выполнить. Например, мать говорит: “Я выгоню тебя из дому!”, отец: “Я отправлю тебя в колонию!”. Ни то ни другое обещание ни мать ни отец выполнять, конечно, не собираются. Но все сказанное требует своего исполнения, даже если оно сказано в сердцах, ибо зачем оно тогда было сказано?

    Ребенок, буквально восприняв родительские слова, попадая первый раз в провинность, переживает не только трепетный страх, но и надежду на неисполнение обещанного. В ребенке уживаются два чувства. Одно – это надежда на милость родительскую, другое – это дерзновенное сопротивление родителям: не исполните! Раздвоенное состояние детской души одинаково неполезно ни первому движению – надежде, ни второму – дерзости. И поэтому ненужно, неполезно, нехорошо экспериментировать, срываясь на ребенке, обещать то, что заранее не может быть выполнено.

    В других случаях мы ставим ребенку условие и обещаем при выполнении его какое-то вознаграждение. И вот ребенок наши условия выполнил, а награды нет. И тогда наступает еще одна большая неправда в отношениях, при которых теряется авторитет родителя, теряется внутреннее почитание его по любви. Ведь ребенок может исполнить родительскую просьбу-волю или по любви, или по обещанному вознаграждению. Причем дети довольно часто, даже в случаях вознаграждения, исполняют наши условия больше по любви, хотя и награда имеет некоторое значение. И там, где по любви ребенку недостает сил, там вознаграждение помогает в этом укрепиться. Но когда взрослые не исполняют обещанного, это ударяет по любви ребенка. В этом случае движение любви к родителям, которое держало и хранило детскую обращенность в исполнении задания, прерывается, и вместо него остается одна заинтересованность – вознаграждение. Так рвутся очень тонкие и очень хрупкие нити отношений с сыном или дочерью.

    Держать слово значит исполнить сказанное. Здесь речь идет о простоте исполнения того, что обещано, ибо ребенок прост в общении со взрослыми и по своей детской простоте слово обещанного воспринимается им так, как оно было произнесено. Нередко родители, не желая исполнить своего обещания, либо каким-то образом уменьшить обещанное вознаграждение, начинают как-то выкручиваться из ситуации, пытаются исполнить свое слово каким-то иным образом, подменяя одно вознаграждение другим, исполнение одного обещания – исполнением другого. Но для ребенка держать слово – это значит исполнить именно то, что было обещано, а вовсе не подмененное, не искаженное. В этой неискажаемости, простоте исполнения того, что было сказано, и заключается для ребенка понимание того, что называется “держать слово”.

     

     

    СУПРУЖЕСКИЕ ПРАВИЛА

    1. Согласись, полюби, возрази

    Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью. Если нет любви, согласись и остановись. Пусть твоим учителем станет терпение.

    Исполнение этого правила порой бывает чрезвычайно трудным. Ибо когда супруг делает что-либо не так, как я вижу, немедленно возникает требование к супругу: исполни по-другому, сделай так, как я хочу, потому что я знаю лучше. Когда это будет так исполнено, во мне будет радость жизни, радость единства с тобой.

    Но поскольку ты не выполняешь того, что мне хочется, во мне рождается чувство неудовлетворенности, и отсюда стремление вернуть себе душевный комфорт. Как это сделать? Заставить другого делать так, как я хочу, как мне видится. В результате рождается движение немедленного преобразования поступка и действия моего супруга, я начинаю требовать от него другого действия. И выражается это через мои возражения. Не из любви рождено возражение, не ради любви оно произносится. Я возражаю не ради всего того чистого и красивого, что есть в моем супруге. Нет. Я изменяю его, я возражаю ему ради собственного душевного комфорта, потому что именно о нем, о собственном вожделении я радею, пребывая в состоянии нетерпения, досады и возражения.

    Чтобы все это в себе прекратить или остановить, нужно остановиться самому. Остановиться, чтобы хотя бы потерпеть то, что происходит. Пока я буду терпеть, может быть, сумею осмыслить свои собственные действия, нужно уразуметь, что же происходит во мне. В этом случае я смогу покаяться, измениться и пожертвовать собою, обратиться к другому, как к ценности. Не к себе, как к ценности, защищая себя и изменяя другого, а в любви другого и изменяя себя.

    Лишь в том случае, когда видишь, что другой делает не так, согласись, затем полюби его, из любви возрази, потому что это возражение будет ради него, а не ради себя.

    2. Будь искренним, доверчивым, бережным

    Что же значит – быть искренним, доверчивым и бережным?

    Первое – быть искренним. Это значит не скрывать в себе те внутренние переживания, которые возникают. Мы часто обнаруживаем для других радость, а вот переживание обиды, раздражения мы таим. В результате однажды возникшее раздражение накапливается, к нему добавляются досада, обида, а сам случай не анализируется, не проговаривается, не согласовывается. Со стороны одного супруга продолжается накопление обиды, а со стороны другого – продолжается неправильное действие, которое вызывает эту обиду. При этом другой может и не подозревать, что он обижает своим действием, тем более, он умеет молчать. Такие накопления внутреннего недовольства, в конечном итоге, приводят к взрыву. Человек терпит, терпит, потом силы терпения заканчиваются и он срывается.

    Правило быть искренним предлагает супругам не таиться в негативных переживаниях, а сразу же все говорить друг другу. Говорить, пока еще в душах много добра, пока душа исполнена нежности, сразу сказать о том, что смущает, обижает, ранит. Это скажется от доброты, а в не в упрек другому. Когда же иссякнет нежность, доброта, все претензии все равно скажутся, но только уже с упреком, со злом.

    Время до свадьбы и сразу после свадьбы наиболее благоприятно для того, чтобы молодым научиться по возможности открывать друг перед другом свои помыслы, и через это примиряться друг с другом, научиться соглашаться друг с другом. В эту пору они могут многое прощать друг другу, ибо Душевных Сил для этого много.

