ЦЕНТР
ХРИСТИАНСКОЙ
ПСИХОЛОГИИ И
АНТРОПОЛОГИИ
Санкт-Петербург


"мы проповедуем
Христа распятого,
для Иудеев соблазн,
а для Еллинов безумие..."
(1 Кор. 1, 23)
 

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  • МАТЕРИАЛЫ по христианской антропологии и психологии
  • Зенько Ю. М. Кому и как разрабатывать православную, христианскую психологию? (текст)

  • ХРИСТИАНСКАЯ
    ПСИХОЛОГИЯ И
    АНТРОПОЛОГИЯ
    В ЛИЦАХ
    ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Участники проектов
    Направления деятельности
    Публикации, доклады
    МАТЕРИАЛЫ
    Библиография
    Персональная библиография
    Тематическая библиография
    Библиотека
    Библиотека по авторам
    Библиотека по темам
    Словарь
    Проблемное поле
    Контактная информация

    Поиск по сайту
     

     

    Зенько Юрий Михайлович

    КОМУ И КАК РАЗРАБАТЫВАТЬ ПРАВОСЛАВНУЮ, ХРИСТИАНСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ?

    (К проблемам современной православной, христианской психологии)

     

    Казалось бы, какие тут могут быть вопросы: вот есть мы христианские, православные психологи, и кому как не нам и разрабатывать христианскую психологию. Но прошло уже 30 лет, как в России психологи стали писать о "христианской психологии", а оказалось, что до сих пор не решены основополагающие, методологические вопросы этой самой христианской психологии. Более того, оказалось, что даже сам термин "христианская психология" понимается разными специалистами совершенно по-своему, а в русле современной "христианской психологии" появились некие отдельные направления, сторонники которых пишут свои работы так, как будто нет других, альтернативных точек зрения.

    Моя обзорная статья "Современная христианская психология и антропология в России" была опубликована в Московском психотерапевтическом журнале в 2008 году. Расширенный и дополненный вариант статьи в ближайшее время появится на сайте "Христианская психология и антропология".

    Также на сайте помещен целиком материал библиографического справочника "Христианская психология и антропология в лицах. Основные авторы и работы с древнехристианского периода по настоящее время", который вышел двумя изданиями в бумажном виде (справочник в электронном виде содержит больше 7 тыс. наименований!). Общий обзор святоотеческой антропологии и психологии можно найти в моей книге "Основы христианской антропологии и психологии" есть в библиотеке Русской христианской гуманитарной академии, и в электронном варианте – на сайте.

    Исходя из анализа всего этого материала можно обоснованно прийти к выводу, что есть различные точки зрения на то, что такое "христианская психология" (или какой она должна быть).

    Есть позиция, в которой православная психология видится как интеграция христианства и психологии. И, соответственно в таком же виде формулируются её цели и задачи: "Главная задача православной психологии – интеграция знаний о человеке христианской антропологии и современной психологии" (Шеховцова. 2013, с. 6).

    В таком подходе видится ряд проблем. Начнем с идеи необходимости интеграции. Если христианство пользуется, например, математическими и астрономическими знаниями для вычисления времени последующих христианских праздников, то это же не значит, что появляются христианская математика или христианская астрономия. То же относится и к современной психологии: если какие-то психологические идеи или методы будут использоваться в христианстве, это тоже не будет означать "интеграции христианства и психологии". Христианство может спокойно пользоваться нужным ей психологическим знанием, но никакой необходимости интеграции христианства и психологии при этом не возникает.

    Более того, переходя к идеи возможности интеграции, складывается впечатление, что это невозможно в принципе. Незачем соединять христианство как религию и психологию как науку – это просто разные реальности. Кроме того, если рассматривать христианство не как одну из религий, а как истинное Божье откровение, то, тем более, просто невозможно "интегрировать" его с чем бы то ни было.

    В контексте всего сказанного, неудивительно, что идею интеграции критикуют не только психологи, но церковнослужители. Приведу несколько примеров.

    Протоиерей Владимир Цветков, психолог по образованию – из самого первого выпуска ф-та психологии Ленинградского государственного университета. На заседании секции "Христианская психология" в рамках XVI Международных Рождественских образовательных чтений он говорил: "Я думаю, не надо ничего объединять. Надо просто жить в одном мире, человеческом, божественном. Надо влиять друг на друга личностями, а не терминами. У нас и так много общего, достаточно это осознать. Нас объединяет интерес к человеческой реальности, которая у нас общая".

