НА САЙТЕ:
БИБЛИОГРАФИЯ:
> 7500 позиций.
БИБЛИОТЕКА:
> 2750 материалов.
СЛОВАРЬ:
анализ 237 понятий.
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:
критика 111 идей.

"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Феофан Затворник свт. Душа и Ангел – не тело, а дух. 1867 (текст по главам). – ОГЛАВЛЕНИЕ

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    МАТЕРИАЛЫ
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Словарь
    Проблемное поле
    СТРАНИЦА Ю. М. ЗЕНЬКО
    Биографические сведения
    Публикации: монографии, статьи
    Программы лекционных курсов
    Всё о человеке: библиография
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Феофан Затворник свт.

    Душа и Ангел – не тело, а дух. 1867

    (текст по главам)

     



    б) О началах, каких держатся брошюры.

    Прошло дня два; приходит мой старец, и мы снова начали речь. – После обычных переходов к предуказанному уже предмету, старец начал.

    Стар. Как будем разбирать, – подряд строка за строкою, или собрать лучше в одно все положения, подающие повод думать о телесности души и Ангелов и потом произносить о них свое суждение?

    Я. Я предпочитаю последнее. Брошюра велика. Речь затянется надолго, и порядок в ней трудно будет соблюсти. –

    Стар. И я также думаю. К тому же в статье не все относится к предмету. Видимо, что она составлена была с целью доставить назидательное

     

    – 27 –




    чтение, а не с тем, чтоб исследовать предмет по-ученому.

    Я. Ваша правда. Но не будет ли этот способ укоризненнее, и не подаст ли повода думать, что мы себе на уме, – не все выставляем, как есть?

    Стар. На что же? – Статья у всякого в руках, пусть смотрят. Я постараюсь не оставить ни одной мысли неотвеченной. Вот посмотрите как!

    Кончив выписки из Бержье (что нужно бы сказать о самих выписках, довольно сказанного соседом нашим) и, собираясь критиковать его, брошюра говорит (стр. 12. Приб. к слову о смерти): "Западный писатель думает основать свое мнение на Св. Писании, на отцах церкви и на науке. В этих трех отношениях мы обязаны представить удовлетворительное опровержение". Хотя потом брошюра не держится сего порядка в изложении своих мыслей, тем не менее, однакож, мы не будем далеки от ее планов, если мысли ее соберем под эти три рубрики. –

    Я. Прекрасно. А то правду сказать, сколько ни читаешь брошюры, все в голове остается какая-то путаница.

    Стар. Начнемте приводить в строй эту путаницу, и делать ей выправку. – На первом месте хочу указать на особенную заботу брошюры мнение свое выставить, как догмат св. церкви. Этого силится она достигнуть всеми неправдами.

    Я. Это очень заметно. Но в этом я ничего не вижу укорного. Отрадно быть уверенным, что образ моих мыслей освящается голосом церкви.

    Стар. Такое стремление не только не укорно,

     

    – 28 –




    но есть сущая необходимость для всякого здравомыслящего христианина, желающего содержать одну истину беспримесную. Только надо законного при этом держаться пути. Иначе можно нахватать много мнений, – в качестве догматов, тогда как они не догматы.

    Я. Я не вижу, как эта заметка идет к брошюре.

    Стар. Припомните, какой критерий для вселенской, непреложной истины.

    Я. Тот, чтоб известная истина была утверждена голосом вселенской церкви.

    Стар. Да. Голос же вселенской церкви слышится главным образом в определениях вселенских соборов и утвержденных ими соборов поместных. Но как соборы не всего касались, то относительно многих непреложных истин голосом церкви может служить единодушное согласие в них всех св. отцов, по следующему положению: что всегда, всюду, всеми было исповедуемо, то непреложно истинно. Тот и другой голос указывает Богооткровенную истину, догмат, обязательный для всех, отступление от которого есть ересь. К сим двум можно присоединить еще катихизисы, соборно утвержденные для наставления в правилах веры всех православных христиан. Таково Православное Исповедание Петра Могилы, соборами русских и восточных пастырей пересмотренное и утвержденное, и отчасти Пространный Катихизис Высокопр. Митр. Филарета. Говорю – отчасти; потому что он только Российской церковью авторитетно признан за изложение вселенской истины; Греческою церковью хотя принят он для преподавания в училищах, но

     

    – 29 –




    авторитетно ею не утвержден, а молчаливо принят. Молчаливо же принятое ныне, завтра гласно может быть отменено. – Подводите теперь под эти правила образ доказывания, которого держатся брошюры, и увидите, что они шли не правым путем.

    Я. Но ведь, в них не раз говорится, что таково учение православной церкви, указывается на одобрение Св. Синода и Греческой церкви и на согласие св. отцов.

    Стар. Посмотрите же теперь, насколько доказательны все эти утверждения. На стр. 19 Прибавления к слову о смерти – пишется: Догматическое богословие православной кафолической церкви, принятое, по определению св. Синода, в учебное руководство во всех российских семинариях и переведенное с тою же целью на Греческий язык... излагает учение об Ангелах так и так... После сей выписки делается такое заключение: таково учение православной церкви о сотворенных духах. Вот это-то заключение и не выходит из сказанного прежде. Как на нечто особенно веское, ударяется в сем месте на следующие термины: Догматическое богословие православной церкви, – догматическое богословие, принятое в руководство по определению Св. Синода, догматическое богословие, переведенное с сею целью на Греческий язык. Но при всех этих уважительных моментах, в богословии известного богослова может содержаться частное мнение, ему собственно принадлежащее, не разделяемое ни Св. Синодом, ни Греческими учеными, ни даже преподавателями богословия в семинариях. Почему и говорю, что заключение-то не выходит.

     

    – 30 –




    Всему свету известно, что системы богословские, каким бы ученым и святым лицам ни принадлежали, не бывают чужды субъективных – личных воззрений автора. Почему пусть богословие какое именуется изложением догматов православной церкви, всегда тут подразумевается: как они изучены, поняты, усвоены и излагаются таким-то богословом. – Если так, то уже никак нельзя заключить, – поскольку то и то содержится в православном таком-то богословии, то оно есть вселенская истина. В сем богословии действительно может содержаться одна вселенская истина; но потому только, что оно взялось представить сию чистую истину и обязано это сделать, не следует, чтоб оно уже действительно было непогрешимо и содержало одно учение вселенское. Ибо при всем старании богослова, он не может удержаться от своих воззрений частных, особенно в тех пунктах, относительно которых не слышен внятный голос церкви. Почему всякое богословие должно иметь внешнее удостоверение о том, что все в нем содержащееся есть догмат, или учение вселенской церкви.

    Я. Брошюра это сознавала и прибавила к титлу – Богословие православной церкви – то, что это Богословие, по определению Св. Синода, принято в руководство в наших семинариях.

    Старец. И точно, – это обстоятельство дает сему богословию особенный вес, но вес случайный, а не безусловное достоинство непреложной истинности. У нас в семинариях ни один учебник не может быть введен без определения Св. Синода, – значит ли, что сим гарантируется непреложная истинность всего содержания учебников.

     

    – 31 –




    Никак, это только значит: вот учебник, наиболее ныне пригодный к делу; завтра явится другой, который покажется лучшим; его введут, хоть он будет и отличен от первого. И когда вводится учебник, не предписывается – и на йoтy не отступать от его буквы, но оставляется преподавателям свобода, при сем руководстве – преподавать наилучше. – Так они и делают. И это как в отношении ко всем учебникам, так и в отношении к догматическому богословию. – Вот я недавно нарочно спрашивал одного молодого священника из богословов, – как у них преподан пункт об Ангелах. – Он сказал, но совсем не так, как в богословии. Как же, говорю ему, в учебнике богословия напечатано вот как? – Это, говорит, у нас помещается в примечании. И мы это понимаем не так, что душа и Ангелы суть тело, а что имеют тела, в существе оставаясь духом чистым, беспримесным. Полагаю, что очень многие, если не все, так думают. – Давно ли введен этот учебник?!! Прежде преподавалось Богословие Феофилакта, тоже по определению Св. Синода и тоже озаглавливалось: Православной Восточной церкви догматы, или христианское учение о том, во что должно веровать. Это часть первая. – Как же посему, богословию с утверждения Св. Синода должно было веровать об Ангелах? Член 3 – о делах Божиих в царстве природы; § 39 примеч. 3. "Из Св. Писания узнаем об Ангелах, что они суть – а) субстанции, Богом сотворенные; б) невидимы и чужды всякой материи и потому духовны". и проч. А вот и о душе человеческой там же § 37. – "Тело человека Бог образовал из земли,

     

    – 32 –




    а душу, или дух, совершенно чуждый материи, от Себя вложил в cиe тело". Вот учебник, введенный Св. Синодом, и совсем отличный от нынешнего в учении об Ангелах. – Но что было прежде, то может повториться после. Завтра представит кто другой учебник лучший, и он будет введен, хотя бы в нем содержалось что-нибудь и различно от нынешнего учебника, даже в этом спорном нашем пункте об Ангелах. Да вот недалеко, – Богословие пр. Макария, напечатано тоже с разрешения Св. Синода, 15 лет было им преподаваемо в С. П. Б. Академии, и доселе, чай, преподается. А об Ангелах в нем говорится не то, что в догматическом богословии, на которое ссылается брошюра. –

    Я. Так по вашему одобрение Св. Синода ничего не значит?