    Другое дело, если супруги уже пришли в состояние глубокого раздора и не имеют сил примиряться. Однако попытка начать согласование возможна и в семьдесят лет. И перед самой смертью можно научиться соглашаться и примиряться друг с другом. Для этого правила нет возраста.

    Рассмотрим два приема. Первый – сразу реагировать, по ходу событий. Например, у меня возникло несогласие с другим, можно сразу в этом несогласии признаться. Единственное что нужно соблюсти – это десятисекундную паузу. Она нужна, чтобы вглядеться: из какого движения души я буду сейчас говорить. Если я из раздражения скажу – это будет одно. Если же я искренне признаю, что я в раздражении – это будет совсем другое. Нужны десять секунд, чтобы прийти в состояние правды. А уже из правды говорить о том переживании, которое возникло. Тут хороша такая позиция: “Помоги мне, я в немощи. Ибо я попал в раздражение на тебя по такому-то поводу, и не знаю, что с этим делать. Скажи мне, как быть”. И тогда я начинаю рассказывать о раздражении, как о своей слабости, а вовсе не выяснять мотивы негативного поступка, который ввел меня в раздражение.

    Очень ценна и такая позиция: “Я источник твоего раздражения. Я повинен во всем”. Эту позицию легко принимает другой, принимает просьбу разобраться: что же произошло, почему я попал в эту ситуацию, просьбу мне помочь.

    Второе – доверять другому. Доверять тому, что другой услышит мое искреннее желание быть с ним в мире. Доверять чистоте его души, признавать, что эта чистота существует, и обращаться к ней, а не к злому ее началу. Не во зле его обличать, а доверять его доброте.

    Недоверие доброму в другом есть просто фокусировка взгляда в злое другого. А правило доверять требует вглядеться в доброе и опереться на него.

    Начинать упражняться в этих правилах желательно не с очень трудных ситуаций. Лучше всего начинать с малых досад. Всякая большая досада или большое предательство совершается на почве малых досад и малых предательств. Со временем, научившись справляться с малыми, появятся силы, чтобы справиться и с большими.

    Третье – быть бережным к другому. Искренне открывая ему свое раздражение, доверяя доброму строю его души, быть с ним бережным в обхождении, не задеть слабые струны его души, по которым он может сорваться в раздражение, в обиду, не задеть тех участков его сознания, которые сразу выходят в самолюбие, в гнев, в отчаяние.

    Например, жена в присутствии гостей нередко допускает маленькие уколы в адрес мужа, тем самым задевая его самолюбие. Жена чувствует в этом какое-то особое удовольствие и потому от случая к случаю находит все более изощренные фразы и ситуации, в которых производит эти уколы.

    Как мужу признаться в этом жене, чтобы при этом сохранилось правило бережности? Быть искренним – значит сказать об этом. Но он ведь переживает чувство самолюбия, которое в нем поднимается и, не выполняя правило бережности, может так и сказать: “Ты делаешь зло тем, что укоряешь меня прилюдно. Ты бестактна”. Он понимает, что если так скажет, то тем самым заденет ее собственное самолюбие и тогда начнется ссора. Надобно всмотреться в ситуацию, выбрать минуту, когда услышится сказанное. Как сказать так, чтобы не уколоть? Нужно сказать не о ее неправде, а сказать о своей слабости. Не она зла, а я самолюбив, и самолюбие настолько сильно во мне, что доброго движения души, прощения не хватает, чтобы не отреагировать... И тогда он говорит о своей слабости. Тут может быть и предварительное слово:

    – Прости, но я не могу не сказать. Просто дальше мне будет еще трудней. Помоги мне, если сможешь...

    – В чем помочь?

    – Когда ты подкалываешь меня, я уязвляюсь самолюбием и ничего с этим поделать не могу. Мне очень трудно. Можешь ли ты удержаться от таких фраз?

    Исполнить правило бережности – это прийти в состояние обережения ее от озлобления, от раздражения на меня. Если такие мотивы будут двигать действиями супруга, тогда найдутся и слова, и интонация, даже если он какую-нибудь ошибку и допустит – ее можно будет исправить.

    Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью. Если нет любви – согласись и остановись. Пусть терпение станет твоим учителем.

    3. Прости, отдай, уступи

    Прежде всего “прости”. Оно относится к тем случаям, которые уже произошли, особенно с родителями, все случаи обид, раздражений, неприязни. Нужно попытаться начать очень трудную, очень непростую работу внутреннего восстановления человека в чистоте – работу прощения.

    Простить родителей своих.

    У каждого человека существует болезненная точка, “Ахиллесова пята”, которую кто-то другой может без труда задеть. Поэтому в любой момент, когда снова возникнет на кого-то обида, надо посмотреть, а где корень этой обиды, откуда и когда появилась эта маленькая точка, исполненная энергетикой обиды. Может быть, это произошло со своими родителями. Там, в детстве, мать или отец впервые обидели именно аналогичным действием, словом. И попытаться простить их, насколько это получится. И, может быть, придет время, когда получится простить полностью, до конца.

    Необходимо научиться обнаруживать момент, с которого начинается раздражение, возмущение или же неприязнь к другому человеку (я вступаю в общение, а чувствую, что раздражаюсь на него). В этот момент у человека совершенно нет Благодатных Сил. Он наполнен раздражением. И пока он будет сохранять это раздражение, оно будет в нем присутствовать.

