ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург


"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • БИБЛИОТЕКА христианской антропологии и психологии
  • Антоневич А. В. Православная антропология русского зарубежья (текст). – ОГЛАВЛЕНИЕ

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Участники проектов
    Направления деятельности
    Публикации, доклады
    МАТЕРИАЛЫ
    Библиография
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Библиотека по авторам
    Библиотека по темам
    Словарь
    Проблемное поле
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Антоневич Александр Васильевич

    Православная антропология русского зарубежья:
    прот. Василий Зеньковский и архим. Киприан (Керн)

     

    Заключение

    Тему религиозно-философской антропологии в трудах протопресвитера Василия Зеньковского и архим. Киприана (Керна) данное исследование раскрывает как тему восстановления целостности человека, его личности на основе выработки целостного мировоззрения и целостного учения о человеке через синтез религиозного, философского и научного знания в свете принципов христианской антропологии. Поэтому в первую очередь выделяется проблема воспитания личности, которая в свете христианской антропологии звучит как тема спасения, т. е. восстановление первозданной целостности человека через раскрытие образа Божия в нём и постепенное обретение богоподобия.

    Тема воспитания в антропологии этих религиозных мыслителей органически связана с идеей построения православной культуры, осуществление которой во многом зависит от воспитания православной интеллигенции; именно ей суждено, обратившись к духовному опыту православной традиции, переработать знания, накопленные современностью во всех сферах культуры, в свете христианского откровения. Для осуществления этой идеи о. Василий Зеньковский активно участвовал в создании движения РСХД, в его укреплении и распространении на Западе (пока в России торжествовал воинствующий атеизм), а архим. Киприан (Керн) много приложил сил для воспитания учёного монашества, для выработки целостного его мировоззрения, необходимого для связи с современным миром.

    Опыт восстановления целостности человека, его личности через духовное делание, через аскезу, накопленный в недрах Православия: в сирийской и египетской пустыни, у афонских мистиков, у св. Григория Паламы, вошёл в русский религиозный опыт через Паисия Величковского и оптинских старцев, но идея распространения его на всю культуру, на все её сферы принадлежит именно Гоголю и славянофилам. Начиная с Вл. Соловьёва, почти вся русская религиозно-философская мысль искала "чаемого синтеза" на путях метафизики всеединства, но несмотря на то, что она, казалось бы, была совсем уже близка к цели, этот синтез всё же не был осуществлён, т. к., по утверждению Зеньковского, он возможен лишь на основе христианской метафизики, строго разделяющей Бога и мир.

    Дальнозоркость и глубина антропологических прозрений о. Василия и архим. Киприана  заключается в том, что они увидели в идее Гоголя и славянофилов реальную возможность преображения и одухотворения культуры через восстановление утраченной полноты человеческой личности, но не путём отвлечённого религиозно-философского умозрения, а через непосредственный религиозный опыт, черпающий свои силы из приобщения к мистической традиции исихазма, которая является ядром Православия.

    Если Гоголь и славянофилы лишь осознали, что наш путь иной, чем у Запада, что только укореняясь в Православии мы можем быть здоровыми духовно, то о. Василий и архим. Киприан пошли дальше и на основе своих исследований византийской, русской, а также западной религиозно-философской мысли, личного религиозного опыта, оценки тяжёлых духовных поисков русского Зарубежья пришли к заключению, что лишь переработав и усвоив всё то, что созрело на Западе, Россия сможет проявить весь потенциал Православия, высказать те откровения о человеке, которые лежат в глубине его нераскрытыми.

    По сути, мы имеем дело с духовно-телесной антропологией, в которой преодолены крайности спиритуализма и эмпиризма, т. е. монофизитства.

    Основополагающий принцип христианской метафизики, из которого исходят антропологические построения о. Василия и архим. Киприана – онтологический дуализм, но это не дуализм Платона или Декарта, а дуализм, за которым стоит мистическое единство Бога и мира. Образ Божий в человеке также отделён от его природы, состоящей из души и тела, но эта разделённость есть и единство, если человек обращён к Богу, к Абсолюту и открыт для его благодатных энергий.

    Соблюдение этого принципа избавляет антропологию от излишнего натурализма (к которому склонна западная антропология), т. е. применения методов естествознания (с их рационализмом) к познанию человеческого духа и его личностного начала, и является залогом для построения целостного учения о человеке.

    Ещё раз следует подчеркнуть, что нельзя напрямую переносить научные методы и принципы на религиозный предмет, на внутренний духовный опыт, на метафизику человека. Так как основа жизни апофатична, то она не поддаётся рационализации. Здесь не применим и метод трансцендентальной дедукции, из которого Гегель выводил катафатические построения. И понятно почему: он, опять же, односторонен в своём рационализме, своеобразном техницизме мышления (панлогизм).

    Поэтому и духовное воспитание не может быть всецело "технично", т. е. всецело обеспечено "методами".

     

     

    © Сайт Христианская психология и антропология (с персонального разрешения автора).

     

     

    Последнее обновление файла: 01.04.2016.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659