    Старец. Нет, не ничего не значит. Но не значит того, чего хочет брошюрка. Не все разрешаемое Св. Синодом гарантируется им; не во всем этом он ответен; не на все, с разрешения его публикованное, можно ссылаться, как на лично им одобренное.

    Ведь наша цензура духовная не все сама разрешает. Есть много книг, кои прежде разрешения представляются в Св. Синод и уже с разрешения его разрешаются цензурою. И на всякую частную мысль сих книг будто можно ссылаться, как на одобренную Св. Синодом?!! Чтоб указать относительно чего-либо авторитетное одобрение Св. Синода, надобно, чтоб от него изошло относительно сего частное определение.

    Если б в отношении к пункту, о котором у нас речь, Св. Синод определительно постановил,

     

    – 33 –




    чтоб об Ангелах непременно учили так и так, тогда бы это было авторитетное утверждение. Но когда вообще система богословская принята в учебник, то этим сказано только, что ныне лучше учиться богословию по сей системе. Всякий же уже сам по себе разумей, что и в учебнике этом, как в системе известного богослова, могут быт частные воззрения.

    Я. Вы хотите сказать, что когда какая книга разрешается Св. Синодом, то чрез это мысли, содержащиеся в сей книге, не получают удостоверения в том, что они суть учение православной церкви. Этим разрешением дается только знать, что книга не содержит в себе мыслей противных вере, и может быть читаема православными.

    Стар. Точно так. В книге могут быть истины, входящие в состав учения православной церкви, но что они действительно таковы, они должны иметь на то другие основания, а не то одно, что книга разрешена Св. Синодом. Это выставить на вид и имеется у меня в мысли. Брошюра напрасно надеется на этот довод. Она не раз и не два ссылается на Св. Синод, в намерении придать особенный весь своему мнению; но ведь этот прием – не общеценный. Конечно, не одна робкая совесть может быть вовлечена этим в обольщение, пока разъяснит кто. У меня был такой случай. Проезжала тут одна монахиня из ученых. Зашла речь и об этом. Спрашиваю ее: ну как же вы думаете? – Уж так верно надо, как напечатано, Св. Синод велел. – Когда я разъяснил ей, что никакого повеления Св. Синода нет, как бремя какое с плеч ее снял. Ну, говорит, слава Богу, когда так; буду содержать

     

    – 34 –




    по-старому. По-старому, это значит, что она веровала противно тому, как значится в брошюре.

    Я. Но подождите. Я не кончил своей мысли. Когда Св. Синод разрешает книгу, значит в этой книге нет мыслей противных вере. Мысль же, что душа имеет тело, я считаю противною вере, как же она пропущена?!

    Стар. То-то и есть, что не эта мысль пропущена. В семинарском учебнике догматики нет этой мысли; ее выводит оттуда брошюра сама, и выводит неправильно.

    Я. Как неправильно? – Там выражается прямая мысль.

    Стар. Нет, – не прямая, а говорится только относительно. Ангел в отношении к нам – дух; но если поставить его в сравнение с Богом, то он оказывается грубым и вещественным. Мысль здесь та, что Ангел есть дух; но духовность его так относится к чистейшей духовности Бога, как грубые, массивные тела относятся к телам тончайшим, напр. к эфиру. Как вещественность имеет степени, так и духовность имеет свои степени. На первой снизу стоят наши души, а потом, в восходящем порядке, 9 чинов Ангельских, – один другого совершеннее, и один другого духовнее. Но и самая совершенная тварная духовность груба в сравнении с чистейшею духовностью Божеского естества. – Такова мысль догматики, такова мысль и Св. Иоанна Дамаскина, как увидим после. Эта мысль и пропущена Св. Синодом. А что брошюра выводит отсюда уже прямую мысль: Ангел – тело, и душа – тело, то она поступает неправильно и впадает в софизм, который обозначается

     

    – 35 –




    и в логиках, именно: когда из того, что говорится о предмете в известном отношении, выводится о нем положение безотносительное, то такое заключение есть софизм.

    Я. Так вот что! теперь мне все ясно; а сразу-то, поди, скоро распутаешь такую мудрость?!

    Стар. Хотите ли, – я тем же путем докажу вам, что и люди и Ангелы и всякая тварь по природе злобны? – Тогда еще яснее будет фальшь брошюры.

    Я. Хорошо.

    Стар. Вот смотрите. Господь говорит в Евангелии: что Мя глаголеши блага, никто же благ, токмо Един Бог. На основании сего места можно так рассуждать: если между тварями называются иные благими, то это только в отношении к злым духам; а если поставить их в сравнение с Богом, бесконечно благим, то окажется, что они злы, следовательно, все твари, и люди и Ангелы, злы, самая природа их злобна. Это заключение точь в точь таково, какое делает брошюра. На деле же так есть, что Бог есть сама благость; но по самой благости своей, Он благоволил и тварям своим разумным даровать в известной степени благость, которую они и являют в делах своих друг к другу. Так и в отношении к духовности. Един Бог есть дух чистейший. Но по благости своей Он даровал бытие и другим духам тварным, низшим Себя, кои обладают в известной степени духовностью и являют ее в своих действиях чисто духовных, – в мыслях и стремлениях.

    Я. Ну, вот теперь все ясно. Но в брошюре не об одном Св. Синоде говорится, а поминается

     

    – 36 –




    и о Греческой церкви, что и там принят тот же учебник, так что выходит, будто вся восточная церковь тех же мыслей, как и брошюра.

    Стар. Да. Брошюра очевидно имеет в виду вложить в ум читателей такую мысль. На-де смотри, и в России и в Греции такое учение внушают тем, кои готовятся быть пастырями церкви. Стало, что тут сомневаться? Таково учение православной церкви. – Но уже вы знаете, что значит у нас учебник вообще – насколько обязательна для преподавателей и учащихся каждая его мысль; знаете также, какая мысль содержится в учебнике относительно предмета, о коем трактуем. Полагать надобно, что в том и другом согласны с нами и в Греции. Стало, нечего на этом более и останавливаться. Одно только прибавлю, что наш учебник и переведен и принят только в Афинах для тамошнего духовно-учебного заведения. Но Греция сравнительно со всем Востоком много ли значит? Принят ли сей учебник в других богословских училищах Востока, неизвестно. В Халкинском константинопольском училище богословском преподавался сокращенный Феофан Прокопович. Как учители в Иерусалимское богословское училище берутся из Константинопольского, то, вероятно, и там тот же учебник. Других же училищ, кроме сих там нет. Стало, никакого особенного веса это упоминание не придает мнению брошюры.

    Я. Но вот, далее, брошюра, вслед за догматическим богословием – учебником, ссылается на авторитет Св. Иоанна Дамаскина, и определяя его значение, обставляет его такими титлами, которые не могут не придавать решительного веса

     

    – 37 –




    приводимому из него свидетельству, а следовательно, – тому мнению, которое хотят подтвердит тем.

    Стар. Обставляет точно; но чрез это мнению не прибавляет веса, когда оно не имеет его само в себе. Ибо прочитайте-ка, что он там говорит.

    Я Читаю: "Св. Иоанн Дамаскин, один из древнейших отцов, изложил учение о Христианстве в систематическом порядке".

    Стар. Ну, вот первым же словом и подсекает сам себя. Где система, там свое личное соображение; где свое соображение, там возможность своего мнения, в том или другом несогласного с другими. Этим титлом св. Дамаскин ставится в ряд всех систематиков, хоть есть первый между ними, как говорит сноска под сим положением из архиепископа Филарета. Но систематиков цена не вседовлетельна, как замечал я выше. Когда какой систематик говорит что-либо, то нельзя себя удостоверять в истине чего-либо таким воззванием: а об этом говорит такой-то систематик. Напротив, коль скоро какой систематик говорит, то скорее должен рождаться вопрос: да правду ли он говорит? Не уступает ли он тут духу своей системы? Не говорит ли так потому, что того требует строй его системы, а не потому, что того требует сама истина? – Стало, в подтверждение своего мнения надо указывать другие основания, а не те, что оно взято из системы св. Иоаннa Дамаскина.

    Я. Но погодите. – Вот дальше брошюра говорить то, пред чем вы должны замолчать. Читаю. "Он (св. Дамаскин) изучил предшествовавших ему отцов церкви... Учение этих отцов,

     

    – 38 –




    рассеянное частями в различных их словах и посланиях, он совокупил воедино.. Учение его есть учение Св. отцов, предшествовавших ему".