    Чтобы выйти из этого состояния, необходимо внутренне попытаться простить этого человека за то, что он делает не так, как мне хочется, не так, как я чувствую, не так, как мне видится. Простить его – это значит сместить злую энергию силой благодатного прощения. И окажется, что можно с человеком продолжать общение. Если бы я не простил, то мое раздражительное не позволило бы мне дальше быть с ним в чистоте действия. Более того, раздражительность затмевает ум человеческий. Ум пленяется раздражительной энергией, забирается в эту раздражительную точку и уже не может ясно видеть ситуацию, последствия ситуации, не может видеть причины происходящего. Он все видит эгоцентрично, исключительно со своей позиции. Видит так, что видение ума умножает энергию раздражения. Таков механизм действия раздражения, обиды. И поэтому до тех пор, пока человек не освободился от раздражения, пока он не простил другого, у него и ум пленен, и все то, что он слышит от другого, и видит в другом, умножает в нем раздражение или обиду.

    Недаром мы, разговаривая с кем-то, иногда вдруг обнаруживаем, что наши слова поняты совершенно наоборот. Как же можно их “наоборот” понять? Раздражение умеет так повернуть ум, что он начинает понимать все наоборот. Причем, мало того, еще и достраивает, додумывает за меня то, чего я вообще не имел в виду. А для чего? А для того, чтобы как можно сильнее закрыться в своей обиде или раздражении. Потому первое действие – прости.

    “Отдай”. Человек чего-то хочет от меня. Ну так возьми и отдай! Но это трудно. Долго зарабатывал, покупал, приобретал, наконец-то имею, не успел даже попользоваться и вдруг – отдай. Конечно, по-человечески с этим согласиться невозможно. Столько сил человеческих потрачено и тут вдруг – отдать. И только по-христиански можно это понять. Ибо если я знаю Бога, тогда я знаю, что все, что у меня есть – от Него. И потому сколько бы ни отдавал, все необходимое для меня у меня непременно будет.

    Возможно ли поверить этому? В духовном –возможно. Вера именно этим и отличается, что она может этому поверить, потому что для нее, для веры, это явь. И потому человек просто отдает. У него попросили цветной телевизор, он его отдал. А потом долго-долго цветной телевизор не появляется. Человек недоумевает – почему Бог не дает цветного телевизора? И в скором времени внутри себя обнаруживает, почему цветной телевизор был ему просто ненадобен. Можно было бы иметь, да не полезно. А почему не полезно, спустя несколько лет понял. А тогда сумел просто поступить по вере.

    Если есть упование на Бога, то человек способен исполнить это действие “отдай”. Без упования на Бога, конечно, чисто по-человечески исполнить его очень трудно. Но и в этом случае тоже есть смысл. Нужно учиться пробовать отдавать ровно настолько, насколько хватает человеческих сил.

    Особенно это касается тех случаев, когда другой хочет взять наше внимание. Ну так отдайте! Пусть он говорит, если ему очень хочется говорить. Пусть выскажется. Пока он говорит, у вас есть время поразмыслить как сделать так, чтобы ему ваше общение стало полезным. В этих размышлениях, глядишь, можно провести и время, пока тот говорит. И если какой результат из этого будет, то это полезно и ему, и вам.

    Когда человек долго общается с другим, возникает угроза перенять его интонацию, его эмоциональное состояние. В результате человек будет искать себе аналогичного общения, состояния, которые к подлинному, глубокому общению никакого отношения не имеют.

    Поэтому человеку нужно научиться различать, с кем он может общаться, с кем нет, а с кем – до какой степени.

    Наконец, бывают такие случаи общения с людьми, когда человек по немощи своей просто не в состоянии выдержать шквал давления собеседника. Тогда, конечно, нет сил простить его. И потому, нет никаких сил отдать ему свое внимание. Человек приходит к мысли о том, что встреча с таким собеседником для него разрушительна.

    И, наконец, “уступи”. Т.е. уступи другому в его намерениях, в его стремлениях. Он хочет вперед тебя – уступи, пусть пройдет. Он хочет раньше тебя взять – пусть возьмет. Он хочет раньше тебя свою мысль высказать – пусть скажет. Он хочет раньше тебя пережить какую-то эмоциональную радость – пусть переживет. Разве не в этом состоит милость к человеку, чтобы другому доставить радость? Другой момент: полезно ему это или нет. Бывают такие случаи, когда, другому уступать нельзя. Только имея опыт уступок, оказывается, возможно иметь опыт различения, где следует уступить, а где – нет.

    В результате получается, что выполнение этого простого правила “прости – отдай – уступи” дает большую область новых переживаний, нового опыта и обретения мудрости в общении с другим человеком. Здесь обретается не только мудрость от ума, но и мудрость сердечная. И оказывается, что только духовный человек, исполненный любовью, действительно может прощать, отдавать, уступать.

    Уступи... Как же можно уступить, когда чувствуешь, что твоя позиция кажется правильной, а другой человек говорит неверно? А вдруг уступить чему-то неверному значит дать возможность этому неверному состояться в жизни? В этом случае вступает в действие педагогическая позиция человека. Относительно ребенка, относительно супруга она одинаково может быть выражена как педагогическая. Педагог не будет стремиться настаивать на своем, если в этом не будет острой нужды, если не грозит смертельная опасность для его подопечного. Педагог даст возможность испытать другому опыт ошибки, он предваряюще скажет, что нужно сделать вот так, но другой хочет сделать по-своему. Педагог уступает для того, чтобы другой имел опыт ошибочного действия и негативного результата. По исполнении негативного результата, ученик или супруг могут вспомнить слово, упреждающее в том, что можно было сделать по-другому и получить искомый результат, но, увы, это не было сделано и результат был негативным.

    Уступчивость позволяет другому учиться у жизни. Пока между нами стоит моя неуступчивость, в другом происходит тренировка его собственного упрямства или же непонимания. Поэтому проще уступить.

    Итак, прости, отдай, уступи ближнему из любви.

    Бывают такие моменты, когда не могу исполнить “отдай”, потому что человеческое естество удерживает меня и никаких сил нет поступить духовно. Но только отдавая в телесном, можно приобрести в душевном, приобрести в духовном, и отдавая в духовном, умножиться в духовном. Дать духовное от себя невозможно, ибо духовное отдает в человеке Сам Бог. Нужно только человеческое согласие на то, чтобы воля Божья совершалась через человека, чтобы воля человека соединилась с волей Божьей. В этом случае духовное уже не имеет границ, не имеет пределов.