    Против идеи интеграции активно выступает и прот. Игорь Старынин, имеющий психологическое образование. Он за идею диалога-сотрудничества психологии и религии (Старынин. Фантом).

    Если же обращаться к корням идеи интеграции, то она имеет чисто протестантские истоки. Дело в том, что она изначально развивалась именно в западном протестантском виде, и только потом стала появляться и у нас. Важным толчком к продвижению этой идеи в России стало несколько конференций, которые так и назывались: "Психология и христианство: Путь интеграции". Одна прошла в Москве в 1995 г., другая – в Санкт-Петербурге в 1997 г. Главным иностранным организатором этих конференций была протестантская Фуллеровская теологическая семинария (США).

    Но уже давно и среди протестантов критикуют идею интеграции, а многие авторы и вообще от неё категорически отказались.

    Так, например, С. Джоунс и Р. Батмен в своей работе "Современные направления психотерапии: комплексная христианская оценка" пишут: "Критикам интеграции не нужно далеко ходить за примерами необоснованных клинических спекуляций, небрежной логики, неточных истолкований Библии, теологической наивности и разнузданного самовыдвижения... Христиане, осуществляя интеграцию, заслужили большую часть критики со стороны "ненавистников психологии"" (Jones, Butman. 1991). И написано это было уже в 1991 году!

    И американский пастор Джим Оуэн в своей книге "Христианская психология в борьбе со Словом Божьим" (рус. пер. 2006 г., оригин. изд. 1993 г.) вынужден "указать на те разрушительные последствия, какие возникают при сопоставлении Священного Писания и якобы не противоречащих христианским принципам психологических идей" (Оуэн. 2006, с. 9). "Мы уже недалеки от того, чтобы место, которое раньше принадлежало исключительно Писанию, предоставить "истинам", практикуемым так называемой "христианской" психологией. Это весьма опасное развитие событий" (там же, с. 9). "..."христианская" психология основывает свою методику на заимствованных у гуманистической психологии предпосылках. Она прямо говорит о человеке как о жертве, а не о грешнике... Поскольку "христианская" психология представляет извращенное понимание человека, она предпринимает радикальное перетолкование Евангелия, что несет ошеломляющие последствия для христианства" (там же, с. 24). "Основное заблуждение "христианской" психологии – ее отход от авторитета Писания. Ее цель состоит в том, чтобы практическое хождение христианина основывалось не на вере во Христа, а на знании. Это современная версия гностицизма" (там же, с. 131). И, кстати: ""Христианская" психология – неверный термин. Есть христиане с психологическим образованием, но нет такого предмета, который можно бы назвать христианской психологией..." (там же, с. 18).

    Получилась довольно парадоксальная ситуация: в то время, как некоторые отечественные авторы призывают к построению самостоятельной христианской психологии, на Западе уже пишут о "конце христианской психологии" – так называется книга Мартина и Дейдре Бобган (рус. перевод: СПб.: Шандал, 2005; англ. изд. 1997 г.). Конец же христианской психологии авторы связывают с эклектизмом и субъективизмом её последователей. Конечно, при этом можно сказать, что на Западе была плохая интеграция, а у нас будет хорошая: мы не станем без разбора всё брать из психологии, а тщательно всё проанализируем и лишнее – выбросим. Только вот эта иллюзия достаточно быстро рассеялась после того, как я лично познакомился с православными батюшками и монахами, прошедшими обучение и реально практикующими психоанализ (разных типов), глубинную психологию, НЛП и т. д. Это вполне прогнозируемые последствия "человеческого фактора": разным людям нравятся разные идеи и они протаскивают их даже внутрь церковной ограды – тем более этому будет подвержена христианская психология, если она будет подаваться как "интеграция".

     

    Что же делать в этой ситуации? – Я считаю, что не нужно создавать никакой новой христианской психологии, а необходимо обратиться к уже существующей христианской психологии, как христианскому учению о душе человека. Эта христианская психология имеет многовековой опыт, собранный и огранённый св. отцами.

    Что касается самого термина "христианская психология", то думаю, что будут интересны следующие исторические факты. Обычно считают, что сам это термин придумали современные психологи, но это совсем не так.

    В 1901 г. в Свято-Сергиевой Троицкой лавре была издана брошюра "Адамово наследство. Очерки христианской психологии" (переизд.: М., 1996).