    Старец. Надо прибавить, как он их понял и усвоил. Собирая учения отеческие, допускал ли он соображения? Допускал; это можно видеть на каждой странице его Изложения православной веры. Вот и в предисловии к его изданию сказано: "истины Слова Божия св. Дамаскин объясняет самим словом Божиим, вместе с тем призывает в пособиe и здравое размышление, просвещенное светом откровения..". Ниже: "не только собрал изречения отеческие, но и проникнув дальновидным зрением в самый дух учителей веры, открыл глубины духа разновременных глубоких учителей веры!" – Видите: размышлял, проникал, открывал. Значит, было в деле всюду соображение свое. Но где свое соображение, там уверенность в том, что излагаемое учение есть учение всей церкви, сильно колеблется, ибо при сем всегда стоит мысль, что излагающей учение не из Св. отцов берет свои мысли, а к своим соображениям подбирает отцов, и излагает, следовательно, свои личные убеждения.

    Я. Так у вас и св. Иоанн Дамаскин ничего не стоит?

    Старец. Нет, не ничего не стоит. Он столько стоит, что другого после него стоящего не было. Не про это речь, а про то, что для подтверждения того, что известное учение есть учение Св. церкви, не довольно сказать, что так учит св. Дамаскин, изучивший Св. отцов; а надо указать, что учение cиe действительно согласно со всеми Св. отцами. При всем знании Св. отцов, св. Дамаскин все

     

    – 39 –




    же есть для нас один Св. отец, а не союз всех Св. отцов. Потому, тогда как о всех Св. отцах в совокупности знаем и убеждены, что согласное их о чем-либо учение есть несомненный признак вселенской истины, ему единому, равно как и каждому Св. отцу, отдельно нельзя приписывать такой же важности. Каждый Св. отец порознь не был непогрешим, напротив мог погрешать, и некоторые действительно погрешали. (см. Введ. в Бог. Пр. Макария. стр. 313). Следовательно, ссылка на св. Дамаскина ничего не доказывает И это говорю я про такой случай, если б у него действительно содержалась мысль, что душа – тело и Ангел – тело. Но, как после увидим, у него сей мысли совсем нет. Напротив, если прочитаете всю его статью об Ангелах, вы должны будете придти к заключению совершенно противоположному.

    Я. Вот это именно мне и хотелось бы поскорее увидеть, равно и то, что может быть и у Св. Макария нет той мысли, какая с первого раза выдается при чтении известного его места.

    Стар. Об этом после. А теперь позвольте мне уж выставить и последнее покушение брошюры – придать непререкаемый вес своему мнению.

    Я. А! Помню, помню. Это довод от подвижничества. –

    Стар. Да, да! Приищите и прочитайте.

    Я. Нахожу и читаю. Стр. 36: "Эти лица (писатели Св. писания) просвещены были единственно Святым Духом. Также препод. Антоний Великий был неграмотный; очистив себя благочестивым подвигом, он соделался обителию Бога, и

     

    – 40 –




    возвестил учение о духах, сообразно тому как духи были открыты ему Богом". – Стр. 37. "Для упомянутого изучения (Св. писания и отцов, чтоб понять учение о духах) нужна не только благочестивая жизнь, но и жизнь подвижническая, сосредоточенная, жизнь в уединении... Только отрекшиеся от Mирa и предавшие себя всецело в служениe Богу могут достичь до опытного познания падших духов в приносимых ими помыслах, мечтаниях и ощущениях, как говорит Макарий Великий: только при содействии внутренних опытов делаются доступными для понимания те места Писания и отцов, которые говорят об этой невидимой борьбе". Далее, приведши мнение св. Kaccиaнa о высоком достоинстве отшельничества, она прибавляет: "в таких избранниках Божиих внутренняя, невидимая борьба непомерно усиливалась, возводила их в необыкновенный подвиг, переходила в видимую. Отцы, возведенные в такой подвиг, сподоблялись особенных даров Св. Духа, приходили в высокое духовное преспеяние и просвещение, получали вход в невидимый чувственными очами мир. Дверь в него отверзалась для них рукою Бога. Таковы были преподобные Антоний и Макарий"...

    Стар. Ну что, как вам кажется?

    Я. Не умею вам сказать; но, прочитавши теперь все снова, нахожу это свидетельство поразительным.

    Стар. Этого и расчитывалось достигнуть: поразить, чтоб пораженного заставить думать, как нам угодно.

    Я. Да нет. Ведь это само собою выходит.

    Стар. Выходит, да совсем не то, что

     

    – 41 –




    выводится.

    Я. Как не то?

    Стар. Да вы просмотрите снова все в ряд, и увидите.

    Л. Смотрел и смотрю, и не вижу, как это не то.

    Стар. А вот как! Св. отцы-отшельники были вводимы в брань с злыми духами, преимущественно невидимую, в помыслах совершающуюся, а иногда и в видимую. Борясь же и побеждая при помощи благодати Божией, они опытно изучили и все секреты сей брани и все приeмы, какие надо употреблять для самозащищения и победы. Это и есть главный предмет опытного их изучения: тайны, брани и победы. Так и в брошюре говорится, что св. подвижники достигали опытного познания не о природе духов, а о приносимых ими помыслах, мечтаниях и ощущениях. – И далее, при помощи сих опытов, они удобнее понимали места Писания и других отцов – не о всем, а именно об этой невидимой борьбе. Посему кто хочет узнать, что это за брань с духами, точных о ней сведений нигде не найдет, как у св. отцов-подвижников. Но у нас ведь речь идет не о брани, а о природе духов борющих. Природа сия могла оставаться и оставалась совсем неведомою боровшимся и побеждавшим. Они и не пытали об ней. Вот почему я и говорю, что cиe место доказывает совсем не то, что хотят доказать.

    Я. Нет, вы не все берете во внимание. Св. подвижники посредством сей брани очищались, восходили на высшую степень совершенства, сподоблялись духовного проевещения, или ведения тайн

     

    – 42 –




    Божиих; а следовательно – ведения о природе духов.

    Стар. Очень возможно и это; но возможно и другое, что Бог оставил их в неведении о сей природе. Что им действительно открыто сиe было, надо другое удостоверение. Брошюрке очень хочется дать вес учению св. Антония и Макария, равный весу откровения. Затем она говорит, что Антонию все духи были открыты Богом и что вообще для великих подвижников, духоносцев, как их называли, дверь отверзалась в невидимый мир рукою Бога. Это точь в точь, будто акт Божественного откровения. Но Божественное откровение даровано чрез известных Богодохновенных мужей, с которыми потом никто не сравнивается в сем отношении в церкви, как бы кто высоко ни стоял по нравственности, следуя во всем открытому чрез них учению. В приведенном уже месте преосвящен. Maкария говорится: "при всей своей святости, при всем обилии духовных дарований, св. отцы не были Богодухновенны, подобно св. Пророкам и Апостолам, и потому писания отеческие никогда не должно сравнивать с каноническими книгами св. писания", то есть, не должно возводить их в достоинство откровения. – Вообще смешивать совершенства жизни с совершенствами теоретического познания не должно. Есть сильные по жизни, кои однако ж очень просты в познании догматов, как и наоборот. Известно сказание об одном подвижнике, который по простоте причащался во всякой церкви, какая ни попадалась, православная или еретическая. Высота жизни не просветила его ума в сем отношении. Жизнь же его была столь

     

    – 43 –




    высока, что он удостоен видения Ангела, который и дал ему вразумление, как должно поступать. А другой, тоже сильный подвижник, оставался в неведении о пресуществлении в таинстве Евхаристии хлеба и вина в тело и кровь Господа, и ему нужно было особое вразумление свыше.

    Я. Таким образом вы не признаете силы во всех этих приемах брошюры – усилить свое мнение сторонними документами?

    Стар. Да. И хорошо вы сказали – сторонними. Они к существу дела не относятся, и ни в отдельности каждый, ни все вместе, не имеют цены, какой от них ожидают. Вот ежели бы брошюра могла указать соборное определение, или привести какое-либо верное удостоверение, что таков голос о сем предмете вселенской церкви, тогда и спорить бы нечего. Но соборных определений о сем предмете не было. Не были возбуждаемы вопросы о сем, не было и определений соборных. Только на 7-м соборе стороною коснулись сего, но так, что из бывших по сему случаю речей, ничего определенного вывести нельзя; а если выводить что, скорее вывести можно мысль о духовности, а не о телесности Ангелов. В 5-м заседании читался разговор с язычником Иoaннa епископа Фессалоникского, где на вопрос язычника: "а Ангелов как же вы изображаете"? стоит ответ: "Ангелы, хотя умные силы, но имеют тонкие тела и являлись так святым" и пр. Св. Тарасий, по прочтении всего, сказал: "вот отец сей показал, что и Ангелов должно живописать, потому что они описуемы и являлись многим в образе человеческом". Св. собор сказал: "так, владыко" (см.