    Нужно отметить, что под духовным подразумевается духовное от Духа Святого. Этим понятием сегодня обозначаются самые различные предметы, ничего не имеющие общего с традиционным пониманием этого слова.

    Если видишь, что другой делает не так, как ты считаешь правильным, – прости. Требованием, то есть раздражением и гневом, делу не поможешь. Лишь та душа, которая простила, в действительности способна помочь.

    Если другой хочет взять – отдай. Нет большего замка для действия подлинной жизни в человеке, чем привязка к вещам или деньгам. Сребролюбие закрывает все человеческое и дает простор всем движениям Эго.

    Если другой видит, знает, думает не так, как ты – уступи. Торопливость рождает в нас слепое сопротивление. Уступчивость и кротость открывают зрение души. Нет действия более доходчивого, чем душевное. Последнее в спешке не рождается, а упрямство для него смерти подобно.

    4. Терпение, терпение, терпение

    Оказывается, это одно из самых трудоемких правил, так как сил для терпения у человека нет. Немного потерпел, а дальше не удержался – сорвался, закричал, разгневался, обиделся. Как часто человек после долгого терпения все же срывается. Но, тем не менее, именно терпение позволяет обретать Душевные Силы и учиться их накапливать, позволяет хранить мир в семье, в коллективе, в отношениях с близкими. Терпение позволяет обретать мудрость, ибо действительно терпящий супруг – это человек, который исполняется Душевными Силами для вдумчивого наблюдения над тем, что происходит в другом. Это позволяет обретать любовь к другому, к ближнему, искать тот момент и то действие, которое поможет человеку увидеть неправду собственного поступка, слова, либо измениться без участия супруга, либо с его подсказки, но эта подсказка будет не в искушение другого, т.е. не в озлобление, не в раздражение, это будет подсказка от любви, а значит та, которая будет принята.

    Нетерпеливые супруги легко высекают искры друг из друга, а терпение хранит мир, в котором рождается мудрость и участие, умножается любовь.

    5. От избытка сердца говорят уста

    Не запирайся, не замыкай чувства, не позволяй стопору тормозить душу. Дух черствости, равнодушия, окаменелости, онемелости души преодолевай попечением, участием, любовью. Возбуждай в душе расположение к супругу, заботу, доброту, желание говорить с ним, быть в общении, восстанавливать нити соединения, понимания, сочувствия другому.

    Приводи к избытку сердце. Запрещай себе закрываться, запрещай закутываться в себя. Не допускай саможаления, самоугодия. Не позволяй себе этого ни на одну минуту (увы, как это непросто), а допустив, находи в душе силы, чтобы покаяться Богу, и через десять минут, или через полчаса, или (в крайнем случае) через час раскрыться в добром расположении души и заговорить.

    Выключи телевизор, убери в дальний угол газеты, книги, и все то, что отвлекает тебя от общения с домашними или становится оправданием твоей отрешенности от них или дает тебе палочку-выручалочку, чтобы убегать от общения.

    Это правило чрезвычайно трудно в исполнении. Как же это так – не запирать и не замыкать чувств? Дело в том, что в человеке часто возникают различные зажимы. Особо часто происходит это между супругами, приводя их к стереотипности умолчания. Супруги мало раскрываются в тех душевных переживаниях, которые доставляют друг другу. А если один умалчивает, не проговаривает того, что в нем происходит как зажим, другой может и не знать, о чем он хочет сказать своими действиями, какое чувство рождает, какой зажим воспроизводит каждый раз. Иногда это приобретает форму хронической болезни. По этой причине мы начинаем из этого зажима взрываться или же приходим к такой внутренней замкнутости, окаменелости и равнодушию, что другому это становится невмоготу. Тогда супруг пытается вывести нас из этой замкнутости, но привычка не говорить о своих потаенных чувствах и переживаниях столь велика, что мостик для примирения, общения построить почти невозможно.

    В то же время каждый может вспомнить такие моменты, когда, будучи влюбленными, счастливыми, мы часами были друг с другом. Ничто не утаивалось в душе, все радостное тут же раскрывалось и рассказывалось. Более того, в супружеских отношениях тоже можно вспомнить те моменты, те минуты, когда с легкостью раскрывалось то, что на душе, те переживания, которые в ней происходили.

    Но вот область зажима, область утаенного не позволяет этого говорить, не хочется этого раскрывать и, умножая утаенное, растет обида, непонимание. Увы, то, что заканчивается разводом и закрепляется судом, обычно начинается именно с таких малых утаений. Обычно они берут свое начало в тех комплексах, которые сформировались в подростковом возрасте. Часть из них становится доминантными и запрещают проявление открытости другому. Почему так происходит? То ли я боюсь обидеть другого и поэтому не раскрываюсь, потому что не умею из любви сказать так, чтобы не обидеть. То ли потому, что наоборот – всякий раз, когда я пытался это делать, ответная реакция была столь жесткая, что я боюсь этой ответной реакции супруга. Получается, что в одном случае, оберегая супруга, в другом – самого себя, человек начинает культивировать в себе эту область утаенного. И по мере этого избыток сердца возможен все менее. А коль уменьшается избыточность сердца, уменьшается любовь между супругами. Значит растет пропасть между ними, что, в конечном итоге, приводит к гордому самодостаточному отвержению супруга. При этом мне кажется, что он мне не нужен, что он для меня в тягость, что нет никаких сил терпеть его. Открытость на него всякий раз приводит к какому-нибудь унижению меня самого.