    В том же году появилась статья "Христианская психология" Льва Александровича Тихомирова (1852-1923). Автор на примере работы М. Тареева "Цель и смысл жизни" показывает, насколько собственно христианская психология, основанная на опыте Церкви и св. отцов, отличается от психологии "научной". Текст работы есть на нашем сайте.

    В 1890 г. еп. Феофан Затворник, ныне причисленный Церковью к лику святых, писал: "Самым пригодным пособием для начертания нравоучения христианского могла бы служит христианская Психология" (Феофан Затворник. 1890, с. 7).

    Что св. Феофан понимал под "христианской психологией"? – Вот выдержки из его письма от 1 ноября 1889 г.: "Я послал вам 33-й псалом. Еще не дошел он до вас. Там в письме и о психологии отеческой. Вы хорошие берете хлопоты – найти или составить и издать психологию христианскую. Вот, по-моему, какова должна быть программа этой психологии. Изобразить состав естества человеческого: дух, душа и тело, – и представить систематически перечень всех способностей и отправлений каждой части, – и затем описать состояние и частей естества, и способностей: – 1) в естественном состоянии, 2) в состоянии под грехом, и 3) в состоянии под благодатью..." (Феофан Затворник. Вып. 7. 1994, с. 215-216). То есть под "христианской психологией" св. Феофан понимал христианское учение о борьбе со страстями и о стяжании благодати.

    А в 1860 г. епископ Игнатий (Брянчанинов), ныне также причисленный Церковью к лику святых, тоже писал о "христианской психологии": "Предпринявший изучение высокой науки в самом себе – христианской психологии – сколько ни будет усовершать себя, всегда найдет необходимым еще большее совершенствование и будет пользоваться всеми способами, доставляющими ему совершенное познание" (Игнатий (Брянчанинов). Т. 3. 2002, с. 515). Безусловно, что "христианская психология" здесь понимается именно как душепопечение, т. е. в чисто христианском контексте.

    При этом свт. Игнатий (Брянчанинов) к секулярным идеям в современной ему психологии относился очень отрицательно. Так в Представлении в Святейший Синод от 4 мая 1859 г. он писал: "Необходимо устранить ныне преподаваемую психологию, заимствованную не из церковных источников, а из источников, противных Церкви; опыт показывает, что лица, заимствовавшие свои познания из преподаваемых ныне учебников психологии, никак не могут примириться с теми понятиями о душе человеческой, каковые доставляются святыми Отцами Православной Церкви, приобретшими познание о душе от просвещения Свыше" (Игнатий (Брянчанинов). Т. 2. 2001, с. 544).

     

    Основные выводы:

    1. все направления современной так называемой христианской или православной психологии имеют много серьёзных проблем методологического плана; может эти проблемы будут когда-нибудь решены, но пока этого не произошло и такое впечатление, что в ближайшей перспективе этого и не предвидится;

    2. исторический анализ показывает, что под "христианской психологией" дореволюционные авторы понимали именно христианское учение о душе в её сотериологическом контексте; я считаю, что нет никаких причин, чтобы не использовать это словосочетание в этом же смысле и в настоящее время; это и делают те современные авторы, особенно священники, которые говорят и пишут о христианском душепопечении, святоотеческом учении о душе и т. д.;

    3. что касается практических аспектов, то, конечно же, отождествление христианской психологии с христианским душепопечением, никак не препятствует современным психологам оказывать посильную помощь церкви в этом сложном деле; особенно это актуально из-за того, что психологическое знание всё чаще используется во вред людям, как средство манипуляции ими; тогда близкие христианству психологи могли бы наоборот, помочь церкви использовать психологическое знание для борьбы с этими негативными воздействиями на людей;

    4. это сотрудничество христианства и психологии принесло бы большую пользу и самой психологии; по мнению В. И. Слободчикова: "именно религиозная, прежде всего христианская точка зрения на человека может сильно помочь, а во многом и обезопасить научную психологию от быстротечного превращения ее в практическую магию..." (Психология XXI века. 2000, № 2, с. 18); безусловно, христианская антропология с её нравственной и духовной направленностью могла бы дать современной психологии очень много; но при этом, нет необходимости существования христианской психологии в качестве какого-то отдельного и тем более научного направления внутри современной психологии;

    5. и в самое заключение: всё же, кому и как разрабатывать христианскую психологию?; – ответы на этот вопрос будут различными у разных людей – в зависимости от того, что они понимают под "христианской психологией"; наша же точка зрения, исходящая из понимания христианской психологии как душепопечения, заключается в следующем: да, и мы, православные психологи, тоже должны разрабатывать христианскую психологию; вот только мы являемся не единственными в этом деле и не главными; мы должны быть при этом соработниками церкви, и в конечном итоге и "соработниками у Бога", как писал об этом ап. Павел (1 Кор. 3, 9).