     

    – 44 –




    Anast. bibliothec. t. III Patr. t. CXXIX. p. 35). Нельзя из этого случая ничего вывесть, потому что в словах св. Taрacия, на которые изъявил coглacиe св. собор, значится только, главным образом, та мысль, что Ангелов надо живописать; а что они описуемы и являлись в образе человека, есть мысль придаточная, которую имел ли в помышлении собор, когда говорил: "да", – сказать нельзя. А если и имел, не видно, как понимал cиe; ибо описуемыми они названы, может быть, потому, что являлись в образе человеческом; а являлись так не потому, что телесны или имеют тело, а потому, что принимают тело. Так это место из соборных деяний не дает никакого определенного вывода, тем более что на этом заседании не было составлено никакого общего постановления, которое было бы всеми подписано; тогда как в предыдущем заседании, 4-м, было составлено общее исповедание и определение относительно икон, где значится, что надо изображать на иконе, Господа Спасителя, Божию Матерь, Святых и бесплотных Ангелов и проч., и определение cиe всеми подписано. Слово – бесплотный, по прямому смыслу, значит тоже, что – дух и чтоб придать ему другое значение, надобно прилагать особое объяснение. Если это не сделано, значит собор утвердил бестелесность и духовность Ангельской природы.

    Я. Да, если б было так ясно cиe утверждение все бы и ссылались на него; а то вот вы в первый раз выставляете его на вид, и притом не просто, а с своим пояснением и выводом.

    Стар. Я и сказал сначала, что из сего случая ничего вывести нельзя. Но если выводить уже,

     

    – 45 –




    то скорее вывести можно мысль не в пользу брошюры.

    Я. Странно мне кажется, как такой предмет не обсудили на соборах и не оставили о нем особого определения?

    Стар. На соборах решали недоумения. Об Ангелах же не было никакого недоумения. Все веровали, что они суть духи бесплотные, и если являлись телесно, то это было не естественное их состояние, которое, может быть, и объяснять не приходило никому на мысль.

    Я. Вот это – что все веровали и требует подтверждения.

    Стар. Что касается до нас, то оно у нас под руками. Прочитайте, что пишется в Православном Исповедании и Пространном Катихизисе, и увидите общую веру.

    Я. В самом деле. Найдите, прочитаем. – Читаем: Православное Исповедание, – ответ на вопрос 18: "Бог есть Творец всех видимых и невидимых созданий... И создал Он умный oный мир... потом мир сей вещественный... наконец человека, сложенного из невещественной и разумной души и вещественного тела... Один и тот же есть Создатель обоих миров, невещественного и вещественного.

    Ответ на вопрос 19: "Ангелы суть духи... Стар. Видите, Ангелы невидимы... составляют умный мир, противоположный вещественному и суть духи; и души наши невещественны и разумны. – Если б под словами: невещественны, невидимы следовало разуметь только, что они не имеют грубой вещественности, осязаемой и видимой, это непременно было бы пояснено (как делает с

     

    – 46 –




    натяжкою брошюра), для того, чтоб обучаемые истинам веры, православные христиане не возымели неправых понятий. Но как этого не сделано, то словам сим надо придавать общий утвердившийся смысл, тем более что тут же стоят слова: умный мир, разумная душа, – термины, которых никто в свете не прилагал ни к какому вещественному телу, как бы оно тонко ни было.

    Я. Ну-ка посмотрим в Пространном Христианском Катихизисе. –

    В пер. члене, (стр. 30) Вопр. "Что должно разуметь в Символе веры под именем невидимых.

    От. Невидимый или духовный мир, к которому принадлежат Ангелы....

    Вопр. Что такое Ангелы?

    От. Духи бесплотные, одаренные умом, волею и могуществом. – (Стр. 33).

    Вопр. Что такое дыхание жизни?

    Отв. Душа, существо духовное и бессмертное.

    Стар. После сего для нас уже не должно быть сомнение в том, что Ангелы и душа суть духовные существа. Это – не частного лица мнение, а голос церкви, не Российской только, но и всей Восточной. – Сюда и следовало обратиться брошюре за осведомлением, где истина, а не ходить околицами. Солидные богословы-систематики так и делают: за указаниями учения церкви обращаются прямо или к соборным определениям, или к символам и исповеданиям, или к признанным всею церковью изложениям веры в катихизисах. Так поступил преосвящ. Макарий в своем Богословии. Просмотрите-ка, как у него

     

    – 47 –




    говорится об Ангелах-то. Отыскиваем в Богословии преосв. Maкария трактат о мире духовном... 1 т. стр. 288 и д. – "Учение православной церкви о мире... духовном... можно представить в следующих чертах: Ангелы суть духи бесплотные и проч. Что все эти черты или пункты учения об Ангелах суть учение церкви, подтверждается Православным Исповеданием и Пространным Христианским Катихизисом,–именно приведенными уже у нас местами..

    Став, таким образом, твердою ногою на учении св. церкви православной, смело уже можно было говорить, что все с сим несогласное есть частное мнение, а не учение церкви. Так и говорится далее; стр. 289: "Были и такие, которые имели свои частные мнения касательно природы Ангелов: многие приписывали Ангелам, как добрым, так и злым, тела, хотя тонкие, огненные, или эфирные"... В сноске указываются – Иустин, Климент Александрийский, Тациан,–лица раннего времени и все с философским направлением. Были ли такие, которые учили, что Ангелы тело, то есть, что природа их телесна, Преосв. Макарий не указывает. Bернo он не находил таковых. –

    Далее читаем на стр. 297 § 65.

    § 65. Природа Ангелов...

    "По природе своей Ангелы cуть духи бесплотные... 1, Суть духи; так учит Св. Писание – а) когда говорит об Ангелах: не ecи ли суть служебнии дуси... (Евр. 1, 14); б) Когда приписывает им существенные свойства духа: ум и волю (1 Петр. 1, 12; Марк. 13, 32; Матф. 25, 31; в) когда изображает их действующими вообще так,

     

    – 48 –




    как могут действовать только существа разумно-свободные (Матф. 18, 10; Ис. 6, 3; Пс. 102, 20; Лук. 15, 10; Гал. 1, 8; 1 Тим. 5, 21). Также точно учили об Ангелах и древние учители церкви. "Желаешь знать, говорит напр. блаж. Августин, имя его (Ангела) природы? Это – дух. Желаешь знать его должность? Это – Ангел. По существу своему он – дух, а по должности Ангел" (Sermo 1. in Psal. СIII, n. 15). Впрочем учение отцов об этом предмете столь несомненно, что излишне было бы его доказывать.

    2) Духи бесплотные. И эта мысль, если не прямо выражена в Св. писании, по крайней мере, открывается из снесения разных мест его. В одном месте оно говорит, что Ангелы суть духи (Евр. 1, 14) – pneumata точно так, как и о Боге говорит: Дух – pneuma есть Бог (Иoaн. 4, 24) и проч.

    И если б Ангелы были облечены какою-либо плотью, как облечены люди: от чего, спрашивается, слово Божие нигде прямо не упоминает о теле Ангелов, а называет их духами, тогда как людей нигде прямо не называет духами, но, приписывая им дух или душу, приписывает вместе и тело?

    Правда, есть в Библии сказания, что Ангелы нередко являлись людям в чувственном образе: но и Сам Бог, по свидетельству Библии, являлся иногда в чувственном же виде. Это значит только, что как Бог, так и Ангелы, по воле Его, по временам принимают на себя какой-либо видимый для человека образ. Но выводить отсюда, будто Ангелы или Бог постоянно облечены телом, было бы неосновательно и проч.

    Мысль о бесплотности Ангелов была самой

     

    – 49 –




    господствующею мыслью у Св. отцов и учителей церкви. Ее встречаем: а) у св. Афанасия: "Ангел есть существо разумное, невещественное (aulon) (de commess. Patris, Filii et Sp. s. n. 51); б) у Св. Григория Нисского: "вся тварь разумная разделяется на бестелесное (asomaton) естество и облеченное плотью; бестелесно есть Ангельское естество; другой вид это мы – люди (orat. in orat. Dom. contra Evnom. Lib. XIII); в) у св. Златоуста: сотворил (Бог) Ангелов, Архангелов и прочие естества бесплотные (к Стаг. кн. 1); г) у блаж. Феодорита: "если бы образ Божий состоял в невидимости души, то скорее были бы названы образами Божиими Ангелы, Архангелы и все бесплотные и святые естества; так как они вовсе не имеют тел, и обладают совершенною невидимостью (in Genes, qu. XX); д) у св. Дамаскина – "Ангел есть существо разумное, свободное, бестелесное" и проч. – Встречаем эту мысль у Василия Великого, Григория Богослова, Лактанция, Eвceвия, Дидима, Льва Великого, Фульгенция, Григория Великого, и друг. –

    Касательно же тех изречений отеческих, в которых Ангелам приписывается какая-либо вещественность или плотяность, надобно заметить следующее:

    а) Одни из древних христианских учителей, усвояя Ангелам телесность, хотели сказать только, что Ангелы имеют действительное (реальное) бытие: тело (soma – corpus) у этих учителей означало сущность или существо (usia – substantia) и потому они иногда называли телесным даже Бога, как заметил еще блаж. Августин о Тертуллиане (da haercs. с. 86). Впрочем это видно и из сочинений самого Тертуллиана. В одном

     

    – 50 –




    месте он говорит: кто станет отрицать, что Бог есть тело (corpus), хотя Бог Дух есть? (contra Prax. cap. 7) В другом – самая субстанция тело есть каждой вещи (Cont. Herm. с. 35). В третьем: "все, что есть, тело есть своего рода" (De carn. Chris, с. II). – Здесь, следовательно, мысль верная, а неточность только в слове.