    И тем не менее – уйми свою гордость. В отношениях супругов она не рождает ничего, кроме смерти. При избытке сердца нет места гордости, через боль гордости раскрывай в себе человеческое, переступай через себя гордого, чтобы дать место человеческому.

    Если ты верующий – смиряй себя Богу. Избыток сердца дается Господом. Господь же в смирении.

    6. Видишь – нужна твоя помощь – помоги

    Праздный отдых любого из членов семьи разрушает жизнь дома. Усталость после работы извинительна, если другой сказал: “Отдыхай, я сделаю все сам”. Если нет таких слов – помоги.

    Действительно, если я молча пришел с работы усталый, не откликаюсь на нужду другого, другому остается только внутренне принять этого, внутренне приняв это, простив, или обидевшись, или вознегодовав. Так происходит в семьях, где супруги друг другу не открываются. Они будут обижаться друг на друга. Один от усталости будет внутренне требовать, чтобы не заявляли ему разные нужды. Другой, видя, что первый не откликается на нужду, будет обижаться на него, внутренне злиться и требовать, чтобы он все-таки помог. И так они оба не будут проявлять своих внутренних переживаний, оставаясь в душевном разладе друг с другом. Потом это вырвется наружу в ссоре, взаимных претензиях. Чтобы это миновать, нужно упирающееся состояние души нужно переступать.

    При этом порой приходиться делать неимоверные усилия, чтобы сказать: “Прости, я не могу, я устал”. Но необходимо хотя бы обнаружиться в своей усталости и испросить разрешения или согласия своей супруги или супруга на временное неучастие в заботах. Конечно, велика душевная щедрость человека, у которого хватает сил не только сознаться в своей усталости, но и из любви испросить разрешения отдохнуть. Но еще выше душевная щедрость того человека, у которого в душе достаточно сил, чтобы, превозмогая свою усталость, из любви к ближнему, помогать ему. В этом случае Душевные Силы любви оказываются значительно большими, чем физические. И потому физически уставший человек, увидев любимого супруга, откликается ему и находит в себе силы. Откуда? Душевные Силы умножают силы физические.

    Помни: умение сохранить жизнь, не прерывать ее мертвым действием также требует привычки, требует навыка души откликаться, едва глаз или ухо видят или слышат нужду в помощи. Здесь нет мелочей. Каждая маленькая неисполненная нужда убивает частичку отношений. Импульс жизни легко остановить, снять же наложенный на него в душе замок непросто. Возможно ли сохранить его? Одними физическими усилиями этого не сделаешь, рассудочными силами, сознанием тоже не сохранишь. Чтобы высвободились Силы Души, нужен труд исполнения дел любви и покаяния, принесенное Богу. Господь, прощая, высвобождает душу из-под власти греха. И только в том случае, если человек обращается к Благодатной помощи, там он обретает возможность возрастать в любви к другому. Без Бога человеку это сделать невозможно.

    Не требуй исполнения этого правила от другого.

    7. При возмущении супруга будь кротким

    Супруг возмущается, а ты приди к смирению. Пред Богом смирись. Смирись с тем, что он возмущается, с тем, что он говорит о твоей неправде. Смирись даже в том случае, если заведомо говорится неправда, а твои действия были, как тебе кажется, правильны. Смирись мира ради. Смирись для того, чтобы супруг не закреплялся в неправильном движении души, в возмущении, досаде, обиде, дабы это неправедное не умножалось. Смирись, и тем останови неправедное действие в супруге; подожди, пока возмущение угаснет. Когда же хочется на возмущение ответить, вспомни правило 1.

    8. В плохом настроении или плохом отношении к другому откройся сразу и попроси прощения

    Не затаивай, не храни в себе негативные чувства. Отодвинешь признание – накопится взрыв. Он или повергнет тебя в обиду, в плач и жалость к себе, досаду, равнодушие, охлаждение к другому, в малодушное бессилие, или вывернет в чувство претензии, действий назло, в садизм, в приступы отчаяния, ярости или гнева, злобы, раздражения, выводящие человека из себя.

    Ничто затаенное не останется в тайне. Лучше сразу признанием вскрывать недовольство.

    9. Запрети в душе досаду, а на языке – ворчанье и оговаривание

    Что же такое оговаривание и ворчание? Всем нам знакомы эти словечки: “Вечно ты...”, “Все не так как у людей”, “Когда это кончится?”, “У тебя всегда так...”, “Начало-о-ось...”. Что означают эти наши ворчливые фразы? А это наша реакция на ближнего. Именно таким образом мы выливаем свою досаду на человека, обозначаем и объявляем ему то, что в нас его не принимает. У нас идет противление, которое мы не можем открыто и явно обнаружить, и поэтому мы ворчим, обнаруживая хотя бы косвенно наше недовольство.

    А если мы хотим это в себе скрыть? Тогда в нас прокручиваются различные образные картинки – как это хорошо было бы сделать... Но, увы, внешне осуществить это не получается, потому я делаю это внутри. А если в душе досада, то на языке оговаривание и ворчанье.

    Как можно запретить в душе досаду? Смириться Богу. Смирение есть единственно правильное движение души. И тогда вместо досады будет в душе мир, а в мире душа не будет искать ворчливых фраз, ибо по природе своей она ищет добрых отношений с ближними.

    Когда же нам приходится обличить другого, важно обличать не самого человека, а грех, сказать ему о том, что происходит в нем неправильно, обличить зло для него самого, а не его перед другими.

    Но так умеет делать смиренное сердце. Поэтому приди в смирение: и в душе не досадуй, и на языке не оговаривай и не ворчи.

    10. Признайся в состоянии, из-за которого ты не можешь удовлетворить просьбу супруга, и попроси у него прощение

    Просьбу о прощении часто бывает трудно исполнить. Между супругами нередко бывает так, что кто-либо из них вообще не знает, что это такое – попросить прощение. Особенно это выражено у мужчин. Мужчине, особенно современному, очень трудно сказать своей супруге “прости меня”.

