НА САЙТЕ:
БИБЛИОГРАФИЯ:
> 7500 позиций.
БИБЛИОТЕКА:
> 2750 материалов.
СЛОВАРЬ:
анализ 237 понятий.
ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ:
критика 111 идей.

"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Белорусов С. А. Интимность и духовность (текст)

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    МАТЕРИАЛЫ
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Словарь
    Проблемное поле
    СТРАНИЦА Ю. М. ЗЕНЬКО
    Биографические сведения
    Публикации: монографии, статьи
    Программы лекционных курсов
    Всё о человеке: библиография
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Белорусов С. А.

    Интимность и духовность: влюбленность и Любовь

     

    Что может быть дальше от истины, чем предрассудок о противоположности духовности и половых отношений? Возможно, вся трагедия современного человека в том, что под воздействием фарисейской культуры он научился разделять в себе – высокое и низкое, сакральное и профанное, благочестивую торжественность и бытовое снижение нравственной планки. Зачастую, такой человек либо лжет сознательно, становясь ханжой на людях и разгорячая свое воображение в уединение, либо искренне считает себя бесстрастным, в то время как его подавленное либидо бушует, готовое затопить все окружающее в любой момент, либо лукаво извиняет себя: мол, по воскресениям я в храме, а в остальные дни – “ну, я слабый человек, а кто без греха?” Такие варианты личностного устройства не имеют ничего общего с христианством, более того, они справедливо отвращают от Христа тех, кто мог бы стать Его верными и радостными свидетелями.

    Какое же знание об интимных отношениях между мужчиной и женщиной есть в Церкви, что Она может предложить для уврачевания больного общества? Больного? Несомненно! И жгучий интерес к сексу есть один из симптомов болезни. В медицине есть поговорка – “Здоровое сердце – это сердце, которого ты не чувствуешь, которого словно нет”. То, что жжет, беспокоит, нарывает, болит – свидетельствует о потребности в помощи, нужде в исцелении. Секс действительно является предметом острого интереса в наши дни, да, пожалуй, таковым был и всегда. Это значит только одно – человек недостаточно проникся чувством своей истинной свободы и настоящей ответственности, он еще недостаточно зрел духовно, чтобы понять – интимность гармонично встраивается в духовность, становясь удивительным источником энергии, творчества и благодарности за бесценный дар нашего пребывания на Земле.

    Бог творит мир. И в сотворенном мире он создает Свой образ – человека. Это загадочное существо – человек – несет в себе черты богоподобия наряду со своей “перстностью” – причастностью к животному миру. Но человек, даже биологически существенно отличается от низших существ. Простой пример – животные способны к оплодотворению в короткие промежутки своего жизненного цикла, в то время как человек открыт для приглашения в жизнь себе подобных большую часть времени. Этот факт приводит нас к пониманию того, что человеческое стемление к интимной близости вовсе не идентично инстинкту размножения у животных. Стремление к близости, в том числе на физическом уровне, есть нечто неизмеримо большее и качественно иное. Это дар Бога нам, остается понять, в чем же смысл этого дара...

    На первом уровне понимания нам может открыться, что бережно вложенное в нас стремление к интимности есть приглашение выйти за пределы себя самого. Представим, каким механистичным, скучным, холодным был бы наш мир, если бы люди не хотели друг друга. Скольких красивых вещей, подвигов, открытий не случилось бы. Стремление открываться навстречу другим в своей привлекательности отражает нашу основную потребность в других людях. Ленивых это подгоняет действовать, богатых – делиться, талантливых – дарить удовольствия, тщеславных – все равно делать что-то хорошее. Из-за нашей нужды во внимании друг друга мир становится уютнее, разнообразнее, прекраснее.

    Святые отличались тем, что умели находить возвышенный смысл во всем. Есть повествование об одном строгом монахе – подвижнике, который однажды вместе с учениками пришел из пустыни в богатый восточный город. По пути им встретилась процессия, сопровождавшая известную куртизанку, восседавшую на носилках. Старец долго наблюдал за ней и, наконец, заплакал. На расспросы учеников он ответил: “Как прекрасна она в своем деле и как ничтожен я в своем! Если бы столько времени и усилий, сколько она уделяет уходу за своей внешностью, я мог бы посвятить спасению души, о как бы я приблизился к Богу”. Отметим, ни слова упрека, лишь пронзительное смирение и готовность учиться у каждого, кто встречается по пути.