    б) Другие называли Ангелов телесными в том смысле, что хотя они не облечены плотью, но сама духовность их природы имеет свои границы и сравнительно с природою Бога, Существа Высочайшего, является как бы дебелою и вещественною. Так св. Иоанн Дамаскин, опре деливши, что Ангел есть существо бестелесное, присовокупляет: "впрочем бестелесным и невещественным называется Ангел только по сравнению с нами. Ибо в срaвнении с Богом, единым несравненным, все оказывается грубым и вещественным; одно Божество всецело невещественно и бестелесно" (Изл. веры. кн. II. гл. 3). – Мысль частная, но благочестивая, происходящая, очевидно, из понятия о совершеннейшей духовности Божией и ни мало не исключающая догматического учения церкви, что Ангелы суть духи, необлеченные плотью.

    в) Третьи приписывали Ангелам телесность в том смысле, что они, как существа ограниченные, необходимо определяются местом и не могут быть в одно время везде. "Потому, говорит блаж. Августин, (De spir. et anim. cap. 18) мы называем разумные природы телесными, что они описываются местом, подобно душе человеческой, заключенной в теле". Значит и эта мысль, усвояющая в Ангелах телесность только в

     

    – 51 –




    смысле переносном, не исключает положительного учения о бесплотности Ангелов.

    После изложенных замечаний остается уже самое ограниченное число древних учителей, которые, по-видимому, приписывали Ангелам тело в собственном смысле, хотя и тончайшее, эфирное или огненное, именно: Иустин мученик, Ориген, Мефодий, Феогност. – Но это мнение их и должно считать только частным мнением немногих.

    Стар. Ну вот видите, как учат солидные богословы. Тут все так веско и плотно, что нигде пальца не подденешь. – В основу положены пункты, взятые из символических книг, а далее пункты cии разъясняются и утверждаются словом Божиим и отеческими писаниями. –

    Я. Да, а в брошюре-то разве не тоже самое делается? И там приводятся места Писания и отеческие изречения. Стало, нельзя думать, чтоб и тамошние положения не имели своего веса и основательности.

    Стар. Я только хотел перейти к рассмотрению того, что там приводится из Писания и св. отцов. Потому что, если стоит обратить внимание на мнение брошюры, то именно потому только, что она выставляет некоторые доводы из Св. Писания и св. отцов.

    Я. Но там, кажется, есть еще и соображения, так называемого, богословствующего разума, и мне они показались очень впечатлительными.

    Стар. Все-все разберем; только наперед отдохнуть надо.

    Я. Дело. Итак до свидания.

     

    – 52 –




    в) Рассмотрение мест писания, приводимых брошюрою.

    Приходит снова старец и прямо за дело. –

    Стар. С чего начать? – Начнем с св. писания. Найдите в брошюре и читайте, а мне позвольте делать заметки.

    Я. Нахожу и читаю; стр. 22: "Свящ. Писание не излагает отдельного, onределенного учения о духах, как и о многих других предметах; но вместе с тем учение св. Писания о духах – ясно.

    Стар. Мимоходом замечу, как это Писание, не уча определенно, учит ясно. Где нет определенности, там какая ясность? Св. Писание учит ясно и определенно о том, что Ангелы есть, что они суть духи, и что посылаются от Бога к людям на помощь им в делах cпaceния. Но что Ангелы, будучи духами, не имеют тела, это прямо не говорится, а выводится из снесения мест Писания. И это учение для одного может иметь ясность и определенность, а для другого будет неясно и неопределенно, пока они будут ограничиваться при сем одним Писанием. Когда же прилежит к сему и учение, постоянно содержимое церковью, то и это учение о бестелесности Ангелов получит у них ясность и определенность решительную.

    Я. Читаю: "сотворенные духи называются бесплотными сравнительно с нами".

    Стар. Вот уже об этом и намека ни малейшего нет в Писании. И если б некоторые из св. Отцов, по побуждениям нам неизвестным, но конечно безукоризненным, не употребили этой фразы: сравнительно с нами, – мы и

     

    – 53 –




    помышления не имели бы о сей сравнительной бесплотности. – Нуте-ка, какие места приводятся в подтверждение сей мысли?

    Я. Читаю: "Дух плоти и кости не имать, якоже Мене видите имущи, сказал Спаситель ученикам своим (Лук. 24, 39), явившись им по воскресении в прославленном теле, обличая и опровергая помышление их, что они видят дух. Сравнение – якоже Мене есть сравнение с человеческою плотью Богочеловека".

    Стар. Решительно не понимаю, как тут можно видеть мысль о сравнительной духовности Ангелов. Ведь Спаситель по воскресении являлся точь в точь так же, как являются Ангелы. Как они бывают видимы и невидимы – тут же в одном месте: так и Спаситель был видим, напр. в Еммаусе и тотчас стал невидим. Как Ангел явился напр. Ап. Петру в темнице, которой двери были замкнуты: так и Господь ученикам Своим явился дверем затворенным. Если теперь Господь, когда Апостолы, основываясь на сем сходстве явления Его с явлениями Ангелов, подумали, что Он – дух или Ангел, сказал им, чтоб они не смешивали Его с Ангелом, приводя в основание то, что дух, – являющийся Ангел, – плоти и кости не имать: то этим показал, что у них совсем нет плоти, даже такой, какая у Него, бывающая видимою и невидимою тут же, по Его желанию. У Него плоть, бывающая видимою и невидимою и являющаяся дверем затворенным, есть Его плоть. Он облечен ею, всегда носит ее. А у духов-Ангелов нет этой плоти, они не облечены ею, не носят ее постоянно, хотя и они тоже бывают видимы и невидимы, и

     

    – 54 –




    являются дверем затворенным. Вот прямая мысль текста! Она выставляется и в Богословии преосв. Maкария, в приведенном месте (стр. 298). А уж как брошюра тянет его на свою сторону, – никак не могу понять. К тому же надобно и то сказать, что это место само затруднительно для понятия, оно само требует уяснения. Надобно наперед определить его мысль, чтоб выводить из него что-нибудь. Ибо непонятно, что это за тело у Спасителя, имеющее плоть и кость, и между тем бывающее видимым и невидимым и являющееся дверем затворенным? – И еще, – кого разумел Спаситель под духом, у которого отрицал плоть и кость? – Говорит: осяжите. Но и Ангелы бывают осязаемы, когда являются.

    Можно и вот как думать. – Обыкновенно плоть и кость, как есть у нас, не может явиться дверем затворенным. Посему, когда Спаситель говорит о плоти и кости в Себе, их нельзя разуметь в собственном смысле; они имеют здесь значение переносное. Господь хотел сказать, что тело Его имеет стойкость, осязаемость, не есть как бы нечто в воздухе разливающееся. Но, применяя cиe к являющимся Ангелам, нельзя сказать, что они сего не имеют; ибо и они бывают осязаемы и действуют на видимые предметы, – напр. камень отваливают. Посему, вероятно, когда Спаситель говорит: дух плоти и кости не имеет, т. е. дух не имеет стойкости, осязаемости, – то указывает не на Ангела, а на призрак. Апостолы подумали, что видят призрак, в воздухе разливающийся, не имеющий никакой стойкости. Господь и говорить им: Я не таков: осяжите Меня; духа же, т. е. призрака осязать вы не

     

    – 55 –




    можете. Вероятным можно считать cиe, потому что Апостолы подумали не то, что Ангел пред ними, а дух; между тем как, когда необычность явления живого Ап. Петра поразила услышавших о сем, они подумали: Ангел его есть, а не дух. Вероятно, и здесь помышление Апостолов тоже было, какое имели они, когда увидели Спасителя, ходяща по водам (Мф. 14. 26). Но если так понять cиe место; то из него никакого нельзя вывести заключения, ни относительно телесности, ни относительно бестелесности Ангелов. Совсем будет тут далекая от того и другого мысль. Так из сего места или совсем ничего не следует выводить, или если выводить, то выводить мысль, противную мнению брошюр.

    Я. Читаю далее: "Св. Василий вел. видит такое же сравнение в словах Апостола: несть наша брань к плоти и крови, но... к духовом злобы (Еф. 6. 12). Св. Василий говорит: что же касается естества его (диавола), то оно бесплотное (т. 4. стр. 161), по словам Апостола: несть наша брань к плоти и крови, но к духовом злобы" (Бес. – Бог не есть причина зол).