    “Прости меня” – эта фраза в супружеских устах часто звучит фальшиво, иногда как ирония, насмешка над другим. Иногда этим словом одна сторона пытается ублажить другую и добиться своего.

    Другое дело, когда супруг говорит “прости” совершенно искренне и просто, когда есть искреннее желание примириться. Но чтобы другая половина действительно простила и примирилась, необходимо предварительно признаться в своей неправде. Если это не происходит, рождается ссора. Одна половина ищет в другой неправду, а она вместо этого признания вдруг говорит: “прости меня”. Но примирения при этом не происходит. Супруг подозревает, что за этим “прости” вовсе не последует изменения действий, потому что не было признания своей неправды. Получается, что, прося прощения, другая половина как бы испрашивает разрешение на дальнейшее исполнение неправды. В результате “прости” может рождать взрыв негодования или же обиду. Потому нужно конкретно попросить прощение за конкретный проступок. Не просьба пусть опережает прощение, а признание. Пусть последним движением души будет просьба. Признанием умягчив душу другого нужно просить прощение. Видя такое движение навстречу, супруг действительно прощает и наступает мир в семье.

    И еще: пусть конечным движением души будет просьба: “Прости меня, Господи!”, т.е. если ты примирился с ближним, примирись с Богом.

    11. Носите бремена друг друга

    Часто спрашивают, что же подразумевается под бременами? Бременем является то несовершенство человека, от которого он сейчас избавиться не может, та внутренняя неправда, которая хранима в нем как собственное желание, плохая привычка, навык, прихоть, и которое он не может сейчас отнять от себя, потому что у него нет на это Душевных, а тем паче Духовных Сил. Поэтому очень желая что-либо исправить, человек будет искать нашей поддержки в этом... Придет время, придет срок, он отойдет от неправды, в нем найдутся Душевные Силы для внутреннего отказа от неправедного действия, которых на сегодня пока нет. Поэтому “носите бремена” – значит потерпите друг друга. Лучше – терпением и упованием на Бога. Не только ты ищешь исправления, но и Господь ищет и знает Свои сроки. Обретаясь в терпении, помогай исправлению.

    В то же время исполни желание души другого. Но прежде услышь это его желание. В исполнении сохрани нравственную чистоту, в чистоте сохрани любовь. Не скрывай от него и своих желаний души того, что твоя душа от него ожидает.

    Согласитесь друг с другом. При этом сохраните рассудительность, в рассудительности – воздержание, в воздержании – терпение.

    Любите друг друга.

     

     

    ПРАВИЛА ОБЩЕНИЯ

    1. Откройся жизни, люби другого

    Нашими поступками руководят два основных действия: действие жизни и мертвое действие самоутверждения. Что такое жизнь и чем она отличается от самоутверждения? В схематичной, сконструированной по субъективным принципам жизни бывают моменты, когда на призыв к действию возникает импульс, порыв заботы, любви, попечения, желание отреагировать, сделать тут же то или иное действие, поскольку оно согласно с нашим душевным, сердечным расположением. Но почему оно чаще всего не выливается в поступок, а остается внутри нас? Причины могут быть разными. Этот импульс отклика на нужду, возникая как естественное движение, часто тут же оказывается зажатым из-за того, что мы испугались мнения окружающих, испугались за собственный покой или же по какой-нибудь другой причине. Происходит зажим естественной жизни, т.е. способности откликаться и служить ближним.

    Зажимы накладываются на наше поведение как схемы, искажают наше восприятие, наше осознание. Постоянно действующие зажимы приводят к развитию невроза. Иногда удается снять зажим с помощью медикаментозного вмешательства или спиртного, которое лишь на некоторое время выводит из этого состояния, но не решает проблемы.

    Откуда и как развивается в нас мертвая жизнь? Что это – структурирование, программирование, подстраивание под образы, воспринятые и привнесенные извне? Может возникнуть смущение – не дадим ли мы вместе со свободой импульсу жизни свободу жестокости, агрессивности, злобе, гневу?

    С момента рождения каждый из нас несет в себе центральное и единственное чувство, которое заполняет нас полностью. Это чувство – любовь. Любовь к матери со временем заменяется другим чувством – чувством любви и преданности самому себе, своему самоутверждению и самомнению, которые со временем становятся как бы естеством человека. Утверждение себя через оценку окружающих длится всю жизнь. Но ведь при этом мы не освобождены от любви, которая по естеству заложена в каждом из нас.

    Чувство жизни позволяет быть с другими в любви. Любовь делает другого свободным. Напротив, в привязанностях, которыми чаще всего подменяется любовь, другой связан, не свободен, являясь средством внутреннего услаждения любящего, предметом его радости. При этом другой всегда не свободен. Более того, он, как нам кажется, даже обязан быть взаимным. Ибо когда не возникает взаимности, то в душе “любящего” человека рождается чувство внутреннего недовольства, досады. Привязанность ищет собственных удовольствий, превращая другого в средство этих удовольствий и наслаждений. Привязанность характерна для душевного, а не для духовного человека. Душевный человек обращен к другому как к душевному, и потому это отношения всегда взаимосвязывающие, взаимообуславливающие и взаимоистязующие.

    Обычно когда мы обращаемся к другому, другой непременно должен ответить. Когда двое едут в транспорте, им бывает очень трудно молчать, возникает необходимость разговаривать о чем-либо, молчание кажется чем-то неловким, ненормальным. Разговор, общение воспринимается как норма. Таким образом происходит душевная связь человека с человеком и внутреннее незримое пользование другого. В случаях крайних оно выливается в истязание другого.

    В духовном общении ничего этого нет, каждый свободен, в любви люди свободны друг от друга. Ибо каждый любит другого, а не себя. Он отдает всего себя другому, и, жертвуя собою в любви, сохраняет его свободным, и в этой свободе своею любовью поддерживает, отдает ему свою жизнь. Любовь есть жизнь. Обращение к жизни и есть обращение к любви.