     

    БИБЛИОГРАФИЯ

    Ананьев Б. Г. Очерки истории русской психологии XVIII и XIX веков. – /М./, 1947.

    Бобган М., Бобган Д. Конец "христианской" психологии / Пер. с англ. – СПб.: Шандал, 2005.

    Гавриил /Кикодзе/ архим. Основания опытной психологии. – СПб.: Тип. А. Якобсона, 1858.

    Гиляревский А. Учебник психологии. – Новочеркасск: Тип. Ф. К. Траилина, 1883.

    Ждан А. Н. История психологии: От античности до наших дней. – М.: Изд-во МГУ, 1990.

    Ждан А. Н. История психологии от античности к современности. – М.: Изд-во "Рос. педагог. агентство", 1997.

    Зенько Ю. М. Основы христианской антропологии и психологии. – СПб.: Речь, 2007.

    Зенько Ю. М. Психология и религия. – СПб.: Алетейя, 2002.

    Зенько Ю. М. Современная христианская психология и антропология в России. История и библиография // Московский психотерапевтический журнал. 2008, № 3 (58), с. 145-188.

    Зенько Ю. М. Трехвековой диалог психологии и религии в России // Христианское чтение. 2000, № 19, с. 82-164.

    Игнатий (Брянчанинов) свт. Полное собрание творений. – М.: Паломникъ, 2001-2002.

    /Кандорский Иван диакон./ Наука о душе или Ясное изображение ее совершенств, способностей и бессмертия. – М.: Тип. А. Решетникова, 1796 (переизд.: Мысли о душе. М., 1996, с. 168-219; отрывки: Русская религиозная антропология. Т. 1. М., 1997, с. 113-120).

    Оуэн Д. Христианская психология в борьбе со Словом Божьим. Виктимизация верующего. Пер. с нем. – Meinerzhagen: Миссия Вестник Мира, 2006. – 201 с.

    Психология XXI века: пророчества и прогнозы. Круглый стол // Вопросы психологии. 2000, № 1, с. 3-35; № 2, с. 3-41.

    Старынин Игорь прот. Фантом по имени "православная психология" (интернет-издание).

    /Тихомиров Л. А./ Христианская психология // Московские ведомости. 1901, № 291, 22 окт., с. 2. – (Издано за подп. "Л. Т."; см.: Масанов. Словарь псевдонимов... Т. 2. М., 1957, с. 96).

    Феофан /Говоров/ еп. Начертание христианского нравоучения. – М., 1890.

    Феофан Затворник свт. Творения. Собрание писем. В 8-и вып. – Печоры: Св.-Усп. Пск.-Печ. мон., Изд-во "Паломник", 1994.

    Христианская антропология и психология в лицах. Основные авторы и работы с древнехристианского периода по настоящее время. Библиографический справочник. Сост. и ред. Ю. М. Зенько. – СПб.: Речь, 2009.

    Шеховцова Л. Ф. Интеграция научного и религиозного знания в концепцию целостного человека. – СПб.: СПбГУПМ, 2003.

    Шеховцова Л. Ф., Сафрошкин Александр прот. Православная психология об уме человека. – СПб.: СППДА, 2013.

    Jones S. L., Butman R. E. Modern psychotherapies; a comprehensive Christian appraisal. – Downers Grove, Illinois, Inter Varsity Press, 1991.

     

     

    Зенько Ю. М. Кому и как разрабатывать православную, христианскую психологию? // Доклад на научно-практической конференции "Социальное служение Православной церкви". РХГА. 24 ноября 2017 г., Санкт-Петербург.

     

    Электронный текст из Библиотеки христианской психологии и антропологии.

     

     

    Последнее обновление файла: 10.12.2017.

     

     

    ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
    адресом этой страницы

     


     

    НАШ БАННЕР

    (код баннера)

     

    ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНТЕРНЕТ

     

    ИНТЕРНЕТ СЧЕТЧИКИ
    Rambler   Яндекс.Метрика
    В СРЕДНЕМ ЗА СУТКИ
    Hits Pages Visits
    3107 2388 659