    Стар. Какое же тут доказательство? Никакого нет. Если б у св. Василия вел. была мысль о сравнительной бесплотности, он прибавил бы к слову: оно (естество духов) бесплотное пояснительную оговорку, что эта бесплотность у них относительная, сами же они суть тело. Но как он этого не сделал, а говорил без ограничений, что естество их бесплотно, значит он признавал его таковым, признавал, т. е., что духи не только не суть тело по естеству, но совсем не имеют никакого тела. После мы соберем из писаний

     

    – 56 –




    св. Василия вел. полное учение о сем предмете, где видно будет, что он признавал Ангелов чистыми духами, созданными тогда, когда не было создано ничего вещественного; а теперь ограничимся этим замечанием, чтоб только показать, что в словах: несть наша брань и пр. никакого нет указания на сравнительную духовность духов.

    Я. Читаю: "Св. Писание повсюду свидетельствует, что Ангелы являлись, по особенному изъявлению на то воли Божией... и т. д. – читаю все, что – на стр. 23, 24, 25, 26, где упоминается о разных явлениях Ангелов, в разные времена, разным лицам: жене Маноя, женам мироносицам, Корнилию сотнику, Ииcycy Навину, Гедеону и пр. и пр. и пр.

    Стар. Ну что доказательно?

    Я. Не умею вам сказать. Что-то все смутно в голове, ничего не сообразишь.

    Стар. Однако ж, какую общую мысль оставляют все эти собранные воедино факты?

    Я. Мне кажется, тут одна главная мысль – та, что Ангелы очень многозаботливы и попечительны о нас и очень скоро готовы к нам на всякую помощь и вразумление.

    Стар. Вот это и есть, и больше ничего. Все Писание ветхого и нового завета исполнено описаниями явлений Ангелов, равно в сказаниях о действиях св. Апостолов, о жизни святых святителей, мучеников, преподобных и богоносных отцов, – во всех нередко поминается о сих явлениях. Но всем этим фактам надпись одна: не вси ли суть служебнии дуси, в служение посылаеми за хотящих наследовати спасение (Евр. 1, 14)?

     

    – 57 –




    Так как затем, между прочим, они и созданы, чтоб пособствовать нам в духовных нуждах наших: то и посылаются к нам и являются, когда нужно. О природе же Ангелов из обстоятельств их явления вывести ничего нельзя. Ведь нельзя сказать так: поелику Ангелы являлись в телесном виде, то они суть тело. Естественный ход рассуждения в сем случае должен быть таков: Ангелы в обыкновенном порядке невидимы, но когда являются к нам, бывают видимы в телесном виде. Что это значит? Это значит, должно отвечать, или то, что Ангелы, духи невидимые и бестелесные, принимают на себя тело, когда повелением Божиим посылаются к нам, или – то, что они носят постоянно, как естественную часть своего состава, тело, способное быть видимым и невидимым, осязаемым и неуловимым, или, пожалуй, в угодность только брошюре, – то, что они суть тело. Если к этому еще четвертого предположения прибавить нельзя, то следует потом заключить так: но ни первого, ни второго сказать нельзя. След. остается верным третье. Брошюра этого не сделала. Стало быть, она не хотела подклонить выю свою под иго законом определенного течения мыслей, и поступила самолично и произвольно.

    Я. Мне кажется в этом не велика беда. Брошюра по чему-нибудь не сочла нужным вести так свои мысли. Вот вы дополнили ее, и, стало, как следует. И мысль брошюры остается на своем месте.

    Стар. Это, что я сказал, – то: ни первого, ни второго сказать нельзя, по вашему значит, и дополнил пропуск! Но ведь мало сказать, а надо

     

    – 58 –




    доказать. Надо доказать верно и убедительно что невозможно согласиться ни на то, что Ангелы, духи невещественные и бестелесные, принимают на себя тело, ни на то, что они, будучи внутренно духами, носят внешнее тонкое тело, способное делаться видимым и осязаемым. Тогда, может быть, и вышло бы мнение брошюры. Но как того не сделано, то ход мыслей в брошюре должно признать погрешительным. И грех этот в логике называется petitio principii, – когда доказывают свою мысль тем, что само еще не доказано, а требует доказательства.

    Я, Ну, пусть брошюра этого не сделала и виновата в том, в чем вы ее вините. Но найдется другой, который докажет то, что вы считаете недоказанным, и тогда доказательство телесности Ангелов из их явлений будет иметь свою силу.

    Стар. То-то и есть, что ни того, ни другого доказать нельзя. Потому что, по рассуждению (а priori), и то и другое одинаково возможно; в слове же Божием никакого намека нет преимущественно в пользу какой-либо из них. Невозможно, – то и нелепо, и по рассуждению и по указанию слова Божия, только предположение брошюры. Сами посудите. Если из того, что Ангелы являлись телесно, заключить, что они суть тело: то необходимо будет заключить, что и Бог – тело; ибо и Бог являлся телесно. Вот смотрите! К Аврааму приходят три светлых юноши. Один из них есть Господ, а другие два – Ангелы. Но видимость и все обстоятельства их явления одинаковы. Скажите теперь, на каком основании вы будете заключать, что двое Ангелов, явившихся

     

    – 59 –




    Аврааму, по тому самому, что явились телесно, суть тело; а Господь, вместе с ними точно так же явившийся, как и они, не есть тело? Никакого нет основания. Если ваша голова здорова: то вы непременно, допустивши одно, допустите и другое. Т. е. если Ангелы – тело: то и Господь – тело. Если же этой последней нелепости вы допустить никак не можете: то должны отказаться и от первого вывода и признать его нелепым, – признать т. е. нелепым тот вывод, что поелику Ангелы являлись телесно, то они суть тело. – Я взял только этот один случай; но он не один: ибо Господь Бог являлся видимо неоднократно, с самого начала сотворения человека. Бог заповеди дает первозданным, слышится ходящим в раю и суд произносит над согрешившими; обличает и осуждает Каина, дает повеления Ною, неоднократно является Аврааму, Исааку и Иакову, беседует с ними и действует видимо и осязаемо (Ангел, боровшийся с Иаковом, был Господь; ибо потом имя cиe прилагается к Нему, – а не Ангел, как полагает брошюра – на стр. 24), является Моисею к купине и посылает его вывести Израильтян из Египта, на Синае словесно изрекает заповеди всему народу, перстом пишет десятословие на скрижалях, и пр. В ветх, завете телесно являлись Бог Отец и Бог Сын. В нов. завете слышится глас Бога Отца на Иoрдане, Фаворе и в храме, и Дух Святый является то в виде голубя, то в виде огненных языков... Видите, сколько в Писании Богоявлений! Думаю, не меньше Ангелоявлений. Если станем философствовать как философствует брошюра, то, собравши все

     

    – 60 –




    свидетельства Писания о Богоявлениях, заключим: не видите ли, что св. Писание со всею очевидностью свидетельствует, что Бог – тело тонкое, эфирное, огненное. Да еще и положительное утверждение Писанием приложим: Бог наш огнь поядаяй есть. Против такого вывода весь свет восстанет в один голос – и законно. Брошюра же и слова не смеет сказать против сего. Она приобретет на это право, когда откажется от своего умствования и сознается, что из явлений Ангелов о их телесности заключения сделать нельзя без нарушения законных порядков умствования, и без опасения дать иным головам повод по сему образу делать выводы о телесности Божеской, которым громогласно поперечит и ум и сердце.

    Я. Стало быть, по вашему, и все другие выводы, какие делает брошюра из приведенных ею мест, оказываются уже неуместными.

    Стар. Уже само собою. Но прочитайте: может быть и идет что, несмотря на то, что главная мысль неверна.

    Я. Читаю. Стр. 26: "Св. Писание со всею очевидностью свидетельствует, что духи имеют движение, подобное человеческому".

    Я. Вот прекрасно. И нехотя сказалось дело. Точно духи, поколику суть духи невещественные и бестелесные, имеют движение; ибо суть действительные существа, существующие среди других тварей и одаренные способностью действовать среди их и на них, а след. и двигаться. Действительное существование и действительное свидетельство о своем существовании посредством действия и движения не приводят неотложно

     

    – 61 –




    к мысли, что существо, являющееся таковым, есть тело. Так умозаключать никакого нет основания. Подобно человекам движутся и действуют Ангелы, когда являются в образе человеческом, а пребывая в себе, в своей сфере, они конечно и движутся особенным образом.

    Я. Читаю. "Св. Писание свидетельствует, что они находятся в зависимости от места и времени, но гораздо в меньшей степени, нежели мы".

    Стар. От времени зависят никак не меньше; относительно же места, надо сказать, не гораздо меньше, а совсем иначе, нежели мы и всякое тело. Они существуют и действуют в известном месте, и когда существуют и действуют в одном месте, нет их в другом. Но бывают в месте, не наполняя места, подобно телам; ибо не имеют протяжения, а след. и пространственных измерений. Они бывают в месте духовно, как изъясняет св. Дамаскин: "будучи умами, Ангелы и существуют в местах мысленных, не ограничиваясь телесно; ибо по естеству не облечены плотью и не имеют протяжения; но духовно присутствуют и действуют там, где им повелено" (Изл. вер. кн. 11. гл. 3).