    Полнота любви совершается там, где мы ищем в духовном и отступаем от душевного. В душевном – привязанность, в духовном – свобода, в душевном – душевность и влюбчивость, в духовном – любовь. В душевном – чувственность, в духовном – чувство.

    Импульс жизни или радость и попечение о ближнем соединяет человека с тем, к кому он обращен.

    Не стой на своих привычках самоугодия и самоутверждения и особенно самомнения, они ведут к зажиму импульса жизни. Высота и одновременно глубина жизни достигается там, где каждое дыхание – движение импульса жизни.

    2. Всегда храни спокойствие, терпение и любовь

    Всегда, что бы ни произошло, что бы ни потребовалось делать, вопреки сиюминутному желанию, сохрани спокойствие, терпение и любовь.

    Чем можно сохранить спокойствие, терпение и любовь? Как быть, если неожиданный поворот событий выбивает из спокойствия? Если неожиданные действия собеседника не допускают терпимости к нему? Если враждебные отношения не дают проявиться любви?

    Что бы в нашей жизни ни происходило, во всем есть свое предназначение и своя определенность, во всем видно радение о нашей жизни, о нашем становлении, ради спасения живущего в нас человека, ради сохранения в нас духовного. Вся человеческая жизнь, события, с которыми мы сталкиваемся, люди, с которыми встречаемся, все не случайно. Все это даровано нам промыслительным образом. Промысел – это радение Бога о человеке, о его становлении, в котором духовное превыше душевного и телесного и в котором от духовного идет преображение душевного и телесного. И потому в уповании на радеющую Божью десницу, в надежде на Его присутствие в каждом мгновении нашей жизни мы можем идти спокойно, без суеты и тревоги о завтрашнем дне. Полнота надежды и упования дает возможность хранить спокойствие, терпение и любовь.

    3. Не принимая поступок, действие человека, прими самого человека

    Если человек делает не то, что вы от него хотите, он делает это не специально. Просто он сейчас таков и не может по-другому. Почему он таков сейчас, зачем он именно так делает, почему он именно сейчас не может делать по-другому? Прими его душой. И только тогда возражай против дела, поступка, действия.

    Далеко не каждый человек будет вредничать специально, назло другому. Большинство наших ближних делают что-либо не так, вовсе не предполагая, какое последствие доставит нам их поступок или действие. Человек делает что-то просто так, а нам кажется, что специально. И если остаться в этом своем “кажется”, то мы непременно будем досадовать и раздражаться на другого, воспринимать его как врага, как сознательного вредителя. В этом неправедном состоянии души мы будем падать, соблазняться, разрушаться, а вместо правды в душе будет одна сплошная неправда.

    Что же является правильным действием? Попытка понять другого человека, понять, что он не может сейчас, в данный момент, поступать по-другому. А, может, не стараясь особенно понять, сразу найти то оправдание, которое позволит нам принять его, здесь и сейчас принять его. Придя в такое устроение души, уже можно не реагировать на него так отрицательно и так непримиримо. Важно сохранить его как своего ближнего. Сохранить и только затем возражать против его дела, поступка и действия, но не против самого человека.

    4. Обрети молчание

    Когда хочется наговорить другому неприятностей – войди в режим молчания.

    Как можно молчать, когда так хочется наговорить неприятностей? Молчать не только внешне, но и внутренне. Что это значит? Это значит быть свободным от этого “хочется наговорить”. Как же тогда быть? Значит ли это, что молчание подобно тишине пустыни, тишине пустой комнаты. Нет.

    Молчание – непрекращающаяся беседа с Богом. Либо с Совестью.

    Совесть руководит человеком, животворит душу. Это воспоминание ее движений, ее заветов. Еще полнее животворится душа, когда она пребывает в беседе с Богом. Человек сохраняет себя в тишине. Только в тишине можно вознести к Нему свою молитву, только в тишине от страстей и греха можно пребывать с Ним в соприсутствии, только в тишине можно вполне чувствовать себя пред Богом. Это непрестанная просьба к Богу о прощении. Это абсолютная надежда на Его помощь.

    5. Чтобы слышать других, стань вопрошающим

    Для человека привычнее утверждать свою мысль, свою позицию, свое предложение, совет, идею, свой миропорядок. Отсюда в любом общении с другими привычнее предпочитать себя – углубленность и погруженность в свои впечатления, в свои ассоциации, в свои, рождающиеся при беседе, мысли, идеи, фантазии, свои ощущения, чувства, движения души.

    В этом удовлетворении потребности души и заключается чувство комфорта. Жить такими потребностями души – значит жить погруженным в себя. Тогда другой значим лишь как средство в удовлетворении потребности души. Другой привлекается в общение. С привлеченного или требуют выполнения обязанностей или накладывают на него свои. Способ общения с привлеченным только один – утверждать себя в нем.

    И лишь для очень немногих предметом углубления, сосредоточения и внимания становится другой – его мысли, его позиция, его предложения, его чувства, его миропорядок. Чтобы услышать другого, нужно вопрошать его, запретив себе всякое себя-утверждение.

    6. Если идешь за советом, исполни, что советуют.

    Уходи от людей, которые в рассказе о себе просят совет не для того, чтобы его исполнить. Бойся в себе ходить с жалобами на свою судьбу или людей, с которыми живешь, при этом обращаясь якобы за советом.

    7. Никому никогда не жалуйся

    Избегай разговоров, где идут взаимные жалобы и утешения души за счет того, на кого жалуются. Рассказывая о негативах другого, задумайся, зачем рассказываешь.