    Великий христианский писатель Достоевский, много размышлявший над самыми буйными формами разврата, пришел к своему кредо – “Красота спасет мир”. Стремление к красоте во всех ее проявлениях есть второй уровень понимания смысла интимности в перспективе духовности. Французский король Людовик, канонизированный Католической церковью, как-то произнес своим подданным: “О жены, одевайтесь красивее, чтобы вашим мужьям было легче вас любить”. Странно слышать это от святого, не так ли? Но в этом и есть смысл красоты – как преддверия любви.

    Но что же есть сама любовь? Не ждите от меня ответа на этот вопрос, лежащий в основе всего человеческого бытия. Можно только предположить, что то, что мы называем любовью, не всегда таковой является. Покажем это на простом примере феномена влюбленности. Пожалуй, это состояние известно всем. Напомню. Словами поэта, “влечение, род недуга”. Общая разгоряченность, внутренний дискомфорт, беспокойство. Мысли постоянно возвращаются к объекту страсти. Прежние интересы и близкие люди отступают на второй план. Время, не связанное с присутствием любимой или любимого, обесценивается. Восприятие, направленное на объект влюбленности, обострено до крайности, все остальное теряет свою актуальность, перестает интересовать. Все происходящее делится на две неравные части: что имеет отношение к влюбленности – наделяется чрезвычайной важностью, не относящееся – отступает на второй план и обесценивается.

    Во влюбленности можно уловить несколько аспектов, имеющих действительно духовный смысл. Во-первых, мы выделяем человека из остального мира. Наверное, будь мы хорошими христианами, мы были бы влюблены в каждого человека в том смысле, что видели бы его прекрасным и неповторимым, каким он выглядит в глазах своего Творца. Во-вторых, влюбленный человек нелицемерно готов к самопожертвованию. В христианстве самым большим грехом считается гордость, то есть непомерно раздутое “Я”, вытесняющее весь остальной мир. Так что замечательно, когда в пылу влюбленности человек больше думает о другой личности. Кто-то сказал: “любовь есть рокировка Ты и Я”. Подобное жертвование своим удобством, состоянием, здоровьем, временем, а подчас и самосохранением может напоминать христианский принцип: “Нет большей любви, если кто положит душу свою за друзей своих”. Это действительно подкупающий момент. Но здесь важно не ошибиться. За другого ли человек действительно готов отдать жизнь или за другого относительно себя? Иными словами, не за свое ли чувство? А если так, то получается, что не за другого, а за себя самого, любимого, искаженно проецируемого на другого. Эта большая ловушка непросветленной влюбленности.

    Но кардинальное отличие влюбленности от настоящей любви в том, что влюбленность всегда частична. Она не охватывает образ другого человека целиком, а наделяет его несуществующими признаками. В то время как истинная любовь принимает другого человека целиком, в его силе и немощи, красоте и страдании. И часто быт, рутина повседневной жизни является тем реактивом, который безошибочно выявляет подлинный характер чувств: влюбленность проходит, а любовь становится богаче, чувственнее, интенсивнее, хотя может проявится в иных формах.

    Традиционный христианский брак изобразил Н.В. Гоголь в доброй повести “Старосветские помещики”. Вспомним этих милых старичков, которых прихотью писателя застаем в последней фазе их добродетельного супружества. Они так трепетны в своем отношении друг к другу и так много и разнообразно едят. Не чуждый психологии современный читатель без труда перекинет мостик в их молодые годы и позавидует – насколько изощренной, богатой, раскованной без утраты целомудрия могла быть их интимная жизнь.

    Вообще, размышляя о высотах христианской любви, мы можем понять, почему Церковь решительно против контрацептивов. Может быть, именно потому, что они некрасивы. И еще потому, что, любя, ты принимаешь человека целиком и со всеми последствиями. Ты не в ответе за того, в кого влюблен, но до последнего отвечаешь за того, которого любишь.

    И здесь нам открылся третий уровень понимания духовного смысла любви – преображение человека в его приближении к Богу через другого человека. В этом мистика любви. Прорыв к своему Творцу через всецелое принятие другой личности – физически, эмоционально, разумно, духовно. И для большинства из нас другого пути к Богу нет...

     

     

    Текст данной работы почти совпадает с содержанием работы "Христианство и интимность".

     

    Электронный файл с сайта Епифания. Портал психологии и духовности.

    Текст в данном оформлении: Библиотека сайта Христианская психология и антропология.

     

     

    Последнее обновление файла: 01.07.2011.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659