    Я. Читаю. "Св. Писание свидетельствует, что они имеют образ и вид".

    Стар. Имеют образ и вид духовный, умственный, который состоит не в каких-либо внешних очертаниях, а в соотношениях духовных сил и в образе их действования. Имеют они сей образ и вид, по тому философскому положению, что forma dat esse rei, forma

     

    – 62 –




    dat distingui et operari. – В сем смысле само Верховное Существо имеет свой образ, и Единородный Сын Божий есть образ Ипостаси Отчей. Но, имея сей духовный образ и вид, они по естеству своему, не имеют вида и образа телесного, подобного будто виду и образу человека; а только, когда являются, бывают видимы наиболее в образе человеческом. И вот о сем-то последнем свидетельствует Писание; о сем же, вероятно, говорит и Макарий великий. Т. е. говорят об образе, в каком являются Ангелы, а не об образе их существа. Равно и о движении Ангелов и о зависимости их от места в том смысле, как мною изложено, св. Писание не говорит, а говорит только в сих отношениях об Ангелах, когда они являлись людям. Заключение брошюры на основании сих мест о телесности Ангелов, о том т. е., что поелику являющиеся Ангелы имеют движение и зависимы от места, то они суть тело, – совершенно незаконно, как незаконно вообще из явления Ангелов заключать, что они суть тело. Движение и зависимость от места не суть исключительный принадлежности тела, так чтоб можно было благонадежно заключить, что где они, там непременно – тело. Ибо и духу невещественному и бестелесному свойственно свое движение и свой образ отношения к месту.

    Сделаю еще одно замечание о приведенных брошюрою местах Писания. Приводит она на стр. 25: Ангелы на небесах выну видят лице Отца Моего небесного. Это за тем, чтоб показать, что у Ангелов, по свидетельству слова Божия, есть свое место жительства. Что должно думать

     

    – 63 –




    o месте Ангельском, сказал нам св. Дамаскин; но припоминаю, что в других местах брошюры говорится, что у Ангелов, как и в душе, есть глаза, лице, руки и прочие члены. Как существо Ангелов, по брошюре, есть тело, то кроме телесных глаз у них нельзя предполагать ничего другого, напр. ока ума и умного зрения. След. когда Ангелы видят лице Отца небесного, то, по брошюре, видят не иным чем, как телесными очами. Мы объясняем это видение умным зрением, – говорим, что Ангелы видят лице Отца небесного духовно, умно созерцают Его; ибо суть духи умные, невещественные; а брошюра этого не может сказать; ибо у ней самое естество Ангелов есть тело, хотя тонкое, у которого умных очей быть не может. Но смотрите, что отсюда выходит. Ангелы, естеством сущиe тело, видят конечно телесными очами тело Отца небесного. Так как телесными очами можно видеть только телесное: то следует, что и Отец небесный имеет лице телесное, или есть тело, как есть тело Ангел, видящий Его. Это заключение выходит, по методу брошюры, как дважды-два, и отказаться от него она не может. Остается только приложить нередко употребляющийся в математике оборот: что нелепо, след. нелепо и положение, из коего прямо вытекает нелепое следствие; нелепо, т. е., думать, что естество Ангелов – тело с головою, лицом, глазами и прочими членами, какие обычно видим у человека.

    Из того, что следует далее в брошюре на стр. 25: В воскресении... яко Ангели Божии на небеси суть, – преосв. Макарий, в

     

    – 64 –




    указанном прежде месте, стр. 298, выводит заключение о бесплотности Ангелов. И я совершенно согласуюсь с его заключением, и навожу, что поелику Ангелы таковы, то не суть тело.

    Не к месту также приведено ниже, на той же странице место о вторичном возвращении нечистого духа в невнимательную душу с семью другими духами злейшими. Во 1-х, это место, равно как и то, где говорится о легионе духов вшедших в одного человека, весьма трудно к уразумению. Из того же, о чем трудно составить определенную мысль, как выводить что-либо определенное? Во 2-х, если уже выводить что отсюда, то надо вывести мысль совсем противную той, какую хочет видеть брошюра. Не то отсюда следует, что Ангелы зависимы от места, а то, что, должно быть, они совершенно независимы от него: ибо как быть семи духам или целому легиону в человеке, когда в нем нет пустого места? Иначе нельзя, как быть не занимая места, как прежде замечено нами об отношении Ангелов к месту.

    Ну, теперь кажется, все просмотрели о местах Писания.

    Я. Нет еще, я не все дочитал; осталось несколько строк.

    Стар. Извольте-же докончить.

    Я. Читаю: "Западный писатель говорит, что духи облекаются в тонкие тела, когда являются человекам. Этого в Писании нигде не видно.

    Стар. В Писании ясно видно, что Ангелы суть силы разумные, духи невещественные, и что они являются людям в человеческом образе. Рассуждающему о сем естественно спросить, откуда

     

    – 65 –




    берется сей образ, видимый и осязаемый, и потом взять у св. Отцов одно из решений его, наиболее общее и наиболее сообразное с существом дела, именно то, против которого говорит теперь брошюра. Что Писание об нем не говорит, из этого нельзя выводить ни pro, ни contra. Сама брошюра сказала, начиная приводить места Писания, что в нем нет полного учения о духах; стало, и ожидать нечего от него решения всех вопросов. Писание вообще говорит о небе и небесном с той наиболее стороны, с которой оно может назидать; вопрос же о естестве более созерцательный. Вот он и оставлен не со всех сторон раскрытым. В сем отношении Писание дает введение только о том, о чем не хочет, чтоб мы думали иначе, и видно, что оно не хочет, чтобы мы думали, что Ангел – тело; почему ясно говорит, что он есть дух, существо разумно-свободное,

    Я. Читаю: "Не видно (в Писании) и того, чтоб Ангелы изменялись при явлении человекам".

    Стар. Разуметь ли под словом изменялись то, что Ангелы временно принимают на себя тело? или то, что, постоянно будучи облечены тонким телом, они огрубляют его, являясь человекам, – ни о том, ни о другом не говорит Писание, оставляя на свободу нам самим решить сей вопрос. Молчание не есть ни утверждение, ни отрицание, и из того, что Писание не говорит об изменениях, какие бывают у Ангелов, когда принимают они тело, не следует заключать, чтобы подобного изменения не было. Св. Иоанн Дамаскин говорит о сем в противность брошюр, именно: "когда, говорит, Ангелы по воле Божией

     

    – 66 –




    являются достойным, то являются не такими, каковы сами по себе, но в некоем преобразованном виде, так что видящие могут их видеть" (Изл. веры кн. 11. гл. 3). Припомнишь, что говорила брошюра о достоинстве св. Дамаскина, и невольно скажешь, что его словами она сама себя опровергает.

    Я. Читаю: "Писание говорит, что Бог отверзает очи человека, когда Ему угодно бывает допустить человека до видения Ангелов".

    Стар. Первый вопрос относительно явления Ангелов, как являются они св. Отцы наибольшею частью решали так: принимают временно на себя тело и видимы бывают, и весьма немногиe решали его тем, что Ангелы имеют постоянно тело естественное, которое, изменяясь, становится видимым.. Остается решить второй вопрос: как люди видят Ангелов? Брошюра решает его так: Бог открывает очи их, и видят... Решение узко и не обнимает всех случаев. Лучше решить сообразно с тем, как говорится о сем в слове Божием. Обыкновенно в Писании говорится: такой-то, или такая-то увидела св. Ангела, и в весьма редких случаях упоминается, что Бог открывал очи, и видели. Так и решим, что обыкновенный порядок видения Ангелов при ангелоявлениях есть тот, что, по снисхождению Божию к человеку, они до того отелесняются, что бывают видимы, как все другие видимые предметы: в особенных же чрезвычайных случаях ангелоявлений Бог особенным действием открывает очи людей, потому паче, что Он же в иных случаях и удерживает cии очи от видения.

     

    – 67 –




    Брошюрою же цитуется случай явления Ангела Валааму (Числ. 22, 24-31), где видит оба способа ангеловидения в действии. – Осел видит Ангела без особенного при сем действия Божия, верно также, как видел он все, другие предметы. Но Валаам сначала не видит Ангела, а потом Бог открывает очи его, и видит. В отношении к Валааму здесь видно особое действие Божие, давшее ему увидеть Ангела, а в отношении к видению Ангела ослом не говорится о сем особом действии, потому верно, что его не было: ибо тут же, коль скоро явлено особое действие Божие над ослом, тотчас же о нем и помянуто, именно: отверзе Бог уста осляти и рече.. Простое рассмотрение сего места ведет прямо к заключению, что осел видел Ангела натуральным образом, как видел все предметы. От сего же случая законно сделать наведение и на все те случаи, где говорится, что кто-нибудь из людей видел Ангела, относя способ видения Ангелов чрез открытие Богом очей к тем только случаям особенным, где о сем говорится. Принять же исключительно один последний способ ангеловидения и простирать его на все случаи никак нельзя. Содомляне, напр., видели Ангелов. Ужели можно думать, что Бог открыл им очи, когда видение cиe было им не на созидание? Равным образом трудно согласиться, чтоб сим образом видены были Ангелы, когда их видело множество людей и добрых и злых, и верных и неверных, как было, напр. в отношении к Ангелу, руководившему Товию? Но еще несообразнее приложить сей же способ к видению нечистых духов. Природа у них и по

     

    – 68 –




    падении осталась ангельская, невидимая в естественном порядке их бытия. Ужели же, чтоб и их видеть, отверзает Бог очи видящих? – Быть не может. В каких страшных и безобразных видах они являются? И Бог станет открывать очи, чтоб видеть cии страшилища!! Да не будет. Им положен запрет, чтоб они не смели являться и возмущать покой людей.