    Есть лишь два случая, когда о негативах другого можно говорить: когда ищешь и просишь совета, чтобы его исполнить или когда знаешь, что конкретно нужно сделать, чтобы помочь, и это конкретное просишь кого-то сделать. Всякий иной разговор о негативах другого есть злостное празднословие, ибо пожинаются две утехи: первая – праздно занято время, вторая– я оправдан, потому что другой плохой, и об этом теперь знают все.

    8. Будь у жизни учеником и не стыдись этого

    Исполняя дело, смотри, как делает его более опытный и умелый. Научись делать так, как он. Когда учишься, не только смотри, но и спрашивай. Будь у жизни учеником и не стыдись этого.

    9. Сопротивление и неисполнительность – худшие из качеств

    Если тебя просят старшие по возрасту и по должности (а ты однажды выбрал их старшими для себя): “Сделай то” или “Сделай это” – сделай.

    10. Будь прост

    Говоря о себе, не обобщай на всех. Хорошо, когда просто говоришь, что чувствуешь сам, сейчас и здесь: “Я чувствую это. Я хочу того”. Не говори: “Не могу”, скажи правду: “Не хочу”. Не говори: “У меня это выпало из рук”, скажи: “Я выронил”. А вместо: “У меня из-под носа ушел поезд”, скажи: “Я опоздал на поезд”. Не говори: “У меня не было времени”, признайся, что у тебя были более важные для тебя дела.

    Будь прост и искренен в том, что переживаешь. Из подтекста самооправдания рождается многословие, а из подтекста самолюбования рождаются красивости оборотов.

    Если человек хочет каким-то образом выделиться среди других, или очень беспокоится и тревожится за самого себя, или боится предстать перед другими в невыгодном свете, то он старается компенсироваться в многословии. Иногда такое многословие становится вычурно длинным.

    А быть простым – значит быть искренним, ибо искреннее всегда просто. В искренности не будешь искать превозношения себя перед другими, а принимаешь себя таким, каков ты есть, и таковым, каким именно предстоишь перед людьми. Искренний человек не печется о том, как бы выглядеть получше, не кичится, не превозносится.

    Иное дело когда человек печется о том, чтобы быть совершенным, быть в нравственной красоте и эту красоту ищет. В данном случае она, искренне происходящая в человеке, будет проста.

    11. Взялся за дело – будь в нем до конца, даже если другие ушли

    Если двое или больше заняты одним делом – будь в нем до конца. Никто не должен оставлять на плечи других самое трудное – окончание дела. Дело не считается законченным, если рабочее место не приведено в порядок. Преданность проверяется временем помощи другому.

    12. Не развлекайся делом

    Если не можешь исполнить дело и начинаешь развлекаться – уйди. Никто не должен в дело вносить развлечение.

    Обычно это правило значимо для детей, когда педагог поручает им какое-либо дело. Дети заняты больше не предметом дела, а друг другом, и поэтому больше находятся не в деле, а в общении. А дело становится лишь средством, благодаря которому происходит общение. В этом общении, получая радость друг от друга, они легко увлекаются и начинают развлекаться. В этом случае они своими действиями показывают, что дело для них незначимо, основное для них – общение. Нередко аналогичное происходит и среди взрослых. В подобном случае лучше честно об этом сказать и уйти от дела.

    13. Исполни нужду другого – помоги в нужде

    Есть свойство гордости – увлекаться собственным становлением, возрастать в самомнении, тогда во имя этого становления, во имя движения к идеалу, к свету, к чистоте, используется как средство для достижения цели все, что помогает этому движению. Во имя собственного “Я”, своей идеальности, просветленности, чистоты, даже помощь другим становится методом. На внешнем плане – это действительно помощь другим. На внутреннем – это способ реализации себя, и за пределы себя человек в данном случае не выходит. При этом человек будет постоянно отслеживать свое состояние – улучшается он или нет. Если не улучшается – будет полагать, что способ работы исполняется неискренне, неполно, недостаточно. В результате он будет усиливать искренность, полноту, достаточность. Но все это – не выходя из комфорта, из тонкого довольства собой, из хорошего самочувствия от удовлетворенности, что все идет как надо, по всем требуемым правилам, по предложенному и принятому методу. При этом нет выхода к реальному, конкретному другому, к его нужде, к его неудовлетворенности, к его просьбе о незначительной помощи. Нет живого движения что-то купить для него, в чем-то помочь, что-то очень нужное ему подарить: те же продукты, ту же одежду, книгу, подарить вне зависимости от праздника, лишь помогая в нужде.

    И как часто гордость под “ближними” будет подразумевать кого угодно, но не близких, членов семьи, родных, друзей, учителей, наставников, благодетелей. Гордость будет помогать всем дальним и бежать от помощи ближним, прикрываясь помощью “всем”, возвышая нужду всех над нуждой близких, не воспринимая нужду близких как нужду, и, наоборот –– малейшую просьбу любого другого принимая как острую нужду, а себя – как единственного, кто может ему помочь. При этом острое восприятие нужды другого является как бы особым условием собственного становления.

    И все же – помоги в нужде.

    Непосредственно, прямо и просто. Не ожидая воздаяния ни в виде ответной помощи другого, ни в обретении какой-то просветленности себя. Лишь исполняя долг Совести. Помоги, потому что другой нуждается, выйди из забот о себе, всмотрись в заботы другого, чтобы увидеть, услышать, почувствовать его нужду. Чтобы помочь не ради исполнения помощи, а ради того, чтобы удовлетворить его нужду. Через свой неуют дай уют другому, не считаясь с собой, исполни нужду другого. Забудь о жизни “для себя”, освободи время, чтобы просто быть с другим, чтобы помочь другому.

     

     

    Издание:

    Гармаев Анатолий свящ. Психопатический круг в семье. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Правосл. брат. св. ап. Иоанна Богослова, 2000.

     

    Первоначальный файл с сайта www.light.orthodoxy.ru.

    Текст в данном оформлении: Библиотека сайта Христианская психология и антропология.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.09.2011.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659