    Уже это бывает по особому попущению Божию, что они являются. И когда являются, видимы бывают натурально. Но если для видения этих не открывает Бог очей у людей, а они сами являются и становятся видимыми естественно: то чего ради в отношении к ним одним мы допустим такую привилегию? Видение духов падших видимо затрудняло брошюру, и она в следующих строках хотела что-то особенное сказать о них, но ничего не сказала, кроме того, что они по лицемерству, злобе и лукавству принимают разные и ложные виды, имея на то способность естественную. Образ же видения их людям не указан особый какой. Как было натурально после сего протянуть немного рассуждение и сказать, что если духи нечистые по естественной способности принимают разные виды, без особого участия высшей силы, то и видят их люди по естественной способности, без особого действия при сем Божия; – а потом прибавить: если этот способ видения духов допустим в отношении к духам нечистым, почему не допустить его к св. Ангелам?!

    Я. Читаю. "Западному писателю взойти бы в рассуждение, где хранятся тонкие тела, в которые облекаются духи для явления человекам,

     

    – 69 –




    когда в этих телах не имеется нужды, потому что, по мнению его, духи облекаются в тонкие тела только тогда, когда им предстоит явиться человекам".

    Стар. В рассуждение об этом не один западный писатель должен войти, но и все те, кои признают духов бестелесными. Берусь ответить за себя, а пожалуй и за них, если им угодно будет согласиться со мною. Спрашивается: где хранятся тонкие тела, в которые облекаются духи, являясь людям? Отвечаю: там же, где хранилось тело Господа, в котором Он явился Аврааму, в котором боролся с Иаковом, в котором видим был в раю, и пр. Ибо во всех сих и подобных случаях Он принимал тело на время, след. где-нибудь его брал. Так где Господь брал тело, там берут его и духи, и где хранились те Господни тела, там хранятся и тела духов.

    Я. Но то Господь. Повелит, – соберутся вокруг Его стихии и образуют тело; повелит снова, – стихии разрешатся и не станет тела.

    Стар. Но Тот же Господь, сотворивший духов по образу и подобию Своему, мог даровать и им способность собирать вокруг себя стихии и облекаться в видимое тело, когда cиe нужно бывает для исполнения святой Его воли. Я не вижу тут ничего невозможного. Не невозможно cиe со стороны Бога: он готов даровать твари всякое благо, которое она способна вместить. Спрашивается: может ли дух вместить такую способность? Отвечаю: может; ибо он есть сила, действительно существующая среди других тварей, и – сила высшая всего вещественного, сколько бы

     

    – 70 –




    сильным и мощным оно ни являлось. Высшее же по естеству может натурально господствовать над естествами низшими, и низшие естества должны естественно покорствовать и подчиняться высшим. Так я полагаю, что духам бесплотным Бог даровал способность привлекать к себе, когда, cиe требуется, известные стихии и образовывать из них вокруг себя известную оболочку, и потом, когда минуется надобность, отрешать их от себя и возвращать в первое состояние. Сим способом Ангелы образуют себе как тело в виде человеческом, в котором обыкновенно являются, так и одежду и все, с чем и как являются; и сим же способом все cиe опять разлагается на свои стихии. И мне кажется, что этот способ объяснения есть самый простой и натуральный, а главное – обнимающий все случаи ангелоявлений. Возьмите вы магнит и поместите его среди опилков железных, они тотчас привлекутся к нему и облепят его со всех сторон. Парализуйте каким-либо способом силу магнита, – опилки все отпадут и магнит останется голым. Точно также и у духов есть естественная способность привлекать и отрешать стихии. Только, что в магните действуется механически, то у духов совершается в подчинении свободе и разуму. Душа наша, как учит св. Григoрий Нисский, сама образует же себе тело. Но этот процесс образования очень длинен, и притом душа, образовавши себе тело, не имеет свободы по желанию разрешить его, потому что есть по естеству своему дух низшего достоинства. Духи же высшие и образуют себе тела и разрешают их мгновенно и притом по своему

     

    – 71 –




    желанию, или Божию изволению. Еще: душа наша во сне, а иногда и наяву воображает себя в разных состояниях и видах. Переношу ce на духов и говорю: что душа может воображать только, то дух высший может для себя самим делом производить, конечно по условиям своего высшего духовного образа существования и действования и в подчинении всем правящему Верховному существу. – Так объясняю я, откуда берут и куда девают Ангелы тела свои, в которых являются. Теперь, в свою очередь, позволяю себе спросить брошюру: Ангелы по естеству – тело. Но принадлежности их явления, каковы: одежда разная, разные орудия – меч, напр. или жезл, также – разные возрасты – вид юноши, мужа... и пр. не принадлежат конечно к естеству. Откуда все это? Пусть объясняет, как умеет, только наперед одного не могу допустить, именно, что есть особое место, где Ангелы чувственно живут, чувственные имеют жилища, чувственно одеваются, питаются, взаимно обращаются, хотя эта чувственность признается самою тонкою. На это одно никак согласиться не могу. Это по-моему грубо, при всей допускаемой утонченности, низко, недостойно ни Бога, ни Ангелов.

    Я. Теперь кончено все о местах Писания, приводимых в брошюре подтверждение своего мнения о телесности ангельского естества. Вижу из ваших слов, что брошюра ничем из Писания не доказала, чтоб Ангел был тело, напротив, из всего почти приведенного ею давала оснoвaниe законно выводить совершенно противоположное заключение, и вполне с вами соглашаюсь. Но ведь в Писании нет, кажется, прямых

     

    – 72 –




    указаний и на то, что Ангел есть дух. Пусть брошюра не права, ссылаясь на приводимые ею мета Писания: но имеет ли что в Писании в свое подтверждение и противоположная мысль? Стар. Да зачем же мы с вами перечитывали, что говорится в Богословии преосв. Макария? Там ясно доказано из Писания, что Ангел есть дух и дух бестелесный. Что же еще об этом толковать? Коротенько впрочем напомню вам. Брошюра учит, что только один Бог есть дух; твари все суть тело. Доказывается из Писания, что кроме Духа – Бога должны быть духи и твари. Ибо в Евангелии от Иоанна говорит Господь: Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися. Скажите мне, пожалуйста: как Богу Духу кланяться духом, когда между тварями нет духа? Чтоб кланяться духом, надо иметь естество духовное: ибо тело как будет кланяться духом? – Будет действие не по причине. Итак, по требованию слова Божия, заключаю, что между тварями Божиими должны быть духовные существа, подобные Богу по духовности. Этого одного уже и достаточно в подтверждение истины противоположной мнению брошюры. Но когда таким образом доказано, что слово дух, в отношении к тварям, в одном месте Писания означает духовность богоподобную; то мы не имеем никакого основания иначе кривотолковать cиe слово, когда оно прилагается к Ангелам и душам в других местах Писания, и разуметь под ним какое-то тончайшее эфирное тело. Так, когда говорится об Ангелах: не вcи ли суть служебнии дуси, никто не имеет права разуметь под сими словами иное что, кроме богоподобной

     

    – 73 –




    духовности. Этим замечанием теперь и ограничусь. Вы видите, что по Писанию не все твари – тело, а должны быть между ними духи, каковы Ангелы, а вслед за ними и души наши.

    Я. Благодарствую. Кажется, вы утомились. Не отложить ли нам дальнейшее исследование до другого времени?

    Стар. Хорошо. Я между тем еще покопаюсь у св. Отцов, чтоб осмотреть этот предмет, с помощью их, поподробнее.

    Так кончилась и сия беседа.

     

    – 74 –




     

     

    Текст приводится по изданию (в переводе на современную орфографию):

    /Феофан (Говоров) еп./ Душа и Ангел – не тело, а дух: против брошюр "Слово о смерти" и "Прибавление к Слову о смерти". – Тамбов: Тип. А. А. Студенецкого, 1867.

     

    Номера страниц идут после текста.

     

    © Библиотека христианской психологии и антропологии (при использовании текста на других сайтах ссылка на первоисточник обязательна!).

     

     

    Последнее обновление файла: 01.12.2015.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659